0
74
Тип публикации: Публикация
Рубрика: приключения

Часть 3.  БЕГЛЕЦ

 

Глава 1.

 

            Две выписки из отчётных сводок бюро "Анализ и прогнозирование международной экономики" Агентства Национальной Безопасности США:

от 30 июня текущего года:

            "... последний месяц характеризуются резким всплеском движения банковских капи­та­лов по сети Интернет, что превышает прогнозируемое ранее для этого периода число транзакций на четыре и две десятых процента. Характер и цель столь интенсивного переме­щения денежных средств не выявлены".

от 25 июля текущего года:

            " ... движение денежной массы по сети Интернет продолжает возрастать и на сегод­няшний день превышает обычное для этого периода количество транзакций на одиннадцать процентов. Проведенный с помощью отслеживающей системы "Эшелон" мониторинг поз­воляет предположить, что эпицентр активности движения находится в Центральной Европе, конкретнее - в странах: Чехия, Словакия, Венгрия, Польша (следует напомнить, что хакер сумевший взломать счёт "RSA" в начале этого года действовал также из Европы). Осведо­митель из британской разведки МИ-6 сообщил нам о работающей в Ирландии группе програм­мистов, в состав которой входит четыре человека. Через сеть Интернет группа рабо­тает на анонимного заказчика и занимается разработкой программ по вскрытию систем защиты различных компьютерных устройств и защитных систем банков. Следует отметить, что трое из четырёх членов группы - граждане России. С помощью той же системы "Эшелон" удалось выяснить, что анонимный заказчик находится в Центральной Европе.

            Исходя из вышеперечисленных фактов, можно сделать следующие выводы:

            Пока не установленный суперхакер (весьма вероятно, выходец из России, или из других стран СНГ, ныне проживающий на территории Центральной Европы) может обхо­дить защитные системы банков и имеет доступ к любым счетам их клиентов. Деньги с этих счетов переводятся на непродолжительное время (5-20 секунд) на счета хакера, затем от­правляются на свой законный счёт. Этим и можно объяснить столь резкий всплеск транз­акций за последние два месяца. При достаточно большом количестве таких перебросов крупных денежных средств на счетах хакера растут банковские проценты. Исходя из столь значительного объёма транзакций за исследуемый период, наши эксперты считают, что этим способом хакер уже приобрёл на своих счетах сумму не менее сорока - восьмидесяти мил­лионов долларов. Вскрытие банковских счетов определить практически невозможно, так как забранные со счёта деньги через несколько секунд появляются на месте. Уникальность этой программы хакера состоит в её масштабности и неуязвимости - её осциллирующий характер работы (мгновенная пересылка большого количества разных банковских сумм с одних счетов на другие и такое же быстрое возвращение их назад) пока не позволяют обнаружить хозяина программы доступными нам операционно-розыскными службами сети. Так как дея­тель­ность хакера и его программы представляет серьёзную опасность для экономики США, считаем, что он должен быть выявлен и деактивирован службами внешней разведки в самое ближайшее время без лишней шумихи и огласки".

 

* * * * *

 

            - Красивое название у вашей фирмы, - посетитель восторженно рассматривал красоч­ный плакатик-логотип, висевшей на стене за спиной Богдана. Его чуть хриплый голос картавил: - По-моему, так звали великого путешественника из Португалии. Кажется, он жил в пятнадцатом веке.

            - В тринадцатом! И родом он не из Португалии, а из Италии. Хотя многие историки, ссылаясь на его фамилию, считают, что он родом из Польши, - Богдан отложил в сторону распечатку программы, указательным пальцем поправил на переносице очки и посмотрел на посетителя рассеянным, слегка раздражённым взглядом человека, неожиданно оторванного от интересного дела.

            - Да, в истории я слабоват, - посетитель продолжал рассматривать плакатик и совсем не замечал раздражения Богдана. - Девиз у вас тоже красивый: "Учить - играя!". Позвольте, я правильно попал? Вы торгуете детским питанием?

            - Мы производим развивающие игры для детей, - на лице Богдана уже явно читалась досада и раздражение.

            "Неужели он не видел, когда шёл ко мне через зал, что люди работают за компами, - подумал он. - Откуда у нас может быть детское питание?"

            - Извините, ради бога. Недоразумение! Я разыскивал фирму, торгующую питанием для грудных детей, и мне дали ваш адрес. Хотя компьютерные игры это тоже для нас очень интересно. На всякий случай дайте вашу визиточку.

            Богдан достал из стола визитную карточку и протянул её охотнику за грудным питанием.

- Группа «Марко Поло», www.babydreams.bestnetservice.com - прочитал тот вслух.

Одной рукой назойливый пришелец держал визитку и одновременно другой, протя­нул половинку листика из ученической тетради. Удивлённый Богдан уже хотел было от­крыть рот и задать вопрос типа: "Что это?", но красноречивый жест посетителя – прило­женный палец ко рту, остановил его. Богдан молча прочитал написанное карандашом на листике: "Дело касается вашего друга Игоря Мальцева. Ему угрожает опасность. В течение получаса жду вас на соседней улице у кафе "Аист". Если вы согласны, кивните без слов".

Богдан оторвал взгляд от записки и заинтриговано посмотрел на этого странного посетителя - маленького человечка средних лет в больших очках, с густой русой шевелюрой и рыжеватой бородкой. Человечек выхватил у него записку, спрятал в карман брюк и вопро­си­тельно посмотрел в глаза. Богдан кивнул.

            - Большое спасибо! - человечек ещё раз приложил палец к губам, затем суетливо добавил: - Не буду больше обременять Вас своим присутствием. До свидания!

