1
47
Тип публикации: Критика

Маленькая кухня наполнилась тем теплом и жизнью, которые открывают роскошные двери души. Паша, Миша и Дима сидели за столом, перелистывали старые журналы, курили, пили вино и беседовали - обо всем и ни о чем. 

- Что мне делать, если я такой неправильный!? 

- О чем ты? Снова о ней? Послушай, каждую нашу встречу ты разбавляешь своими любовными воспоминаниями. 

- Погоди ты, Паша!

- А что в этом плохого, если я хочу выговориться, да не кому-нибудь, а людям, которым я верю!?

- Резонно. Неужели все так плохо было? Ты так и не объяснил нам, почему вы растались?

- Объяснял. Ты, Миша, не хочешь помнить этого, потому что тебе неинтересно.

- Да, мне не интересно копаться в чужом грязном белье.

- А сам как горевал? Или забыл тоже?

- Нет, не забыл. Извини, Дима. Извини. Расскажи, что с вами произошло. Ведь такая пара была из вас - загляденье!

- Видите ли ей не нравится то, что я люблю пересматривать старые фильмы. 
- Сильно старые?
- Советские! 

- И вы из-за этого расстались?

- Нет, Паша! "Твои фильмы скучные, непонятные и, вообще - их смотрят только старпёры и дураки!" - говорила она, когда хотела "утянуть" на премьеру какой-то зарубежной комедии. 

- И что ты ей отвечал?

- А что я мог поделать!? Я по натуре не воин, а больше тихоня. Я смиренно опускал голову и шел с ней. Я счастлив был только тому, что она рядом со мной: такая эффектная, милая, нежная, страстная. И все это было только для меня. Или мне так казалось...

- Тогда зачем вы были вместе такое долгое время?

- Я не думал, когда говорил ей: "Я тебя люблю!", что с той поры она станет так отдаляться от меня. 

- Как это - отдаляться? Она была рядом. Разделяла твои интересы. Конечно, как могла, но все-таки. Иначе, я так думаю, она бы ушла от тебя спустя полгода, а то и меньше.

- Разделяла!? Вряд ли. Она даже бесилась, когда я слушал "ЧАЙФ". 

- Что-что?

- Да, мне нравятся их песни. Они мне близки и понятны. Но нет же - я должен слушать ту музыку, которая нравится ей и которая сейчас в моде, иначе получалось, я её не люблю! "Мужланы, какие-то!" - это все, что я услышал, когда для неё, под гитару спел вместе с группой (правда, они были в телевизоре) одну из песен.

- Для нее?

- Да, Паша!

- Надеюсь не "Аргентина-Ямайка 5:0"?

- Смешно тебе. А ты, Миша, часто делал для своей бывшей сюрпризы? Часто устраивал романтику. Часто говорил комплименты!? Судя по твоим рассказам ты только спал с ней и гулял по городу.

- И что в этом плохого?

- Ничего.

- Дима, так не бывает! Ты слишком все "подгоняешь" под стереотипы! Много жалуешься, когда нужно было бороться за свое счастье!

- Счастье...А что это!? Разве счастье - это терпение в угоду чужим капризам? Счастье - это легкость и беспечнось. Оно едва уловимо. Согласись, кто в идеале чувствовал или видел хотя бы краешек счастья? Их еденицы. Но ты, Пашка, отчасти прав. Выйдя на улицу, послушав совершенно незнакомых людей и посмотрев по сторонам ничего кроме стереотипов и не увидишь. 

- Ты тиран!

- Почему?

- Ты хочешь, чтобы тебя ценили за то, что ты такой "весь из себя" - талантливый и самостоятельный. А признать, что рядом есть другие люди? Ты обижен из-за неё на весь мир и все девушки для тебя теперь портовые девки, которым нужно побольше и сразу. Разве ты не капризен? Ты хочешь, чтобы она перед тобой извинилась. Скажешь что нет? Но ты же не будешь отрицать того, что настоящая женщина будет бегать, а уж тем более извиняться, только перед настоящим мужиком!

