35
Тип публикации: Совет
226

В облаке солнце лакает жидкость,
Облако лживо. Щурится,
Чешет заваленный горизонт,
Озон белит холсты. Бабы белье полощут,
Белье как подлещик – на солнце кажется площе,
Как площадь квадрата, как подпись в конце листа.
Вода без рыбы будет совсем пуста,
Цветной решеткой поле глядит на отмель,
Потные спины баб. Набухла во рту киста,
А зуб почернел и отмер,
Солнце надумает облака считать,
Собьется, начнет сначала, и вновь ошибка,
Зачем тебе Шипка, когда ты безрукий Шива?
Тебе не Балканы, а сотый вагон, Чита,
И ветер по пузу, и черный простор теплушки,
Здесь кончается Бродский и начинается Пушкин,
Зима диктует жуткие образцы,
Изреки эту зиму, хватай ее за сосцы,
Дои сладкий сок поэзии – разве пегасье семя
Не лучше ее? Но глотается сразу всеми.
Молочные реки – конченый дефицит.


Облако – дыры, облако – приговор
Тощей мечте, бескрылой, но золотой,
Входит смущенное время года в советский двор
И остается пламенем и звездой,
Битой побелкой, горечью, сухостоем,
Первой, потерянной в спешке запятой,
Знаком, который теперь ничего не стоит.
Кистой.


Облако – образец для подражанья,
Льется за шиворот, и на загривке его следы,
Бродим по берегу, важные, как парижане,
И ты веселее облака, слаще самой воды.
Что с нами будет – растаем во рту с годами?
Мертвая эта киста не проявит себя никак.
Сушат белье, и оно возлежит рядами,
Отблеском поднебесного двойника.

Дата публикации: 13 августа 2019 в 08:55