102
Тип публикации: Критика
557

- Свидетель, слово вам.

- Пылала осень
берёзами, рябинами, но я
предчувствовал, что скоро буду с носом
от сырости и скуки ноября.
Прилип к стеклу и дико тосковал
о том, что так загадочен овал
берёзы в этом милом жёлтом цвете.
Признаться, я сначала не заметил,
что под берёзой кто-то вроде спал.

- Уверены?

- Уверен в том, что летом
я думал бы и вовсе не об этом.
Возможно и не спал,
я храп не слышал.
Седьмой этаж, чуть выше - только крыши
и голуби - сородичи мышей -
на крыше и на каждом этаже,
где не закрыли стёклами балкон
(а я считаю, это моветон -
балкон стеклить, балкон - моя терраса).
А на террасе, помнится, не раз я
смотрел, как одинокая луна...

- Спасибо. Вы сказали, не до сна
вам было ранним утром на рассвете.

- Ах, это дети, виноваты дети.
Они галопом бегали по мне -
по потолку, хотя - по полу вроде.
Их пол - мой потолок.
Теперь не в моде
глагол, но подлежащее - в цене.
И цену набивает пол, стена,
окно, балкон, береза у окна.

- Свидетель.

- Да, конечно, грудь полна
предчувствий, снов, знамений, предсказаний.
По делу, так по делу. Сразу замер,
когда услышал грубое "пшёл на!".
Я думал: что услышал я?
"Жена"?
А может быть "рассыпали пшена"?
Пшена! Пшена!
И овцы будут целы.
И голуби.
Лежала там она.
Красивая под солнечным овалом.
Ах, как она чудесно танцевала,
когда звенела жаждою весна.

Средний рейтинг: 4
Дата публикации: 08 ноября 2017 в 00:54