5
80
Тип публикации: Совет
Рубрика: рассказы
Тэги: фастфуд

  Воскресное утро набирало обороты: солнце уже бодро шагало по небосводу, разогревая остывший за ночь асфальт, а его яркие лучи бесцеремонно заглядывали в окна спящих домов. Десятки звонких птичьих голосов, сливаясь в единую мелодию, гармонично заполняли улицы, дворы и парки. Идиллию нарушило одно обстоятельство - звук тяжелой одышки. Хриплое сопение и постоянное посвистывание исходило от девушки Тамары, явно куда-то спешащей. Возраст её тщательно скрывался под пятью, грузно свисающими, желеобразными подбородками. Серая футболка с надписью: "I hate vegetables" промокла и готова была порваться от любого Тамариного движения, но каким-то чудом оставалась цела, сдерживая натиск огромных грудей и, хранившихся под ними, жировых отложений. Живот же, словно выдавленное тесто, вытеснялся футболкой, свисая практически до колен. Ноги обтягивали чёрные лосины, в которые будто напихали по мешку картофеля. Ходьба давалась Тамаре тяжело. Каждый шаг сопровождался страдальческим кряхтением. Суставы хрустели и болели, от чего приходилось временами останавливаться, чтобы перевести дух. Пот солёными ручьями заливал ей лицо и глаза. Обтирая физиономию засаленным  платком она продолжала свой мучительный путь, вдохновленная неукротимым желанием. По дороге ей встретилась женщина с ребёнком. Тамара посмотрела на мальчугана и улыбнулась, но улыбка вышла натянутой, похожей на оскал. Малыш отвернулся, уткнулся маме в бедро и заплакал, тихонько, сквозь слёзы приговаривая: "Мама, она хочет меня съесть". Подобие улыбки мгновенно исчезло с Тамариных уст и, что-то пробурчав себе под нос, она заковыляла дальше.Впереди показалось квадратное двухэтажное здание из тёмного стекла. Вывеска, алевшая над его входом, гласила: кафе "Fatty Donalds".                          -Ну, наконец-то! - задыхающимся  голосом прошипела Тамара. Перед лестницей, ведущей к дверям, девушка остановилась. Глядя на четыре ступеньки, ей почему-то вспомнились пирамиды Майя. -Будь оно не ладно! - сердито хрюкнула Тамара. Её неподъемная нога оторвалась от земли и потянулась на первую ступеньку. Тело мгновенно ответило брызнувшей со всех пор влагой, будто сжали наполненную водой губку. Ещё рывок, и вторая ступенька поддалась. Ещё усилие, и третья покорилась. Победный шаг, и Тамара оказалась на высоте. Тут её немного качнуло и она чуть не повалилась назад, но, удержав равновесие, скакнула вперёд и всем своим весом буквально снесла входную дверь. По инерции её пронесло через весь зал кафе. Остановилась она только перед самой кассой, за которой стоял молодой парень и светился своей выдрессированной улыбкой, обрамленной сверкающими брекетами. Жёлтая, блестящая табличка на груди нарекала его Петром. Парень был среднего роста и довольно-таки худощав. Можно сказать, что он полная противоположность Тамаре. Рабочая одежда висела на нём, как тряпка на швабре, а красная пилотка постоянно спадала на глаза. Пётр добродушно смотрел на Тамару.Она жадно хватала ртом воздух, издавая при этом какой-то сиплый скрежет. Когда её дыхание стало ровным парень услужливо спросил: -Здравствуйте! Что будете заказывать? Тамара сделала глубокий вдох и, полностью окрепнув в силах, принялась перечислять: -Так, Петя, мне, пожалуйста, шесть тройных бургеров "Рваный рот", пять двойных чизбургеров "Невлезай-ка", три чикенбургера "Набитые щечки", четыре, нет, лучше пять порций картофеля "Big Daddy", шесть порций соуса "Протолкай-ка", две больших "Кока колы" и два коктейля "Млечный путь". И, если можно, принесите всё это за мой столик.                                                                   От удивления челюсть Петра немного приоткрылась, глаза выпучились, а слова застряли где-то внутри. Очнувшись через мгновенье, он быстро заговорил: -Да-да, конечно! Всё сделаем! Тамара расплатилась за заказ и, одарив парня всё тем же звериным оскалом, направилась к ближайшему столику. Зал был пуст. Девушка с лёгкостью выбрала понравившееся место. Она с трудом протиснулась на диван и растеклась по нему. Её жидкий зад скрыл его полностью, а то, что не вместилось повисло с краёв. Началось томительное ожидание. Желудок сердито урчал, требуя срочной подпитки. Толстые пальцы тарабанили по гладкому столу. Спустя десять минут перед Тамарой начали появляться долгожданные яства. Пётр с тележки-каталки переставлял еду на её столик, затем выпрямился, улыбка всё еще украшала его юное лицо, и пожелал приятного аппетита. -Шпасибо! - уже с чизбургером во рту ответила Тамара. В её бездонную глотку, словно в чёрную дыру, проваливались один за другим бургеры и чикенбургеры. Картошка, обильно смазанная соусом, влетала в её пасть с пулемётной скоростью. Тамара, как насос, втягивала в себя кока колу вперемешку с молочным коктейлем. Крошки летели в разные стороны, падая на брюхо, стол, пол. Избыток соуса