0
50
Тип публикации: Публикация

Часть 7

 

Небольшое пространство между кухней и коридором заполонили несколько человек: участковый, двое полицейских с автоматами и двое санитаров в голубых халатах. Процессию возглавляла миловидная молодая девушка.

– Так… Значит, хорошо сидим? Веселимся? – спросил участковый, сверля всех подозрительным взглядом.

            Ему никто не ответил. В воздухе повисло напряженное ожидание. Девушка направилась прямиком к Сергею.

– Игорек, вставай и одевайся. Поехали домой.

– Я вам, девушка, не Игорек, а Сергей Александрович, – недовольным тоном поправил Сергей.

            Но девушка не собиралась сдаваться. При таком соотношении сил она была уверена в своей победе.

– Я твоя жена – Ира. Ты разве меня не узнаешь?

– Впервые вижу! – резко ответил Сергей. – Что вам от меня надо?!

            Ира бросила на Наталью взгляд полный ненависти и решила сменить тактику.

– Хорошо, Сергей, поедем с нами. Ненадолго.

– Никуда я не поеду! – ответил Сергей и вцепился в край стола.

– Отстаньте от нас, это действительно мой муж! – крикнула Наталья и схватила Сергея за плечо.

– Ну что вы стоите?! – раздраженно крикнул участковый санитарам. – Вяжите его! Нечего с ним церемониться.

            Сергея выволокли в коридор, хотя он сопротивлялся как мог, однако силы были не равны. Лена кинулась на защиту отца, но ее сразу остановил один из полицейских.

– Спокойно, гражданочка! А то ночь проведете в отделе!

            Участковый выходил из квартиры последним. Обернувшись, он с отвращением посмотрел на Наташу и произнес:

– А вам, Наталья Григорьевна Ларина, должно быть стыдно! Использовали молодого душевнобольного человека для своих плотских утёх. И все это при детях!

            Наталью словно отхлестали по щекам десять человек сразу. Она закрыла лицо и зарыдала.

 

            Сергея посадили в карету «скорой помощи» и она, сопровождаемая патрульным автомобилем, выехала со двора. Старушки на скамейке счастливо улыбались.

– Повязали. За наркотики. Давно пора, – удовлетворенно сказала Федотовна.

– А скорая-то зачем? – спросила другая.

– Так у него этот… как его… передоз.

– Понятно… – понимающе закивала головой третья.

Справедливость восторжествовала.

 

            Василий приехал около полуночи. Лена с Наташей сидели, обнявшись, на диване в зале и рыдали на разные голоса. «Неужели отец исчез?», – первым делом подумал Вася, не увидев Сергея в квартире. Решив, что сейчас узнавать у них что-либо бесполезно, он поискал глазами Полину. Может, она видела, что произошло? Полина сидела в углу маленькой комнаты и играла в кубики. Она была совершенно спокойна. Подняв на него глаза, Поля  объяснила все ясно и понятно:

– Приходила тетя и много дядей. Они дедю Сережу забрали.

            Целый час Василий бегал на кухню то за водой, то за валерьянкой. Женщины, наконец, немного успокоились и подробно рассказали о случившемся. Василий на минуту задумался, потом заявил:

– Выручать надо!

– Как ты будешь его выручать? Как?! – всхлипывая, спрашивала Лена. От слез ее голос стал гундосым и осипшим. – Эта баба – его жена по документам. Она ведь всех привела.

–  Куда его увезли?

– В психиатрическую лечебницу. Будут делать из него опять Игоря Берестова, – срывающимся голосом сказала Наталья.

– Ну дела… Остается единственный выход – понять тайну его появления. Я полностью уверен, что психиатрия тут ни при чем. Все гораздо сложнее, я давно собирался разгадать эту загадку.

– Так надо было разгадать, а не в пивбар с дружками ходить и за компьютером просиживать! – воскликнула Лена.

– Не наезжай. Завтра займусь сразу с утра. Понимаю, что надо бы поторопиться, а то в «дурке» ему вколют всякой дряни и он совсем разум потеряет. Будет этот Берестов стоять рядом с нашим отцом, ничего не соображая. Врачи же причины не знают.

– Ты тоже не знаешь, – ответила Лена, размазывая слезы по щекам.

– Он исчезнет навсегда, если его будут, как ты говоришь, дрянью пичкать, – в который раз заплакала мать.