            Незнакомец обернулся у порога, подмигнул и осторожненько прикрыл за собой дверь. Оставшийся один Богдан услышал, как он громко распрощался с работавшими в большой комнате офиса сотрудниками. "Что случилось? Какая Игорю может угрожать опасность? Что это за странный субъект?" – тревожно подумал Богдан. Он взял распечатку программы и тоже вышел в соседнюю комнату, где работало шесть его сотрудников: три девушки-художницы занимались дизайном разрабатываемых игр, один из программистов набирал программу, двое колдовали над блоками развороченного компьютера.

            - Ну как, жить будет? - подошёл к ним Богдан.

            - А куда ж он денется, - ответил один из ремонтировавших комп парней. - Сейчас соберём и будет работать как часики.

            Богдан подошёл к другому работнику, набиравшему на компе программу, и положил перед ним распечатку:

            - Этот вариант гораздо лучше. В двух местах я кое-что подправил, посмотришь потом. Но в целом, толково составлено. Молодец.

            Он глянул на часы и обратился сразу ко всем:

            - Схожу пообедаю. Вернусь минут через сорок.

 

* * * * *

            Полдень, середина августа. На безоблачном небе горит солнечный диск и немило­сердно поливает жаркими лучами город. На таком солнцепёке после охлаждённого кондици­о­нером помещения тело быстро покрылось испариной. Обычно многолюдная улица сейчас была пустынна, в пиковые часы жары каждый предпочитал спрятаться от зноя в тень. По раскалённому вязкому тротуару Богдан дошёл до перекрёстка и повернул на соседнюю улицу, где расположилось маленькое неприметное кафе "Аист". Когда до его входа остава­лось метров двадцать, перед ним резко притормозил старенький зелёный "Москвич". За рулём сидел недавний посетитель.

            - Садитесь.

            Богдан сел на переднее сиденье, и машина рванула с места.

            - Сейчас мы немного покружим по центру, а затем поговорим, - сказал незнакомец.

            - Вы, кажется, боитесь слежки? - догадался Богдан. - Что это за шпионские игры?

            - К сожалению, это далеко не игры, уважаемый Богдан Александрович, - незнакомец уверенно вёл машину, часто бросая взгляд в зеркало заднего обзора. - Минутку терпения, и вы всё узнаете.

            "Москвич" попетлял по узеньким улочкам центра, выехал на набережную, затем опять вернулся в центральную часть и, наконец, остановился на автостоянке перед высотным зданием Дома быта.

            - Порядок! Теперь можно и поговорить, - мужчина достал из кармана рубашки небольшую коробочку, щёлкнул на ней включателем и по-приятельски улыбнулся Богдану. -Береженого бог бережёт. Эта штучка обезопасит от дистанционного микрофона - мне бы очень не хотелось, чтобы нас кто-то мог подслушать.

            Богдан обратил внимание, что из речи незнакомца пропала присутствовавшая ранее картавость. Странный тип! К чему эта вся конспирация? Что он знает об Игоре? Богдан раздражённо пожал плечами и уже хотел сказать что-то резкое, но незнакомец опередил его:

            - Не надо злиться. Поверьте, эти меры предосторожности имеют смысл и важны, как для меня, так и для вас. Теперь о главном! Вам следует срочно передать Игорю Мальцеву, что ему нужно менять место жительства, а заодно и фамилию. Попросту говоря, ему нужно удирать. И очень быстро!

            Богдан сделал изумлённое лицо:

            - Последний раз я видел Игоря весной, точнее - в марте. И я не имею ни малейшего представления, где он сейчас находится. А что ему угрожает?

            Незнакомец опять улыбнулся:

            - Всё правильно! Видели вы его уже давно, но регулярно общаетесь с ним посред­ством сети. Хоть и доказательств у нас никаких нет, но мы в этом уверены. Я даже могу назвать защитную программу, с помощью которой шифруются ваши письма. Программа называется "Хаос" и расположена она по адресу: www.safesofthome.com . Правильно? Обождите, Богдан Алек­сан­дрович, не надо меня перебивать. Зашифрованные этой программой письма прочи­тать мы не можем при всём нашем желании и старании. Ваш друг действительно составил отличную программу для шифровки писем и кодирования документов. Талантливый парень! Не только выдающийся программист, но и способный предприниматель - свой "Хаос" уже запустил в продажу и эта программа, насколько нам известно, сразу стала пользоваться успехом в сети. Мы также уверены, что ваша фирма по производству развивающих игр для детей создана при финансовой поддержке Мальцева. Более того, мы даже знаем, где сейчас ваш друг находится - в Венгрии!

            Незнакомец замолчал и посмотрел на Богдана чуть насмешливым проницательным взглядом. Молчал и потрясённый услышанным Богдан.

            - Надеюсь, я вас убедил, - продолжил разговор незнакомец. - Теперь о том, что ему угрожает. Ваш друг сейчас обладает громадным состоянием, но это не самое главное. Глав­ное - его уникальная программа, с помощью которой он это состояние зарабатывает. Этой программой очень интересуется одна группа высокопоставленных людей, которых вы часто видите по телевизору и на которых наше ведомство вынуждено сейчас работать. Согласно при­казу этих господ, Мальцев будет вывезен с территории Венгрии и без лишней огласки доставлен в Россию. Ну, остальное вам должно быть понятно! Программа вашего друга будет работать на наших хозяев и они станут самыми могущественными, самыми влиятель­ными людьми в России. А ведь скоро выборы!

            - Кто вы? ФСБ, ГРУ, или что-то другое, непобедимое и засекреченное? - спросил Богдан. - И почему Вы мне всё это рассказали?

