1
105
Тип публикации: Публикация

 

  ПРОЛОГ

 

Профессор Сергей Станиславович Вербицкий торопился, потому что не любил опаздывать. Быстро проглотил приготовленный на скорую руку завтрак, даже не почувствовав его вкуса, двумя глотками выпил жидкий тепловатый чай, накинул на плечи серый пиджак устаревшего покроя, взял трость и выцветший от времени кожаный портфель и вышел на улицу.

 

Дорога от дома до университета занимала двадцать минут, и каждый день он проходил ее одинаково: надвинув на глаза шляпу, низко опустив голову и не замечая ничего вокруг. Ни благоухание природы, ни улыбки на лицах спешащих людей, ни шикарные автомобили, важно проплывающие мимо, ни вырастающие прямо на глазах чудеса архитектуры и дизайна — ничто не вызывало даже проблеска интереса у доктора медицины, профессора Вербицкого.

 

Внешним впечатлениям было трудно пробиться сквозь плотную завесу мыслей, много лет назад поселившихся в его голове и навсегда в ней обосновавшихся. Профессор жил прошлым. Более двадцати лет назад он пережил сильное психическое потрясение, и с тех пор так до конца и не вернулся в реальность. Конечно, он ел, пил, ходил на работу, но все это делал автоматически, без интереса. Он словно застрял в травмирующей ситуации, раздавившей его морально и серьезно подорвавшей его здоровье. Никакие события внешнего мира не волновали его так сильно, как воспоминания. Но у профессора не было ни друзей, ни родных, поэтому никто не догадывался о причинах его равнодушия и нелюдимости.

 

В аудиторию он явился одновременно со звонком. Тяжелой, шаркающей походкой прошел к кафедре, кивнул студентам в знак приветствия и присел на стул, чтобы отдышаться. Если головокружение не остановится, придется читать лекцию сидя. Иногда, в дни особенно плохого самочувствия, он практиковал подобный способ ведения занятий, оправдывая его тем, что раз уж сидят молодые студенты, то не грех посидеть и старому преподавателю.

 

Наконец сердце восстановило привычный ритм, и профессор вздохнул с облегчением. Бросил беглый взгляд на огромную аудиторию, амфитеатром уходящую ввысь, могущую вместить сотни слушателей, отметил отдельные фигурки на задних партах, общей численностью не более двух десятков человек. Вяло подумал о том, какие ленивые и равнодушные к будущей профессии стали студенты. Всего второй курс, а уже позволяют себе прогуливать лекции. А стоило ему озвучить тему сегодняшнего занятия, как со всех сторон послышались демонстративные зевки. Видимо, вопросы профессиональной этики психологов никого здесь не интересовали.

 

Не обращая внимания на небрежение публики, он, как всегда, тихо бубнил себе под нос заученные фразы. Студенты, в свою очередь игнорируя лектора, откровенно занимались своими делами. Так и шло бы все своим чередом, если бы не студент Калачев, известный разгильдяй и тупица. Пока он, утомленный ночными приключениями, тихонько дремал на галерке, на него не обращали внимания. Но когда он уснул так крепко, что завалился набок и упал в проход, прямо на ступеньки, Сергей Станиславович не выдержал. Он осуждающе вытянул левую руку в сторону нарушителя дисциплины и внезапно окрепшим голосом вопросил:

 

- Многоуважаемый господин Калачев, не соблаговолите ли поделиться с окружающими своими соображениями о роли профессиональной этики в личной жизни психолога?

 

Калачев моментально пробудился. Быстро вскочил на ноги, привел себя в порядок: заправил выпроставшуюся из джинсов модную рубашку цвета утренней зари, поправил пышную шевелюру. Он был не так прост, как могло показаться с первого взгляда. Умом он не блистал, что правда, то правда, зато изобретательности ему было не занимать.

 

- Уважаемый Сергей Станиславович! - начал он высокопарно. Все затихли в предвкушении развлечения. - Мои скромные соображения в этом вопросе не важны, не стоит на них тратить наше драгоценное время. А вот что действительно интересно...

 

Хитрый студент, по опыту знающий, что большинство людей с ученой степенью падки на лесть, решил этим воспользоваться. Он выдержал некоторую паузу и с пафосом закончил:

 

- Думаю, что не только мне, но и всем окружающим, было бы очень поучительно узнать, приходилось ли Вам за Вашу долгую карьеру психолога нарушать профессиональную этику и какие последствия это имело?

 

Публика бросила свои занятия, и в первый раз взоры всех присутствующих обратились к преподавателю — всем было интересно, что ответит старый профессор. Но Сергей Станиславович повел себя странно: он вцепился руками в кафедру, за которой стоял, так что на лбу вздулись вены, по лицу пробежали гримасы удивления, страха, боли. Дыхание участилось, словно он бежал стометровку, лоб покрыла испарина, профессор начал задыхаться. Наконец, выражение неземного ужаса исказила лицо Вербицкого, будто ему явился сам дьявол, и профессор схватился за сердце.

 

- Всего один раз! Всего один раз! - шептал он как заклинание. Потом начал хватать ртом воздух и медленно оседать на пол.

 

Все произошло так быстро, что никто ничего не понял. Однако вид распростертого на полу тела быстро отрезвил даже самых циничных и заставил действовать. Староста Иванова побежала в деканат, и через пару минут в лекционный зал явился доцент с кафедры внутренних болезней Гаврилов. Беглого осмотра хватило для предварительного диагноза: острый сердечный приступ. Вскоре приехала «скорая», началась обычная в таких случаях суета, и о студентах забыли.

 

Между тем, предоставленные сами себе возбужденные студенты собрались в коридоре небольшими группками и громко обсуждали произошедшее.

 

- Это ты, лохматый черт, во всем виноват, - низенький Сидоров приподнялся на цыпочки и похлопал притихшего Калачева по плечу.

