23
922
Тип публикации: Совет

Написано на конкурс лагерных страшилок.

 

Мальчик, живущий на чердаке...
тик-так...
тики-так...
Не убежишь от меня налегке...
тик-так...
тики-так...
Хочешь остаться в живых, слабак?
тик-так...
тики-так...
Маленький, миленький, мёртвый дурак.


тик-так.

***
Рита не ведала, как очутилась здесь. Тускло светящий одинокий фонарь около пищеблока едва давал что-либо разглядеть в сгустившейся тьме. Очнувшись от резкого крика вороны, она испуганно встрепенулась и принялась судорожно вертеть головой, гадая, где оказалась. Узнав в полутьме зелёные ставни столовой, Рита поёжилась от холода августовского ночного воздуха и подняла руки к лицу, чтобы растереть онемевшие щёки. Нужно скорее возвращаться обратно, не то уходящие с планёрки вожатые просто напросто отругают её, если смогут заметить одиноко бродящую после комендантского часа по территории лагеря девчонку. Ещё родителям ска...

Медленно отняв начавшие дрожать ладони от лица, она стала хватать ртом воздух, отчаянно пытаясь не сорваться на крик.

Её ладони были обагрены теплой кровью, которая изрядно испачкала её светлую пижаму.

Сердце отчаянно забилось в груди. Она сорвалась с места прямиком к душевым кабинкам, держа руки перед собой, словно отрекаясь от того ужаса, что свалился на её голову. В голые ступни врезались несколько камешков, но это не могло её остановить. Она боялась замедлиться, а тем более оборачиваться. И нужно было Шурику проделывать с ней тот дурацкий магический сеанс!? Наверняка это из-за него она проснулась посреди ночи, да к тому не в своей кровати! А ведь чувствовала, что добром это не кончится.

Услышав позади себя хруст в цветочных клумбах, Рита тихо вскрикнула и, не помня себя от жгучего страха, припустила в сторону жилых корпусов. К чёрту руки! К чёрту кровь, ей даже будет всё равно, откуда та появилась, если она сможет оказаться в безопасности вовремя! Успеть... Нужно успеть!

Скорее!

Угловой фонтанчик. Скамейка поцелуев. Пустая эстрада. Шум за спиной теперь перемежается с гневным клекотом. И вокруг ни одной живой души. Ступни сбиты в кровь, глаза застилает пелена наворачивающихся слёз, горло саднит от жара. Боль в боку - резкая, нестерпимая. В голове шумит, но одной мысли всё же удаётся прорваться наружу.

“Он схватит тебя! Не сдавайся!“

Она помнила, что прошептал ей Шурик, стоило ей оказаться с ним наедине в темной комнате, зашторенной и освещаемой лишь одним скудным огоньком маленькой ритуальной свечки.

- А ты боишься Часовщика?

Перед её взором предстала картинка: привлекательный пятнадцатилетний парень с ухмылкой протягивает ей колечко из лозы винограда и вкладывает в её распахнутую, податливую ладонь со словами: “Раз не боишься - давай. Надень его перед сном, и я обещаю, что эту ночь ты никогда не забудешь“.

Она спотыкается и тут же переворачивается, уже не пытаясь сдержать криков дикого ужаса. Сняв кольцо и отбросив его в траву, она расширившимися глазами окидывает пространство вокруг себя, безуспешно подрываясь встать с дорожки...

Последнее, что смогла преподнести её взору ночь, было перекошенное и бледное, как сама смерть, лицо с пустыми глазницами и неестественно широко распахнутым ртом, что был подобен адской бездне...

- Тик-так?.. - вырвалось шипение из бездонной глотки, прежде чем пальцы с каменными острыми ногтями вонзились в сердце Риты.

***

Он знал: оно должно быть где-то здесь.

Он чувствовал запах крови. Чувствовал этот приторный и в то же время сладкий аромат чужого страха, пропитавшего асфальт под его ногами. Он не может ошибиться, чутьё никогда его не подводило.

Солнце палило нещадно. Сегодня в лагере устроили день Нептуна, но Шурику - Шурику-то это зачем? У него есть другие развлечения. Ах, как же ему нравится впитывать каждой клеточкой тела эту неразбавленную, дикую ярость борющегося за выживание! Он ждал таких дней, как ниспосланного дара неба. К тому же, он отлично играет роль кукловода, чего не скажешь о других.

Эти мерзкие дети. Никто не знал его по-настоящему. Мальчишки инстинктивно избегали дружественных контактов с ним, хотя он пытался быть милым и добрым. Он всегда делился с ними, а чем платили они в ответ? Косыми взглядами, перемешанными с настороженностью. Девочки так же сторонились его, но их осторожность была вызвана напротив - резким желанием сблизиться с красивым и, казалось, недоступным мальчиком. Его тёмная аура притягивала их к себе, как венерина мухоловка притягивает глупых насекомых. Легкомысленные простушки одна за другой попадали в его сети, и Шурик действовал не спеша и осторожно, боясь спугнуть.

Этой ночью и последующим днём никто не заметил исчезновения девочки. Часовщик умеет работать хорошо не только со временем. 

Однако...

Нынешняя жертва Шурика была хороша... Даже слишком хороша...

Так где же это чёртово кольцо?

Он присел около края дорожки, не обращая внимание на снующих вокруг себя ребят. Какие же они безмозглые! Они никогда не смогли бы сделать то, что сумел он. Никогда не смогли бы приручить Часовщика.

Шурик гораздо умнее всех их вместе взятых.

А поэтому он запускает руку в постриженную под газон траву и смыкает пальцы на тёплом кольце из виноградной лозы. Впуская в себя энергию, он глубоко вдыхает и с удовольствием прикрывает веки, чувствуя, как живительные потоки омывают каждую клетку его тела. Разомкнув сухие губы, он облизывает их языком и поднимается на ноги, незаметным движением засунув кольцо в передний карман шорт. В эту ночь ему нужно встретиться со своим помощником, похвалить за отлично проделанную работу.

Его неожиданно останавливают за локоть, когда он решает в этот раз присоединиться к своему отряду на вертушке. Что скажешь - чертовски хорошее настроение наталкивало его и не на такие неприятные вещи, но он с улыбкой всё терпел, да к тому же не хотелось в очередной раз расстраивать Нину, она действительно старалась быть лучшей вожатой для своего отряда.

Нежно-голубой взгляд кажется ему смутно знакомым. Ах да, кажется, ту вертихвостку звали Наташей. Или Алёной.

Эта девчонка накручивает светлый локон на пальчик, нервно закусив губу. Шурик очаровательно щурится. 

Прелестница. Он уже представляет, как будет запускать пальцы в эти нежные кудри, чтобы окропить их её же собственной кровью. 

- Кажется, ты Саша? - несколько неуверенно спрашивает она, переступив с ноги на ногу. Что ж, если хочет познакомиться, то вперёд. Только пусть потом не плачет.

Он сдержанно кивает, ожидая дальнейших банальностей.

- Я Аврора.

Ох, замечательная улыбка, но не замечательнее того, что он может сотворить с ней. Он верит - она может улыбаться куда шире...

Он лично будет присутствовать сегодня. Он хочет увидеть, как Часовщик вырвет бьющееся сердце из трепетной груди маленькой бездельницы и даст насладиться запахом смерти.

Кольцо из виноградной лозы греет его бедро через ткань одежды, и Шурик тепло улыбается.

Дата публикации: 28 декабря 2015 в 19:32