– Я попробую для начала поговорить с женой Игоря, а там видно будет. Сейчас нет смысла к ней ехать.

 

            Сергея, как личность склонную к побегу, поместили в закрытый корпус с охраной, в комнату для буйных пациентов. Он пытался протестовать, но укол снотворного его утихомирил.

            Ира на радостях позвонила родителям. Она верила, что все закончилось. Муж полежит еще немного в больнице и опять станет прежним – веселым и любящим.

– Ира! А ничего, что его, будто особо опасного маньяка, держат в специальной палате? Нам с Машей как-то не по себе, – с сомнением проговорил Николай Львович, отец Игоря.

– Он дерется с санитарами. Успокоится, тогда и переведут в нормальную палату. Мне так сказали.

 

             На следующий день к Берестовой приехал Василий. Узнать адрес Ирины для него не составило труда. Он был написан на всех розыскных фотографиях Игоря, еще остававшихся на страницах Интернета. Ира встретила его агрессивно, зайти не предложила и дальше коридора не пустила.

– Вы скрывали его у себя, а мы с ног сбились, искали его! Я не думаю, что вы ничего не знали о том, что он в розыске. Вы не представляете, что я чувствовала все это время!

– У нас были причины… - замялся Вася.

– Причины?! Ну вы и подленький мерзавец! Убирайтесь вон!

– У меня всего пара вопросов – что за человек Игорь Берестов и что с ним случилось?

– Прекрасный отец, спортсмен, отличный муж! Все это было рядом со мной, пока вы не появились!

– Ирина, он сам к нам пришел! Я его даже выгнал сперва, но потом он доказал, что является Лариным и мы его оставили.

            Ира разразилась нервным саркастическим смехом и начала толкать Васю в грудь.

– Ха-ха! Доказал! Ха! И вы поверили этому бреду? Да вас самих в психушку надо, особенно мамашу!

– Значит, он бредил и раньше? А, может, вы мне расскажете? – спросил Василий, одновременно упираясь руками в косяк и стараясь просунуть ногу между ним и дверью.

– Не ваше дело! – выкрикнула Ирина и, поднатужившись, вытолкала Василия за порог.

– Ира! – кричал из-за двери Вася. – Вы поймите – после больницы он будет овощем, а не человеком!

            Вася давно ушел, а Ира все стояла, привалившись спиной к двери.

«Он будет овощем! Он будет овощем!» – как заезженная пластинка крутилось в мозгах. Овощ, как картошка, лежит в погребе и ни о чем не думает, зато живет.

 

 

 Возвращаясь домой на машине, Василий никак не мог сконцентрироваться, все время уходил в себя, а дорога перед ним расплывалась, рисуя картинки только что произошедшей сцены. На перекрестке он едва не задел пешехода. Сотрудник ДПС, оказавшийся как назло неподалеку, отчитывал его, одновременно выписывая штраф, но мысли Васи были далеко. Надо искать альтернативный путь к правде. Ирина взвинчена сейчас и ничего не расскажет, а времени в обрез.

Часть 8

 

Рано утром дверь палаты скрипнула и разбудила Сергея. Въехала каталка с лекарствами, сопровождаемая молоденькой медсестрой и двумя крепкими голубыми санитарами. Не в прямом смысле, конечно. Здесь все носили голубые халаты. Этот цвет успокаивает нервы не только больным, но и работникам.

– Больной, быстро приняли таблетки, запили, язык показали!

– А если не буду глотать? Не хочется, допустим, – заупрямился Сергей.

– Они помогут, – многозначительно сказала девушка и кивком головы подозвала санитаров.

Связываться с ними Сергею не хотелось, поэтому пришлось подчиниться. Высыпав из маленького стаканчика горсть таблеток в ладонь, он закинул их в рот и запил водой.

– Бе–е–е–е! – высунул язык Сергей.

–  Дурак, – заключила медсестра.

– Сама такая!

Она ничего не ответила, развернула каталку и выкатила ее в коридор. Санитары вышли вслед за медсестрой. Один из них улыбнулся Сергею и прикрыл за собой дверь.

В обед пришел врач. Сергей его не помнил, ведь он тогда был Игорем.

– Ох, одни проблемы мне с вами, Берестов.

Сергею надоело спорить с персоналом, пусть хоть лысым чертом называют. Берестов так Берестов. Но перечить не хотелось больше из-за таблеток, которые уже начали действовать – в голове возникла сонная одурь, чувства притупились и уже было все равно, что творится вокруг.