 

- Я-то здесь при чем? - вскинулся Калачев. - Я, что ли, за него нарушал профессиональную этику? Ха-ха-ха! - фальшиво рассмеялся главный зачинщик. Он старался не подавать вида, но на душе, чего греха таить, скребли кошки.

 

- Как думаешь, выкарабкается профессор? - озабоченно спросила Алехина у старосты Ивановой.

 

- Кто знает... Он вроде бы перенес два обширных инфаркта. Так что вряд ли, - в разговор вмешался всезнайка Соболев. - А тебе какая разница? Отчего такая забота?

 

- Да говорят, что ему легко экзамен сдавать... Можно шпаргалками пользоваться. Некоторые умудрялись проносить учебники и списывать... - мечтательно проговорила Алехина.

 

- Ну, теперь ему явно не до нашего экзамена, - рассудительно заметил белобрысый Уточкин.

 

- Да ладно, ребята... Дался вам этот профессор. Если что, пришлют другого, - Калачев крепился изо всех сил. - Все равно лекция сорвана. Айда в «Бригантину»!

 

- Только если платишь ты! - засмеялись окружающие.

 

- Не могу, ребята, я пустой, - вывернул карманы Калачев.

 

- Тебе же на этой неделе пришло два денежных перевода от родителей! - окружающие не могли скрыть удивления. - Куда ты успел потратить деньги?

 

- Тоже мне проблема — деньги потратить! - засмеялся Калачев. - Тю-тю мои денежки! Выкупил зачет по пропедевтике и «четверку» по педиатрии.

 

- Представляю, что за специалист из тебя получится! - засмеялся Соболев. - Все экзамены и зачеты куплены!

 

- Ничего ребята, не боись! Нормальный специалист получится! В этом деле главное что?

 

- Что? - зашевелились все.

 

- Главное — это не нарушать профессиональную этику! - как и ожидал Калачев, его слова утонули во всеобщем взрыве смеха.

 

1

 

Сергей посмотрел на часы и зевнул. Рабочий день подходил к концу. Остался последний пациент, и он свободен. Вечернее солнце согревало омытую весенним ливнем землю, черемуха стучала в окно отяжелевшей от обильного цвета веткой, скворцы устроили маленький концерт. Испортившаяся с утра погода к вечеру наладилась, и у Сергея на сердце было легко и радостно. Сегодня у Марины маникюр и занятие йогой, а это означает, что у него есть шанс попасть в сауну.

 

Последний пациент задерживался, и Сергей заглянул в записи. 17-30, первичная консультация, Вероника Н., 29 лет, проблемы с разводом. Усмехнулся изобретательности Лидочки, медсестры и секретарши в одном лице. Это же надо додуматься до подобной формулировки! Интересно, что бы это могло значить? Но спросить было не у кого, так как рабочий день Лидочки закончился полчаса назад. И Сергей от нечего делать уставился в окно. Надежда на сауну таяла с каждой минутой.

 

Без четверти шесть пунктуальный Сергей начал потихоньку собираться. Поднялся со стула и начал снимать белый халат. Мысли о сауне согревали душу. Внезапно дверь распахнулась, и в кабинет вошла... правильнее всего было бы сказать о ней «дама». Не девушка, и не пациентка, а именно «дама»: высокая, стройная, породистая. Ярко-рыжие пышные волосы, леопардовое платье, вся увешана дорогими украшениями, распространяющая вокруг себя запах французского парфума. Спокойная и уверенная в себе. Истинная женщина в его понимании.

 

Он так и застыл на месте с халатом на одной руке, в смешной и жалкой позе, и посетительница сразу же почувствовала его растерянность.

 

- Добрый вечер! - обворожительно улыбнулась, глядя ему прямо в глаза.

 

Сергей смутился и направленного на себя взгляда не выдержал.

 

- Меня зовут Вероника, - девушка протянула усыпанную кольцами руку. - А Вас?

 

- Очень приятно, - Сергей чувствовал непривычное волнение, и мысли начали путаться в голове, как будто он выпил пару рюмок коньяку. - А меня зовут Сергей.

 

- Какое красивое имя! - искренне восхитилась клиентка. - Где-то читала, уже не помню, что мужчины с именем Сергей примерные семьянины... Сергеи и Михаилы...

 

- Правда? Приятно слышать... - удивился психолог. Ему пришлось собрать всю волю в кулак, чтобы продолжать общение. - Вы знаете, что опоздали на двадцать минут?

 

- Ах, Сергей, разве Вы не знаете, что в это время дня сплошные пробки? Так что я не виновата!

 

- Чтобы приезжать вовремя, нужно выходить из дома заблаговременно, - недовольно пробормотал Сергей, интуитивно понимая, что нужно сопротивляться чарам пациентки.

 

- Ах, доктор, что за пустяки! У меня жизнь рушится, а Вы о каком-то опоздании, - и она не торопясь поудобнее расположилась в кресле. Не обращая внимания на сердитый взгляд хозяина кабинета, открыла сумочку и долго в ней копалась, пока не выудила оттуда пачку сигарет, завалившуюся, по-видимому, на самое дно. Все так же неторопливо вытащила тонкую сигарету и поднесла к губам, выжидательно поглядывая на Сергея.

 

- У нас не курят, - сухо произнес психолог, но дама снова проигнорировала его замечание.

 

- Если я сейчас не выкурю хоть одну, я не успокоюсь, и мы не сможем начать сеанс, - рассудительно проговорила она.

 

- А имеет ли смысл его начинать? - с досадой сказал Сергей. - Осмелюсь Вам напомнить, что мой рабочий день заканчивается через пять минут, а у меня на вечер планы.

 

- Но ведь Вы давали клятву Гиппократа, а я нуждаюсь в помощи!

 

- Я оказываю помощь только в рабочее время.

 

- И Вам меня совсем-совсем не жалко?

 

- Ну, пациентов много, а я один. В первую очередь мне жалко себя.

