28
Тип публикации: Критика
248

Крошка сын, не разводи сырость!

Выпей еще этого французского яда, не поминай старость.

В девяностые тебе покупали вещи на вырост,

Одежда истлела – обида осталась.

Штаны были велики и волочились.

Зато одет, держи банан – дядя привёз из Чили.

Ремень и отборная брань повинный зад весь день горячили,

А на обед картошка и килька в густом томате,

Дядя уехал в Турцию за шоколадом. Теперь и тебе хватит.

Крошка сын, неужели ты не понял, что это было хорошо?

Страна пережила балет, позор и первичный шок,

Но ты же выжил! Ты место своё нашёл.

Отель и офис, рассрочка, кредит, барбершоп.

Вернемся в прошлое. Прошлое ты не сжег.

Вот картина маслом без сыра (потому что сыр – дефицит):

Тетя держит киоск. Брат – бандит и купил мотоцикл.

У тебя есть наклейки, приставка Денди и антрацит,

Ты проходишь уровень, ты сорвался и вновь убит.

Тетя плачет на кухне и пьяные песни поет о любви,

Кусочки колбаски не успевают засохнуть, а мать говорит: забудь.

Ты слышишь и думаешь: летом уж точно сбегу.

И снова реклама! Счастливые дети жуют бубль-гум.

Когда-нибудь это закончится или опять повторится.

Ты хочешь толстовку, соседку, учиться в столице.

 

Постой, крошка сын, ты чего? Ты мужчина за тридцать.

Тебе надо выслать отчет. Не мешало бы также побриться.

Свидание в семь в итальянском кафе. Будут съедены ньоки,

Потеряно ценное время, не поняты сны и намеки,

Оставшись с бокалом во тьме, размышляешь, а правда ли было хорошо?

С уроков тебя увезли – селезенка на выброс. Большой, безобразнейший шов.

Эклеры приносит отец, протрезвевший и странно серьезный.

Мать комкает тряпку в руках

И роняет беззвучные слезы.

Она далека. Она очень теперь далека.

В тебе растворяется память,

И где-то вдали одноклассник начнет непрерывно икать,

Толкнувший тебя на перила. Как глупо валяется сменка,

Ты делаешь вдох через ребра, и воздух идет постепенно,

Ты держишься из последних сил. А слева и справа больничные стены.

И в этот момент ты особенно четко увидел, что все будет хорошо.

Сквозь боль прорастает надежда, надвинув на лоб капюшон

Толстовки (подарок на новый год от красивой и щедрой соседки),

Но прошлое – стигма. На теле останутся метки,

Реальнее, чем пустота под глазами, чем грохот, с которым арбуз покидает весы.

Ты помнишь, а значит, ты снова вернулся домой, крошка сын.

 

Дата публикации: 15 мая 2018 в 09:15