8
83
Тип публикации: Публикация
Рубрика: юмор рассказы

Увидев, в одной из программ ТV, озабоченное, сверх меры упитанное лицо президентского родича, повествующего о том, как они, лучшие сыны Отечества своего, буквально без сна, и не щадя живота своего, спасают Родину от кризиса, я неожиданно вспомнил о своём куме. Планы, которые вынашивались на ближайшие дни, мгновенно растаяли, уступив своё законное место проснувшейся авантюрной жилке. Недаром же говорят: «Кум дороже родственника», поэтому одежда и обувь для вылазки на природу, с фантастической скоростью, перекочевала в дорожную сумку, туда же следом отправился набор «ведь не с пустыми руками ехать», главный компонент которого, чтобы ненароком не быть разбитым, аккуратно поместился в середину багажа.

Почти три часа пришлось любоваться пейзажами соседних районов, медленно проплывающих за окном скоростной электрички. Между скукой и наступающей дремотой, время от времени в голове мелькала картина завтрашнего дня: иду по девственному лесу, где не ступала нога человека, где хитрые грибы ещё не научились прятаться от грибника, в правой руке у меня – нож, в левой – лукошко, полное грибов. При каждом срезании нового гриба, навязчиво преследует мысль: нужно было взять хозяйственный пакет, а лучше – два, с рисунком красной клубнички, они – самые крепкие. Но все это будет несколько позже – завтра, а сегодня моё, недавно начавшееся, приключение сделало первую остановку возле сельского магазина, где кум встретил меня, чтобы я ненароком не растворился в темноте деревенских улиц…

 

Завтракать довелось всухомятку, из-за того, что «топливо» кончилось вчера вечером, и, по странной случайности, довольно быстро и неожиданно. Идти в магазин некогда – нас ждёт настоящая грибная охота; в моей жизни – не первая, но я чувствую – это будет самая удачная! Подъем настроения и самооценка своих возможностей – не передаваемы.

Войдя в лес последним, недалеко от края, умудрился первым найти белый гриб.

Всплеск эмоций…

Чувство бегуна, выигравшего гонку…

Вчерашняя фантастическая панорама сбора грибов в голове медленно удалилась куда-то на задний план, уступив место наглой и самоуверенной эйфории, наступившей после находки боровика.

Ускорив шаг, бегаю от холма к холму, не пропускаю ни одной ложбинки, ни воронки, оставшихся в великом множестве от войны.

Через полчаса целеустремленного поиска настоящих грибов, взгляд начал всё чаще останавливаться на условно съедобных грибах четвертой категории. Тихая охота продолжается уже в несколько ином русле: в правой руке – нож, в левой – лукошко с одиноким, но первым и большим грибом. Сменяющие друг друга красочные рисунки из «Справочника грибника» в голове сменяет более приятная и доступная картинка: бесцеремонные и решительные девки из Интернета.

 

Неуверенно начинает роптать душа:

- Кум, мы случайно попали в неправильный лес, или по чьей-то неосмотрительности?

- Лес – правильный, закон нарушен, - кум вздохнул, - и теперь все поиски грибов – безрассудны. Можно смело отправляться на рыбалку. Может быть, там повезет…

Большинство компаньонов (вернее, мужская часть) согласились с этой версией, безмолвно кивнув головами. Потом кто-то, тяжко вздохнув, произнёс:

- Да, не обмыт первый гриб. Пропал день…

Пришлось согласиться. Древний обычай нарушен. Все посмотрели вдаль, на N, склонившуюся  над очередным грибом. N – наш «тормоз», наш дамоклов меч.

Бродим, переходя из леса в лес, ищем нетронутые грибные поляны.

В правой руке – нож, в левой – лукошко, в голове – девки (из Интернета) сплелись в неимоверных позах.

Взгляд постоянно спотыкается о пустые водочные бутылки, пластиковую тару, наполовину засыпанные сосновой иголкой; изредка мелькнёт красочная упаковка от противозачаточного средства.

На глаза всё чаще стали  попадаться целые поляны антисептика нового поколения. До чего же красивы их красные шляпки в светлый кружочек! Фантастически красивые грибочки! Они готовы придти на помощь людям! И при умелом обращении с ними, можно неплохо полетать в мире грёз. Сохранились рассказы современников Ермака Тимофеевича о волшебных действиях (презираемого нами) мухомора в умелых руках сибирских шаманов.

 

Как-то, в разгар бабьего лета, иду в своём городе по рынку и вижу старого знакомого, вернее, соседа, периодически исчезающего из поля зрения; подошёл к нему, поздоровался.

- Давно ли вернулся в родные края? Чем торгуешь?

- Да вот, - спокойно ответил он, и приоткрыл один из двух мешков, стоящих возле него. Очевидно, мимика моего удивлённого лица была слишком выразительна, и он быстрым движением руки закрыл мешок, произнеся, как мне показалось, с напускной грустью:

- Да, тебе-то они не нужны.

На рынках страны можно купить, что угодно, и сколько угодно. Но два мешка мухоморов?!

- И как – берут? - нашёлся я с вопросом.

- Товар, не ахти какой, но берут. Помногу не берут. Один-два. Кто – тёще, кто – свекрови... Бизнес – устойчивый. На хлеб хватает – и то хорошо.

После его ответа, я понял без излишних объяснений: почему антисептик – не мой товар, потому что тёщи, как таковой, никогда не было.

Неожиданно, словно проснувшийся отголосок далёкой крови, разметав прочь девок из Интернета, во всю оставшуюся мощь лёгких, вверх рванул крик, отдавая дань древним богам:

- О-о-о-д-и-ин!

