79
1339
Тип публикации: Критика

Марка Зубова часто зовут дебилом, и он к этому привык: а чего уж тут обижаться, если он, и правда, не так умён, как другие? Вот и сейчас Арсен потешается:

– Эй ты, дэбил, не подходи близко к псине. Укусит, ногу оторвёт – что делать будешь?

Марк отступает – не потому, что боится собаки, прижавшейся к высокой бетонной стене бывшего химического комбината: пёс весь напрягся, рычит глухо и низко, но в отличие от Арсена смотрит на Марка серьёзно, с уважением. Марк отступает, потому что этого хочет его более умный напарник.

Браслет на руке Марка жужжит и мигает красным в ночной темноте. Значит, псина не жилец. Марку когда-то пытались объяснить, что браслет читает информацию из чипа, который вживлён в собаку – если никакого чипа нет, то индикатор горит красным: пёс бездомный, нелицензированный, переносчик инфекций и паразитов, угроза для цивилизованного общества – его необходимо ликвидировать; если индикатор горит зелёным, значит, всё в порядке, и животное нужно доставить хозяину. Марк всех этих премудростей не понимал, но для себя уяснил: зелёный – собака правильная и живая, красный – неправильная и мёртвая.

Тем временем Арсен ругается:

– Чего тормозишь, дэбил? Стреляй!

Марк делает всё, как его учили: достаёт из кобуры увесистый жезл, направляет на рычащее животное, нажимает на кнопку. От жезла отделяется игла и стремительно прочерчивает пространство между человеком и собакой. Пёс взвизгивает и оседает на землю. Марк чувствует, как браслет на руке, обрадованный смертью животного, успокаивается. Злой Арсен тоже доволен:

– Молодец, дэбил. Забирай труп – и в машину. Скоро утро, а у нас ещё две точки.

Браслет ещё раз жужжит. Марк читает на экране: «Новое сообщение от Арсена Алиева: с почином, дебил». Марк улыбается.

* * *

Улыбаясь тонким серпом, из-за туч медленно выползала луна. Полупрозрачная дымка, постоянно парившая над городом, обесцвечивала её и делала похожей на призрак. Где-то в промзоне, глядя на появившуюся на ночном небе белёсую ухмылку, завыл пёс. Если бы луна была живой, она вздохнула бы и пробормотала: «Бедняга! Скоро и тебя пристрелит какой-нибудь полоумный». Но луна – всего лишь мёртвый камень, нашедший смысл существования в беспрестанном вращении вокруг Земли и ко всему остальному безразличный.

* * * 

В безразличии обвинить юриста Даниила Викторовича Зубова было никак нельзя. Если бы кто-то осмелился сказать юристу, что он не любит своего братца Марка, он бы сначала плюнул обидчику в лицо, потом разбил нос тяжёлым кулаком, а затем засудил бы за клевету. Младшего брата Даниил Викторович любил. Той любовью, которую иногда хронический больной испытывает к своему недугу. Маркуша был для Даниила Викторовича крестом, который юрист с готовностью нёс, не забывая напоминать себе, а иногда и брату, какой духовный подвиг тем самым каждодневно совершает.

Когда умер отец, Даниил Викторович пристроил двадцатилетнего Маркушу к себе в контору. То, что от оболтуса не будет  пользы, юрист осознавал. Какие-либо бумаги доверять Марку было нельзя – он тотчас же их терял. Даниил Викторович предложил брату сторожить контору ночами, но, оказалось, что вместо работы Марк запросто мог отправиться к своему любимому месту у реки – толку от такого охранника ноль. Но и с этим юрист мог бы смириться. Окончательно Даниил Викторович выгнал брата из конторы, когда тот чуть не спалил всё здание.

– Маркуша, ты уже большой. Найди себе работу. Даже неважно, сколько заплатят. Если будешь работать, с деньгами всегда помогу. Только пойми, пока не начнёшь трудиться, человеком не станешь, – поучал Даниил Викторович брата.

– А я разве не человек? – удивлялся непутёвый Марк, но Даниил Андреевич вздыхал и закрывал лицо руками: дескать, всё равно тебе, Маркуша, не понять – дурачок ты, а не человек.