            Незнакомец рассмеялся:

            - Неужели вы считаете, что я сразу сейчас же вот так возьму и сообщу, где работаю? Держите карман шире! Извините за эту грубость. Меня можете называть Архипом. Если бы в нашей организации услышали этот разговор, то я бы вряд ли дожил до сегодняшнего вечера. Впрочем, как и вы. Отсюда такая вынужденная конспирация. Поэтому мне и приходится в этот жаркий день гримироваться, таскать на себе парик и очки. Почему я сообщил вам о гро­зящей Мальцеву опасности? Потому что отобранные у вашего друга деньги и его программа будут использоваться не для государства, не для народа, а для прихода к власти очень нехороших людей. Я считаю, что им место не в правительстве, а на зоне самого строгого режима. Открывать этим монстрам в человеческом образе доступ к большим деньгам, а значит, к власти никак нельзя - России придёт конец. Я патриот своей державы, люблю её и хочу сберечь, надеюсь, вы тоже. Мне удалось прослушать оперативные записи разговоров между Мальцевым и его подругой. Наши люди записали их в июле на озере Балатон. Скажу честно, судьба Мальцева была раньше мне абсолютно безразлична. Но, прослушав эти плёнки, я проникся к нему симпа­тией. Я согласен с его мировоззрением и решил помочь ему, просто как один человек помо­гает другому человеку. Потому что, если Мальцев попадёт в лапы нашей организации... - Архип сделал паузу, покачал головой, потом добавил: – Если он попадёт к нам, я ему не завидую.

            - Почему я вам должен верить?

            - Потому, что мне от вас ничего не нужно, никакой информации, – усмехнулся Архип. - Наоборот, я всё рассказываю вам.

            - Логично.

            - Ещё передайте Игорю, что в штат его фирмы внедрён наш осведомитель. Кто он - я не знаю.

            - Скажите, если ваша… организация знает адрес Игоря, почему его не привезли сюда раньше?

            - До сих пор за Мальцевым просто следили, хотели побольше разузнать о его дея­тельности. Но узнать практически ничего не удалось – он тщательно оберегает свои компью­тер­ные секреты и доступ к ним мы не получили. Однако из его разговоров с Ириной мы поня­ли, что созданная им программа уже работает и благодаря ей можно получать басно­слов­ные деньги. Теперь просто следить за Мальцевым стало нецелесообразным и наши хозя­е­ва уже требуют, чтобы программа и программист начали работать на них. Кроме того, наш человек, служащий в одном государственном ведомстве Венгрии, сообщил, что Агентство Национальной Безопасности США отслеживает суперхакера, проводящего широкомасштаб­ные финансовые махинации с деньгами клиентов различных мировых банков. Как считают американцы, хакер действует с территории то ли Чехии, то ли Венгрии и, скорее всего, он выхо­дец из России. Естественно, мы сразу поняли, кого пытаются найти американцы. Они рабо­тать умеют и скоро обязательно выйдут на Мальцева. Поэтому дальше оставлять его за рубежом нельзя.

            - С какого времени вы стали за ним следить?

            Архип чуть насмешливо посмотрел на Богдана, но затем ответил:

            - Сначала стали следить за вами, надеясь, что рано или поздно вы выведете нас на Маль­цева. Почему-то считалось, что он прячется где-то в городе или в области. В первых чис­лах июня вы женились. И через неделю после свадьбы вдруг навестили некую Ирину Ку­лиш. Затем ещё раз. Что это? Супружеская измена в первые дни медового месяца? Когда мы выяснили, что Ирина работает в больнице, где полгода назад лечился Мальцев, интерес к девочке усилился. За ней тоже было установлено наблюдение. Стоит ли вам рассказывать дальше, что когда она в конце июня поехала по турпутёвке в Венгрию, то там вывела нас на Мальцева?

            - Если пришли ко мне на работу в гриме, значит, у меня тоже внедрён стукач от вашей служ­бы, - вслух подумал Богдан.

            - Необязательно. Но весьма вероят­но, что ваш домашний телефон и офис прослушиваются. Поэтому я вам и не звонил, а пришёл сам.

            - Вирусы, которые зачастили на мой домашний комп и выкачивают из него в сеть информацию, - это тоже ваша работа?

            - Не моя лично, но моей конторы, - с оттенком гордости ответил Архип.

            - Хорошее у вас заведеньице, - сердито пробурчал Богдан. - Только и делаете, что следите за честными людьми, а бандитов взять - у вас руки коротки.

            - Не всё от нас зависит. К тому же Мальцев не такой уж и честный! Деньги, что ни гово­ри, он зарабатывает не совсем законным путём. Главное теперь - как эти деньги будут исполь­зованы! Поэтому я и пошёл на риск, предупреждая всю вашу компанию. Давайте обойдёмся без излишних обвинений и никому не нужной демагогии. Ещё один совет: Игорю будет легче скрываться одному. Чем меньше у него будет контактов со своими друзьями, а тем более со своей подругой, тем больше у него шансов обезопасить себя. Поэто­му в ближайшее время выезжать Ире за рубеж для встречи с Мальцевым нельзя. Сами понимаете почему. Пусть живёт также как и жила, не привлекая к себе излишнего внимания. За вами тоже будет вестись наблюдение, телефон и офис будут прослушиваться, в ваш ком­пью­тер будут внедряться вирусы, способные передавать информацию. Но, повторяю, рас­шиф­ровать вашу переписку с Мальцевым наши спецы не в состоянии. Если Вас вдруг вызо­вут в одно из наших ведомств и начнут задавать вопросы, отвечайте так же, как и мне в начале этой беседы: "С весны Мальцева не видел, ничего не слышал, ничего не знаю". Против вас нет никаких компрометирующих улик. Вы законопослушный гражданин и вам бояться нечего! Надеюсь, вы понимаете, что о нашей встрече никто не должен знать, кроме, разумеется, самого Мальцева. Это нужно для вашей и моей безопасности. Всё! Сейчас мы вернёмся назад, и я высажу вас невдалеке от офиса. Жарко! В таком прикиде как у меня можно схлопотать тепловой удар.