сочился с уголков губ, каскадом растекаясь по подбородку. От активной работы челюстями лоб покрылся испариной. Тамара была на пике блаженства. Она чувствовала единение со своей едой. Каждый укус отдавался эхом радости в её желудке. Неожиданно Тамара остановилась. Глаза её стали округляться, наполняясь ужасом. Остатки не проглоченной пищи посыпались изо рта. Лицо залилось багряной краской. Правой рукой она схватилась за то место, где должна находиться шея. Всей своей тушей она стала раскачиваться, пытаясь выбраться из стесняющих оков. Рывок, ещё рывок, и Тамара с корнем вырывает стол. Посуда с едой салютом взлетает в воздух и хаотично стелется вокруг. Девушка, стоя на ногах, пытается что-то сказать, показывая пальцем на горло, но челюсть лишь беззвучно открывается и закрывается, как у рыбы. Пётр среагировал быстро. Когда-то он проходил курсы медицинской подготовки  и знал, что нужно делать в такой ситуации. Парень подлетел к девушке, пристроившись сзади неё. Он попытался обхватить её за талию и сомкнуть ладони в замок под грудью, но рук хватило только до боков. Тамара тем временем уже походила на помидор. Перед глазами всё плыло. Она почувствовала, что куда-то ускользает, проваливается. Мрак сгущался над ней, пока полностью не поглотил. Тамара устремилась в бесконечность, кругом была лишь тьма и пустота. Она падала, барахтаясь руками и ногами, пыталась хоть за что-то уцепиться, но всё было тщетно. Внизу показалось маленькое пятно, которое быстро разрасталось. Вот уже можно было различить цвета: много зелёного вокруг серого. Падение ускорилось и девушка буквально нырнула в это пятно. Вода окутала Тамару со всех сторон. Выталкивающая сила выплюнула её на поверхность словно поплавок. Взору открылся сказочный вид. Озеро, в котором она бултыхалась, окружал густой лес. Тамара медленно повернулась назад и увидела причал, на котором стояли мальчишки в одних трусах и как-то странно на неё смотрели. Она подплыла ближе и поняла, что это мальчишки из её детства. Двое из них - Костик и Семён - опустились на колени, протянули ей руки и помогли выбраться из воды. Тамара встала на ноги у края причала. Вода, стекавшая по телу, образовала под ней небольшую лужу. Мальчишки обступили её полукругом и молча смотрели. Тамара заулыбалась, но ответа на её улыбку не последовало. Каменные лица старых знакомых холодно взирали на неё. Костик сделал шаг вперёд, тот самый которого она так сильно любила в детстве. Он обмерил её презрительным взглядом и с отвращением сказал:          -Посмотри, во что ты превратилась. Ты такая жирная, что тобой можно заткнуть тоннель  под Ла-Маншем. С этими словами полукруг разразился диким хохотом. Мальчишки тыкали в Тамару пальцами и кричали: "Жирная, жирная!". Смех становился всё громче, переходя на бесноватый ржач, который,  казалось, заполнил весь лес, озеро и вероломно проникал в Тамарино нутро. Он сделался невыносимым, тягостным, разрывающим на части. Лица мальчишек изменились: рты их растянулись, огромные, кривые зубы торчали в разные стороны, языки раздвоились, как у змей, ноздри широко раздувались, а взгляд стал пустым и зловещим. Полукруг сужался, медленно приближаясь к Тамариному лицу. Она беспомощно переводила взгляд от одной рожи к другой. Не зная куда ей деться, девушка закрыла руками глаза и зарыдала. Смех тут же прекратился. Не веря своим ушам, Тамара немного опустила руки. Мальчишки всё еще стояли полукругом, а их лица приняли нормальный облик. Костик сверлил Тамару взглядом практически в упор.                           -Очнись, жирная свинья! - прокричал он и со всей силы ударил кулаком ей в грудь. Тамара вскрикнула, повалилась с причала в воду и камнем пошла ко дну. Внезапно яркий свет ударил ей в глаза. Лёгкие, беспрепятственно наполнились кислородом. Из далека доносились расплывчатые звуки, похожие на плач. Они становились всё яснее, пока в уши не врезался истерический крик: -Да, очнись же ты, жирная скотина! Скорее! Скорее! Вставай! Зрение сфокусировалось на заплаканной девушке, склонившейся над Тамарой. Она колотила её в грудь и всё кричала: -Вставай! Вставай! Жирная тварь! Тамара хотела уже возмутиться, но из горла вырвался лишь несвязный хрип. А девушка над ней всё не унималась и уже толкала её бок, пытаясь перевернуть. Тамара качнулась вправо, влево и с помощью девушки перевалилась на правую сторону. Затем встала на четвереньки. На полу, перед собой она обнаружила тот роковой, недоеденный кусочек картошки, который чуть не погубил её. "О, картошечка!"- радостно подумала Тамара и, прильнув губами к полу, тут же её всосала. Справа раздался пронзительный визг, который заставил Тамару обернуться. Прямо на неё, неестественно вывернув шею, уставилось лицо Петра. Во взгляде его застыла безысходность, а  некогда лучезарная улыбка навечно искривилась в гримасу ужаса и отчаяния.

Дата публикации: 15 декабря 2017 в 11:57