– Бегаете непонятно где, а надо лечиться, – вздохнул врач и присел рядом с ним на кровать.

– Я не буду бегать больше.

– Вот и прекрасно, а то родители ваши приходили, сказали, что не хотят, чтобы вы в этой палате находились. Мы договорились, что вас переведут в обычную, но на закрытом этаже. Только учтите – еще раз такое выкинете – пеняйте на себя.

– Спасибо хоть за это.

– Не за что. Маме спасибо скажите.

«Оксанка, наверное, обиделась на меня насмерть», – подумал Сергей, вспомнив о давней просьбе сестры.

Врач, как и обещал, после обеда перевел Сергея в новую палату. Она была рассчитана на четырех человек, но в данный момент в ней лежал только один пациент. Новоиспеченный сосед Сергея, прищурившись, сверлил потолок странным взглядом и даже не повернул головы.

Вечером появилась Ира с родителями Игоря. Сергей, хоть и не хотел, но все же вышел к ним из палаты, и они сидели вчетвером в холле. Беседа не клеилась. Сергея напрягало излишнее внимание к его персоне. Каждый норовил дотронуться до него и это раздражало. Мама гладила его по голове. Отец все время ободряюще похлопывал по плечу. Ладонь Сергея лежала в руке Ирины практически с самого начала их разговора. Она давно вспотела, но он терпел молча. Не хватало еще накалять обстановку из-за такого пустяка.

 

– Тебе что-нибудь снилось, Игорь? – поинтересовалась Ира.

– Салат из кальмаров.

– Бедненький, ты так сильно хочешь этот салат? Я принесу. А пионеры?

–  С чего они мне сниться должны? Я уже вышел из их возраста лет сорок назад. Тебя еще на свете не было.

Ирина сокрушенно покачала головой и вздохнула.

– Может, что-то еще хочешь, Игорёк?

– Хочу, чтобы здесь всякую гадость в рот не совали, а то я после нее чувствую себя умиротворенным дебилом. И, вообще, зачем вы меня сюда привезли?! Я вас вообще никого не знаю! - начал раздражаться Сергей.

– Успокойся. Это лечение, Игорек. Так надо. Все будет хорошо, - строго сказала мама.

Тут нервы Сергея окончательно не выдержали.

– Игорёк… Игорёк… ну сколько можно? Ну не Игорёк я вам, а Сергей!  Потом меня здесь закормят всяким дерьмом и вы мне еще на пижаму пришьёте табличку «Игорь Берестов» и будете кормить вечно улыбающегося идиота с ложечки!

 

На глазах Иры выступили слезы. Она полезла в сумочку за платочком и нечаянно выронила монетку. Сергей поднял её и вдруг, словно что-то вспомнив, подбросил. Поймав ее и посмотрев пару секунд на выпавшего орла, он произнес странную фразу:

– Орел. На могиле не стоит памятник.

– Что? На какой могиле? – не поняла Ирина.

Сергей заметно расстроился и больше не захотел разговаривать. Берестовы потоптались еще немного и, тихо попрощавшись, ушли.

Сергей вернулся к себе. Сосед по палате – мужчина с большим шрамом на лбу возле глаза – аккуратно перестилал свою кровать. «В аварию, наверное, попал когда-то», – подумал Сергей, обратив внимание на этот некрасивый рубец. Сергей слышал, как медсестра обращалась к нему, называя его Виталием.

– Тебе нравятся здешние порядки? – спросил он Сергея.

– Глупый вопрос.

– Будешь яблоко? В палату не разрешают с собой брать, но я наловчился тайно проносить, – любезно предложил сосед.

– Давай.

Виталий ловким вращательным движением разломил яблоко на две части и протянул половинку Сергею.

– А ты что здесь лежишь? – поинтересовался Виталий.

– Не могу доказать им, что я Сергей Ларин, а не Игорь Берестов. Все считают, что я больной на всю голову и не хотят меня слушать.

– Вот это да! Прямо как у меня! – Виталий обрадовался такому соседству, достал из-под подушки пару мандаринок и угостил одной Сергея. – Так мы с тобой настоящие товарищи по несчастью! Надо будет вместе бороться с ними!

– Товарищи по несчастью? – переспросил Сергей.

– Еще какие! Вот они мне – Яковенко да Яковенко, но я-то не Яковенко…

– А кто? – Сергей удивленно посмотрел на соседа.

