26
Тип публикации: Критика
282

Можно сгореть
В пламени нарисованного очага,
Опалить холстом мир.
До театра неблизко, пойми,
А до смерти - четыре шага,
Это расстояние черепаха преодолеет ползком,
А пиявка совсем не осилит.
Вот кот.
Его не зовут Василий.
Он слепнет в коробке, достань его,
Золотом накорми,
Согрей у камина.
Италия неспокойна, да и Россию штормит,
Отец-древоточец давно изобрёл динамит,
Он взрывом проникнет сквозь время,
И в щепки дурной балаган!
Животные съедутся в Бремен
На поклоненье богам.

Что мне в огне, кроме его флексии?
Тело свербит корой, отдаётся рефлексами.
Меня не назовёшь огнём.
Хотя и на ту же букву. Мы деревянно уснем,
Прорастем из пепла кистью и кистенем.
Кинем кости, сыграем на череп.
Ночью, под утро и днём.
Образ дупла - это образ дочерний,
Черви дыру разверзают, вгрызаясь,
Время стрекочет, как очумелый заяц.
Бесчувственно посмотрю из-под веток
На танец марионеток.

Дата публикации: 21 августа 2018 в 18:18