24
543
Тип публикации: Критика


Ищи страхолюдину!

 

Римма не понравилась никому. Ни друзьям, ни родным, ни соседям. Она крива и страшна – говорили одни. Что рожа, что жопа – говорили другие. Не баба, а кракозябра – вторили им третьи. Одной свекрови Римма угодила. Она всегда говорила сыну: «Не женись на фифе – уведут или сама уйдёт! Ищи страхолюдину! Страшненькие – жёны хорошие, верные, домовитые и скромные. С лица воду не пить». Павлик и не пил. Как встретил Римму – так и окольцевал.

Избранница была, мягко говоря, не красна лицом и не стройна телом. Внешность Риммы – как перемешанные кусочки пазла. Как собранные в неведомую конструкцию детальки «Лего» трёхлетним ребёнком. Как разнесённая взрывом фабрика по производству пластиковых покемонов. Но Павлик, окончивший художественную академию, увидел в Римме девушку, сошедшую с одного из полотен великого Пикассо. Ромбовидное лицо, верхняя половина которого отливала фиолетовым, а правая мерцала радужным спектром. Нос, изгибаясь кверху, уходил за левое ухо. Правое же ухо, по понятным только Создателю причинам, поменялось местами с левым глазом. Второй глаз был на своём месте, но размещался вертикально. Голову Римма брила наголо, так как на затылке, бликуя бельмом, рос третий глаз. При ходьбе Римма шагала левыми ногой и рукой, остальные конечности помогали балансировать.

Что за детей они родят? – зубоскалили доброжелатели. Но Павлик с Риммой никого не слушали, а просто жили счастливо.

 

Возмутительнейший случай!

 

Двери лифта открылись, впуская нафуфыренную даму лет так немного «за». Дама-ягодка вдавила кнопку с цифрой «1» и решительно взглянула на себя в висящее зеркало. Подправила кудлатый парик баклажанного цвета и, оставшись довольной своим отражением, осклабилась улыбкой Джокера.

Лифт, спустя несколько секунд ухнул и остановился. «Попутчики» - подумала дама и скривилась. Не переставая любоваться собой, она заметила слипшиеся ресницы, обильно сдобренные чёрной тушью. Дама начала лихорадочно разлеплять «паучьи лапки». В лифт зашёл мужчина. Совершенно обычный.

«Ханурик» - предопределила дама, отводя лицо со слипшимся глазом в сторону.

«Какое чучело» - подумал мужчина и скосился на попутчицу.

Лифт медленно пополз вниз. Вдруг что-то треснуло, кабину тряхануло, свет погас.

 - Застряли. – выдавил «ханурик». – Не боитесь темноты?

 - Нет! – вызывающе зазвенело «чучело».

 - Я могу посветить телефоном. – предложил мужчина.

 - У меня тоже есть оный. – фыркнула дама и сладострастно вздохнула.

Раздражённые и взволнованные жильцы, столпившиеся на первом этаже уже двадцать минут ждали приезда аварийной службы. Наконец кабина ожила, лифт приехал и двери открылись. Из лифта выскочила разгневанная женщина, на ходу запахивающая пальто.

 - Мерзавец! – бросила она вслед перепуганному мужчине, топтавшемуся в кабине. Прежде чем открыть дверь подъезда, она остановилась и возмущённо бросила в толпу:

 - Что за мужики пошли? Совсем разучились к женщинам приставать! Тьфу, тряпка.

 

Чего только ни выбросят!

 

Она очнулась и заорала. Вокруг тонны смердящих отбросов и гниющей еды. Мусорная куча поглощала её, как алчущая болотная топь. «Дерьмо!» - прохрипела женщина, раскидывая в сторону пищевые и производственные отходы. Откопав себя, она ахнула. Голая! Она выудила картонную рвань и прикрылась.

Кто отнёс её на свалку? Взревновавший муж? Бизнес-партнёры? Коллекторы? Она не помнила. Трещала голова. Ну, конечно – здоровая шишка на затылке. Раздражённые нестерпимой вонью ноздри защекотало. Женщина раскатисто чихнула. Мусорная твердь заходила ходуном. Лавина отбросов рванула сверху. В недрах кучи что-то зашевелилось. Женщина растерянно барахталась, пытаясь выбраться из зловонного болота.

Мусорная масса, подобно океанической хляби, с шуршащим грохотом разверзлась, исторгнув нечто бесформенное и человекоподобное. Как Нептун из морских пучин, расшвыривая волны мусора, низвергая отрыжку, из глубин свалки вынырнул косматый мужик. Иссиня-чёрный бомж, размахивая в воздухе, как трезубцом, опорожнённой бутылкой, осовело таращился на незваную гостью. Женщина оцепенела. Властелин помойки, хрипло хрюкнув, протёр кулаками заплывшие синевой глаза, подался вперёд и, икнув, взревел:

 - О! Баба! Голая!

Отплёвываясь от зловонных ошмётков, женщина попятилась назад. Космач, пуская пузыри слюней, полз на четвереньках следом, обдавая несчастную миазмами заплесневелых бифидобактерий, перегара и мочи. Схватив женщину за лодыжку, бомж дёрнул её к себе, криво осклабился и навалился на женщину. Подумав о том, как подфартило вонючке, женщина расхохоталась.

Дата публикации: 03 января 2017 в 17:00