– Лейтенант Коломбо!

«Может быть и Коломбо,  я уже ничему не удивляюсь», – подумал Сергей.

 

Тем временем Вася развернул бурную деятельность по разгадке тайны. Благо есть Интернет. Игорь Берестов оказался широко известной в узких кругах личностью. На сайтах, посвященных мотоспорту, то и дело мелькала его фамилия. Клуб Берестова «Летучие мыши» располагался на окраине города возле старого карьера. Василий решил съездить туда. Наверняка кто-нибудь из членов клуба сможет рассказать ему об Игоре.

 

Возле гаража стояло несколько спортивных мотоциклов. То и дело входили и выходили из дверей молодые парни в спецовках.

– Привет, земляк, – обратился он к первой попавшейся спине, склонившейся над мотоциклом.

– Привет… что надо? – парень был очень занят, но повернулся. – О! Васька, а ты что тут делаешь?

Большая удача, что парень оказался бывшим одногруппником по институту. Жора учился вместе с Василием  на первом курсе, потом ушел. Раз он имеет отношение к мотоклубу, значит, из него можно будет вытянуть многое.

– Я приехал по поводу Игоря Берестова.

– Так он в больнице лежит – туда и езжай. Правда, он «кукукнулся», вряд ли с ним получится нормальный разговор.

– Это мне известно. Мне бы с его другом лучшим поговорить по поводу его болезни. Хочу узнать, как он в лечебницу попал.

– Так это все знают – шаровая молния шибанула нашего капитана. С тех пор у него глюки порой возникают. То по-немецки заговорит, то еще что-то непонятное отчебучит.

– Поподробнее можно узнать что произошло? – от этой информации у Васи вспотели ладони и пересохло во рту.

– Давай подойдем к Дамиру – он  с ним был в тот роковой день, – предложил Жора.

Дамир оказался приветливым парнем. Он обрадовался, узнав, что Василий пришел сюда с целью помочь Игорю. Дамир пригласил его пройти внутрь гаража, в котором имелся небольшой и чистый кабинет. Предложив Васе присесть на кожаный диванчик, он налил обоим в стаканы чай.

– Что конкретно интересует? – спросил Дамир, усевшись на диванчик напротив Василия.

– История с шаровой молнией.

– Хе - х…  сто раз уже рассказывал всем, ну ладно еще разок расскажу.

Рассказчиком Дамир оказался отменным. Василий, правда, попросил его ничего не приукрашивать, а описать только то, что было на самом деле.

Начало истории не представляло для него интереса. Какие-то ненужные детали и разборки: кто кому должен за разбитый мотоцикл. Затем Дамир перешел от путешествия по трассе к описанию места стоянки, где молния застигла их врасплох. Вот тут уже Василий не упускал ни слова и на всякий случай уточнил:

– Не доезжая трех километров до Камышинского вокзала, на дороге под железнодорожным мостом? Я правильно понял?

            – Все верно, – подтвердил Дамир.

            С этого момента события в его рассказе начали развиваться с головокружительной быстротой.

– … я им говорю: «Ребята, она с мозгами!»…

– Стоп, Дамир, с какими мозгами? – изумился Вася, а воображение тут же нарисовало ему светящийся и переливающийся человеческий мозг.

– Точно тебе говорю – она все понимала эта шаровая молния!

– Да ну…

– Я тебе говорю – понимала все! Я слово скажу – она ко мне, – Дамир вытащил ложку из стакана, облизал ее и приставил к своему носу. – Максим что-то брякнул, а она к нему, – для наглядности он тут же поднес ложку к лицу Василия. – Только рот откроешь – она сразу кидается. Как бешеная собака.

Вася опасливо отодвинулся подальше.

– Мы ни живы ни мертвы. Не знаем, что нам делать. Тут наш капитан Берыч  тихо-тихо приказывает: «Всем заткнуться!».

Дамир, возбужденно жестикулируя руками, вскочил с диванчика, сверкнул черными глазами и продолжил:

– Эта падла разумная затряслась, задергалась во все стороны и как заверещит: «Кто это сейчас вякнул?!».

– Кто – молния?! – воскликнул шокированный Василий.

– Да!

– Не может быть, чтобы молнии разговаривали. Врешь, поди?!

– Просто было очень похоже, будто она так сказала.

