33
Тип публикации: Совет
Рубрика: философская
191

Голоса звучали, взрываясь смехом,
зарываясь в ночную ткань, и фонарь,
склонясь, приводился к ветру,
чуть шатая желтую рвань, -
простыню площадного театра, востроглазую ткань плаща, -
что качается плавно, шатаясь с ветром,
в волосах его вереща
о беспутных звёздах
во чреве ночи,
в чреве чрева,
в её колдовских глазах,
что весну вселяют в нас, непорочных,
а в июли вселяет страх
расставания;
смерти;
конечности лета;

полосатая лента жизни,
пёстрая лента -
шарфа, банданы, платка и
плата
здравствуй, осень!-
заводные солдаты: бурые буры,
золотые монеты, красные флаги,
желтые стяги - листья,
как ткань плаща;
оранжево-голубое небо
на закатной газете,
в рассветной ленте:
дождями сыплются новости,
новости, - слёзы осеннего города,
его молитвы: новости – капли,
шумят водостоки, бегут потоки,
шуршат машины, горят огнями,
не тёплыми, а холодными,
короткими днями,
сентябрьскими проводами,
октябрьскими поездами,
ноябрьскими стружками…
ледяными лужами.

…если б я был той ночью, спросил бы у ночи:
почему меня не берёшь?
почему мне смеёшься, хмельна, порочна,
но не тянешь сладкую ложь?
и не манишь на ложе, пьяное, рваное,
не даёшь,
не берёшь меня, молодого поэта?

а она бы смеялась, она бы молчала

где ты, весна моя, где ты?

Дата публикации: 04 сентября 2019 в 00:55