0
52
Тип публикации: Критика
Рубрика: рассказы
Тэги: рассказ

ЛЮБОВЬ — ЭТО…


" Любовь никогда не перестаёт…"
(1-е Коринфянам, 13:8)



— Постели ей клеёнку, бабуня, а то внучка напудит ночью и будете рыбу вдвоём ловить… — плутовато хихикая, порекомендовал лукавый дед, обслюнявил палец и листнул советскую газету за март 1979 года. 
 
Бабуля, не отвечая ни слова, расстелила на диван большую толстую клеёнку и накрыла её махровой полосатой простыню, ярких цветов радуги.  

В это время Зойка сидела под столом среди ножек стульев и перекладывала удивительные канцелярские ручки, которые её дедушка сам изготавливал из разноцветного плексиглаза, кусочков бронзы, эпоксида, алюминия и даже бивней мамонта. Ручки эти были уникальными, их дед делал специально на подарки. А неудавшиеся экспериментальные экземпляры складывал в коробку в тумбочке. Ими-то Зойка и любила играться. Она доставала волшебную шкатулку из дедовой тумбы, вынимала раритетную канцелярию и… всовывала в неё разноцветные пасты, а затем высовывала.  

Зойкин дед мастерил не только ручки, но и прочие уникальные вещи: военные ножи, например, и кортики. Но такой арсенал был исключительной редкостью среди его работ. В основном-то он делал ножи кухонные, для своей ненаглядной бабули, чтобы ей было удобно готовить. А раритетные произведения он всегда дарил.

Зойка, бывало, подглядывала, когда дедушка секретно на кухне хвастался бабуле новым раритетом в кожаной красивой коробке, похожей на дипломат. Но Зойке в те минуты вообще не разрешали входить на кухню. А если же замечали, что она подсматривает, то дед фыркал на неё очень строго:

— Анну, брысь отсюда!.. Кыш!
 
И Зойка пряталась озорно за двери. А через пару секунд уже снова с интересом подглядывала. 

Но больше всего Зойка любила играть бабусиной золотой бижутерией: серьгами, брошками, кулонами и всякими там бусами брендовыми блестящими. В тот удивительный вечер она их все на себя напялила и, стоя в одних трусах перед зеркалом, заворожено любовалась своей красотой. И Зойкина красота была ошеломительной. Однозначно. Пф… Безусловно!
 
Но вдруг крохе в голову нагрянула жадная мысль… и она заорала громко бабуле на кухню: 

— Ба!.. Ты ш мне подалиш вшё швоё жолото?.. Подалиш, плавда ш?..

— Подарит, подарит! — захохотал умилённо дед с зачарованной Зойки, похожей в ожерельях на люстру. — Баба тебе весь свой чемодан золота подарит!.. Если дотащишь!

— Виростеш, я тобі ВСЕ подарую! — донёсся из кухни голос бабушки. 

И счастливая Зойка стала бережно укладывать всё своё ценное приданное обратно в маленькие кругленькие металлические коробочки из под леденцов. Их дедушка часто в 1960-х дарил Зоиной бабуле. В те времена то было модно: маленькие разноцветные леденцы в красивых кукольных коробочках. 

Бабушка, завершив все дела по кухне, пришла укладывать Зойку спать. За пятку она вытянула внучку из-под стола, высвободила её от груды блестящих бус, умыла, причесала и нарядила в длинную ночную рубаху. Чмокнула в темечко и прошептала нежно:    
 
— Ну, все, давай, вкладайся, Зоїнька, на бочок і ближче до стіночки. 

— Мм… — закапризничала Зоя, не желая ещё спать.

— Лягай, онучечка, а я поряд з краєчку лягу. Давай вже баєчки.

Зойку уложили на перовую подушку и укрыли сверху мягким одеялом. От его прикосновения, очень нежного и приятного, Зойка успокоилась живо, выставила вверх ручки, потянулась натужено и зевнула.  
 
Ну, вот и умничка! — похвалил внучку дед, — Баю-баюшки, заинька, спокойной ночи тебе. 

Дедушка погладил Зойку по голове, погасил люминесцентную лампу в спальне, и ушёл спать.

