0
317
Тип публикации: Совет
Рубрика: рассказы

   Бледный мерцающий свет от монитора падал на мраморное лицо Егора. При таком освещении оно казалось кукольным, словно искусственным, и лишь частое подергивание мимических мышц выдавало в нем жизнь. Нервное клацанье по клавиатуре и кликанье мышкой сопровождались раздраженными комментариями и отборными ругательствами. От нависшего в комнате напряжения пространство будто сжалось и готово было разорвать любого, кто осмелится пересечь его границы. Егор настолько увлекся игрой, что мир вокруг него растворился и перестал существовать. Виртуальная реальность полностью поглотила его сознание и, казалось, что не он управляет игрой, а игра манипулирует им. Но, вот, в сюжете настал переломный момент. Егор всем телом напрягся и наклонился вперед, практически уперся в монитор. Красноречие его достигло вершины сквернословия и раскалило воздух до предела. Пальцы отбивали безумную чечетку на продавленных кнопках, грозя вдавить их до самого основания. Егору осталось сделать решающий ход. Он набрал полные воздуха легкие и затаил дыхание. Со свистом опорожняя свою грудь, он прокричал:
-Получай, поганый ублюдок! Сдохни,  мерзкий пидо...
Монолог его прервался вместе с отключенным электричеством. Всё погрузилось во тьму. Секундное молчание разразилось неистовым визгом и ударами, всё той же бедной, клавиатуры о стол с такой силой, что было слышно, как её кнопки дружно посыпались на пол, а вместе с ними и всё, что было на столе. Егор истерическим фальцетом завопил:
-Мама! - в бешенстве кричал он - Мама, твою мать! Где ты, сука?! Иди сюда!
Дверь в комнату отварилась. Тусклый свет перешагнул через порог вместе с ароматным облаком свежеприготовленного обеда. Тёмная женская фигура молча проскользнула в дверной проём. В следующую секунду шторы на окнах распахнулись, и комната озарилась яркой уличной белизной. В помещении царил беспорядок. Повсюду была разбросана одежда и различный хлам, в том числе: дорожный знак, лопата, роликовый конёк, автомобильное колесо, дырявое ведро. Под компьютерным столом валялось множество пустых банок из-под энергетиков, обёртки шоколадок, окурки и другой мелкий сор. По воздуху стелилась белая пелена дыма, приходившая в волнообразное движение от малейшего дуновения, лениво перекатываясь и обволакивая все вокруг. Казалось, что Егор тоже был огромной кучей мусора и являлся неотъемлемой частью этой грязной композиции. На нём висела чёрная потрёпанная футболка с белыми разводами от пота, того же цвета джинсы были засалены и местами протёрты до дыр. Чёрные густые волосы торчали в разные стороны и блестели. Лицо его было совсем юным, но постоянное недосыпание, недоедание и пребывание в полумраке отложило серый отпечаток на нём. Потемневшая кожа буквально обтягивала череп, выделяя его острые черты. Чёрные пятна вокруг глаз обрамляли воспаленные, покрасневшие белки. От яркого света Егор резко закрылся руками и раздраженно крикнул:
-Ты что, блин, делаешь?! Хочешь, чтобы я ослеп?
Не обращая внимание на его недовольство Мария Викторовна открыла форточку и спокойно сказала:
-Как у тебя тут всё задымлено. Грязь кругом. Ты бы прибрался...
-Не твоё собачье дело! - оборвал её Егор - Что с электричеством?
-Не знаю. Похоже, что во всём доме отключили. Ты когда в школу пойдёшь? Скоро экзамены.
-Когда надо, тогда и пойду! - недовольно пробубнил он. Затем взял со стола оставшуюся банку, поднёс её к губам и, убедившись, что она пуста, поставил обратно. Повернувшись в кресле, он исподлобья посмотрел на мать.
-Дай мне денег! - потребовал Егор.
-Тебе зачем?- мягко поинтересовалась Мария Викторовна.
-У меня закончились сигареты. И мне надо сходить в одно место, решить кое-какую проблему.
-Опять пойдёшь в компьютерный зал? Ты всё своё время и деньги тратишь на эти проклятые игры.- в голосе её зазвучали нотки упрёка и негодования - Ты не спишь, не ешь, постоянно куришь и пьёшь какую-то дрянь. Ты стал похож на зомби.
