16
101
Тип публикации: Публикация

Йоф придумал себе имя. Конечно, в паспорте стоит другое, но так - лучше. Друзья привыкли моментально. В двадцать лет всё легко, кроме того, что нереально.

- Почему - Йоф? - с легким испугом спросила мама. Ей было за сорок и привычки менять сложно.
- А почему бы и нет? - парировал Йоф на бегу. Он всегда перемещался по квартире быстро. Быстро ел, быстро одевался. Даже спал как-то нервно, часто крутясь в постели.
- Мы с отцом... - она запнулась. Как всегда, вспоминая мужа. - Придумали тебе хорошее имя. Выбирали. Старались, вообще-то.
- Не дави на жалость! - ответил Йоф. Он бросал в рюкзак тетрадки и был сосредоточен. - Привыкнешь. А отцу - без разницы.
Отцу, действительно, уже два года было всё равно. Скользкая дорога, лысая резина, запоздавшая "скорая"...
- Но это - еврейское имя! - настаивала мама, следя глазами за скоростными сборами сына. - Странно как-то. И потом: смена имени - это изменение судьбы. Стоит ли?
- Нет, я сам придумал. Точнее, приснилось. - Последняя тетрадка никак не лезла в набитый рюкзачок, и он вертел её в руках. Оценивал нужность: впихнуть или оставить. И где наушники? - Смена судьбы? Пусть будет!
Мама вспомнила, что крутит в руках полотенце. Посмотрела на него, вздохнула и вышла из комнаты.
- Какая разница, как меня зовут? - раздражённо бросил ей в спину Йоф. - Я всё тот же.
Вот в этом он ошибался. Перемену заметила и Вика.
- Ты стал другим... - она наматывала прядь его волос на палец. Потом отпускала, глядя на непослушную спираль. Любуясь лежащим на её коленях. - Был таким мягким... Добрым. А теперь стал йофыком. С колюффками.
Йоф дёрнул головой. Ему было неприятно. Хотелось встать и уйти - от Вики, из её тесной комнатки. Стереть номер и забанить в контакте. Вообще, никогда не видеть больше.
- Не сюсюкай! - резко бросил он. - Мне пора.
Резко встал и пошёл обуваться, накидывая на ходу куртку.
Вика вздохнула и подумала, что зря начала разговор. Раньше Йоф - вот мерзкая кличка! - посмеялся бы с ней вместе. А теперь...
- Я позвоню, - бросил он и хлопнул входной дверью. Китайский колокольчик на красном шнуре звякнул жалобно и затих, не принеся домой счастья.
Йоф спускался по лестнице, тяжело, словно незаметно набрал вес. Ничего не замечая, он думал. Отец... С ним бы сейчас поговорить. Он бы тоже не понял, но сказал, как обычно:
- Тебе жить.
Именно этого сейчас и не хватало.