 

- Понимаю... А что, если я оплачу Ваше время по двойному тарифу?

 

Сергей сделал вид, что обдумывает ее предложение. Он остался бы в любом случае, но хотел сохранить лицо. Вероника вызывала у него противоречивые чувства. С одной стороны, она пугала его, с другой, ему хотелось во всем с ней соглашаться.

 

- Ладно, рассказывайте, только быстрее!

 

- Доктор, можно я закурю, так мне легче будет собраться с мыслями?

 

Сергей манул в знак согласия, лишь приоткрыл форточку.

 

- В моей личной жизни наступил кризис! - начала дама. - Семейная жизнь не удалась. У нас с мужем нет взаимопонимания, душевной близости, любовь давно прошла...

 

- Может быть, Вам станет легче, если я скажу, что Вы не одиноки в своих жалобах? Эти проблемы довольно типичны для нашего общества. Ко мне целый день ходят люди, у которых трудности подобного рода и даже еще хуже. Иногда мне кажется, что все живут на грани, что у всех полно проблем, что не существует семей, у которых все было бы безоблачно.

 

- Ну что Вы, доктор, - искренне удивилась посетительница. - А Вы? Никогда не поверю, что у Вас в семье что-то может быть не так!

 

Сергей заметно оживился.

 

- Да, конечно, у меня отношения в семье идеальны. Но это, вероятно, только потому, что у нас все по науке. Психология — сила!

 

- Ах, доктор, как Вы правы! Теперь бы еще эту силу направить в нужное русло!

 

- Конечно, как же иначе! Приходите ко мне на прием, с мужем... Когда Вам удобно?

 

- Чем быстрее, тем лучше!

 

- Как на счет завтра? В семнадцать часов?

 

- Устроит, завтра нас устроит, огромное Вам спасибо!

 

- Ну, спасибо Вы мне скажете, когда я помогу Вам найти взаимопонимание с мужем и мы совместными усилиями восстановим Вашу семью.

 

С лица женщины моментально слетела улыбка.

 

- Доктор, о чем Вы? Я Вас прошу совсем не об этом!

 

- О чем же Вы меня, в таком случае, просите?

 

- Чтобы Вы убедили мужа расстаться со мной!

 

- Как? Я ничего не понимаю...

 

- Ну что Вы как маленький, в самом деле! Кризис в наших отношениях наступил по моей вине. Я не люблю мужа... разлюбила. У меня есть другой мужчина. У нас с ним настоящая любовь!

 

- Ну, тогда я не понимаю, в чем проблема. Расскажите честно обо всем мужу, он даст Вам развод, и спокойно живите с любимым человеком!

 

- Ах, доктор, Вы ведь психолог! Неужели Вы ничего не понимаете?

 

- Честно говоря, ситуация не стандартная...

 

- Ну как Вы себе это представляете — муж меня любит, заботится обо мне, не пускает на работу, хозяйством занимается домработница, на новый год подарил норковую шубу, на день рождения — новый автомобиль...

 

- И после этого Вы хотите его бросить?!

 

- Вот видите, Вы уже начинаете понимать! Не зря учились восемь лет... Как, скажите, я смогу ему сказать, что после всего, что он для меня делает, я ему изменяю? Да еще с кем? Со своим тренером по фитнесу! Фи! Вы чувствуете, как звучит?

 

- Да, в самом деле, выглядит все ужасно! Но чего Вы хотите от меня?

 

- Все очень просто. Мне нужен Ваш авторитет. Ведь за вами стоит наука! А мой муж очень ценит и уважает науку. Он ей слепо доверяет, и это мне на руку.

 

- Вы хотите от меня чего-то незаконного?

 

- Доктор, расслабьтесь... Вы обижаете меня необоснованными подозрениями.

 

- Скажите прямо, что Вам от меня нужно?

 

- Ничего особенного. Завтра мы с мужем придем к Вам на прием, и Вы скажете, что наши отношения восстановить нельзя. Что наука здесь бессильна.

 

- Но я не имею права. Это же неправда. Это нарушение профессиональной этики!

 

- А если я Вам немного помогу? - с этими словами женщина протянула ему несколько крупных купюр, потом подумала и добавила к ним еще столько же.

 

Сергей задумался, но ненадолго, потому что Вероника начала медленно убирать руку с деньгами.

 

- Хорошо, я что-нибудь придумаю... - и Сергей аккуратно вытащил деньги из ее пальцев и положил в карман халата.

 

- Только, пожалуйста, придумайте, чтобы он поверил в то, что мы не можем быть вместе по его вине, и чтобы он сам стал инициатором нашего расставания.

 

- Но это же...

 

- Вот, доктор, возьмите еще, - она протянула еще одну аккуратную стопку купюр. - Только чтобы он отдал мне половину своего состояния. Должны же мы на что-то жить с моим инструктором!

 

2

 

За ужином Сергей был задумчив больше обычного.

 

- Что-то случилось? - озабоченно спросила Марина.

 

- Нет... То есть да, - Сергей решил изменить своей всегдашней привычке сохранять врачебную тайну. - Не знаю, что мне делать...

 

Внимательно выслушав мужа, супруга некоторое время молчала, барабаня пальцами по столу.

 

- Так, - наконец, протянула она. - Значит, вот какого рода делами ты занимаешься на работе. А я-то думаю, почему ты от меня все скрываешь, прикрываясь профессиональной этикой!

 

- Нет, Марина, клянусь, это впервые! Просто я подумал, ты хотела шубку, а тут как раз подвернулся случай. Самое главное, что в этой ситуации не будет пострадавших! Посмотри, как все замечательно складывается: Вероника уйдет от нелюбимого мужа и обретет счастье со своим инструктором, ее муж избавится от лживой и корыстной супруги, и возможно, в скором времени найдет более подходящую женщину. А ты получишь новое норковое манто.

