63
Тип публикации: Публикация
254

Я приглядываюсь к тебе, как к зверю, чей рот кровит. 
Ты не добыча любви, не порченый экземпляр... 

...рассвет подмышкой колет тупым ножом... 
( Роман Комаров "Размышления учителя о любви") 

Уууууу, восьмиклассница! 
В. Цой 

В деревне, где река то мерзлая стоит, 
То чуть размерзнется - и снова замерзает, 
Скончался трудовик. Хоть здоровяк на вид 
Был Николай Степанович Вмазаев, 
Но почему-то помер. "Мало пил, - 
Сказал ветврач. И вскрытие закончил: - 
Кармический закон нарушен был. 
А, может, порча..." 
- Но семи ученикам 
Скворечник надо научиться делать, 
Что невозможно без трудовика, 
Без направляющей руки. Сейчас имеем 
По пять скворечников на одного скворца, 
Но совершенству, как известно, нет конца. 
- У нас в конюшне щас поэт гостит. 
Приехал нА год, - говорит директор. - 
Я думаю, быть может... пригласить? 
Интеллигент в глубинке ныне редкость. 
Тем более, скорее НЛО 
Слетит на школу, чем из районо 
Пришлют учителя. 
- Закон не нарушаем? 
- Я Вас прошу, Тамара Кочубей. 
Закон придет - и не найдет детей. 
Птенцы взросли - и разбрелись, крылаты, 
По мегаполисам с метлою да лопатой. 
"Последнее: поэт недавно голый 
Слонялся по деревне". - "Но ведь в школу 
Не заходил?" - "Да нет..." - "Зовем скорей! 
Он не поранит психику детей". 
Перевернулся ли в гробу Вмазаев 
Под сочным и тенистым лопухом, 
Когда Никифор стал трудовиком, 
Мы этого вовеки не узнаем. 
И нам, признаться, это до звезды. 
Никеша девочкам решил читать труды, 
Выращивать цветы эмансипаций 
И равноправье у станка стеречь. 
Но если посмотреть на восьмиклассниц, 
Понятно, о чем речь. 
Оттенок лотосный, весенняя земля, 
Все то, что нас пьянит в двадцатилетних - 
И тоньше, и пугливей. И заметно, 
Где не испорченный любовью экземпляр. 
"А бедрышки! На птицеферме "Томской" 
Нежнее не сыскать, неопытность во всем, 
И целомудренность, и томность... 
Как горячо. Под ложечкой сосет, 
Рассвет под мышкой - что же там, в паху?! 
Но как забыть завет Амонашвили?
Познать любовь - и чтоб не посадили. 
Ах, не могу!" 
Никифор признается: с корабля 
Летит в пучину. Впрочем, экземпляр 
Попался не такой и желторотый: 
"Секс был - но разве он меня испортил? 
А если да, то чем?" Тихонько "бля" 
Никеша выдавил. И стало ему душно. 
Глубокой ночью сторож увидал 
Поэта с чемоданом за конюшней. 
И слава Богу, 
что такой финал.

Дата публикации: 29 ноября 2018 в 17:33