            Архип кинул взгляд в зеркало, пригладил накладную причёску, поправил очки и уже хотел заводить машину, но Богдан остановил его.

            - Погодите. Я хочу знать. - Голос Богдана дрогнул от волнения. - Сергей, его смерть... не связана ли она…

            - Связана. Я знал, что вы зададите этот вопрос, - добродушное лицо Архипа посуро­вело. - И хотя мне на него очень не хочется отвечать, я отвечу. Вы должны мне поверить - наша служба здесь ни при чём. Сергея Венькова убили другие… люди, убили из-за Маль­цева.

            - Кто? - Богдан схватил собеседника за руку. – Я должен знать.

            Архип отстранил его руку и жёстко сказал:

            - Давайте без эмоций, успокойтесь! Вы не девица и в Чечне, по-моему, видели смерть. Я вам скажу, кто убил Венькова. Но не вздумайте проявлять интерес к этому человеку, разыс­кивать его, а тем более мстить. Это не киношный боевик, это жизнь и вы её быстро лишитесь при необдуманных поступках. Тот, кто убил Венькова, своё ещё получит, будьте уверены. Мы и сами рады бы свести с ним счёты, но пока не время - уж под очень влиятельными людьми он ходит.

            - Кто он? - спокойно спросил Богдан, слова Архипа отрезвляюще подейство­вали на него.

            - Бывший полковник милиции, некто Бубнов. Сейчас курирует Бауманский рынок вместе со своим компаньоном - Куксовым. Вам ведь Игорь должен был сообщить о своих приключениях, из-за кого, он вынужден был уехать за границу. Это они выкрали в марте Мальцева и хотели его заставить работать на себя, но не получилось. Тогда Бубнов без согласия Куксова решил передать Мальцева в руки своего руководства. При этом, по иронии судьбы, Куксов был ранен, а Мальцев сбежал. Взбешённый Бубнов стал его разыскивать. Стал следить за вами и за Веньковым. Он решил, что друзья Мальцева должны знать, где тот скрывается. Почему он выбрал Венькова, а не вас, я не знаю. Люди Бубнова внаглую выкрали Сергея - уселись в его джип, когда он после работы ехал домой. Затем его пытали, но пытки ничего не дали - Сергей не знал, где находится Мальцев. Для Бубнова полу­живой Сергей стал ненужным свидетелем. Ему влили спиртное, бесчувственного вывез­­ли за город на его "Чероки", машину столкнули в кювет и подожгли. ГАИ расценило это происшествие как несчастный случай при вождении автомобиля в нетрезвом состоянии. Вполне вероятно, что затем Бубен принялся бы и за вас. Но тогда уже розысками Мальцева занялось и наше ведомство. Мы по своим каналам сумели приструнить Бубнова, дали по­нять, что Мальцевым занимаются более весомые люди и организации. Поэтому сейчас он к вашему другу, да и к вам не проявляет никакого интереса.

            -  И где он сейчас, этот Бубнов?

            - Как ни прискорбно, Бубнов продолжает жить и здравствовать. Его компаньон вы­жил, поправился, и сейчас они работают вместе, как ни в чём не бывало, хотя люто ненавидят друг друга. Два паука в одной банке! - Архип сделал паузу, потом добавил: – Это, конечно, не моё дело, но я считаю, что Мальцеву пока не стоит знать, как погиб Сергей. Пусть он счи­тает, что произошла автокатастрофа.

            Потрясённый услышанным, Богдан потёр пальцами виски и вытер от пота мокрый лоб.

            - Что же это за время? - произнёс он. - Что же это за страна, где бандит запросто может убить человека, а ему за это только грозят пальчиком. Дескать, не шали!

            - Время такое же, как всегда! Пусть эти слова звучат цинично, зато правдиво. Такое было во все времена, во все эпохи. Рядом с большими деньгами всегда ходили смерть, жес­токость и насилие. Из-за денег всегда гибли невинные люди. А страна? Страну нашу надо лечить и восстанавливать, пока ещё не поздно, - Архип повернул ключ зажигания.

            "Москвич" вырулил с автостоянки, слился с потоком движущихся автомобилей и вскоре высадил Богдана в трёх кварталах от офиса.

 

* * * * *

            По фарватеру прошёл белоснежный теплоход с туристами и через минуту, когда он уже находился под Цепным мостом, мягкая изумрудная волна коснулась берега. Игорь вздохнул. Ему совсем не хотелось уезжать отсюда, из этого красивого города, в котором он прожил четыре месяца. Сегодня поздно вечером железнодорожный экспресс "Будапешт - Вена" увезёт его в другой город, в другую страну, по которой тоже протекает река Дунай. Время до отъезда ещё было и Игорь решил совершить прогулку по центру Будапешта. Он поднялся на гору Геллерт, где с Цитадели долго рассматривал Будай­скую крепость и великолепную панораму противоположного берега Дуная - Пешта. Затем по мосту Эржебет перешёл в Пешт и сейчас прогуливался по пешеходному участку набережной Дунакорзо, теперь любуясь другим берегом - Будой.

Красиво! Уходящее на запад солнце отражалось в дунайской глади светлыми блика­ми. Скоро солнце зайдёт, и Будапешт осветится электрическим светом - тоже впечатляющее зре­ли­ще. Жаль, что приходится уезжать! Через пять дней - 20 августа, "День Святого Иштва­на"! Он много слышал об этом венгерском национальном празднике, о его красивых, залива­ю­щих ночные набережные Дуная разноцветных фейерверках. Хотелось бы, чтобы к 20 авгус­та сюда приехала Ирина, чтобы остаток лета они провели вместе и здесь – в полюбившемся им обоим Будапеште. Но, увы! Теперь их встреча откладывается на неопределённое время. Когда они теперь встретятся, в какой стране? Игорь не знает. Сегодня утром он получил письмо - спасибо Богдану и этому Архипу. Вовремя предупредили! Praemonitus – praemunitas, кто предупреждён – тот вооружён!