 

- А ты? Тебе же придется врать?

 

- Ну что же, я готов, это ложь во благо... - Сергей старался говорить с энтузиазмом, но на самом деле на душе у него было неуютно.

 

Сергей пересел на диван и, чтобы отвлечься от неприятных мыслей, развернул газету.

 

- Кстати, Марина, я вчера разгадывал кроссворд. Остался один вопрос, ты должна знать...

 

- Что там? - недовольно протянула Марина, полоскавшая в раковине чашки. Она терпеть не могла, когда праздноваляющийся на диване муж вместо помощи отвлекал ее от работы пустыми разговорами.

 

- Ага, нашел, - Сергей нацепил недавно купленные в связи с ухудшением зрения очки, в которых немного смахивал на Чехова, и Марина звонко рассмеялась. Она не умела долго сердиться.

 

- Вот, пять по горизонтали. Новелла Стефана Цвейга.

 

- «Страх».

 

- Не подходит.

 

- Ты же сам сказал, что пять букв.

 

- Нет, буквы четыре, а пять — это номер вопроса.

 

- У тебя просто талант все запутывать...

 

- Так ты знаешь или нет?

 

- «Амок».

 

- Странно, подошло...

 

- Странно то, что ты, человек с высшим образованием, не читал Цвейга!

 

- Подумаешь, зато у меня есть умная жена, которая мне сейчас все расскажет! Правда, дорогая?

 

- Ни за что! - Марина с трудом сдерживала смех.

 

- Даже если я предложу тебе этот небольшой подарок? - Сергей протянул ей бархатную коробочку. Марина открыла и ахнула. Там были серьги с изумрудами, как раз под цвет ее глаз.

 

- Ну ладно, так и быть, - улыбнулась Марина. - Расскажу. В новелле «Амок» Цвейг проводит параллель между страстью к женщине и умопомешательством. Слабый мужчина, встретивший сильную женщину, подпадает под ее власть и может разрушить свою личную жизнь, карьеру и даже довести себя до гибели.

 

- Я что-то не расслышал: слабый или слабоумный? - Сергей приложил ладонь к уху и рассмеялся.

 

- Вот напрасно ты иронизируешь, - Марина посерьезнела. - Такие ситуации случаются в жизни.

 

- Мое мнение как специалиста в области психологии и мужчины в одном лице: быть такого не может! Все это литературные домыслы, не имеющие места в реальности. - провозгласил Сергей. - Вот потому я и не читаю книг, что они не более чем не подкрепленные фактами фантазии автора.

 

3

 

К приходу Вероники с Михаилом Сергей начал готовиться с самого утра. Он не спал полночи, пытаясь придумать аргументы в пользу развода, но ничего дельного в голову не приходило. Обеденный перерыв посвятил поиску аналогичных ситуаций в литературе, но это помогло слабо. В четыре часа он позвонил Веронике и дал ей кое-какие инструкции к сегодняшнему разговору. Он сделал все, что мог, и теперь оставалось надеяться на счастливый случай.

 

Михаил оказался моложе, чем предполагал Сергей, среднего роста, килограммов под девяносто, спокойный и вальяжный. Выглядел интеллигентно, а его глаза под толстыми линзами очков светились умом. Вероника сегодня была совсем другой — мягкой и пушистой, этакой заботливой подругой жизни, и одета совсем иначе — скромно и со вкусом. Сергей подивился ее таланту перевоплощения. Эта женщина была настоящей актрисой!

 

- Итак, мы собрались здесь для того, чтобы разрешить ваш внутрисемейный конфликт. Для этого сначала необходимо выслушать претензии обеих сторон, а потом прийти к общему консенсусу.

 

Михаил светился добродушием. Скорее всего, он не воспринимал всерьез данную ситуацию.

 

- У меня нет никаких претензий, - сказал он сдержанно. - Я вполне доволен нашей семейной жизнью.

 

- А у меня есть... - жалобным голосом возразила Вероника.

 

У Сергея от ее слов сжалось сердце, и это несмотря на то, что он знал, что это не боле чем игра, причем далеко не бескорыстная.

 

- Почему же это выяснилось именно сейчас, при посторонних? Почему ты не поговорила сначала со мной наедине? - спокойно спросил Михаил. По всей видимости, чары супруги на него не действовали.

 

- Я пыталась поговорить с тобой много раз! - жалобно пролепетала Вероника. - Но ты ни разу меня не выслушал.

 

- Хорошо, расскажи обо всем сейчас, при свидетелях, - согласился супруг.

 

- Ты уделяешь мне слишком мало времени! - с нажимом сказала Вероника.

 

- Ну почему же, дорогая? Вот сейчас, как только ты предложила сходить к психологу, я сразу откликнулся на твою просьбу, отложил все дела и поехал с тобой.

 

- Да, но я целые дни провожу в одиночестве! - не сдавалась супруга.

 

- Но ты же знаешь, что я все время нахожусь на работе, я мужчина, я должен зарабатывать деньги, чтобы тебе было что тратить..

 

- Я тоже хочу зарабатывать деньги...

 

- Неужели? - искренне удивился Михаил. - Впервые слышу! Но если хочешь — я не против! Правда, у тебя нет специальности, но всегда можно что-нибудь придумать... Хочешь, я открою для тебя салон красоты? Нет? Тогда возьму тебя к себе начальником курьерской службы?

 

- Но ведь у тебя, кажется нет такой службы?

 

- Не беда, организуем специально для тебя!

 

- Я подумаю... - сникла Вероника.

 

Наступила неловкая пауза. И чтобы как-то спасти ситуацию, Сергей решил взять инициативу в свои руки.

 

- Во многих семьях камнем преткновения в отношениях становится нежелание одного из супругов иметь детей. Скажите, у Вас есть дети?

 

- Нет, - одновременно ответили оба.

 

- Почему? - спросил Сергей. - Это Ваше совместное решение и желание?

