93
Тип публикации: Критика
466

 

После меня хоть потоп. Пусть небольшой, весенний.
Пусть по этим дворам несётся со злым весельем,
крутится у ног и у стен, плещет водицей талой.
Пусть не взахлёб, с головой. Но не заслужить не мог же
мыслей - хотя бы сырых, взглядов - хотя бы намокших.
В общем, чего-то без причитаний, сколько б ни причиталось.

После меня хоть пожар. Наломано дров с избытком.
Вот здесь - прогорело дотла. А там вон - и сам был испытан
на прочность, не стал для милой осиной, остался дубом.
А дальше, в жилище, где в окнах цветы, где по-прежнему клетчат
узор занавесок, и воздух внутри оказался крепче,
чем январский морозец, чем холст с очагом, чем время, чем думал.

После меня хоть ветер. Мот, казначей-растратчик,
бивший в лицо, в спину толкавший, выкуривавший полпачки
минимум, стаи туч отгонявший, бродивший на пару
со мной в буром парке, мастер игры словами,
учивший быть караваном в пустыне, слоном в саванне,
делать его из мухи, из белого флага - парус.

После меня хоть земля. Лишь бы не гранит и не мрамор,
чтобы тупые глаза не грызли, что за мура, мол,
взросла на нашей исконной почве, из нашей грязи.
Я сам ведь - кто в массе своей гуляет с очами долу,
точно находит всегда рубль, а то и доллар,
и в ней остаётся разве что следом - всей массой разве.

Вечер. Улица слякотна, ветрена, огненна, водяниста.
Но это пройдёт, как со-одиночество, со-единица
проходит одной из дорог, нанесённых на кольца будней,
которые выносит в свет, греет ладонь эстета,
сменяет; и верится, что удачно прошло, но пройдёт и это
и после всё будет снова. Хорошо всё будет.


Дата публикации: 06 декабря 2017 в 18:15