Опять ему нужно скрываться в другой стране, под чужой фамилией. Опять приходится уходить из западни, словно обложенному охотниками хищнику. Идёт охота на волков! Точнее, на одного волка. И волк - это он! Как предупреждает Архип, за ним охотятся не только свои - русские, теперь к ним присоединились и американцы. Но, не смот­ря на это, сейчас ему будет легче, теперь у него уже есть кое-какой опыт и в этот раз он оказался готов к быстрому исчезновению. Не то, что тогда в марте, когда он, вырвавшись из лап Бубнова, не знал, что делать и где спрятаться.

            Стемнело. Но Игорь уходить не торопился - до поезда у него ещё много времени. Он стоял на набережной, любовался вечерним Будапештом, вновь перебирая в памяти события прошедшей весны и уходящего лета.

 

Глава 2.

 

            Он спустился в метро и стал за колонной. Поездов, как назло, не было. Бэтээр, конечно, уже очухался, по рации вызвал подмогу и сейчас "быки" спустятся сюда. На табло равнодушно мелькали драгоценные секунды. Игорь не выдержал и выглянул из-за своего укрытия: людская толпа постепенно прибывала, заполняя собой станцию. Посетители рынка, студен­ты из Бауманки, служащие окрестных контор спускались по эскалаторам. Никто пока не стремился растолкать на движущейся лест­нице народ и побыстрее спуститься вниз. Игорь облегчённо вздохнул: из туннеля послы­шался характерный гул приближающегося поезда. Наконец-то! Спокойно, стараясь не спе­шить, он вошёл в вагон вместе с остальными людьми. Машинист объявил следующую остановку, но поезд не двигался с места и двери уж очень долго не закрывались. Или это так казалось Игорю? "Ну, что же ты? Давай!" - чуть ли не вслух умолял машиниста он. Двери закры­лись и поезд дёрнулся.

Вот тут-то он и увидел их! Мурик и с ним два здоровых "быка", которых Игорь частенько видел в офисе "Биолайта", прыжками соскочили с эскалатора и побежали вдоль набиравших ход вагонов, стараясь рассмотреть пассажиров. Промелькнуло и уплыло назад злое лицо Мурика. Увидел ли он его? Игорь облегчённо вздохнул. Сейчас нужно успокоиться и обдумать, что делать дальше. Ведь если Мурик его всё-таки увидел, возможна погоня. И в метро долго находиться нельзя: Бубен может связаться с милицией, дать его описание и скоро все постовые на станциях будут вычислять опасного преступника - Игоря Мальцева.

Через две остановки он вышел из поезда, опустив голову, прошёл мимо двух милиционеров, дежуривших у эскалатора и поднялся на поверхность. Рядом с выходом из метро была троллейбусная остановка, и он сразу сел в подъехавший троллейбус. Теперь его найти будет гораздо труднее! Пересаживаясь с троллейбуса на троллейбус, Игорь переехал в другой конец города. Всё, кажется, ушёл! Надолго ли? Он посмотрел на часы - пятнадцать минут третьего. Нервное напряжение спадало, его постепенно подменяли усталость и голов­ная боль. Ему вдруг вспомнилось кукольное личико Слоника, её большие наивные глаза василькового цвета. Горький комок подкатил к горлу. Нет, сейчас об этом думать нельзя. Нельзя поддаваться эмоциям, девчонку все равно не оживить…

Он зашёл в какую-то забегаловку, расположенную около остановки, и выпил стакан бурды, именуемой в этом заведении «кофе». Что теперь? К себе в квартиру? Игорь горько усмехнулся от этой мысли. Связаться с Богданом или Серёгой? Ни в коем случае! Сейчас это делать нельзя: безусловно, Бубнов будет за ними следить. Пойти в милицию и покаяться в утаивании миллиона? Моя милиция меня сбережёт! Вместе с Бубновым! Уехать элект­ричками в другой город? Но в маленьких городках его быстрее найдут.

             Долго маячить на остановке Игорь не решился и пешком двинулся по улице. Вслед ему из динамика аудиокиоска, словно издеваясь, резанула песенка:

…Небо уронит

Ночь на ладони.

Нас не догонят!

Нас не догонят!

 

            В этом районе он почти не бывал и плохо знал его. Игорь медленно шёл по незна­комым улицам и ломал голову над ситуацией, в которую он попал. Что сейчас предпринять? Где укрыться? Может быть, уехать за границу? Денег у него целый миллион, точнее уже меньше - около девятисот тысяч. Но для выезда за границу нужны не только деньги, но и паспорт, а с его паспортом сейчас далеко не уедешь.

            - Hello! How are you? - перед ним остановилась шедшая навстречу симпатичная де­вуш­ка в красивом длинном плаще и лёгкой косынке на голове.

            Игорь вздрогнул от неожиданности. Он удивлённо посмотрел на неё и оглянулся по сторонам: может, это она сказала кому-то другому? Но рядом никого не было.

            - Do you remember me? - девушка смутилась и, застенчиво улыбнувшись, перешла на русский: – Извините. - Она повернулась, чтобы уйти.

            Как он мог её не вспомнить!? Как он мог не узнать эти симпатичные ямочки на щеках и эту милую улыбку, от которой млели все обитатели палаты №428?

            - Ирина! - радостно воскликнул он. - Извини. Ушёл в себя, задумался.

            - Не ври, - Ирина опять улыбнулась. - Просто не узнал.

            - А как тебя узнать? - смутился он. - Плащ, косынка. А я тебя без халата ни разу и не видел.

