24
Тип публикации: Публикация
304

д и п т и х

… И кровью сердца тоже рассказ не напишешь. Его можно написать только кровью чужого сердца.
О. Генри «Адское пламя»


I
Бог (из последних) в ту пору особенно был смешлив —
ты веселила каскадами из дальнозорких планов.

Был в них и я – силуэтом, лёгший в коньячный лимб,
в твой бормотемп – природный такой чилаут.

Не начинавший слово, не продолжавший род,
Дел не венчавший, не вскипячённый чёртом,
В тёмном моём сознании жил монохромный лорд.
Он – как бы я, но брезгующий комфортом.

Ты появилась спонтанно и стала кормить с руки
в меланхоличном и внешне кротком запале.
Мы били тату и красили волосы, как дураки,
Меняли мотели в поисках новых спален.

Не понимал – предчувствовал: сроки вот-вот сгорят,
Свобода твоя нафталинная оседлою молью трачена.
Домашних тиранов отчества помнят – не говорят,
Что в целом вполне приемлемо для лордов, как я – чердачных.

И – да! Рахитичный город выкашлял нас в уют –
Для поэтической мерной розовенькой симметрии.
Судьбы построились в линию – видимо, нас убьют,
Если в аду по-прежнему любят тетрис.

Ну не бродилки явно, правда же, Агасфер?
Мой ноутбук рабочий – все тридцать три гашетки –
выпалил залпы историй, датчик таланта сер,
Я ухожу – ты останешься главным мои сюжетом.

II
вот темнота в мильоны дул,
вот немоту кошмар надрезал,
брелок в прихожей сверканул —
гигантский красный бетельгейзе.


вот ты, вот дочь, которой нет,
вот чайник ложно закипает,
вот я – на голубом огне
парко́м вплетающийся в память.

вот автор мямлит монолог,
вот зритель с алыми ножами –
свобода как последний Бог
бесплотный мир уничтожает.

 

2018


Дата публикации: 09 апреля 2018 в 08:16