45
Тип публикации: Критика
567

Вот оно, древо, с которым мы были согласны

В день, когда пробило тридцать, и стрелки свело.

Облако низко гудит, и раскатистый гласный

Колет язык, возвращая движенье в село.

 

В парке смолой натекло, перекатные сосны

Мажут макушками небо, и липнет к подошве труха.

Каждая буква тиха, и возможно, не поздно

Вслушаться в мерную и бесконечную поступь

Времени, словно ушедшего внутрь стиха.

 

Справа могила студента. Лежит на отшибе –

Сколько ему приносили ошибок,

Данью – тетради. Гвоздика завяла в кустах.

Карточка стерлась и выглядит зло и паршиво.

Господи! Эта могила пуста.

Камень отвален, и нет его здесь.

Я пошатнулся, но время по-прежнему живо,

В воздухе тает соленая белая взвесь,

Голову кружит, как солнце над лесом кружило.

Я возвращаюсь домой,

Растворенный

Не весь:

 

Гласная среднего ряда досталась могиле.

Верхний подъем забирает сосна и смола.

Желтые осы дощатый настил просолили,

Звук превращая в забытые богом дела.

 

Тайная сила любви, что досталась когда-то

Каждой сосне от незримого старшего брата:

Соль и смола возвращаются в кожу, обратно!

Вот и могила меня невзначай родила,

Вынула ребра, но это не боль и утрата –

Я доживу до деревьев, а там – до утра.

Кратна тоске лебеда, и гармония тем неприятна,

Что никогда в сердцевине своей не светла,

Грудью трухлява, к утру догорает дотла.

Выплюнет ос из щелей, конопачено ватой,

Лето оставило телу помарки и пятна,

Лето, которое прошлому – соль и метла.

Я прикасаюсь к стволу и беру аккуратно

Каплю смолы, что свернуться от солнца могла.

Дата публикации: 05 февраля 2019 в 10:20