37
Тип публикации: Критика
403

Безумие начнётся во второй строке,

Безумие начнётся в третьей строке,

Вы все ещё ждёте безумия?

Насколько вы доверяете мне, анониму?

Будет стрелять ружьё, не попадая мимо.

Чехов застрелится из ружья,

А Кобейн выживет.

Вот уже некоторое время я

Не встречаюсь с рыжими

(Вам интересно про меня?)

Питекантроп был волосат, но жизнь его обчекрыжила.

Поэтому он застрелился в третьем акте,

Оставив строку вдовой.

Он тупиковый путь видовой,

(Когда уже начнётся безумие, в самом-то деле?!)

На даче я смотрю окно, потому что сломался телик,

Оно пугает тарелками, оно рисует руины

Города, в котором правят пески.

Меня, Мальчиша, поймали буржуины.

Мучат. Я дерево и даю ростки.

На мне нарастает чага – печаль больных.

И в том, что вы не дождётесь метафоры, нет моей вины.

Не рождается сахар в ложке чая.

Строка отпускает рифму и отвечает

Внизу.

Текст наполняется ударением, словно отращивает зуб,

Пускает святую слезу

(Именно так работает олицетворение).

Откройте Бахтина!

В том, что я помню о нем, состоит моя трагическая вина.

Ночь полна кошмара и длинна.

Она, как и все безумцы,

Одна, ну совсем одна.

(Эта строка точно последняя,

А безумия так и не случилось).

Дата публикации: 15 апреля 2019 в 09:08