            Она поинтересовалась его здоровьем и делами. На здоровье он уже не жаловался. С ним как раз порядок. А вот дела... О делах лучше не вспоминать! Игорь неопределённо по­жал плечами и решил перевести разговор на другую тему:

            - Ты здесь живёшь?

            - Нет.

            - В гости - к подруге, или другу?

            Ирина опять покачала головой.

            - У меня на этой улице живёт тетя. Жила… - поправилась она. – Три месяца назад её не стало. Я иногда приезжаю глянуть на квартиру.

            Он понимающе кивнул, помолчал, а затем спросил:

            - Можно я тебя проведу?

            Вначале он не придал значения тому, что у Ирины есть пустая квартира. Ему просто не хотелось опять брести одному по улице и раздумывать над своими незавидными пробле­мами. За то время, что он находился в плену и имел несчастье разговаривать только с Тик-Таком, Бубновым, да своими охранниками, он соскучился по нормальному общению с нор­маль­ными людьми.

            Но улица была короткой и скоро они вошли во двор нужной Ире "хрущёвки".

            - Мне сюда, - сообщила она. - Спасибо, что проводил. До свидания!

            Игорю было тоскливо. Он пробормотал слова прощания и повернулся, чтобы уйти.

            - У тебя всё в порядке? - Ирина почувствовала его настроение.

            - Нет, - честно признался он.

            Такого откровения она не ожидала. Смутилась, улыбнулась чуть растерянно и произнесла:

            - Я тебе могу чем-то помочь? Может быть, мне следовало тебя пригласить?.. Но квартира сейчас нежилая, без ремонта, старая мебель...

            Может ли она помочь ему? Наверняка! Только сейчас Игорь сообразил, что в этой Ириной квартире, пусть без ремонта, пусть со старой мебелью, он может пожить хотя бы первое время. Пока не прекратятся его поиски, или хотя бы пока он не решит, что ему делать дальше.

            - Ира, - в его голосе ощущалось волнение. - Мне нужна твоя квартира. На время. Я за нее заплачу.

* * * * *

            Маленькая однокомнатная квартирка находилась на втором этаже. В квартире было пыльно и Ирина, несмотря на протесты Игоря, тут же стала заниматься уборкой.

            - Если я сдаю жильцу квартиру, то сдать её нужно в надлежащем порядке, - объявила она.

            - Тогда, пока жильцу готовят квартиру, ему следует что-нибудь купить, - радостно ответил Игорь.

            Он сбегал в ближайший магазин, в котором прикупил продукты на первое время. Чтобы отметить вместе с Ирой своё новоселье, он купил торт и шампанское.

Вечером, собираясь уходить, Ирина протянула ему ключи от квартиры, а он ей деньги – плату за жильё.

            - Потом, - отмахнулась она. - Я ещё не решила, во что это тебе обойдётся. Если решишь удрать, ключи положи под коврик рядом с дверью.

            - Если не забуду, - отшутился он.

            Игорь ждал, что Ира спросит, почему, имея собственную квартиру, он попросил при­ю­­тить его. Но она тактично не задавала лишних вопросов. Всё же разговор на эту тему возник сам по себе.

            - Виталичу привет передать? - спросила она.

            - Не надо, - Игорь замялся, испытующе посмотрел Ирине в глаза и попросил. - Ириш, вообще не надо обо мне никому рассказывать. О том, что я живу у тебя. Ладно? Со временем я тебе всё расскажу. Ты не думай, я не вор и не убийца... Но мне сейчас лучше пожить в какой-нибудь чужой квартире.

            - Я почему-то тебе верю, - Ирина сказала это шутливо, но глаза её были серьёзны. - Если ты просишь, я о тебе никому не скажу, даже родителям.

            Было уже темно, и он провёл её до остановки.

            - Когда ты придёшь? - спросил он, увидев подъезжающий троллейбус.

            - Ты хочешь, чтобы я пришла? – Ирина усмехнулась, и на щеках возникли эти чудесные ямочки. – Или просто квартирант решил выпытать, когда ему ждать вредную хозяйку?

            - Я хочу, чтобы ты вообще не уходила.

            Даже в темноте он увидел, как Ирина смутилась.

            - До завтра, - сказала она.

            Вернувшись в свою новую квартиру, Игорь принял душ. Затем включил старенький, ещё чёрно-белый телевизор и лёг на скрипучую кровать. Он смотрел городской канал и всё ждал, когда на экране появится заставка "Внимание, розыск!" с его фотографией, или фотороботом. Но, к его радости, розыск преступника Мальцева пока не объявлялся. «Я, почему-то, тебе верю», - вспомнил он Ирины слова. А можно ли доверять ей? Так получи­лось, что двум девушкам, с которыми столкнула его судьба, верить было нельзя - Юля его просто предала, а Слоник-Светлана красиво обманула - работа у неё оказалась такая.

            - И я тебе верю, - сказал Игорь.

После бессонной ночи и такого насыщенного событиями дня его клонило в сон. Выключив телевизор, он сразу заснул.

 

* * * * *

            Он проснулся ранним утром бодрым и посвежевшим. Вставать не хотелось, да и куда спешить, если ты не знаешь, чем заняться? Отдохнувший за ночь мозг опять стал прок­ручивать всевозможные варианты и скоро остановился на наиболее подходящем: на поездке за границу. «Это самый простой и самый разумный вариант», - решил Игорь. Только, чтобы спокойно выехать отсюда, нужен новый паспорт. В каждодневных блужданиях по Интернету он часто видел рекламу о продаже паспортов. Например, в Чехии паспорт гражданина самостийной Украины стоит всего пятьсот баксов. Для этого лишь требуется отправить фо­то­графию да перечислить деньги.

