85
Тип публикации: Критика
616

Фарфоровый каблучок – наливная гжель, 
морозец-морозец, пляши да гони взашей 
косматые белозубые облака! 
То в небе звенит от дубового кулака, 
то катится солнце с плеч да за синий город. 
Распахнута шуба, с изнанки черным-черна, 
за пазухой млеет лакомая луна, 
смолкает машинный гомон и птичий говор. 

Морозец-морозец, хрустальное ружьецо, 
мясистые тени падают на крыльцо, 
дымятся в снегу рябиновые зрачки. 
И звёзды с ковшами бегут наперегонки, 
от пряных котлов, дворов урывая долю. 
Запаслив мороз. Глянь, чуточку рассвело, – 
он катит автобус-пряник, залив стекло 
глазурью, прозрачно-розовой под ладонью. 

Бело, да не сахар. Месяц идёт за год, 
и впору слова как пар принимать рот в рот, 
пока не пришла, пошатываясь, весна, 
чтоб сырное солнце, масляная сосна 
её напитали. Будто огонь по кровлям, 
разносятся слухи, прыгает вороньё, 
и мрачен охотник, откладывая ружьё, 
надеясь отбиться малой водой и кровью. 

Хозяин-мороз, поломанные часы! 
Доволен твой гость, и мёртв, и по горло сыт. 
За слово – вода, неделя идёт за две, 
а день будто час, да не вместится в голове. 
Оно не даётся в руки, не знает счёта 
с тех пор, как весна, отлежав тонкокожий бок, 
открыла глаза, и ровнёхонький ноготок 
со скуки пружинку подковырнул. Всего-то.

 

Дата публикации: 06 февраля 2019 в 19:14