53
Тип публикации: Совет
372

Белым-бело. И серый в яблоках день 
соответствует изабелловой ночи, 
в которой тьма – лишь тень, 
чей дремотный почерк 
проступает ломкими грязными бороздами, 
словно грани кустов, выжженных фонарями 
какой-то игрушечной жизни – 
пьяной машины в забытом селе, 
чьи пассажиры навеселе, будто слизни, 
уныло ползут по неторному большаку, 
неживым весельем нагоняя тоску 
даже на мёртвых, что вдоль дороги, 
увенчавшись крестами, тянут с погоста ноги… 
И дремотное утро мышиного серого цвета, 
разражается треском и писком бреда, 
потому как бессмысленный день ещё хуже 
бессонной ночи, чья пьяная кутерьма 
представляется выходом. Ночь полна 
невесомыми нитями тощих, бессильных дум. 
День бесплоден, а ночь заставляет ум 
хоть немного работать, забывшись в своём мирке. 
И случается праздник - не на улице, а в тупике. 

Впрочем, день карнавала разлит в витражи; 
конфетти, попадая в слюдяные окошки кривых зеркал, 
представляют насмешкой любой оскал, где любая 
улыбка – просто пятно греха. Словно прелый орех, 
чья шелуха – и твёрда до хруста, и стойка, как стекло. 
Витражи отражаются солнцем, что принесло 
голубые ветра изгоняющих серую тьму облаков. 

Падают капли с сосулек, как цепи оков, 
звонко, пусто; и с хрустом едят снега 
талые воды – материя для зеркал.

Дата публикации: 08 марта 2018 в 21:18