Теперь он знал что делать! Радостный и полный энергии Игорь вскочил, убрал пос­тель, сделал разминку. Затем осмотрел в зеркало своё лицо и остался им весьма недоволен: вылитый школьник-двоечник с вихрами давно нестриженых волос. Позавтракав, он вышел на улицу и вскоре уже сидел в кресле парикмахерского салона.

            - Как стричься будем? - спросила толстая крашенная под блондинку молодуха.

Пощёлкивая ножницами и склонив голову набок, она стояла у кресла Игоря и внима­тельно изучала его затылок.

            - Понимаешь, мне уже двадцать пять, - соврал он, приплюсовав себе пять лет. - А девчонке, c которой я встречаюсь, мои волосы не нравятся. Говорит, что я с этой причёской на первоклассника похож. Гулять со мной не хочет. Помоги! Сделай из меня крутого супер­мена, или преуспевающего коммерсанта.

            Женщина прошлась вокруг него и пообещала:

            - Сделаем.

            Она трудилась над его головой добрый час, но своё обещание выполнила. Игорь смотрел в зеркало и не узнавал сам себя - и супермен, и коммерсант в одном лице. Выразив восхищение её мастерством, Игорь щедро расплатился с молодухой.

            - Эй, Бельмондо, - окликнула она Игоря, когда тот уже направился к выходу. - Если твоя девчонка и сейчас откажется с тобой гулять, заходи ко мне - я не откажусь.

            Менять имидж - так менять полностью! После парикмахерской Игорь отправился в супер­маркет и для начала занялся выбором одежды. В примерочной он переоделся и оглядел себя в зеркало: красивые туфли, чёрный костюм-тройка, белая рубашка с галстуком, длинный ультрамодный плащ. Совсем другое дело! Не то, что короткая курточка, свитерок, джинсики и кроссовочки.

            Игорь сложил старую одежду в большущий пластиковый пакет и уже в новом прики­де прошёл в отдел оргтехники. Здесь он приобрёл ноутбук со встроенной вэб-камерой, мо­бильный телефон, пять стартовых пакетов к нему и три Интернет-карточки, каждая объёмом по десять часов, – на первое время хватит.

Теперь можно было возвращаться в своё новое жилище и заняться делом. Вчера были страх и беспросветная неизвестность, а сегодня у него появилась надежда и вера в будущее. В прекрасном настроении он шёл к трамвайной остановке и вдруг вспомнил свою квартиру. Одна пара ключей от неё лежала у него сейчас в кармане, вторая – хранилась в столе у Буб­нова. Когда настроение хорошее, то кажется, что всё должно быть хорошо. Вдруг его кварти­ра пуста, вдруг люди Бубнова после вчерашних событий сами спасаются бегством и им сейчас не до него? Чего терзаться сомнениями? Ведь можно позвонить! Игорь достал из карма­на плаща новенький мобильник и набрал свой домашний номер. Зуммер возвещал, что никого нет дома, и обрадованный Игорь уже хотел было отключиться, но на той стороне трубку всё-таки подняли.

            - Слушаю! - произнёс мужской голос.

            Игорь выключил телефон. Настроение сразу подпортилось. Перед глазами опять возникло кукольное личико Светы-Слоника с мёртвыми васильковыми глазами. В квартире кто-то находился – значит, его ждут, его ищут и, значит, ему действительно нужно скры­ваться. «После этого звонка, они могут вычислить меня по сим-карте, - подумал Игорь. – Если у них, конечно, есть соответствующая аппаратура. Будем исходить из наихудшего варианта». Он вытащил сим-карту из телефона и, хоть она была совершенно новая, выбросил её в урну. Затем вскрыл один из четырёх оставшихся стартовых пакетов, достал из него другую сим-карту и вставил в мобильник.

Ну что ж, займёмся паспортом! Вернувшись в квартиру Иры, Игорь включил ноутбук и при помощи веб-камеры сделал несколько своих фотографий. Затем через мобильник вошел в Интернет и стал просматривать рекламные объявления по продаже докумен­тов. Вот то, что нужно - быстрое украинское гражданство! Сайт - www.bratok.com. Разместив на нём заказ, Игорь перечислил деньги со своего счёта на счёт этих «братков» и отправил им фото­графии. Теперь, если верить рекламе «производителей документов», максимум через неделю у него будет паспорт гражданина Украины с другой фамилией. Всё! Оставалось только ожидать паспорт, который ему доставит почтовая служба «TNT» и выбирать страну, в которую с этим паспортом можно уехать.

 

* * * * *

            Ближе к вечеру Игорь вспомнил, что забыл купить чай и решил сходить в магазин. Возвращаясь назад, он увидел Ирину и пошёл ей навстречу. Но она даже не глянула на него: Ирина о чём-то задумалась и даже не посмотрела на приближающегося к ней разодетого парня.

            - Hello! - поприветствовал её Игорь. - Do you remember me?

            Она изумлённо глянула на стильного незнакомца, а узнав, рассмеялась.

            - Хорош! Вот это мальчик! - Ирина чуть насмешливо обошла его вокруг. - С таким и пройтись не грех.

            - Так в чём дело? Давай пройдёмся! - радостно ответил он.

Но тут же вспомнился голос, ответивший по телефону из его квартиры, затем - взгляд мёртвой Светы и радость улетучилась. Нельзя ему сейчас гулять, особенно днём, - по закону подлости встретит кого-нибудь из шайки Бубнова. Что тогда? И сам пострадает, да ещё накличет беду на ни в чём не повинную Иру.

            - Пойдём, - она уловила перемену в его настроении и всё прекрасно поняла. - Вам, пациент, сейчас гулять по улицам противопоказано. Так что - марш домой!

