46
784
Тип публикации: Совет

 

 

Зару очень не хотел умирать, но духи Ки́но уже решили его судьбу, и потому он готовился.

Эти схватили Зару на окраине столицы, выбили огромными дубинами лобовое стекло машины и вытащили наружу через капот. В другой ситуации  он наверняка стал бы сопротивляться, но тогда, при виде татуированных чернокожих великанов тело попросту отказалось подчиняться, а еще он понял, что законы выживания кардинально изменились, прямо в тот момент, в ту секунду, что цивилизации больше нет, и все стало иначе.

Они просто охотники, а он - добыча.

Теперь, запертый в пропитанной запахом мочи и страха клетке с  тремя подвывающими людьми, Зару думал иначе. Ему хотелось жить, ему хотелось сопротивляться, он только ждал момента, когда один из тех двоих придет и вытащит его самого.

Зару сможет, Зару сильный, Зару занимался фитнесом и полгода ходил на боевые искусства.

Но замирал, до рези в глазах сжимая веки, каждый раз, когда открывалась клетка, и огромная черная рука вытаскивала не его. Ки́но выбирали другую жертву, Зару выдыхал и молился, бросая быстрые дикие взгляды на оставшихся.

В них нет ничего человеческого, говорил он себе. Может, когда-то было, но не сейчас. Это не люди, это дикари, безумцы, больные твари. Вон, та белая женщина из соседней клетки, когда ее вытаскивали, визжала и кусалась, пока великан не вбил ей зубы в глотку ударом огромного кулака. Она визжала окровавленным ртом и после, но гораздо тише, а кусаться уже не могла, хотя попыток не оставила. Что в ней человеческого? А этот, которого вытащили последним? Он рвал на теле лохмотья, бывшие некогда хорошим деловым костюмом, и захлебывающимся бормотанием предлагал себя всем желающим. Я буду сосать вас, хрипел он, только пойдите первым... и, может, кто-нибудь в конце концов и согласился, если бы понимал. Зару казалось, что среди всего этого ужаса только он сохраняет сознание, только он может адекватно оценивать случившееся с ними и с миром, и только он способен найти общий язык со своими похитителями.

А потом пришел великан, открыл клетку, схватил его за ногу и поволок по коридору.

Их было трое в помещении, и все они были подвешены ногами вверх. Одежды ни на ком не было, Зару это немного смущало, но к голове быстро приливала кровь, и это беспокоило его больше, чем отсутствие одежды.

А еще он вдруг подумал о том, как все это выглядит со стороны.

Когда-то давно, в другой жизни, они охотились на косуль, сначала стреляли в этих мелких оленей, везли в охотничий домик, потом затаскивали их тушки в большую, с покрытыми кафелем стенами, комнату, и подвешивали для разделки.

Прямо как сейчас их самих.

Боже.

 Послышались шаги, и в комнату зашли великаны.

 - Эони, - сказал один из них, - присмотрись. Они будут злиться, если мы выберем неправильно.

Великан говорил на местном, и Зару его понимал, хотя прожил в стране не более полугода. 

 - Сегодня будет хороший Харарей Нуи*,  - ответил второй. - Толстого на корм.

Первый вытащил из-за пояса мачете и широким взмахом вспорол пузо одного из висевших. Темная кровавая масса кишок  шмякнулась на бетонный пол, разбрызгав вонь и дерьмо.  Зару зажмурился и сжал зубы, второй подвешенный взвыл и затрясся в безумном припадке.

 - Халаты, - сказал тот, кого звали Эони, - пока пусть стечет, и будем разделывать.

Первый воткнул мачете в тушу толстого, вытер руки об окровавленный фартук, махнул головой, и великаны вышли из комнаты. Зару медленно открыл глаза и снова зажмурился: по телу, сначала по животу, груди, горлу, а потом и по лицу текла моча, его, Зару моча. Ему было мерзко, противно и стыдно, но он ничего не мог с собой поделать. Второй подвешенный продолжал выть и дергаться, а потом, в какой-то момент, веревка, за которую тот был подвешен, не выдержала, и он рухнул вниз.

 - Освободи меня! - громко зашептал Зару. - Развяжи ноги, ну, давай, быстрей!

Пленник с трудом поднялся, огляделся, подтянул стоявший у стола окровавленный деревянный ящик, влез на него и принялся дергать веревку.

 - Давай же, быстрей, быстрей, - торопил его Зару. - Они вернутся... прямо сейчас, чего ты...

Пленник вдруг слез с ящика, и Зару уже было испугался, что тот его бросит, но человек подошел к туше толстяка, выдернул мачете, вернулся и резким движением перерубил веревку. Зару свалился на пол, больно ударился плечом, хотел закричать, но лишь застонал, и, придерживаясь за скользкое дерево, стал подниматься.

 - Матоу и вайхо, - сказал пленник, - и тейе ней!**

Зару закивал, пленник показал жестом на стол, где лежал второй мачете.

 - Танго. Марипи. Танго,*** - быстро зашептал он и пошел к двери.

Зару поднял тяжелый нож, взвесил в руке, хотел было пойти за вторым пленником, но снаружи раздался шум, и он замер.

- Они возвращаются, - сказал Зару, - отойди, спрячься.

Но человек не успел, в проеме уже показалась огромная тень.

- Мясо освободилось, - прогремел голос одного из великанов. - Быстро сюда!