 

- Лично я не против детей, точнее, за, - Михаил взял инициативу в разговоре в свои руки. - Но Вероника считает, что заводить детей нам еще рано.

 

Вероника исподтишка бросила на Сергея уничтожающий взгляд.

 

- Ну вот мы и нащупали одну проблему. Первое задание на дом: обсудите перспективу ребенка, ведь очень часто с его рождением все мелочные проблемы уходят.

 

- И еще один важный аспект брака — ваши отношения с родителями. Есть ли здесь какие-нибудь проблемы?

 

- Ну... Мы живем с родителями раздельно, видимся редко, в основном из-за нежелания Вероники, поэтому отношения можно назвать хорошими... И к родителям, и к теще с тестем езжу в основном я, поздравляю с праздниками, помогаю материально. Она старается ограничиться общением по телефону.

 

И снова Вероника украдкой сделала Сергею «страшные» глаза, но он притворился, что не заметил.

 

- Ну что же, сегодняшний сеанс подошел к концу, никаких серьезных проблем, не поддающихся коррекции, я у вас не обнаружил. Думаю, что пары сеансов будет достаточно, чтобы все пришло в норму...

 

Сеанс давно закончился, но Сергей не сдвинулся с места. Он так и сидел неподвижно, в глубокой задумчивости. Сложившаяся ситуация непрерывно прокручивалась в его мозгу, без остановки, все быстрее и быстрее. Он знал, как нужно поступить. И его загнанная в угол совесть настоятельно требовала немедленно все прекратить. Но... Он не мог! Он понимал, что ни к чему хорошему это не приведет. Но уже чувствовал, что пойдет до конца.

 

Не известно, сколько бы еще он просидел в раздумьях, если бы не телефон, который буквально взорвался звонком. Казалось, Вероника сумела передать свою неуемную энергию бездушному аппарату.

 

- Вы с ума сошли? - Вероника была в бешенстве. - За что я Вам заплатила?

 

- Успокойтесь, все оказалось не так просто. Придется сначала усыпить его бдительность, чтобы он ничего не заподозрил. Я пообещал — я доведу дело до конца. Только к Вам одна просьба — проявите терпение, чтобы своей поспешностью все не испортить.

 

- Хорошо, я постараюсь, только прошу Вас, доктор, побыстрее! И не вздумайте меня обмануть!

 

4

 

Два часа и три чашки крепкого кофе — таков был на сегодня счет. А на часах — четыре ночи. Это была первая в его жизни бессонница, но что-то ему подсказывало, что не последняя. Сергей сидел на кухне и тупо пялился в ночь. Вероника заполонила все его мысли. Она манила и отталкивала, улыбалась и сердилась, грозила и вознаграждала. Он боялся себе признаться в том, что втайне от себя надеялся на ее благосклонность. А вдруг?

 

Он понимал, что это «а вдруг?» настолько статистически маловероятно, что не стоит принимать его в расчет. И все же... «А вдруг»? Итак, решено. Сначала освободим Веронику от уз брака, а там будет видно... И следующим шагом будет встреча с Михаилом. Нужно будет выявить его «ахиллесову пяту».

 

Сергея даже удивило, насколько легко и быстро Михаил согласился на встречу.

 

- Неужели он так привязан к супруге, что готов ради нее на все? - спрашивал сам себя Сергей. - Да, все гораздо хуже, чем я думал...

 

- Здравствуйте, Михаил. Решил наш сегодняшний сеанс провести в непринужденной обстановке, в отсутствие Вашей супруги. Мне нужна достоверная информация. Расскажите, пожалуйста, то, чего бы не решились рассказать в ее присутствии.

 

Михаил недоуменно смотрит на Сергея.

 

- Может, это прозвучит странно, но я стараюсь всегда говорить правду. Так легче живется — не нужно запоминать, что говоришь. Я мог бы и при ней рассказать Вам все, что необходимо.

 

Сергея смутила открытость и откровенность Михаила. Ему стало стыдно за свое коварство, но назад дороги не было.

 

- Опишите мне вкратце Вашу семейную жизнь.

 

- В целом я доволен своей жизнью. Жена не блещет эрудицией, но мне этого и не надо. Умных разговоров хватает на работе. Денег тратит умеренно. Не умеет вести хозяйство — ничего страшного, со всеми бытовыми вопросами справляется домработница. Зато она веселая и жизнерадостная, умеет создать праздник, с ней хорошо отдыхается. Чего еще можно требовать от женщины?..

 

Сергей мысленно застонал. В сотый раз он пожалел, что ввязался в эту историю. Но остановиться на полдороге он уже не мог. Чем далее, тем непригляднее становились его методы, и ему предстояло через все это пройти.

 

- Скажите, Михаил, как Вы считаете, довольна ли браком Ваша супруга?

 

- Я не могу отвечать за нее, но мне кажется, что поводов для недовольства я не подавал.

 

- И все же? Раз дело дошло до психолога, значит что-то не так, верно?

 

- Где-то читал, что основные проблемы в жизни богатых людей — от безделия. Скука, праздность, хандра... Освобождая Веронику от забот, я думал, что так будет лучше для нее и для наших отношений. Выходит, ошибался, - вздохнул Михаил.

 

5

 

Сергей понимал, что разговора с женой не избежать. Он долго готовился к этой беседе, подбирал слова, хотя в душе понимал, что сегодняшний день переломный в его жизни. От того, как все воспримет Марина, во многом зависит его дальнейшая судьба. Раскрывая жене свои планы, он выдавал себя с головой, давал ей в руки неоспоримые доказательства своей вины. Но на тот момент это решение казалось ему правильным.

 

- Марина, у меня к тебе серьезный разговор. Мне нужна твоя помощь, очень нужна.

 

- Что-то случилось? - Марина впервые видела мужа таким расстроенным.

