46
Тип публикации: Критика
Рубрика: любовная
525



«Стол накрыт на шестерых...» 
А. Тарковский 


Смолой сочится вверх сосновый ствол — 
небесный магнетизм не будет прерван 
на это неживое рождество 
без женщины моей/господней/первой. 

Но пиния вдохнёт сейчас в квартиру 
жемчужный холод в ветреной юле, 
и я, как серый коммунальный Ирод, 
замешкаюсь, забыв про Вифлеем. 

Кровит закат – воинственный подранок, 
ползёт в нору, отягощён виной, 
и мир истлел до черноты экранной — 
голодной, долгой, чистой, черепной. 

По воле пульта тишина ушла: 
переминаясь в сердцевине света, 
на трёх анатомических столах 
я опозна́ю по скупым приметам 

и Прошлое, и Будущее, и 
пустую Ночь в окочененье пьяном. 
Эфир пестрит – потешные бои, 
мудрейший Рикман из поттерианы — 

«остолбеней» — и всё устремлено 
всегда в меня. Да будь… давно неладен, 
но не сдаётся слабнущий Зенон 
ни оливье, ни ленинградской Наде. 

И телик есть, и дерево — всё так, 
как ранее, когда нас было двое, 
экран не притопила мутнота 
и не была ещё могильной хвоя. 

И раствориться хочется в простом – 
в колядках, снеге и петардном шуме, 
но Вицин добивает рождество: 
«А что с женою? Умерла?» — «Я умер...»

Дата публикации: 26 июня 2018 в 14:16