8
618
Тип публикации: Критика

Первый (вводный) рассказ цикла "Модный поэт". (Публикуется позже двух других частей по ряду причин, о которых пока не хочу распространяться).

 

…Его настигает собачая свора,
От этого в теле его аццкий зной…
Но здорово всё ж, что торчковая скорость
Быстрей наркожидкости тормозной.

Дочитав эти слова, Александр услышал столь привычные и даже приевшиеся аплодисменты, переходящие в овации. Цветы и возгласы «Клэ!», «Крутяк!».
По-другому и быть не могло. Успех буквально преследовал его вот уже 10 лет. Из неожиданностей, которые ожидали поэта в этот раз, можно упомянуть разве что прорвавшегося за кулисы бывшего вратаря сумского «Спартака», только год как завершившего карьеру.
- Можно автограф? – робко спросил футболист.
- А… Я Вас узнал. Сергей Сторожук? Знаменитый вратарь? Это мне надо бы у Вас брать автограф. Я помню о Вашей «сухой серии» — весь сезон ни одного гола!
- Да это ничто по сравнению с Вашими достижениями. Я не могу похвастать тем, что собирал полные стадионы… А вот Вы… К тому же, своей «сухой серией» я обязан стихам.
- "Ели съели карамели"? "Кустики баобабов"? Слышал! Но ведь всё равно – это ж надо было так придумать – в момент удара по воротам читать стихи!..
- Да, были времена. И ведь действовало безотказно, пока не стали нападающие уши затыкать. Но моя карьера завершена. А вот Ваша…
- Я, быть может, ещё в худшем положении, — грустно вздохнул Александр.
Сергей так и не понял, что значила эта фраза. И они, обменявшись автографами, продолжили общаться на «Вы», питая друг к другу искреннее уважение, какое редко бывает у известных людей, даже и не помня как будто о том, что всего два десятка лет тому назад, имея пару лет разницы в возрасте, прекрасно общались по Интернету «на ты».

…Александр сделался модным поэтом в полном смысле этого слова. Он, имея незаурядный и нестандартный ум, легко ухватил «конъюнктуру» — какие стихи нравятся народу. Поэзия «пластмассового века» обрела вторую жизнь в 30-е годы 21-го столетия. Во многом – благодаря ему. Стихи стали даже популярнее песен и футбола! При этом, однако, от творчества поэт испытывал всё меньше удовольствия.
«Попса» — вот как он сам называл стихи, которые читал в больших залах. Там было, всё, что требовал народ: прославление наркомании, попоек, электронной («пластмассовой») культуры, подчёркнутое одобрение всего, что было так популярно в это время. Даже было относительное соблюдение ритма и рифмы, коих очень хотелось слушателям. Но увы – всё это не очень органично вписывалось в его «родной» стиль.
Однако Александр часто с ностальгией вспоминал времена своего детства. Когда он, ещё школьником, зарегистрировался на сайте ***, где делал первые шаги как поэт. Вспоминал, как поначалу все безжалостно критиковали его стиль, но затем стали признавать его гениальность. Вспоминал он и тех, кто искренне пытался наставить его.
Встреча с Сергеем "Мудрым" (таков некоторое время был его ник) освежила эти воспоминания. Вспомнилась и первая их литературная дуэль, вызвавшая немало насмешек, и принесшая ему первую победу в упорной борьбе… Вспомнились и стихи, написанные в тот период. О, сколь много он отдал бы за то, чтобы читать перед большой аудиторией именно эти – такие искренние, такие наивные по-детски — стихи!..
«Где путь любви, а ГДЕ – ЛЮБВИ», — повторял он на досуге, когда хотел поднять себе настроение, мастерски расставляя паузы и выделяя нужные слова так, что нарушение ритма сглаживалось. «Город видишь? А свои штаны? Не пущу тебя туды!» — читал он снова и снова свою первую мини-пьесу.
Как же много он хотел! Чтобы его, Нобелевского лауреата, послушали не только как поэта-«попсовика», а как того, кто может и хочет писать совсем оригинально, на свои, не избитые темы, без поправки на цензуру и конъюнктуру, не отягчая себя прокрустовым ложем стихотворных размеров. Однако он вынужден был считаться с мнением общественности.
…Пустив скупую мужскую слезинку, Поэт вспомнил, что пора ехать на следующий концерт. Скрепя сердце, Смирнов «оседлал» свой новенький «водомобиль» и помчался в центр Санкт-Владимиро-Дмитриевска, в главный Дворец культуры страны. Помчался, чтобы под крики «Смирнов! Смирнов!» снова читать своё «попсовое» стихотворение «Торчок»:

Язык и сумка – через плечо.
Идёт «бычок» — мужичок-торчок.
Сумка (сделано «ин Чайна»!)
С ним, конечно, не случайно.

Корявые руки ветвятся собою,
А ноги корзиной плетутся. Без сбоев
(Практически) ими командует мозг. Наизнанку
Он вывернут, словно крутая панамка.

И манит «улётный» его горизонт.
«Не в тему» в жару раскрывает он зонт.
Но как-то внезапно дорога кончается.
И рыло с землёй очень резко встречается.

Его настигает собачая свора…

Дата публикации: 15 ноября 2014 в 01:31