Егор вскочил с кресла и вплотную подступил к матери. Ростом он был выше её на голову. Его выпученный взгляд сверлил её сверху, а маленький тонкий рот выбросил ей в лицо смердящий град злословий:
-Не тебе меня учить жить, тварь! От тебя бегут все мужики, а ты пытаешься воспитывать меня. Воспитай сначала себя, дура! Дашь денег или нет?
Краска сошла с лица Марии Викторовны, её поджатые губы занялись судорожной тряской, глаза наполнились блестящей влагой. Она отвела в сторону правую руку и наотмашь, с жаром опустила её на лицо Егора. Сын гневно сверкнул взглядом, схватил мать за плечи и толкнул с такой силой, что она повалилась на пол и ударилась затылком о батарею. От резкой боли Мария Викторовна тихонько вскрикнула и слёзы ливнем хлынули из её печальных глаз. Она поднялась, держась рукой за голову, посмотрела на сына и дрожащим, захлебывающимся голосом крикнула:
-Ты жестокий, как твой отец! Ты животное!- с этими словами, плача, она выбежала из комнаты.

Егор остался один. Его переполняло чувство гнева и обиды. Откуда-то из глубины его почерствевшей души поднималась на верх кипящая лава, готовая пролиться наружу и сжечь всё на своём пути. Руки тряслись. Глаза бессмысленно смотрели перед собой. Он медленно перевёл взгляд на окно, которое, странным образом, покрывалось мелкими квадратами, похожими на пиксели. От окна они стали распространяться во все стороны, постепенно захватывая стены, потолок и мебель. Егор метнулся к двери, но она была полностью покрыта мозаикой, уже перекинувшейся на пол и быстро подступающей к его ногам. Пространство вокруг Егора сужалось. Через миг эта зараза набросилась на него и поползла по грязным штанам, поглощая каждую клетку его тела. В отчаянии парень закричал, пытаясь стряхнуть с себя эту гадость. Но она упорно пробивалась на верх, всё ближе и ближе подкрадываясь к лицу Егора. Наконец, сегментами стали покрываться щёки, лоб, нос и область вокруг рта. Когда эта мерзость проникла в его горло, то ужасный крик перешёл в какое-то электронное звучание - страшное, нечеловеческое, пульсирующее. И, вдруг, всё затихло, замерло, остановилось. Егор тяжело дышал. Он осмотрелся вокруг. Комната изменилась: её краски приобрели неестественно яркий цвет, с чётко выделяющимися границами, как в компьютерной игре. Егор посмотрел на свои руки - они тоже изменились - обросли мускулатурой, как у культуриста.
Неожиданно за дверью раздался звериный рык. Затем появилось огромное щупальце и медленно поползло по стене. Вслед за ним в дверном проёме возник чудовищный кальмар. Глаза его вперились в Егора, а с большущих клыков капала зелёная слизь. "Что за безумие?!" - подумал Егор. Страх, охвативший его, заставил попятиться назад. Он быстро вертел головой в поиске какого-нибудь оружия.
- Отлично! Алебарда мага 80-го уровня! - обрадовался Егор, обнаружив в углу средство самозащиты.
Он схватил алебарду и приковал свой взор к чудищу, которое издавало душераздирающий рёв.
- Ну, давай, урод, подходи! - дрожащим тихим голосом зазывал Егор.
Кальмар запустил в комнату ещё два щупальца и подтянулся на них ближе к Егору.  В этот момент парень занёс алебарду назад и с криком в прыжке сразил чудище прямым ударом в голову. Истошный вопль вырвался из пасти монстра, и он замертво упал на пол, с хрипом выпуская остатки воздуха. Тишина окутала комнату, лишь частое дыхание Егора нарушало беззвучие. Он неподвижно смотрел на безжизненную груду бесформенной слизи, которая, вдруг, покрылась мелкой сеткой и рассыпалась на части. Под этой скорлупой оказалась Мария Викторовна. Её проломленная голова обрастала багровым пятном, потянувшемся к ногам Егора. От ужаса он вскрикнул, отшатнулся и , споткнувшись, упал на пол.