Пленник замахнулся мачете и бросился из комнаты, послышался шум борьбы, потом зазвенел металл, кто-то громко закричал и человек забежал обратно.

 - Ахау и патуа ай котахи! - кричал он и размахивал руками. - Я убить одного!

Зару не успел обрадоваться: вслед за пленником в комнату вошел великан, которого звали Эони, а затем и второй, в белом, окровавленном на плече, халате. Пленник замер посреди комнаты и медленно повернулся.

 - Это мясо испортило мне халат, - проворчал второй. - И освободило другое мясо, забери его Ки́но.

 - Эй, ты, - сказал Эони и ткнул пальцем в Зару. - Положи нож и отойди в сторону. Это мясо, - палец передвинулся на пленника, - не заслужило ножа, мы разделаем его руками.

- Я вас резать, - зло прошипел пленник. - Тебя резать куски. Его резать куски. Идти сюда, я резать  всех!

Сжал обеими руками рукоять мачете и встал в стойку. Великаны переглянулись.

 - Плохое мясо, ошиблись опять, - сказал Эони. - Надо было это выбрать, не то, толстое.

 - Теперь халат менять, - согласился другой. - Плохой сегодня день, Харарей Нуи не удался.

Из темной дыры в полу донеслись жуткие чавкающие звуки.

 - Они просыпаются, - сказал Эони, и обращался он не к напарнику, а к пленникам. - Видите, мясо, вы разбудили Теер`Нааф, и теперь либо они съедят вас, либо всех нас. Но мы можем выйти и закрыть дверь, так, Илани?

Великан кивнул, соглашаясь.

 - Правда Теер`Нааф будут очень злы, если мы так поступим. Они сожрут вас, а потом полезут по канализации в город. И будут жрать там всех, кого встретят. Пока не наедятся. А потом снова будут жрать. Выберутся из города и снова будут жрать. Потому что Теер`Нааф недолго бывают сытыми. Вы хотите, чтобы так было?

 Зару непроизвольно мотнул головой, второй пленник не шелохнулся, лишь сильнее сжал мачете, и Зару не был уверен, понимает ли тот хоть что-нибудь.

 - Ты, мясо, - снова ткнул пальцем в пленника Эони, - у тебя остались родственники там? Семья, дети? Ты хочешь, чтобы их сожрали Теер`Нааф?

Зару не хотел. У него никого не было здесь, в этой стране и в этом городе, но ему жутко не хотелось, чтобы Теер`Нааф выбирались из дыры, из канализации и из города. Вообще, он не знал, что или кто такие Теер`Нааф, и отчаянно не хотел знать этого. Вот только...

Если все оставить, как есть, ему придется узнать.

И если не оставлять, тоже.

И он боялся даже предположить, что из этого будет лучше.

Напрягся, быстро шагнул вперед и одним ударом снес пленнику голову. Тело, на мгновение задержавшись, повалилось на бок, забрызгивая кровью стены и великанов, голова откатилась в сторону дыры и упала внутрь. Снизу послышался противный, высокий, на еле слышимых нотах, хрип, великан по имени Илани кинулся вперед, выбил мачете из рук остолбеневшего Зару и коротким хлестким ударом впечатал его в стену, второй, Эони, пинком ноги отправил тело пленника вслед за головой, вытер кровь с лица, выдохнул:

 - Давай толстого, быстрее, сейчас начнется! - и выбежал из комнаты.

Илани поднял мачете с пола, подскочил к висящей туше, сильными взмахами отсёк  руки, потом разрезал тушу пополам, и разрубил каждую половину поперек. Обрезал веревку, встав на колени, спихнул окровавленное месиво в дыру, поднялся, схватил Зару за руку и потащил из комнаты.

- Дерьмовый денек, - выдохнул вонью в лицо Зару, захлопнув тяжелую металлическую дверь. - Чего стоишь?

 - Я... я... - пробормотал Зару отказывающимся подчиняться языком.

 - Чего встал, дерьмо? - переспросил еще раз великан. - Да, не удивляйся, тебя повысили, и сейчас уже ты - дерьмо. Дерьмом надо заслужить стать. Ты - заслужил. Теперь хватай нож и быстро тащи сюда мясо из клеток, этим будешь заниматься, пока... Пока не сдохнешь, или не станешь снова мясом. Понял?

Зару стошнило, он упал на колени и затрясся на полу в судорогах, размазывая собственную слизь с остатками пищи по бетону.

 - Дерьмо и есть, - сплюнул Илани. - Будут сопротивляться - забивай на месте, сейчас нам понадобится много мяса. Вот сюда, - он хлопнул ребром ладони по горлу, - как того. Одним ударом, чтоб не воняло после, и тащи в ту комнату. Только подальше от дыры: Теер`Нааф проснулись, а затянут тебя - тоже... блевать будут, потом не отмоешь.

Он сплюнул еще раз и скрылся в полумраке коридора.

Зару медленно поднялся с колен, разбитой ладонью провел по телу, по ногам, пытаясь убрать липкую зловонную массу, поднес руку к лицу и криво улыбнулся.

Он дерьмо.

Он будет резать тех, остальных, забивать и тащить сюда, столько, сколько будет нужно.

Да, он дерьмо.

Но он жив.

Слава Теер`Нааф.

------

(искаж. маори) Священный Праздник

**(искаж. маори) - Мы уходим... сейчас!

 

***(искаж. маори) - Нож. Бери. Нож.

 

 

 

 

Дата публикации: 15 июля 2017 в 23:45