42
Тип публикации: Совет
232

Сын Анхиза, поверь: в Аверн спуститься нетрудно, 
День и ночь распахнута дверь в обиталище Дита. 
Вспять шаги обратить и к небесному свету пробиться — 
Вот что труднее всего! 

Энеида 6.126—129 



Апрель, утро года, выводит 
гнёзда из мертвых ветвей, 
согревает камни, месит землю, как глину, 
для лепки и стройки; из 
ошметков льда появляются рыбы, 
из пожухших трав встают цветы. 
Чёрный уставший снег вдруг заливается 
весёлой песней палевого ручья, в котором 
отражается птичья трель молодых 
листьев. 
Каждая капля - муза, 
каждый вздох - ветерок, 
каждый порыв - вдохновение. 
Скоро желто-красные, серо-чёрные колонны 
вновь обретут зелёные своды. 
Стоит утром на миг закрыть глаза, 
как апрельская шутка весны станет майской явью, 
стоит вечером зажмуриться, и тишину взбудоражат 
птичьи, лягушачьи, мышиные писк и лепет. 
Солнце, погребённое в августе, 
воскресает в апреле, возрождается 
могучим крестьянином, вмиг убирающим снежные стога. 
Ледяная солома осталась от зимних цветов, 
и апрель бросает её под ноги своей невесте. 
Весна, ожерелье любовных сказок, 
первые букеты у ложа тёплой полночи, 
кудри и кружева. Если бы 
солнце пело, оно бы пело в апреле. 
Если бы играло, то в чехарду – зима, старуха, 
апрельские поля - твой погост, 
и бунтующая зелень уже пляшет в лесном тереме. 
Поклевал золотой петушок серебряные семена, 
взлетел на плетень, и залился смехом: 
деревянная песня деревенского утра, плывущая с паром над 
реками, озёрами, полями, холмами... 
Кресты на погостах путают клубы тумана, 
собирают серебряную шелуху; бережно 
хоронят её в земле - иного они не умеют; не знают, ибо веруют. 
Веруют в их символизм: посеяв, пожнёшь, воздав, обретёшь, 
смирившись, будешь принят... 
Золотой петушок смеётся на заборе, 
провожает ночь и тени в белый полдень, в юный день. 

Даже в городе, среди луж на улицах, 
в мелкой пыли минувшего года, 
над снежными проплешинами и слюдяными осколками встают, 
простираются тени молодой листвы и тканых шатров. 
Кафе и бистро, рестораны и бары ждут, провозглашают: 
чума зимы ушла, все на улицы, к нам, под тень! 
Пейте и смотрите, как новая весна проходит мимо, 
как старое солнце питает землю... Ешьте и пейте! 
И мы с тобой садимся за столик. 
Стол, как земля, скатерть - апрельская трава: 
наполнена холодом зимы, полночи года, 
рассыпанной между нами. Два лица, луна и солнце, 
напротив друг друга, в зените: я - вечер, ты - день. 
Я догораю, истлевает моё время, бледнеют тени. 
Скоро плоды опадут с моих ветвей, и листья 
прожитых заново воспоминаний устелют тающими следами 
холм вынутой для меня земли. Ты - сияешь, 
даришь мне весенние пряди, тёплые лучи, 
жаркие объятия, нежные ароматы, 
шелка и пряности рассвета. Утренняя звезда. 
Опали меня, неопалимая ягода! 
Воздаю тебе, что имею. 

Дата публикации: 10 апреля 2019 в 05:41