39
814
Тип публикации: Публикация
Рубрика: мемуары

Мемуарный зарисовки студента медицинского института

В просторной кафельной прозекторской было солнечно и прохладно.  Преподаватель анатомии Александр Иванович сидел за длинным оцинкованным столом, на котором лежал набальзамированный формалином труп, и препарировал нервы лица:  скальпелем делал ювелирные надрезы на щеке, а вязальной спицей выделял ажурную густую паутину периферических нервных веточек. Каждой веточке он давал латинское название; и мы, студенты, слушая, ужасались: разве мыслимо это выучить наизусть?  Украдкой мы часто вопросительно поглядывали на крепко сомкнутые веки лежащего -  не вскрикнет ли он от боли? Александр Иванович успокаивал нас, мол, это - не покойник, не труп, а учебный материал, но к нему "надо относиться с почтением и не забывать, что в этой оболочке душа человеческая обитала".                                                                                                                            

 Формалин слезил нам глаза, запах его был каким-то колющим, масляным и,казалось, никогда не выдохнется и никогда не отстирается.  Мы плотно окружали холодный металлический стол с "учебным материалом" и нашим анатомом. Манипулируя спицей, он, - маленький, упитанный, с сиплым голосом, в белой  медицинской шапочке, - был похож на добрую бабушку, занятой вязанием. Когда на его  пальцах скапливался жир, он их вытирал о полы своего хирургического халата. Препарировать труп  в перчатках ему было неудобно, они ему мешали "осязать ход нервных стволов и кровеносных сосудов"... "Препарирование, говорил он, это - искусство"                        

Как-то. во время зачёта, Александр Иванович попросил, кажется. Галю Сердюкову  рассказать о строении почки и вручил ей задубленный препарат, овальной формы и  тёмно-серого цвета. Галя, без наших подсказок, - почти слово в слово, как в учебнике,-   стала бойко отвечать, используя латинские термины. Почку вертела на ладони и показывала мочевые канальцы и лоханку.                                                                                    

 - Всё! - вздохнула она.                                                                                                                  
 - Да неужели? - спросил преподаватель, почему-то странно улыбаясь.
- Вы, я вижу, совершенно не разбираетесь в органах противоположного вам пола. А мы их проходили! В этих стенах вы - не девИца, а студентка медицинского института!... Ведь яичко у вас   в руках, мужское яичко!... Какая это почка?! - распалялся он. - Откуда тут взялась           лоханка?... Кстати, правое или левое яичко? - спросил он уже сердито и громко.              

Сердюкова брезгливо отбросила препарат и покраснела; мы хихикали...                            

 Каждый новый набор студентов подвергался этой "коварной" шутке...                                  

Той же Сердюковой, когда мы изучали мускулатуру конечностей, он дал кофейную     миниатюрную чашечку. Специально принёс её с блюдцем.из дому.                                          

 - Вообразите, Галочка: что вечером вы приятно отдыхаете в баре с молодым  человеком, играет музыка, друг /в данном случае друг - это я/ угощает вас кофе.

  Вдохновенный Александр Иванович, как в пантомиме, свою речь выразительно иллюстрировал жестами и гримасой: брал воображаемый горячий кофейник, придерживал воображаемую крышку и наклонял его над реальной чашкой, будто наливал кофе, будто ухаживал за Галочкой.                                                                                

 - А сейчас вы нам покажите. как вы будете пить.                                                                      

Галочка не поняла пантомиму и что от неё хотят. Перевернула посудинку вверх дном и потрясла.                                                                                                                                          

 - Так пустая она же!                                                                                                                        

- Так, а я же, - стал раздражаться старик, - объяснял, что - представьте!.. Подними  верхнюю конечность! Ну!... Поднеси чашку ко рту! Ну!                                                                  

Та, боясь очередного подвоха, испуганно моргая, готовая с визгом отпрыгнуть от  Александра Ивановича, медленно приблизала её к губам.                                                            

- Замрите!... Студенты, все смотрим сюда! Все обращаем внимание, как мизинец       оттопыривается у Галочки. Видите, как элегантно! Как грациозно!.Только женщины       кокетливо так любят выпячивать мизинчик, когда держат сосудик для питья. А это они     могут    делать    благодаря    отводящему    мускулу.     Итак, запечатлеваем в памяти: "мУскулюс, - он продолжил на латыни, - абдУктор дИгити мИними".                                          

Затем склонился над трупом и принялся копошиться в обнажённых,тесно спутанных, мышцах кисти, нащупал "мускулюс абдуктор дигити миними" и потянул. Мизинец трупа   вздрогнул и начал оттопыриваться точь-в -точь кокетливо. как у Галочки...                            

Именно такие педагогические приёмы  помогали нам, студентам,  постичь трудную науку; и запомнили мы анатомию человека на всю жизнь...                                                        

...Теперь анатом Александр Иванович, как ни печально, давно сам покойный.                                                                                                                                                                                                                     

 

Дата публикации: 30 сентября 2016 в 17:07