О своей новой работе Марк брату ничего не рассказывал, видимо, боясь вызвать неодобрение. Да разве только можно такие вещи скрыть! Стоило Марку подписать контракт, как тут же мелодичный женский голос личного помощника Даниила Викторовича пропел: «Обновление. Новое место работы Марка Зубова –  общество дог-хантеров ''Видар''. Подробнее?»

– Дог-хантеров... – пробормотал Даниил Викторович, – живодёр значит, если по-русски. Что поделаешь, живодёр так живодёр. Тоже дело.

Через пару дней Марку исполнится двадцать один. Даниил Викторович ещё за полгода приготовил хороший подарок: полезный и дорогой. Но теперь юрист Зубов серьёзно задумался, как отнесётся младший брат к подарку. И ведь не мог, дурачок, дворником устроиться или уборщиком – так нет, надо было живодёром обязательно.

* * *

Обязательно на дне рождения Марка в доме играла весёлая музыка, обязательно сияли гирлянды и обязательно был торт со свечками. Раньше, когда мама была жива, она сама всегда готовила всё: от салатов до десерта. Потом отец, а позже и старший брат заказывали праздничный обед в интернете: так выходило быстрее, удобнее и даже вкуснее. Но отмечали дни рождения всегда дома.

 

Марк стоит и, глуповато ухмыляясь, смотрит на коробку с подарком. Коробка большая – такие Марк ещё не получал. Но Марк не спешит – он любит оттягивать счастливый момент до последнего. Поодаль стоит, с интересом наблюдая за Марком, Даниил. У Марка сегодня праздник, поэтому Даниил добрый, а не такой, как всегда. Марк любит доброго Даниила. Злого и строгого Даниила Марк тоже любит, но доброго, понятное дело, больше.

Не торопясь, Марк вскрывает упаковку, поднимает крышку. В коробке лежит собака. Небольшая, но собака. Мягкая и пушистая. По привычке Марк глядит на браслет. Тот мигает зелёным: значит, собака правильная. Только неживая – она лежит, не двигаясь, и как будто не замечает Марка. Марк недоумённо смотрит на Даниила. Даниил подходит к собаке, дотягивается до её брюха, что-то щёлкает – и вдруг собака поднимается, садится на задние лапы и начинает весело размахивать хвостом. Всё-таки живая! Марк счастлив. С детства он мечтал о собаке.

– Знакомься, Марк, это Луна, – говорит Даниил брату. – Луна, дай Марку лапу.

Луна послушно протягивает Марку лапу, и тот жмёт её. Жужжит браслет: «Luna-dog хочет добавить Вас в друзья». Марк доволен – теперь у него есть настоящий друг.

– Спасибо, Даниил, за подарок. Он хоро... – не забывает Марк благодарить брата, но его перебивает противный женский голос из пасти собаки:

– Подарки на любой вкус: дни рождения, рождество, свадьба – только на нашем сайте.

Марк отпрыгивает от пса, в его глазах ужас, рука тянется к кобуре, но жезла там нет – жезл полагается носить только во время работы.

– Не бойся, Маркуша, – успокаивает младшего брата Даниил Викторович, тоже изрядно раздосадованный – это всего лишь контекстная реклама. Она будет, но не чаще раза в сутки. А продолжишь работать и получать деньги – купишь премиум-лицензию без рекламы.

Марк успокаивается. Старший брат умный и знает о чём говорит, а пёс продолжает как ни в чём не бывало радостно махать хвостом.

– Луна, ко мне – робко командует Марк, – и собака подбегает к новому хозяину, подставляя пушистую голову, словно хочет сказать: «Почеши меня за ухом».

* * *

Уши и глаза – вот что Даниил Викторович ценил в Луне больше всего. И, конечно же, функцию родительского контроля. Теперь, когда Марк брал Луну с собой, Даниил Викторович знал, где бродит его непутёвый брат, а, главное, был уверен, что с ним ничего не приключится: в экстренном случае  Луна могла вызвать полицию, спасателей или скорую. Однажды, когда напарник Арсен попытался ударить Марка за какую-то оплошность, Луна зарычала и клацнула зубами, а потом приехал полицейский и долго беседовал с Арсеном. После этого случая Марка прикрепили к другому напарнику.

