61
Тип публикации: Публикация
239

Где кончается лето, город похож на мёртвый. 
Хоть трава не расти, история будет та же – 
август родного дома не видел никто 
из людей. Лишь таращатся пьяные морды 
подзаборных псов, совы в дуплах многоэтажек, 
то есть те, чей путь окончился тупиком 

эволюции, не ведущим в нездешний говор, 
к каблукам незнакомых улиц, под зной палящий. 
Остальные распределяются по ролям 
покоривших ночные клубы, поля и горы, 
по волнам бегущих, шотландцев ненастоящих — 
растерявшейся свиты голого короля. 

Но бывает иначе: некто увидит мельком 
его наготу, удивится опавшим листьям 
или с размаху влетит в потайной ушиб – 
переходным звеном между зверем и человеком 
зваться, кому быть не должно, отныне и присно 
и на веки вечные, ибо закон нерушим: 

август родного дома никто не помнит. 
Вечное лето не забирает пленных 
в прошлое время. Но что, если пойман в нистагм, 
а завтра начнутся мышиные хоры в школах, 
тараканьи бега от общаги до универа? 
Дабы расставить всё по своим местам, 

уходя, его августейшество ставит крестик 
как против мёртвого вида, но милосердно 
оставляет в живых, тем подводя итог 
памяти то ли про дикую неуместность, 
то ли о том, что – единственный из последних 
и поэтому по-человечески одинок.

Средний рейтинг: 3
Дата публикации: 09 ноября 2017 в 02:54