И следом – умная, но безнадёжная мысль:

- Мне только найти бы ещё один гриб – килограмм на тридцать, не больше, а то не донесу…

Сегодня не наш день, или не мой?

В принципе, грибники – народ дружный, особенно родственники. Но каждое твоё очередное приседание – лишнее для них, воспринимается, точно кровная обида.

 

- Где оно – немеренное количество грибов? Ни его нет, ни их нет, ничего нет, - торжество победы над опытными грибниками уступило место иным мыслям. - Заглушить бы эту печаль? Нечем! Несправедливость берет верх в этом мире!

Показался край леса. В правой руке – нож, в левой – лукошко, в голове – девки, из Интернета, вновь занялись обычным делом. Но, видимо, я понравился лесу – не насильник, и всего лишь один раз нагнулся. Лес не хочет отпускать понравившегося ему правильного грибника, поэтому у самой границы слышится шепот деревьев в спину:

- Ты – самый справедливый и умный, из всех грибников этого года. Мы всегда будем рады приветствовать тебя за крупицу твоей философии: «Лучший гриб – в штанах и платке». Возвращайся…

Но это так лесу хочется, из-за налетевшего ветерка, опьяняющего своей чистотой и нежностью. У нас же другие рассуждения – трезвые, оттого, что с нами на охоту пошла N.

Утром следующего дня решил в одиночку сходить на рынок – посмотреть, купить натуральных продуктов, чтобы в сравнении познать истину: где они вкуснее и чище – здесь, или в моём Городе Трудовой Славы?

На большое село, словно мор опустился: тишина на улицах, только редкий велосипедист промчится по дороге, хранящей воспоминание о былом асфальте одними бордюрами.

Я как будто попал в «Затерянный мир» Конан-Дойля, расположенный в долине, у самой окраины необозримых лесов. Здесь непередаваемо хорошо: чистейший воздух, лес прямо наступает на дома, река – рядом, вдали, на возвышенности, расположено водохранилище; но самое главное, умиляет немаловажное обстоятельство: Тимошенко – нет, Януковича – нет, а Ющенко – так далеко, что даже не верится – в настоящем ли измерении я сейчас нахожусь.

 

На рынке – одинокая старушка.

- Доброе утро! А где же народ? Спит ли тот, который должен с зарёй вставать? Где же хвалённое деревенское молочко?

- Часы перевели на час вперёд, - немногословный ответ рассеял мои недавние сомнительные рассуждения насчет пустынных улиц.

- Я понимаю, но коровку-то не заставишь доиться раньше или позже – она начнёт мычать и волноваться. Яйца есть?

- Восемь.

- Почему так дорого? Село, однако!

Её ответ шокировал меня.

- Кризис…

- Причём тут кризис к вашим яйцам?!

- В Изюме – по десять…

Я вздохнул от сельской правды, и купил у неё пару десятков – всё, что было. Теперь можно потешить душу – попить сырые куриные яйца. Со стороны может показаться, что моё участие в этом действии, скорее напоминает какой-то таинственный церемониал… Здешние – можно, они – не чета нашим, домашним, из-под кур, бегающих по мусорникам, на своей Родине.

Разговорился с бабулькой, и в итоге нашей непродолжительной беседы оказалось, что её старший сын работает на шахте, которой я отдал двадцать лет своей жизни.

Как тесен мир! И фамилия знакомая, а вспомнить не могу, или не хочу; вроде тридцать лет работы в шахте промчались незаметно, как мне сегодня кажется, а напоминать о себе почему-то ленятся. Годы шахтерской жизни не проплыли, словно в тумане; просто теперь иногда приходит шальная мысль о том, что не стоило век тому назад ссылать революционеров (а позже – диссидентов) в Сибирь, на каторгу. Это был неправильный расход человеческих ресурсов, или непродуманное желание правительственных органов содействовать скорейшему становлению на путь исправления интеллектуалов – носителей новых идей. К нам, на Донбасс, нужно было их отправлять, а не наказывать работой каторжанской за Уралом-батюшкой, когда утром и вечером, надзиратель приносил кружку молока им в камеру. Наши «Мазурки», «Кирпичёвки» и «Пугачёвки»20 смогли бы всех перевоспитать – быстро и надежно.

 

Возвращался не спеша, по дороге любуясь появившимися новыми зелёными горизонтами. В левой руке – пакет с покупкой, в правой – пакет с пустой банкой, а в голове – братская могила (мемориал) с более чем тысячей фамилий односельчан, наших соотечественников и просто советских граждан, отдавших свои жизни в войну за то, чтобы сейчас я, радующийся жизни, шёл и ворчал о том, что не смог побаловаться здешним молочком…

Хорошие и добрые мысли, вопреки логике, ежедневно продолжали вести грибную эпопею по тупиковой ветви. В поисках грибного счастья прошло четыре дня.  Утром, поднадоевшую сухость в горле смываем чаем. Сегодня уезжаем домой…

В электричке, меня, было задремавшего, заставил задуматься женский крик:

- Грибы! Кому – грибы?!

Сидящие, у подъезда моего дома, бабульки с уважением посмотрели на три огромных пакета грибов.

- А какие это грибочки?

- Белый, польский, козляки, да всякие…

- И много его там?

- В следующий раз с косой поеду, - бодро я ответил, дав им очередной повод посудачить о грибных местах за тридевять земель; и шагнул к двери, пропуская вперёд N с вещами и грибами. Вздохнув, и поёжившись под изумленными взглядами, буравившими спину, переступил порог подъезда. В правой руке – грибы, в левой – грибы и вещи, в голове – девки, из Интернета, плюнули и чухнули в разные стороны от услышанной беззастенчивой лжи…

 

 

17.11.2008

Дата публикации: 01 января 2018 в 11:22