- Миша, зачем ты так? Димка же твой друг. Зачем ты так!?

- А чтобы он сначала раскис, а потом собрал всю свою волю в кулак и стал дышать полной грудью. Если он так не сделает, значит он тряпка. Вот так вот, Паша!

- Лучше налей, философ!

- Какая же ты с*ка, Мишаня!

- Может меня по роже ударить, но я тысячу раз прав!

- Прав, прав. Наливай!

Друзья выплии не чокаясь. 

- Меня злило, порой до дикого скрежета зубами, то, что она постоянно пыталась хвастаться мной перед своими подругами. Куда бы она не пошла - я должен быть рядом, несмотря на работу и тренировки. Не дай бог, мне сказать "не могу". Начинался период слез, истерик и пустых разговоров. Иногда её подруги вызвали у меня большую симпатию, нежели она. Я даже стал замечать, как влюбился в одну из них. Но испугавшись этого (это только сейчас я понял, что зря) прекратил общение. Бывали дни, когда я целенаправленно шёл к ней, чтобы сказать о том, что мы расстаемся. Но, братцы, кто сможет мне доказать обратное, когда она необъяснимой, звериной, интуицией понимала это, или что-то подобное этому, и делала все, чтобы я не бросил её. 

- Да. Это у них есть! - одновременно сказали Паша и Миша.

- Я чувствовал, что она мучилась не меньше моего. Часто тогда всплывал в голове вопрос: "Почему она со мной?" и, знаете, всегда моим ответом было: "Это ты с ней!" Я не держу на неё зла из-за всего того, что мне пришлось перетерпеть и перемолоть внутри. Я злюсь только на себя - из-за бесконечного унижения перед собой и из-за той слабости, которую я терпеть не мог  - жалость к себе!

- Послушай, неужели не было того, что ты хотел бы ощутить заново и только с ней? Неужели не было такого момента, который тебя заставил бы пойти на амбразуру, или горы сворачивать в бараний рог?

- Было. Конечно же, было. Первые полгода наших отношений. 

- Скорее всего это от того, что вы еще узнавали друг друга.

- Не без этого. Но был один вечер, когда я увидел её настоящую - без мишуры, без обертки, если можно так сказать. В тот день шёл дождь...
- Сущесттвенное уточнение!
- Миша, заткнись!
- Молчу.
- ...и я думал, что мы не встретимся. Она позвонила и позвала к себе. Не могу понять зачем, но я купил пиццу и вино. 

- Ты до этого был у нее?

- Да. Пару раз.

- Ну, и что дальше?

- Пришел весь промокший, как кот. Вода стекала с меня, как с крыши. 

- И? Чего замолчал-то?

- Да, знаете, парни, пока раздевался, отдавал ей сушить вещи, мы...как это сказать...

- Было, что ли?

- Было.

- А потом?

- А потом мы сидели на полу...

- Так холодно же?

- У нее ковер мягкий. Да и не об этом мы тогда думали. Сидели на полу. Кушали остывшую пиццу, пили вино и смотрели в окно. Мы молчали. Знаете, бывает сидишь с кем-то и молчишь, а кажется, что все и так понятно - без слов. Так вот у нас было так же. Мы молчали. И не было никаких вопросов, никаких шуток, ни музыки - тишина, и только дождь за окном.

- А что потом?

- Потом я увидел её со стороны. Не как её парень, а как...не могу сказать...как незнакомец, что ли. Она была такая беззащитная и одновременно сильная, нежная и бушующая. Она была морем, в которое хотелось прыгнуть целиком, не щадя себя. И только в тот вечер я по-настоящему понял...

- Что?

- Ничего. Давайте поменяем тему!

За столом раздалось привычное для таких ситуаций раздосадованное: "у-у-у-у-у!". Дым сигарет с новой силой стал обволакивать кухню. Павел достал из-под стола новую бутылку вина и лицо Миши расплылось в улыбке, а разговор...а разговора будто бы и не было.

Дата публикации: 10 марта 2017 в 21:53