0
Тип публикации: Публикация
Рубрика: поэмы
17
  Часть вторая. Натиль.

Во имя жизни принял эту смерть
Во имя света я вошёл во тьму
Чтоб контролировать и рай, и ад,
Чтоб не было склонения ко злу,
Чтобы страдания обошли людей,
Чтоб к свету потянулись их сердца,
Чтобы над ними власти не было теней,
Даю я эту клятву раз и навсегда.

            * * *
Свой трон с небес я перенёс на скалы
И с высоты смотрел на мир людей
Как сильно всё сменилось, люди стали
Намного мелочней, намного стали злей.
Нельзя потоком красочных речей
Поведать то, на что сменилась воля.
Наместникам король дал свой удел
Но нет в них больше света – тьма их доля.
Они не думают о том, чего творят,
Их жизнь беспечна, а глаза туманны,
Чужая жизнь – игрушка в их руках,
И свято для них зло – такими они стали.
Они забыли то, за что боролись
И умирали храбрые отцы.
Что строили, всё разрушалось вскоре,
А это разложения гонцы.
Я был палач, и, как марионетка,
Наместника приказы выполнял.
Душа и совесть – запертая клетка,
Кровавая работа палача.
Я резал и душил, сжигал их по указу,
А иногда, сливался я с толпой.
Как призрак, появлялся с кем-то рядом,
Но выносил на сей раз приговор я свой.

            * * *
Я посетил Онтена. Он ослаб.
Его не сразу даже я заметил.
В оковах что-то было, словно пелена,
Как шёлковая мантия из света.

            Онтен
      Король явился! Новый господин,
      Что жаждет, как и прежний, вкуса славы.
      Ну что ж, давай, я здесь один,
      Убей меня, страданья кончи разом.

            Натиль
      Нет. Не за этим я пришёл к тебе
      Во мне нет ненависти, страха, злобы.
      Зачем, скажи, ты собирал теней?
      Что, мне скажи, тебе давала злоба?

            Онтен
      Ты не поймёшь, раз сам задал вопрос.
      Ты не был в отражении сего мира,
      Ты не ступал на бесконечный мост,
      В тебе течёт совсем другая сила.
      Ты хочешь знать, зачем и почему?
      А что же, скажи, даст тебе то знание?
      Вначале дай ответ: ты веришь в пустоту?
      Ты веришь в то, чего на свете не бывает?

            Натиль
      Я верю в то, что вижу сам,
      Я верю в то, что ощущаю,
      Я верю в мудрость, что дана богам,
      Я верю в то, что знаю.
      И потому хочу узнать ответ:
      Что та война тебе давала?
      
            Онтен
      Священный, чистый, яркий свет,
      Которого земля ещё не знала.

            Натиль
      Мучение и смерть, насилье и убийства – 
      Какая чистота? Здесь только мрак.

            Онтен
      Ты не поймёшь.  В тебе нет даже мысли,
      Что всё неправильно, что всё идёт не так.
      Наш разговор лишён дороги смысла,
      Мне больше тебе нечего сказать.
      Запомни мой совет, простой и чистый:
      Чтобы построить, надо что-нибудь сломать.

            * * *
Он тихо умер. Просто растворился,
А может, я лишь верить в то хотел.
Но меж оков лежала горстка пепла - 
Ни звука, ни огня… Словно истлел.

            * * *
Ко мне пришёл ещё один изгнанник,
Что управлять мне помогал по всей земле.
Он словно был всегда со мною рядом.
Он был похож… Но нет, конечно, нет.
Вилат – мой друг ближайший
Как брат стал мне, на скалах, в тишине.
Он был, как я, в степи печалей,
Он, как и я, познал священный свет.

            * * *
Опять увидел я скопление мрака,
Онтен ушёл и не было других,
Которые смогли б опять взять знамя.
Не видел лидера, но чувствовал средь них…

            * * *
Не знаю, как, но я его нашёл,
Оарис – вот кто был их лидер,
Он был Онтена правою рукой,
Исчез, когда того поработили.
Оарис, медленно накапливая силы,
Склонил к себе теней, вновь армию собрал.
Я думал и решил к нему явиться,
Но было чувство, будто этого он ждал.

            Оарис
      С великих скал спустился к нам король.
      Уверен, что спросить ты что-то хочешь:
      «Зачем? Ах, почему?» - я прав? Постой…
      Что нужно тебе здесь? Я внемлю. Что же?

            Натиль
      Не для того пришел, чтоб слушать оскорбленья,
      Задам лишь два вопроса и уйду…

            Оарис
      Надеюсь не о том, как я убил Онтена?
      Хотя молчать теперь я больше не смогу.

            Натиль
      Так ты его убил?

            Оарис
                Он был слабак,
      Он преклонился перед вашей волей!
      Он больше не боец был против вас!
      Он просто пленник, а мне нужен воин.
      Готовился я долго, но к чему
      Тебе всё это знать? Не любишь ты сюрпризы?
      Единственное, что тебе скажу:
      Тебе и людям время рыть могилы!

