12
Тип публикации: Критика
87


Мы будем вспоминать с отчаяньем свой дом,
вокруг нас будет трудно грохотать Солярис,
чугунный хлынет ливень - мы вдвоём
здесь на Солярисе ещё не целовались.

Здесь наши шмотки высушат за час
два знойных солнца - алое и голубое -
коричневая кожа быстро слезет с нас
и новой райской зарастём мы чешуёю -

два имярека смуглых, наглых и нагих,
два абсолютно (абсолютно) голых человека,
вдали от всех библиотечных книг,
вдали от Родины и брошенного века.

Здесь будет править балом новый волкодав,
хотя сообразуясь с случаем,
он будет более похож на спрута;
над нами стаей пролетят года.
Ну, ни фига себе - скажу, а ты ответишь: круто.

Мы будем в раковине жить с тобой,
вдвоём - и ты, и я - головоногие моллюски,
нам влажный Лермонтов расскажет про любовь,
о ревности поведает промокший Пушкин.

К нам будет приползать бронированный краб
и отвоёвывать у нас нехитрые пожитки,
а ночью станут забираться на кровать
целующихся сочных наших губ улитки.

Снаружи будет умный океан шуметь,
мы станем приглашать его на чай с вареньем;
убавим свет звезды - нас вынесет на мель -
притушим млечный абажур Вселенной.

Сквозь скважину замочную в башке
Солярис будет тщетно наблюдать за нами.
Мы станем говорить с дельфинами во сне
и неуклюже бить спросонок плавниками.

И может, очень скоро, превратимся в рыб,
хотя тебе, как раку, это будет во стократ труднее;
Господь отпустит нас купаться среди глыб,
и мы откроем где-нибудь свою Пангею.

Мы будем счастливы? - возможно, что вполне;
на старости нас приютят горбатые кораллы.
мы выпрыгнем из времени, усталые, вовне,
туда где homo sapiens нас боле не достанет.

Дата публикации: 08 ноября 2018 в 23:00