0
597
Тип публикации: Критика

Уже довольно много времени. Трамвай куда-то пропал, и я не могу понять, как теперь добраться до университета. Это ж надо: я жду транспорт уже более тридцати минут! И это при условии, что нет ни пробок, ни аварий.

      Что ещё меня немало удивило, так это то, что люди садились на любые другие трамваи, но тринадцатый ждал только я. Один. Люди сменялись, приходили новые. А мне всё стоять и стоять. Люди сговорились, что ли...

      Поэтому я опять стою на остановке один. Моросит. Если стоять без движения, можно замерзнуть. От скуки смотрю по сторонам, не находя себе занятия, и вот, пожалуйста. Где-то впереди идёт одинокая женская фигура. Естественно, я предположил, что ей на десятый или двадцать четвёртый. Но по мере приближения ко мне я начинал всё больше в этом сомневаться. Было видно: ей никуда не надо. 

      Вот, теперь я увидел, что эта девушка из себя представляет. Тонкая аккуратная куртка, джинсы, сапоги до колен. Но в целом она выглядела ужасно: она точно не была дома уже несколько дней. А лицо... Подняв взгляд чуть выше, я увидел избитое лицо. В прямом смысле. Меня где-то защемило, ибо это против моего нутра — причинять боль. Особенно девушкам. 

      Неужели бомжиха? Что-то не сходится. Она идёт спокойно, без какого-то типичного качания, скажу даже, модельной походкой. И она неумолимо приближалась ко мне, и я испытывал невероятную тревогу. Что она может сделать? Я же ничего не...

      Она склонилась над урной.

      Я не знаю, что со мной случилось в этот момент. Мне стало стыдно, что я живу нормально, что у меня есть мобильник и на ужин мы иногда едим свинину. Мне стало плохо. Она смотрела прямо в мусорку, задумчиво постукивая пальцами, сложенными на груди. Без ненависти ко мне. Хотя я и так просто случайный свидетель. 

      Не знаю точно, но ничего особенного девушка там не нашла, посему она прошла дальше. К следующей урне. За спину. Только она скрылась из вида, меня пробило на слёзы. Краем уха было слышно, как она что-то ворошила рукой. Но точно ничего не взяла. 

      И снова она прошла мимо. К зебре. Пустым взглядом она уставилась на мусорку на той стороне улицы. До меня дошло: она меня даже не видела

      А я стоял, словно онемевший. Я и не мог что-либо поделать. Я не мог помочь. Лишь сожалел человеку, который был сломлен кем-то или чем-то. 

      Когда девушка ушла за дом, я подошёл к урне. Мусор.

      А потом я заплакал.

Дата публикации: 30 марта 2015 в 20:41