– Ну, вот видишь, а то…

– Ужасно рассердилась, затрещала, а морда у неё кровью налилась!

– Морда?!

– Ну да!

– Ладно… что дальше?

– Я бы мог ее ударить и вышибить мозги, но рядом «Хонда» моя стояла. Бак мог рвануть, и тогда некому было бы рассказывать эту историю. Капитан показал нам счет до трех с помощью спецназовских знаков. Это означало «рвем в разные стороны». Мы и драпать кто куда. А этой суке наш капитан приглянулся. Самого лучшего выбрала.

– Лучший? И чем он лучше всех?

– Игорёха сам этот клуб создавал, свои бабки тратил. Он самый крутой водила среди нас. А она его… – шлепнув ладонью в сжатый кулак, Дамир закончил свой рассказ.

– Да-а… фантастика… – протянул потрясенный невероятной историей Вася.

– Думаешь, я вру?! Да у меня видео с регистратора осталось! – рассердился Дамир, ему показалось, будто Вася не поверил.

– Видео?! Покажи!

Они пододвинули стулья к другому столу, на котором стоял компьютер, и Дамир запустил видеофайл.

Почти весь экран занимали чьи-то перевернутые ноги, потом ноги побежали, и стало видно спину Игоря.

– Останови, Дамир. Почему все вверх ногами?

– Так мой шлем на рукоятке висел; я про это видео только через три дня узнал случайно.

– Давай монитор перевернем, а то как-то неудобно смотреть.

Монитор перевернули, и картинка на экране стала понятной. Тот момент, когда летящий светящийся шар со скоростью брошенного снежка влетел в голову Игоря, кто-то аккуратно смонтировал, и он повторился три раза подряд. Для пущего эффекта. После попадания молнии Игорь взмыл свечкой на полтора метра вверх и упал без чувств. Дальше было видно, как парни приводили пострадавшего друга в чувство.

– Это я его вытащил с того света, я же пожарным работаю, – похвалил себя Дамир.– Этот хиляк Ренат уже через десять минут выдохся, а я нет.

– Молодец! – присоединился к похвалам Вася. – Можно файлик мне на «мыло» сбросить?

– Напиши мне какой у тебя ящик – проблем нет, скину.

– А что с ним происходило потом? Говорят, видения у него были какие-то?

– Спроси у Ирки, я мало что знаю. Она мне ничего не рассказывала. Ребята поговаривали – он мог далеко в прошлое заглядывать.

            – Сплошные загадки и чудеса… спасибо, Дамир, – поблагодарил Василий и вышел из гаража.

 

Вася сел в машину, но долго не заводил мотор, прокручивая в голове поразительный рассказ Дамира о разумной молнии. Понимала она или нет – это вопрос спорный, но то, что она напала не сразу – это, конечно, что-то необъяснимое. И еще один немаловажный факт – дата съемки на регистраторе совпадала с тем днем, когда обнаружили его отца. Уже вечерело, но Василий решил ехать в Камышинск безотлагательно.

 

 В здании провинциального вокзала  было непривычно тихо. Василий понял, что приезжать сюда вечером не имело смысла. Никто не знал, где искать обходчика, который нашел тогда его отца.

– Приходите завтра. С утра его смена, – вот и все, что сказал ему бригадир на станции.

            Делать нечего – пришлось ночевать в машине на вокзальной стоянке. Вася позвонил матери и сестре – узнать как у них дела, но решил пока ничего не рассказывать о молнии.

Утром Вася опять вернулся в здание вокзала. Обходчик оказался обычным забулдыгой, но тем легче будет договориться.

– Можешь показать то место, где ты нашел в прошлом году человека? - без всяких предисловий обратился Вася, крутя на пальце брелок от машины.

– Могу, но неохота, – ответил тот, мельком взглянув на Васю.

– Пол-литра ставлю сразу.

            Обходчик прекрасно знал: если ставят сразу и не торгуясь, значит можно срубить еще.

– Да уж… сам купить могу.

– Три пузыря тебе беру, но при одном условии – покажешь мне точное место.

– Беги.

– Куда? – не понял Вася.

– За пузырями.

– Сейчас сбегаю, базара нет, – согласился Вася.

– Стой, братец! – приказал он. – Купишь с дозаторами – я только такую пью.

– Какая тебе разница? Водка – она и есть водка.

– Большая! В дорогую бутылку фуфло не льют! – важно заявил обходчик.

