10
Тип публикации: Критика
171

Лакированная шахматная (редеющая) пехота
Пересекла горизонт, почернев от дневного солнца;
Гроссмейстер наполнился рыцарством Дон Кихота,
Впрочем, сейчас намного важнее мудрость оруженосца.

Опасность всегда, даже если с ней ладишь, пасётся рядом;
Она у Карла и Клары кларнет и кораллы извечно крала,
Уводила коней из привычных им стойл, глумилась над конокрадом
И спокойного барда вела к инфантильной, безумной крале.

Вновь на тёмном хитоне нощи вовсю засверкали гривны -
Гроссмейстер задумался - тут, видно, завёлся Ротшильд?
Но закат - позади с красной конницей, враз почернели гривы,
И маленький пехотинец стал походить на ломовую лошадь.

Лошадь зевнула, устав, а в подшёрстке - Хирона блохи.
Был бы рог или крылья, наверное, к звёздам была бы ближе,
Но у мэтра - своя игра - без размена ладьи на крохи,
Без метанья икры, без ферзя, вообще без подобных фишек.

А пехота теряла лоск и редела под грузом копыт тяжёлых.
На ристалище солнце всходило и затухало раз двадцать за день, -
Всё горело дышать - нестерпимо больно - без атомов ПДК озона,
Посему и - цейтнот, то бишь времени ток навсегда утрачен…

Осмелев, пехотинец дошёл, до последней - конечной точки,
Где тотчас превратился в фигуру в пустом пространстве.
Через ход он в упор низверг в Тартар короля и прочих -
Обессиленных слуг, Дон Кихотов, кентавров, воров и нахальных старцев.

9.03.2018

Дата публикации: 12 марта 2018 в 18:32