            * * *
Он был силён. Сильнее, чем Онтен.
Он был жесток. Я чувствовал свой страх.
Пора готовиться, других решений нет,
Пред тем как тени нанесут удар.
Прошли века, и люди ослабели:
Герои – дряхлые, а молодёжь – в мечтах.
Не в силах взять мечи для общей цели.
Войска такие ждёт полнейший крах.

            * * *
Вот то же поле, те же облака,
Вот то же солнце, что над нами светит,
Те же войска и те же знамена - 
Две силы вновь сойдутся вместе.
Схлестнувшись вновь, скрестив мечи со звоном,
Свет амулетов стал слепить теней,
Но отступали люди.

            Натиль
                Что такое?

            Вилат
      Они не будут бить родных. Их духи здесь!

Оарис вызвал духов всех, кто умер,
Пустил против людей их же родню,
И сладкие слова лились по полю:
«Сыночек, брат, отец, вернись в семью».
Безумный шаг, но он решил исход – 
Вилат сорвал один из амулетов
И бросил в духа – тот его обжёг.
Исчезли духи, вновь взялись за дело
Войска людей, сплотив свои ряды.

            Оарис
      Поверьте, это было лишь начало.

И появились вмиг из темноты
Тридцать чудовищ, что земля не знала.
Нет слова описать их рёв,
Не страх, а ужас наполнял людей.
От взгляда в жилах стыла кровь,
От их шагов дрожь шла по всей земле.
Вилат шагнул вперёд. За ним
Пошли немногие. Сошло оцепенение.
Он амулет поднял, и громкий крик
Застыл над полем – не было спасения.

            Оарис
      Твои игрушки не помогут здесь.
      В них нет теней, и свет их не ослепит.
      Вас очень мало, нас же здесь не счесть,
      Никто из вас в победу-то не верит.
      Натиль, ты видишь пред собою
      Не тех бойцов, что с Аденаром шли, 
      Те были рыцари без страха, пусть немного.
      Двадцать теней один с собой мог унести.
      Так что теперь? Смотри, они дрожат.
      Мне даже биться с трусами противно,
      И страшно то, что всем им наплевать,
      С кем быть из нас – лишь с тем, у кого сила!
      
Года, что делаете вы?
Оарис прав, в глазах бойцов я видел,
Как те, чьи деды, что душой чисты,
Готовы бросить всё в угоду силы.
Для них нет ничего в земле,
Что предки своей кровью омывали
Они живут в блаженной суете,
Где ничего покою не мешает.

            Оарис
      Ты знаешь, что я прав. Отдай их мне,
      А сам же возвращайся в свои скалы.

            Натиль
      Поверь, решать, что будет – не тебе!

            Оарис
      Вперёд! Всех перебить! Их мало!

С командой звери ринулись вперед,
Вилат повёл людей в атаку,
За полчаса полвойска полегло.
А звери? Меньше их не стало.

            Воины
      Их раны заживают в тот же миг,
      А стрелы как от камня отлетают,
      Как этих бестий можем мы убить?
      А может быть, они не умирают?

Не знаю, как, я оказался в гуще битвы,
С Вилатом рядом и с копьём в руке,
Мгновенно я с одним из них сцепился - 
Он пал, отдав всю кровь земле.

            Вилат
      Все это видели? Держать ряды!
      Теперь у нас все шансы на победу.
      В районе сердца они все слабы.
      Натиль, ты вновь вернул нам веру.

Бой длился долго, и каков итог?
Из тысячи осталось только двадцать.
Этот ужасный на века урок.
Звери мертвы, но тени стали красться.

            Натиль
      Где амулеты?

            Вилат
                У меня один.

            Оарис
      Шесть остальных теперь мои навеки.

            Натиль
      Ты думаешь, что в битве победил?
      Не быть тому!

            Оарис
                Прощайте, "человеки"!

И смех его, как гром, прошел по полю,
Тени в атаку шли, сплотив ряды,
И в сотни раз сильней горел звездою
Мой амулет – хранитель чистоты.
Тени боялись того света,
Но всё же бились до последнего меча.
Теперь даже Оарис вышел к нам.
Его победа тихо погибала.
Осталось семь бойцов, Вилат и я.
Оарис был один, а тени погибали.
Но в одиночестве он драться продолжал.
Не сразу в цепи мы его скрутили.

            * * *
Я не убил Оариса, и, может,
Моя ошибка скажется в веках,
Он больше никого не потревожит,
Я это чувствую, я знаю – это так.
Вилат ходил к нему в темницу,
И что-то беспокоило его.

            Вилат
      Что-то не так. Что-то должно случиться.
      Сила его не убывает, а растёт.

            * * *
Наместники погибли в битве с тенью,
Но амулеты все смогли вернуть.
Мы на хранение отдали их последним,
Для них мы проложили новый путь.
Мой срок прошёл, и я нашёл замену,
Я верю в свет, и я иду к нему.
Что совершал – всё по закону делал,
Я верю, что способствовал добру.
Наследник новый будет чист душой,
Добра он больше принесёт земле.
Я выбрал так, и выбор мой со мной.
В спокойствии я ухожу и в тишине.

Дата публикации: 08 ноября 2018 в 09:48