Но беспокоило Даниила Викторовича то, что всё чаще Марк стал забывать Луну дома. Один раз братья чуть не поссорились из-за этого:

– Она неживая, мёртвая! – капризничал Марк.

– Но как же мёртвая? Посмотри, ей говоришь: «Голос!» – она лает. Кидаешь палку, говоришь «Апорт!» – она приносит палку.

– Всё равно мёртвая, – глазах Марка заблестели слёзы – она всегда всё делает одинаково.  И всегда только по команде.

* * *

Новая работа Марку не нравится. Он всё больше ненавидит браслет и всё чаще вместо работы ходит к реке. Но чтобы добраться до поймы, нужно сначала пройти по центральным улицам города.

В центре по ночам всегда горят огни в окнах, на гигантских экранах мельтешат объёмные изображения, сменяя одно другое. Всегда бродит много народу. Гулять по центру интересно. Единственное, что не любит Марк в городе – это голые грамы (так называет их Даниил). На самом деле, они не совсем голые –  просто полураздетые девушки, которые появляются перед самым носом Марка и начинают верещать: «Новые знакомства! Самые сексуальные блондинки города! Такого ты ещё не видел!» –  а потом неожиданно растворяются в ночном воздухе.

Марк проходит центральные улицы и спускается к реке. Здесь он ночью смотрит на воду, любуется бликами лунного света, мерцающими на поверхности реки. Он не знает, почему привязался к этому месту. Может быть, просто здесь некому называть его дураком или дебилом.

Что-то шуршит в кустах. Марк оборачивается и видит щенка. Щенок скулит. Марк понимает, что  щенок хочет есть и достаёт из рюкзака остывший хот-дог, купленный в городе. Щенок жадно набрасывается на еду. Марк наклоняется к щенку, и тот благодарно лижет его руку. В это же время срабатывает браслет. Жужжит и мигает красным.

– Сам ты мёртвый и неправильный! – ругается Марк, сбрасывает с руки браслет и гневно топчет его, пока тот не затихает.

Щенок тем временем в ужасе убегает. И вовремя – буквально через пять минут появляются живодёры из общества «Видар»: злобный Арсен и его новый напарник.

– Это ты, дэбил? – кричит Арсен. – Зачем браслет сломал? Будешь теперь хозяину выплачивать.

Арсен сплёвывает и обращается к напарнику:

– Отбой, ложный вызов. Этот дэбил испортил браслет, поэтому и сигнал.

Потом Арсен смотрит по сторонам, видит, что Луны нигде нет, и больно бьёт кулаком Марка по лицу:

Дэбил!

Живодёры уходят. Марк лежит и хнычет – ему больно и обидно. А сверху, нехорошо ухмыляясь, смотрит на него луна.

 * * *

Луну на реку Марк ещё не водил. Не доверял. Но после знакомства с щенком подумал: а вдруг собаки подружатся, и вместе им будет веселее? С братом Марк не советовался и вообще ничего про найденного щенка не рассказывал.

Щенок на Луну смотрел с интересом, но недоверчиво. Луна только махала хвостом и, казалось, не замечала пёсика, пока тот не осмелился подойти поближе, чтобы принюхаться.  Неожиданно шерсть на корпусе Луны встала дыбом – собака-робот взвизгнула, глаза-дисплеи замигали красными огнями, где-то внутри завыла сирена, и из динамика послышался громкий голос: «Внимание! Обнаружена инфекция! Нелицензированное животное! Внимание! Обнаружена инфекция!».

Марк с ненавистью бросился на Луну и стал пинать её, крича: «Мёртвая! Мёртвая! Мёртвая!» –  пока та не замолкла, а потом прижался к тёплому телу настоящего щенка. Щенок лизнул Марка в щёку и был рад, что все успокоились.

Когда приехали живодёры, Луна, неподвижная, лежала на берегу. В небе, боясь отклониться от орбиты, проплывал мёртвый камень, покровитель собак и безумцев. А Марк, прижимая к себе напуганного щенка причитал: «Все вы мёртвые и неправильные, один он живой!»

Дата публикации: 30 октября 2015 в 19:27