 

- Это очень серьезно. Прошу тебя, сначала выслушай меня, очень внимательно. Я хочу, чтобы ты поняла меня правильно. Я никогда не попросил бы тебя о таком, если бы не оказался в безвыходном положении.

 

Марина не знала, что и думать. Картины одна страшнее другой сменялись перед ее мысленным взором, от волнения начали подкашиваться ноги, и она поспешно пододвинула стул и приготовилась слушать.

 

- Мне очень нужна твоя помощь с одной пациенткой...

 

Чем дольше Марина слушала мужа, тем меньше верила в реальность происходящего. Неужели это он, ее Сергей, с которым они прожили вместе восемь лет, взаправду говорит ей сейчас такие вещи? В какой-то момент ей показалось, что она спит и видит все во сне. Но нет, и эта комната, и муж, и его просьба — все было настоящим. И теперь, что бы она ни ответила мужу, ей предстояло со всем этим жить.

 

Когда Сергей закончил разговор и вышел, Марина опустила голову на руки и разрыдалась. Она ожидала чего угодно, но не такого. Нет, о подобной просьбе со стороны мужа она и подумать не могла!

 

6

 

Многое мог позволить себе Михаил, но такой ресурс, как время, за деньги, к сожалению, не купить. Он имел ненормированный рабочий день, отдавал фирме все свое время, частенько работал все выходные и даже ночевал на работе. Поэтому еще несколько лет назад разрешил себе две слабости: сауну и ресторан.

 

Об этом небольшом ресторанчике мало кто знал, он славился хорошей кухней и избранностью публики. Михаил приходил сюда каждую пятницу, садился всегда на оно и то же место у большого аквариума и отдыхал душой. Персонал хорошо знал его вкусы и предпочтения, он здесь чувствовал себя своим.

 

Вот и сегодня он сел за «свой» столик и в ожидании заказа начал рассматривать обитателей кусочка подводного мира в огромном аквариуме. Приглушенная музыка мягко лилась из динамиков, в зале царила обычная для таких мест суета. За столиком слева звонко смеялась девушка, справа трое мужчин вели оживленный разговор.

 

Прямо напротив него сидела девушка. Перед ней стоял бокал с красным вином, два пустых стояли поодаль. Она просто сидела и тихо пила. Михаил не был ловеласом, на посторонних девушек не засматривался, но эта почему-то привлекла его внимание. Он сидел и изредка бросал на нее оценивающие взгляды.

 

Она была не то чтобы красивой, скорее хрупкой и беззащитной. Ее лицо даже в страдании выглядело одухотворенным. Тонкие руки, изящная шея, красивая грудь, точеный профиль. Высокий лоб подразумевал живой ум, пышные губы — чувственную натуру. Михаил поймал себя на том, что смотрит на нее с вожделением. С этим пора кончать! Он не узнавал себя. Аппетит почему-то пропал, и он быстро поднялся, направляясь к выходу. Но пройдя несколько шагов, поспешно развернулся, уверенным шагом подошел к ее столику и вежливо спросил:

 

- Разрешите?

 

- Пожалуйста, - равнодушно сказала девушка, продолжая рассматривать окружающих сквозь пустой бокал.

 

Помолчали.

 

- У Вас что-то случилось?

 

- Случилось... - при этих словах лицо незнакомки сморщилось, и ему показалось, что она вот-вот расплачется.

 

- Могу я для Вас что-нибудь сделать, чем-то помочь? - поспешно проговорил Михаил.

 

- Никто не в силах мне помочь, - отрубила незнакомка.

 

- Расскажите...

 

- А нечего рассказывать. Просто меня предал любимый человек! - и почти выкрикнула. - Официант! Еще вина!

 

Так они и сидели: она пила, он смотрел на нее. После пятого бокала она положила голову на руки и заплакала, громко, взахлеб, как ребенок. Тогда Михаил решил вмешаться. Он подозвал официанта, расплатился и попросил вызвать такси. Потом помог встать сопротивляющейся девушке и, усадив ее на заднее сидение, сам уселся рядом.

 

- Где Вы живете?

 

- Зачем Вам? - у незнакомки заплетался язык.

 

- Просто назовите свой адрес, - мягко сказал Михаил.

 

- Улица Дубравная, дом 10, квартира 4.

 

Через пять минут такси остановилось у старинного четырехэтажного дома. Михаил помог спутнице подняться по лестнице на второй этаж. Перед дверью она долго искала ключи в сумочке. В конце концов они обнаружились у нее в кармане. Наконец, они вошли внутрь. Через десять минут Михаил тихонько вышел из квартиры и захлопнул за собой дверь.

 

Сергей и Вероника, в нетерпении стоявшие под лестницей и не ожидавшие подобного поворота событий, едва успели спрятаться, чтобы не попасться Михаилу на глаза. Войдя в квартиру, они обнаружили Марину мирно посапывающей в постели, заботливо укрытой пледом. Она была в платье и туфлях, а сумочка лежала рядом на стуле.

 

Сергей в растерянности стоял посреди комнаты и смотрел на спящую. Его гениальный план, его последняя надежда рухнули! Ради Вероники он пожертвовал своим семейным благополучием, но жертва оказалась напрасной. А замысел был неплохой: Михаил «случайно» встречает в ресторане обиженную мужчиной красивую девушку, провожает ее домой и в качестве «утешения» проводит с ней ночь. А бдительная супруга тут как тут — появляется в квартире с фотоаппаратом и ловит мужа «с поличным»! Потом громкий развод и переход половины состояния Михаила по решению суда к Веронике, либо тихая полюбовная передача Михаилом тех же пятидесяти процентов имущества обиженной стороне.

 

Но план не сработал, а ведь он поставил на него все — и проиграл! Вероника была озадачена.

 

- Доктор, что же это такое? - громким шепотом выговаривала Вероника Сергею. - Ведь Ваша жена красавица! Почему же он оставил ее и ушел, когда легко мог воспользоваться случаем?

