1025
Рубрика:: новости науки

В Арбитражном суде Свердловской области растет число исков о банкротстве. Сравнивая текущую ситуацию с девяностыми, когда быть банкротом считалось неприличным, предприниматели находят много общего.

По словам Дмитрия Крашенинникова, заместителя председателя суда, в прошлом году поступило 1187 исков о банкротстве – примерно на 40% больше, чем в 2013 г. Увеличилось и число исков о взыскании долгов с предприятий – с 29 тыс. в 2013 г. до 35 тыс. по итогам прошлого года. Большая их часть пришлась на второе полугодие. В частности, в декабре Райффайзенбанк обратился в арбитраж с заявлением о признании банкротом завода «Пневмостроймашина» (Екатеринбург) из-за долга в 29 млн руб.

Все это, полагает Светлана Цветкова, председатель суда, можно отнести к «незначительным, но уже заметным проявлениям» сложной экономической ситуации. Владислав Чарсов, руководивший в 90-е гг. Ассоциацией антикризисных управляющих Свердловской области, указывает, что за минувшие годы процедура банкротства стала привычным юридическим инструментом. А взыскание долга с таких организаций теперь является ключевой задачей для финансистов.

«В конце 90-х быть банкротом считалось неприличным, – говорит он, – и в 70% случаев оно затевалось, чтобы государство могло взыскать неуплаченные налоги, поскольку собственники предприятий старались сначала рассчитываться с поставщиками сырья и энергоресурсов. О платежах в бюджет вспоминали в последнюю очередь. Сейчас банкротство стало привычным делом и я больше чем уверен, что к разбирательствам между предприятиями скоро добавятся банкротства физических лиц, которые не могут погасить потребительские кредиты».

По словам Владимира Черных, президента Уральской СРО арбитражных управляющих, первые признаки кризиса уже налицо:

«ЦБ повысил ставку рефинансирования, инвесторы изымают деньги из хозяйственного оборота отечественных производителей, рынки начинают «схлопываться», администрирование ужесточается, – говорит он. – Затем кредиторы будут пытаться взыскать долги, что занимает много времени и сил юристов и работников судов, и получат промежуточный итог – исполнительные листы, которые предъявяют в службу судебных приставов. Но ССП, как правило, перегружена – через несколько месяцев взыскатель убеждается, что получить долг невозможно. Если он законопослушен, то идет в суд с требованием признать должника банкротом, если нет – пытается воздействовать на должника угрозами или захватить собственность силой».

Теперь процедура подачи заявления усложнилась – сначала оно размещается в открытом доступе на ЕФРСБ, а чтобы предотвратить сговор, должника лишают права самостоятельно выбирать арбитражного управляющего.

«Процедур будет больше, а денег – всё меньше, – прогнозирует г-н Черных. – Наследие СССР уже перераспределили в предыдущие волны кризисов. Не надо забывать и статистику: по данным ФНС РФ за 2012 г., в ходе банкротства гасится только 5-6% реестра. На Западе даже меньше – 4-5%. Так что, надеяться на стопроцентное удовлетворение кредиторам, увы, не приходится».

Дата публикации: 22 января 2015 в 12:26