Йоф толкнул дверь подъезда и вышел на улицу. Стоп! На улицу? Дверь всегда вела во двор. Скамейки, собачники, мусорные баки и пара десятков машин. Ничего подобного: перед ним была именно улица. Мелкая брусчатка под ногами, близко - всего-то метров пять - дома на другой стороне. Низкие, в пару этажей, прижатые друг к другу. Ставни. Угловатые крыши.
Он обернулся и вместо привычной двери с огоньком домофона увидел стену. Он вышел из стены?! Йоф потрогал обшарпанную штукатурку пальцами. Ткнул в стену кулаком. Вполне себе реальность, данная в ощущениях.
- О-фи-геть... - почти по слогам прошептал он.
- Соглашусь с вами, - вежливо ответил кто-то за спиной. - Первая реакция обычно такая и есть. Вторая - отрицание, третья - гнев.
Йоф резко повернулся на голос. На него серьезно смотрел средних лет господин. Пальто, шляпа, небольшая собака на поводке: что-то типа таксы, с узкой мордочкой и вытянутым телом.
- Где это я? - растерянно спросил Йоф.
- В Городе, разумеется. Мы все в нём, вы - не исключение.
Господин так выговаривал "Город", что заглавная буква подразумевалась сама собой.
Йоф полез в карман и достал телефон. "Нет сети". Вот спасибо...
- Спрячьте вашу коробочку, - так же серьезно продолжил господин. - Многие сочтут её колдовством.
- И что? - раздражённо спросил Йоф, пытаясь поймать сеть вручную. - Сожгут меня?
Сеть не ловилась. Навигатор растерянно вытолкнул прицел местоположения на ровное серое поле. Отказался считать это место существующим.
- Да ну, бросьте! - махнул рукой господин. - Просто оштрафуют. На первый раз - сто лет взаперти. Мне кажется, вам не понравится, хотя... Могу и ошибаться.
Йоф сунул телефон обратно.
- Оштрафуют - посижу. Что это за... Город? Это Россия?
- В какой-то мере, да. В какой-то - нет.
- Перестаньте меня путать! Какая это страна? Какой город? Мы же по-русски говорим.
Господин потянул за поводок, такса, увлеченно обнюхивавшая йофовы "найки", недовольно заворчала.
- Сегодня я дежурный, - совсем уж невпопад сказал он. - Встречаю, успокаиваю, даю советы. Хотите пива? Здесь отменное пиво.
- Я не пью! - Йоф понял, что его собеседник или псих, или не хочет объяснить ему, что происходит.
- Очень зря... - Господин, видимо, расстроился. Хотя какая ему-то разница? - И, наверное, не курите?
- Нет, - решительно сказал Йоф. - Куда мне идти, чтобы выйти отсюда?
Господин почесал нос.
- Откуда - отсюда? Из Города? Да идите, куда душа просит, это неважно. Налево - центр, ратуша, собор и торговая площадь. Направо - выйдете к Черному мосту. Перейдете, начнется левобережье. Там красиво!
- А как попасть домой? - Первая обещанная стадия плавно перешла в третью, Йоф разозлился. Ему хотелось ударить господина в шляпе, непонятно только, за что. Не он же виноват.
- К себе обратно? Не имею представления, простите, - господин пожал плечами. - Многие думают, что мы - на том свете. Спорная версия, но особых аргументов против не имею.
Йоф понял, что добиться ответа не удастся. Он отодвинул господина чуть в сторону и, стараясь, не наступить на вертевшуюся под ногами собаку, пошёл налево. В центре должен попасться хоть один адекватный человек. С ответами на вопросы, а не с этим бредом про тот свет.
- Молодой человек! - сказал ему в спину господин в шляпе. - Я могу посоветовать вам место жительства.
- Обойдусь! - буркнул Йоф.
- Жаль, жаль... До скорой встречи!
Его собеседник вежливо приподнял шляпу и направился в другую сторону, останавливаясь, чтобы дать собаке обнюхать интересующие её столбики и деревья. Спешить им обоим было некуда.
Низкое серое небо без всяких следов солнца висело над Городом. Моросил мелкий дождь - не капал, а будто распылял в воздухе воду.
Улица резко сворачивала влево, через пяток домов виднелась широкая площадь.
Здесь на первых этажах начались магазинчики. Или рестораны? Понять решительно невозможно. Что вот значит вывеска "Несчастная любовь"? Бордель? Или рюмочная? А как вам "Третий инфаркт"? Шикарное название для кабака, кстати. Или "Рыбья кость". В витринах был навален разный хлам - старые велосипеды, чемоданы с открытой пастью, стопки книг, бутылки, удочки, одежда на верёвках. Может, это всё антиквары?
Взгляд Йофа зацепился за совсем уж странную вывеску - "Лысая резина". Автотовары, что ли? Совсем загадочно.
В приоткрытой двери лавочки стоял отец. Он курил, привычно держа сигарету огоньком в кулак, как привык с юности. Те же потрёпанные джинсы, как и всегда. Свитер грубой вязки, который он смешно называл "рыбацким".
- Папа? - растерянно спросил Йоф. - Это ты?
Отец затянулся и бросил сигарету в широкую урну у двери.
- Привет, Сашка! Как видишь - я. А ты-то зачем так рано?
- В смысле? - Йоф коснулся отца. Потрогал плечо. Вполне материальное. - Здесь?
- Ну да, - отец грустно улыбнулся. - Ладно я, дурак, сто сорок в дождь... К вам спешил. Но - не судьба. А ты как? Заболел чем-то? Машина сбила? Водка паленая?
- Погоди, пап... Я живой! Я от подружки полчаса назад вышел. Не сбивал меня никто, какие в подъезде машины?! Заболеть, пока с двенадцатого этажа до первого дошёл - тоже бы не успел. Точно, живой.
- Сомневаюсь. Очень сомневаюсь... - отец покачал головой и, вместо продолжения разговора, ушёл в свой странный магазин, захлопнув за собой дверь. Щёлкнул замок и Йоф снова остался на улице один.
Он повернулся и побрёл дальше к площади, почти не обращая внимания на многочисленные надписи "Преклонный возраст", "Ошибка полостного хирурга" и "Ревнивый муж Екатерины".
- Молодой человек! Снова вы? Я почему-то так и знал, что вы здесь, - с деланным удивлением сказал всё тот же господин с собакой. - Не желаете зайти?
Йоф резко остановился. Перед ним был магазинчик с пустой вывеской. Ровный серый прямоугольник, а в витрине... От его детских машинок до подаренного мамой год назад ноутбука. Он оттолкнул господина и вбежал внутрь. Пустой зал с полками, набитыми его вещами - старая одежда, давно выброшенные кроссовки, разноцветные, ещё школьные тетрадки. Подаренный Викой свитер. Одна стена с плакатами любимых групп, вторая - его детские рисунки. Все. Даже выкинутые черновики. Даже подаренные друзьям шаржи. Он испуганно огляделся. Потом вышел на порог и взглянул вверх на вывеску. На сером проступили жирные красные буквы "Падение с высоты".

 

Вика вышла в магазин через час после спешного ухода Йофа. Она была расстроена. Злилась на себя, на него, на жизнь в целом. Сбежав по ступенькам, она вышла из подъезда. На асфальте, чуть левее входа, подсыхала тёмная лужа. Словно кто-то плеснул масляной краской, да так и оставил, засыхать. В стороне, возле скамеек, стояла машина  полиции. Две соседки - с третьего и восьмого - оживленно обсуждали между собой что-то.
- Не наш, точно, не наш! Наркоман, небось. Ширнутся - и в окно. Этот с десятого шагнул, говорят. Через перила.
- Вот родителям горе! Молоденький совсем, жить да жить бы...
- Совсем сдурели, конечно.
Вика вежливо поздоровалась и пошла дальше. Ей было неинтересно. Не забыть бы купить кофе, сахар, колбасу и подсолнечное масло. А вечером попробовать позвонить Саше... Тьфу! Йофу. Или лучше написать? Да, так будет проще.
Пообижается и перестанет.

Дата публикации: 30 декабря 2017 в 02:52