 

При этих словах Сергей скривился, но промолчал.

 

- Я Вас спрашиваю, доктор! Вы слышите, Ваш гениальный план по соблазнению моего мужа не сработал!

 

- Да слышу я, слышу, - пробурчал Сергей.

 

- Почему этот увалень не повелся?

 

- Может быть потому, что он порядочный человек?

 

- Возможно! Но Вам нужно срочно придумать что-нибудь действенное, чтобы заставить этого порядочного человека дать мне свободу, и немедленно! Иначе я все расскажу мужу! - и развернувшись на каблуках, Вероника с достоинством удалилась.

 

7

 

Во всей этой неприятной истории был один плюс — Михаил так и не узнал о подготовленной для него ловушке, следовательно, все еще доверял психологу. Этим можно было воспользоваться, чтобы ничего не подозревающая жертва еще раз пришла к нему на сеанс.

 

Но был и один минус — его жена Марина, после оказанной мужу услуги домой не вернулась. Она так и осталась в родительской квартире в четырехэтажном особняке и с Сергеем в контакт вступать не собиралась. Он понимал всю тяжесть ситуации, но решил отложить ее на потом. Самое главное сейчас — это довести до победного конца вопрос с Михаилом, потому что понимал: пока Вероника не получит развод, не будет ему покоя.

 

Поэтому он постарался вести себя с Михаилом по-прежнему, хотя это и было невероятно сложно. Будучи профессионалом, он давно не реагировал на проблемы своих пациентов, но эта ситуация оказалась исключением.

 

Буквально на следующий день он назначил Михаилу еще один сеанс, заключительный. Чтобы не вызвать подозрения, завел легкий, ни к чему не обязывающий разговор. Потом как бы невзначай спросил, подвергался ли Михаил когда-нибудь гипнозу.

 

- Было дело по молодости. Как-то на одной вечеринке, кажется, по поводу годовщины свадьбы брата, среди приглашенных был один известный гипнолог. Когда подвыпили, он начал травить байки из своей практики, а потом предложил желающим подвергнуться гипнотическому внушению. Было весело. Я тоже попросил ввести меня в транс. Он, как ни старался, так и не смог.

 

Сергей присвистнул.

 

- Как он это объяснил?

 

- Ну, уже не помню... Кажется, сказал, что у меня очень самостоятельный тип мышления, что я тяжело поддаюсь внушению со стороны...

 

- Какой интересный случай! Вы меня заинтриговали! За всю практику не встречал человека, не поддающегося гипнозу! Вы разрешите, я попробую? А вдруг получится?

 

Михаил пожал плечами. Но было видно, что он заинтересовался. И Сергей решился, тем более что иного выхода он не видел.

 

Он удобно расположился в кресле напротив, стараясь скопировать позу Михаила, достал золотой кулон в форме сердца на длинной цепочке и начал медленно его раскачивать перед глазами жертвы туда-сюда.

 

- Михаил, вы должны внимательно следить за сердечком.

 

Испытуемый старался в точности исполнять все его приказы.

 

- Теперь я начну считать до пяти... На счет пять Вы погрузитесь в спокойный, легкий сон. Один. Вы спокойны и расслаблены. Два. Ваши веки тяжелеют. Глаза закрываются. Три. Ваши мышцы расслабляются. Вы полностью расслаблены. Четыре. Вы спокойны и расслаблены. Вы совершенно спокойны. Пять. Вы спите, спите, спите...

 

Сергей смотрел на находящегося в трансе Михаила и представлял перед собой поверженного в бою врага. Но на душе было не спокойно, ведь это был нечестный «бой», он обманул противника, воспользовался его доверием. Правда, у него еще оставался путь к отступлению. Он мог просто разбудить Михаила и сказать, что тот и действительно не поддается внушению. Но...

 

Перед его мысленным взором снова предстали глаза Вероники, и ее властный взгляд буквально пригвоздил его к стене. Тяжело вздохнув, Сергей приступил к делу.

 

- На счет один вы проснетесь бодрым и отдохнувшим. Вы в точности исполните мои инструкции, но забудете, что дал их Вам я. Пять. Вы спокойны и расслаблены. Четыре. Ваше тело наполняется бодростью и энергией. Три. Вы бодры, полны сил и энергии. Два. Ваши умственные и физические способности на подъеме. Один. Вы просыпаетесь бодрым и отдохнувшим.

 

Михаил открыл глаза и завертел головой по сторонам.

 

- Что это было? Вы меня вводили в транс?

 

- Увы! - развел руками Сергей. - Очень хотелось бы, но... Ваш знакомый оказался прав. Вы абсолютно негипнабельны!

 

- Значит, ничего не получилось, говорите? Ну и ладно. Отсутствие результата тоже результат.

 

Некоторое время Михаил сидел в задумчивости, потом спросил:

 

- Кстати, доктор, кажется, в психологии есть такое понятие как «инсайт»?

 

- Конечно. А что?

 

- Мне кажется, я испытал только что нечто подобное. Словно вспышка озарила мое сознание, и я увидел свою жизнь в ином ракурсе. Я по-другому взглянул на свою жену, на свой брак. Понимаете, доктор, мне кажется, я не достоин своей жены. Она великолепная женщина! Она достойна большего, чем проводить все вечера дома, в ожидании мужа. Я должен, просто обязан дать ей свободу! Как Вы на это смотрите?

 

Сергей старался изо всех сил скрыть ликование, охватившее его целиком. Главное — это не выдать себя, чтобы не упустить удачу.

 

- Может, не стоит торопиться? Обдумать сначала все как следует?

 

- Я подумал, и это кажется мне самым лучшим выходом. Вряд ли я придумаю что-нибудь лучше. Спасибо, Сергей! Честно говоря, всегда скептически относился к психологии, считал ее псевдонаукой. Но Вы реально помогли мне разобраться в своей личной жизни. Это факт. Так что благодарю и — прощайте! - с этими словами Михаил достал из бумажника толстую пачку банкнот, положил на стол и молча покинул кабинет.