- Этого не может быть! Этого не может быть! - не веря в происходящее, бормотал Егор. Он пятился назад, пока не упёрся в стену.
-Что за бред? Это сон? Может, это какой-то вирус? Надо срочно выйти на улицу.
Он поднялся на ноги и мелкими шажками подкрался к бездыханному телу. Взявшись за древко, Егор вытащил алебарду из головы матери. Затем перешагнул её и направился к выходу. Он открыл входную дверь и прислушался. Подъезд ответил лёгким свистом сквозняка. Тогда Егор вышел на лестничную площадку, прикрыл за собой дверь и стал потихоньку спускаться вниз по лестнице, держа перед собой алебарду. Его сердце бешено колотилось, отдаваясь гулким эхом в ушах. Виски  до боли сжались, а в горле застрял огромный ком, который никак нельзя было проглотить. Уже на первом этаже перед самым выходом на улицу за спиной послышалось как открылась дверь, и из квартиры выполз гигантский паук. Все его восемь пар глаз уставились на Егора и, буквально, пожирали его. Лохматые лапы быстро засеменили по лестнице в сторону оторопевшего парня. Но молниеносный выпад сразил членистоногое наповал. Паук упал и хлопьями начал распадаться на куски, словно пепел, обнажив обездвиженное тело соседа Ивана Сергеевича. Его стеклянный взгляд застыл в одной точке на потолке.
- Да что это за хрень? - взвыл Егор. Он быстро направился к выходу, открыл дверь и посмотрел во двор. Летний день подходил к концу. Оранжевый диск наполовину скрылся за горизонтом. Воздух был наполнен странными звуками, ни на что не похожими, словно их пропустили через искажающий фильтр. Рычание, скрип, свист, вой, бульканье, - всё слилось в одну бесконечную мелодию, мерзкую на столько, что Егору хотелось отрезать себе уши. Повсюду сновали невообразимые твари разных видов и размеров. Волосатые, склизкие, прыщавые, многоглазые и многолапые, они были источником этой какофонии, резавшей слух. Егор выбрался из подъезда и вдоль стены, прячась за кустами, покинул свой двор.
Солнце уже полностью скрылось, и лишь алый небосвод выдавал его недавнее присутствие. Егор сидел на корточках, за гаражами, опёршись лбом на своё оружие, и пытался понять сложившуюся ситуацию. И тут его осенило. Он нутром почувствовал, что ему нужно сделать.
- Надо уничтожить главного урода! - твёрдо и уверенно сказал Егор. Он встал и целенаправленно двинулся туда, куда вело его чутьё. Лицо его выражало полную решительность. Шаг его был скорый и широкий. Ночь уже вступила в свои права. Одинокие фонари создавали вокруг себя желтые острова, которые в три-четыре шага пересекал Егор с алебардой наперевес. Послышался далёкий протяжный рёв. С каждой секундой звук этот нарастал, делался гуще и безобразнее, словно сама преисподняя говорила с ним. Следом показался чудовищный змей. Его синее тело плавно извивалось, быстро приближаясь. Глаза горели, а из клыкастой пасти клубами валил серый дым. Егор широко расставил ноги и приготовился к атаке, когда услышал электронный голос: "Next level! Next level!".
      "Ага, следующий уровень."- подумал он.
          Тем временем змей наступал. Его вой становился нестерпимым. А за спиной искусственный голос всё повторял:"Next level! Next level!"
          Егор вслушался, когда голос стал искажаться и меняться, приобретая естественный оттенок: "Nекст level! Экст level! кст деvel! сто дебеl!".     Неожиданно фраза преобразилась, заставив Егора обернуться. К нему бежал станционный смотритель и кричал: "Стой, дебил! Уйди от туда!".
Егор опустил глаза и обнаружил в своих руках окровавленную лопату. Змеиный вой тоже изменился и походил уже на что-то знакомое и ясное. Это был гудок вперемешку со скрипом тормозящих колёс. Егор повернул голову в тот момент, когда товарный состав приблизился на столько, что почувствовалось тепло от его ослепительных фар...
- Эх, что ж ты наделал, парень?! - сокрушался станционный смотритель,

стоя у затихшего локомотива. - Всё! Конец игры!

Дата публикации: 19 декабря 2017 в 13:45