7
134
Тип публикации: Критика
Рубрика: миниатюра

Свет заиграл на карандашных рисунках в благородном деревянном обрамлении и укрытых стеклом. Я бережно вытираю пыль со стеклянного покрывала, и внутри себя слушаю грустную музыку воспоминаний. Она льется тихо, как будто маленький скрипач боится своей игры перед лицом искушенных ценителей.

Мой дом не представлял из себя ничего особенного – «двушка» на первом этаже пятиэтажного панельного дома, Квартира была оставлена мне матерью для скорейшего продолжения рода. Отец умер, и мать ушла жить к моей старенькой бабушке, исполняя дочерний долг. Одна комната в моем доме была именно моя, вторая же – гостевая или зальная. В стенах моей комнаты, вернее, на ее стенах звучали «мелодии моего воображения». Так я называл свои рисунки - отраженные на бумаге полеты мечты. На одном из них юная девушка бежит по песчаному берегу моря. Ее волнистые темные волосы растрепал встречный ветер, не в силах сдержать стремление молодой жизни. И вот это стремление вместе с открытостью к миру, встретив, я бы не смог забыть…

Автобус меня связывал с работой пять раз в неделю. Два раза в неделю вторник и четверг в этом автобусе я видел ее, девушку, как на рисунке в моем доме. Не было только моря и ветра, а только постоянно переполненный автобус. Когда я смотрел на эту девушку, я не замечал времени. Выходили мы на одной остановке «Педагогический институт». И дальше я дышал ей в спину, пока она не сворачивала в одноименное учебное заведение, а я продолжал путь до своей работы.

Однажды во вторник я весь автобусный маршрут крутил головой, прошел по салону от одного конца до другого – девушки не было. То же самое повторилось и в четверг. Заволновавшись, что больше ее не увижу, по памяти я нарисовал портрет исчезнувшей. Мне хватило смелости прийти в институт, найти завкафедрой и даже сказать ей, что вот влюбился и помогите найти. К моему удивлению, завкафедрой узнала девушку по портрету и даже дала ее адрес. Звали девушку Вероника.

Ее квартира находилась в паре остановок от моего дома – в такой же типовой пятиэтажке. Вечером я позвонил в дверь, потом постучал – никто не открыл. В окнах квартиры света не было. Я стал вечерами дежурить возле ее дома. На третий день я увидел Веронику, идущей к дому.

Кому-то это может показаться предосудительным, но я подошел к Веронике и предложил познакомиться. Я не умолчал о том, что искал ее. Мне не хотелось быть совсем уж первым встречным. Тем более уже смеркалось, и я волновался за ответ девушки, который нельзя было предсказать. Но она не испугалась, не оттолкнула меня словом. Девушка запомнила, как я смотрел на нее автобусе, о чем сообщила прямо и, быть может, даже насмешливо. Вероника сказала, что лежала в больнице, и если хочу, то я могу зайти в гости. Это было произнесено неожиданно, смело и без тени флирта, как если бы я был добрый старый друг. Я зашел. Мы пили чай и много говорили в этот вечер. Потом были еще вечера - похожие и непохожие на первый.

Вероника жила в пригородном поселке. Родители снимали ей квартиру. Про болезнь она мне рассказала не сразу. Это была безответная любовь, которую Вероника решила вычеркнуть из своей жизни вместе с самой жизнью. Она выпила снотворные таблетки...

Вероника переехала в мой дом и стала здесь хозяйкой. Это она заказала рамки из благородного багета для моих рисунков, а потом мы их вместе развесили на стенах нашей маленькой комнаты. Я был счастлив.

К нам в гости приходили однокурсники Вероники – парни и девушки. Они делали курсовые работы, дурачились. И я тоже принимал в этом участие. Уходили ребята все вместе, провожала их обычно Вероника. Один раз присоединился к проводам и я. Диалог между одним из однокурсников и Вероникой затянулся, и я напрягся. Я всмотрелся в него. Внешне это был высокий, симпатичный парень, и ему бы очень подошло определение «хороший». Я ничего не имел против хороших парней, но меня сильно смутили те комплименты, что он успел сделать на прощание Веронике. Это была лесть, довольно грубая. Но самое страшное – эта лесть понравилась Веронике. Постепенно между мной и Вероникой начала расти стена. Она уже не смеялась так, как раньше, моим шуткам, не встречала меня радостно, когда я возвращался с работы. Я не сомневался в Веронике: такая девушка если разлюбит, просто уйдет. И однажды она так и сделала.

Я не буду описывать, как переживал разрыв с Вероникой. У меня не было душевных сил оставаться в месте, еще хранящим ее образ. Я уехал в другой город. Устроился на работу, снимал квартиру. Но ни один день там не принес мне счастья. Я тосковал и решил вернуться в мой дом, туда, где рождались мелодии моего воображения.

 

Я протираю рамку следующего рисунка, на котором мужчина и женщина, стоя на коленях,  с болью и отрадой сжимают друг друга в объятиях. Сбоку от них рельсы, по которым уходит вдаль поезд. Позади мужчины - дорожная сумка, брошенная в порыве стремления. Встреча их не кажется неожиданной - ее ждали, ждали годами. Меня отвлекает характерный звук - на сотовый телефон пришло сообщение. Обычно в это время приходит реклама, и, без особого порыва, взял телефон. В сообщении я увидел два слова - «Прости меня!».

Средний рейтинг: 3
Дата публикации: 13 ноября 2017 в 20:19