 

ЭПИЛОГ

 

Сергей сидел в кресле и смотрел в окно. Осенний пейзаж с голыми черными деревьями, вытянувшими в немой мольбе ветки-руки к низкому равнодушному небу отнюдь не радовал глаз. Черная земля с редкими кустиками жухлой травы, превращенная частыми дождями в густую вязкую жижу, кое-где покрытая серыми оспинами луж. Унылый ветер рвет тяжелые, насыщенные влагой тучи в клочья, завывает от бессилия и злобы. Сырой, вязкий мрак, опускающийся на безрадостные просторы, заставляет трепетать пропитанный холодом воздух.

 

Сергей смотрел в окно, на агонизирующую природу и ощущал такую же агонию в душе. Все, что у него осталось — это воспоминания. И о чем бы он ни думал, мысли все равно возвращались к тем роковым событиям...

 

Он вспоминал Марину, невысокую, но стройную, с неизменной копной каштановых волос. С ней он провел лучшие годы жизни, с ней он был счастлив восемь лет. Она была внимательной и заботливой, вкусно готовила, была интересной рассказчицей, имела прекрасное чувство юмора. Веселая и жизнерадостная, она во всем умела найти хорошую сторону. Она была доверчивой. И она его любила.

 

Ну вот и все. На этом хорошее заканчивалось. Потому что дальше он вспоминал, как предал свою маленькую жену. Ради этой женщины! Ради призрачной надежды когда-нибудь... а, возможно, никогда, побыть с ней... хоть короткое мгновение своей жизни... Променял живую, настоящую синицу в руках на фальшивого журавля!

 

Выполнив просьбу Сергея, Марина приняла решение остаться в квартире родителей и сразу же подала на развод. В квартире мужа она появилась всего один раз — чтобы забрать одежду и некоторые дорогие ей безделушки. Категорически отказалась забирать что-либо из вещей, причем особенную ненависть проявила к норковому манто, не так давно подаренному мужем.

 

Но не это было самым страшным. Он знал ее характер и ее слабости, и был уверен, что при определенной настойчивости смог бы вернуть ее расположение. Но в игру вмешался Михаил. Едва получив развод и без сожаления оставив Веронике половину своего состояния, Михаил обратил свое внимание на Марину. Тот случай в кафе не прошел даром. Марина была полной противоположностью Вероники: искренняя, спокойная, глубокая. И чем больше Михаил узнавал Марину, тем больше ею очаровывался.

 

Поначалу Марина, тяжело переживавшая предательство мужа, вела себя сдержанно и осторожно. Но вскоре она убедилась в надежности характера Михаила и его честных намерениях. У них начался бурный роман и через полгода Марина стала женой Михаила. Сергей внимательно следил за развитием их отношений, но не вмешивался. Он понимал, что сам был главным виновником происходящего.

 

Вскоре после свадьбы Марина с Михаилом переехали из города и исчезли из его жизни. И если в отношении бывшей жены он оставался пассивным наблюдателем, то в жизни Вероники он действовал более чем активно. Он звонил ей, искал с ней встреч, даже нанял детектива. Но все было напрасно. Вероника была не из тех, в чью жизнь можно прийти без ее на то желания. Она умела ограждать себя от ненужных людей.

 

Сергей видел Веронику на бракоразводном процессе и снова подивился ее таланту перевоплощения. В строгом костюме, в очках, с высокой прической, она производила впечатление умной и интеллигентной женщины, с достоинством принимающей тяжелое для себя решение мужа. Как и следовало ожидать, зал был полностью на ее стороне.

 

После этого он встречался с ней всего один раз — мельком. Несмотря на яркое весеннее солнце и зеленую траву, она зябко куталась в пелерину из шиншиллы и выглядела как снежная королева. Сергей был до безумия рад встрече, но если кому-то и суждено было растопить лед в ее душе, то явно не ему.

 

Разговор сразу же не задался. Вероника нервно посматривала на часы, всем своим видом показывая, что торопится. Ему хотелось сказать ей так много! Она же была равнодушна к его «словоизлияниям». На вопрос об инструкторе нехотя ответила, что рассталась с ним, так как он не оправдал ее надежд, что встретила более достойного мужчину. На его робкие попытки рассказать о своих чувствах рассмеялась ему в лицо.

 

- Не будь смешон, Калачев! Каждый человек играет в жизни определенную роль. Ту роль, на которую способен. Ты был для меня не более чем инструмент, - и увидев его вытянувшееся лицо, повторила. - Да, именно инструмент. Такой же, как молоток или пассатижи. Можно ли любить молоток? Нет. Да и зачем? Ведь у него есть вполне определенное предназначение — забивать гвозди. Инструмент не любят — его используют. И когда все гвозди забиты, он становится не нужен. Виноват ли в этом кто-нибудь? Не думаю. Просто такова суть вещей. Прими это как данность. Ну что же, прощай!

 

Он плохо помнил, что было потом. Какие-то бары, пиво, вино, коньяк. Потом он сел за руль и очнулся в травматологии с многочисленными переломами и обездвиженной нижней частью тела. Ни Марина, ни Вероника ни разу не пришли его проведать.

 

Сергей оказался навсегда прикованным к инвалидной коляске. Сегодня он снова думал о профессоре Вербицком. Он поймал себя на том, что завидует профессору, у которого было больное сердце. Его же внутренние органы здоровы и работают, как часы. Поэтому впереди у него много-много дней и ночей для воспоминаний.

 

Он снова и снова вспоминал старого профессора. Как он смеялся над ним, считая ничтожеством. И как сам превратился в еще большее ничтожество. А все из-за чего? Из-за того, что лишь однажды нарушил профессиональную этику!

Дата публикации: 05 января 2018 в 20:50