            «Надо будет запомнить эту фразу»,  – подумал Василий.

– Колбаски мне еще прихвати! – крикнул ему вдогонку мужичок.

 

            Обходчик взял принесенную Василием водку, спрятал ее в шкафчик и заторопился к месту происшествия. На машине туда напрямую не проехать – пришлось бы сделать слишком большой круг, поэтому они пошли пешком вдоль путей. Добрались за десять минут. На мосту обходчик замедлил шаг и внимательно посмотрел под ноги.

            – Вот здесь, возле этой коробочки, – он показал на маленький железный ящик, прикрученный к шпалам.

– Точно?!

– Да. Именно здесь я нашел мертвяка. Он лежал лицом вниз, будто его сзади чем-то по голове треснули. Документов при нем не было.

– Он не мертвяк, он живой до сих пор.

– Как живой?! – испугался обходчик. – Я сам видел – он даже не дышал. Я ногой шевелил его, а он хоть бы хны.

– А ты чего сейчас сдрейфил? – спросил Вася.

– Я не сдрейфил, с чего ты взял? – мужичок сразу принял независимый вид.

«Сотовый и деньги ты у отца тогда выгреб из карманов. Да хрен с ними», – подумал Вася.

– Свободен, спасибо.

            Мужчина повернулся и, спотыкаясь о шпалы, поспешил к любимой. К той, что с дозаторами. Василий остался и внимательно рассмотрел рельсы, шпалы, гравий, но ничего подозрительного не нашел. По склону он спустился вниз к автомобильной дороге. За бордюром лежали несколько пыльных и раздавленных всмятку пластиковых стаканчиков. Значит, здесь стоял мотоцикл Дамира, а над его головой то место, где молния настигла отца. В девять часов тридцать семь минут, если судить по регистратору. Жаль, что мотоциклисты ничего не знали о трагедии, которая произошла наверху. С этим все ясно, но осталось еще много вопросов, на которые нет ответа.

 

            Что такое шаровая молния? Сгусток энергии. Большая молния, сжатая до предела в клубок. Холодная плазма. Если рассматривать душу человека не с религиозной точки зрения, а с научной, то душа – это тоже электрический сгусток энергии. Без электричества не было бы жизни. Мозг посылает электрические сигналы куда нужно: хоть к языку, хоть в руку. Сердце тоже управляется импульсами. Вполне можно допустить, что обычная молния, попав в отца, захватила его душу и вышла с обратной стороны моста в виде шаровой молнии. А дальше, попав в мозг Берестова, постепенно подменила ему сознание. Кто же Игорь на самом деле? Ларин или Берестов? Все зависит от того, кто сейчас доминирует. Природа явно предусмотрела защитный механизм (Василий сознательно отгонял от себя слово Бог, отец всегда воспитывал его в духе воинствующего атеизма). Нельзя запускать два разума одновременно, так же как нельзя бездумно наложить друг на друга две разные компьютерные программы. Чехарда взаимоисключающих команд сразу введет компьютер в ступор и он зависнет. Вот почему отец не знает Берестова. Они никогда не встретятся в своем сознании. Иначе две личности из-за внутреннего конфликта сразу бы сошли с ума. Или случилась бы мгновенная смерть. Вот почему он боится исчезнуть. Можно ли вернуть отца назад в свое тело? Вряд ли. Наука еще не достигла такого совершенства. Парни говорили о каких-то странностях Игоря, возможно на каком-то подсознательном уровне все же существовал внутренний конфликт. Только Ира об этом не хотела рассказать. Человеческий организм – тонкая саморегулирующая система. Если регулятор в порядке, то кто-то из двоих – Сергей или Игорь – рано или поздно должен уйти, хотя возможно он до поры до времени и спрячется в организме глубоко-глубоко. Надо обязательно сходить к врачу и все ему рассказать. Никакой душевной болезни у Игоря или у Сергея – кем он сейчас является – нет. А вот поверит ли он? Одно теперь ясно – если разрушить химическими препаратами тонкий барьер между Лариным и Берестовым, то произойдет непоправимое.

            Мощный гудок тепловоза и грохот колес над головой прервали мысли Василия. Он сделал несколько снимков эстакады на сотовый телефон и вернулся в свою «Шкоду». Завел мотор и поехал в сторону Екатеринбурга.

 

 

 

продолжение следует

Средний рейтинг: 0
Дата публикации: 13 марта 2017 в 17:04