Прошло немного времени, и Зойка почти что уже заснула. Но в коридоре всё ещё горел свет, и там суетилась бабушка. Она причёсывалась гребешком у зеркала и завершала последние приготовления перед сном. Сквозь наползающий облачком сон Зойка всё ещё видела, как колышась, парит образ бабушки, ну, словно бы в светлой дымке. И вот её образ парил то в одну сторону, то в другую… А вот он надвинулся в сторону Зойки, подлетел очень близко, пригнулся, поцеловал в чёлку ласково и… вдруг…
 
И вдруг стало происходить что-то странное… Что-то очень непонятное для Зои, чего она ещё никогда-никогда в своей жизни не видела… 

Что же это?..
 
Зойка сильно испугалась, и даже поджалась вся, но глаза не открыла  полностью, специально, чтобы проследить за бабушкой.

А бабушка вдруг начала водить над Зойкой рукою. Сначала подвела руку к её лбу, потом к её животу, потом к левому плечу, а потом к правому. И при этом начала что-то шептать тихонечко. Неразборчиво так, непрерывно. Потрясённая Зойка пыталась расслышать, что же шепчет такое бабуля, и разгадать, что делает. Но у неё не получалось… Бабушка всё водила и водила над нею рукою, и шептала всё что-то, шептала. А Зойкин страх неизвестности всё нарастал и нарастал сильнее. И вдруг… 
 
Вдруг Зойка еле-еле расслышала те неразборчивые слова, которые тихонько шептала бабушка:
 
— … пш-пш матір Божа, Маріє, в ім’я сина твого Іса Хрестє, захисти мою серденьку Зоїньку, і дай дитяті здоровця… пш-пш-пш… пш-пш-пш… благослови її Отче наш… пш-пш-пш… і сили, і щастя даруй солодятку. В ім’я Отця, і Сина, і Святого Духа. Амінь!
 
И окончив шептать и махать рукою, бабуля, удалилась от Зойки тихо на цыпочках, чтобы проверить, не подглядывает ли за нею её милый дед, старый шпион и атеист советский. Но уверившись, что тот уже крепко спит, — а дедушка уже протяжно храпел, — она выключила в коридоре свет и осторожненько легла рядом с внучкой. Притянула Зойку к своему к животу, облечённому в тёплую байковую рубаху, подмяла малютку под свою пышную грудь, как то делают радетельные квочки, бережно обняла цыпку и… быстро уснула.         

А Зойка, ошеломлённая увиденным и затонувшая головой в двух больших бабусиных грудях, ещё пол ночи мозговала, боясь пошевельнуться и блымая чудно округленными глазами: «Ну, ничёсе… и надо же… Так это что же, она меня вот так сильно любит? Так сильно, что даже у каких-то странных попросила для меня счастья? И даже защиты… Хм… Ну, надо же… А я и не знала-то... А она, оказывается, так сильно любит меня … И кого это она, интересно, так упрашивала?.. Какую-то матерь… и какой-то аминь… Хм… А кто же они такие, эти матерь и аминь?.. А те, другие неизвестные?».  

Вообще-то Зойка уже давно догадывалась и интуитивно подозревала, что в Мире этом, где она родилась, не всё вот так просто как на первый взгляд кажется. И что в нём есть что-то волшебное, тайное, и аж до жути секретное. И что тайное это, страшно влиятельное и до трепета могущественное. Но вот что же Оно такое? И где Оно вообще спрятано? Об этом Зойка ещё не знала пока. Но сегодняшней ночью она точно убедилась и ясно для себя поняла, что подозревала она всё верно и вовсе не зря. Все-таки есть в этом Мире какая-то влиятельная и секретная штука. Хм… Банда Оно что ли какая-то?.. 

Но главное, этой ночью Зойка сделала для себя очень важное жизненное открытие: она осознала, что сильная-сильная Любовь — это… ну… в общем, она в точности как её бабушка, волшебная и похожая на тёплый солнечный свет в окошке. Но только в отличие от солнышка, бабушка, — то есть Любовь, всегда-всегда светит, и даже самой-самой тёмной ночью. Вот! 

А наутро они с бабулей ловили рыбу.

Дата публикации: 21 апреля 2017 в 12:02