            Этот вечер, как и предыдущий, они провели в квартире - баловались оставшимися со вчерашнего вечера тортом с шампанским и разговаривали. В полвосьмого Ирина засобиралась домой, и Игорь вызвался её проводить. На сей раз он взял такси и отвёз её прямо к дому.

            - Что на завтра купить? - с хитрецой спросил он, когда они остановились у её квартиры. - Ты какие конфеты любишь?

            - Завтра? Что я родителям скажу, если каждый день буду поздно возвращаться домой?

            - Что ты встречаешься с парнем. Или ты раньше никогда не встречалась? - вопрос Игорь задал исподтишка и с волнением стал ждать ответа.

            - Представь себе, не встречалась, - Ирина смутилась и зарделась от смущения. - Просто не было у меня времени встречаться, хотя я многим ребятам нравлюсь. У меня отец чернобылец. Три года назад он заболел, с постели не поднимался, и пришлось ухажи­вать за ним. Поэтому и поступила не на филфак, а в медучилище.

- И он до сих пор лежит? – ужаснулся Игорь.

- Нет, поправился, слава Богу, подлечили. Даже в этом году на работу пошёл.

            - Ира, а можно я сейчас… - Он сделал шаг к ней, решившись поцеловать её.

Но Ирина, лукаво глянув ему в глаза, быстро нажала на кнопку звонка.

За дверью послышались шаги.

     - До завтра, - распрощался Игорь и поспешно загрузился в лифт.

 

* * * * *

            Шли дни. Игорь редко появлялся на улице, а если и выходил, то только за продуктами или прессой. В центральную часть города он вообще не ездил и метро не пользовался. Для того, чтобы определиться с маршрутом своей вояжа, он в сети просмотрел рекламу различных туристических фирм. Наиболее легко можно было уехать в Чехию, Словакию, Венгрию. Он выбрал Венгрию - венгерские программисты считаются одними из лучших и котируются во всём мире. Это был важный фактор в выборе страны - ведь за рубежом Игорь хотел работать, создать ту программу для заработка капитала, ради которой его сейчас пыталась отыскать Бубновская команда. Но одному, безусловно, не справиться с таким объёмом работы, для этого нужна группа программистов, которые бы изготавливали отдельные участки программы, а он бы эти фраг­менты собирал воедино. Планы были грандиозные. И для их реализации Игорь решил гото­виться заранее. При помощи Интернета и закупленной литературы он стал знакомиться с Венгрией и её столицей - Будапештом. Именно в это время у него и возникла идея написать свою программу для шифрования, с помощью которой можно было бы, не боясь посторон­них наблюдателей, связываться с Серёгой и Богданом через сеть. Находясь в вынужденном затворничестве, он на ноутбуке разрабатывал основные узлы этой программы.

            Вечерами его навещала Ирина. Девушка всё больше и больше нравилась ему. Когда наступал вечер, Игорь откладывал все свои дела и в нетерпении поджидал её у окна. Однаж­ды она не пришла и он, словно лев в клетке, заметался по квартире. "Всё! Кажется, я влюбил­ся! Втрескался по самые уши, - безнадёжно констатировал он, разбираясь в своих чувствах. - Собрался ехать, называется! Как же я теперь буду без неё?" Не выдержав неизвестности, Игорь позвонил по мобильнику к ней домой. Отец Иры ответил ему, что заболела медсестра-сменщица и Ире пришлось остаться дежурить на ночь.

            Она пришла утром в десятом часу. Он не ожидал её прихода в это время и немного растерялся.

            - Я ненадолго, - Ирина устало опустилась на стул. - Вчера был сумасшедший день, потом точно такая же ночь. Только под утро удалось немного поспать. Хотела ехать сразу домой, но прежде решила зайти к тебе: утром звонила отцу и он сказал, что вчера меня спрашивал какой-то парень. Уж не ты ли? - она улыбнулась и на щеках возникли две милые ямочки. – Вдруг, думаю, что-то случилось, или… соскучился!?

            - Соскучился? - он присел перед ней, посмотрел ей в глаза и взял в руки её ладони. - Не то слово - соскучился. Я просто не могу без тебя.

            Её щёки украсил румянец. Она смутилась, помолчала, потом спросила:

            - С каких пор?

            - Я это понял вчера вечером. Когда ты не пришла.

            Ира опустила глаза. Она встала, медленно прошла мимо Игоря к окну и, не оборачиваясь, произнесла:

            - Ты мне понравился ещё осенью.

            Он не ослышался?

            - Это правда? – выдавил он из себя, сам понимая, что задал дурацкий вопрос.

            Она промолчала.

- Ирина! – Игорь кинулся к ней, повернул к себе и обнял, почувствовав, как дрожит её тело.

            - Не надо, - попросила она. – Игорёк, не надо.

            Но он не обратил внимания на эти слова: ведь сейчас её губы говорили одно, а её глаза - совсем другое. Он приблизил лицо к её лицу и она попробовала отстраниться.

            - Не надо, - опять едва слышно прошептала Ирина. – Не…

            Но он уже достал её губы своими и поцеловал. То ли лёгкий стон, то ли вздох выр­вался из её груди и она ответила на поцелуй. За первым поцелуем последовал второй. Он целовал её губы, щёки, глаза и видел, что это ей приятно. Затем он решился на большее и словно пушинку подхватил её на руки.

            - Что ты?! У тебя ведь были такие переломы! - в ней проснулся медицинский работ­ник и она испугалась за него. Но затем сама обхватила его шею и доверчиво прижалась к нему.

            Какие переломы?! Он за них уже давно забыл и думал сейчас совсем о другом.

            - Что ты делаешь?   - прошептала она, когда он положил её на кровать и нерешительно рас­­стегнул первую пуговку на блузке.

Он не ответил, продолжал осыпать её поцелуями. И она, быстро слабея от его ласк, отдала себя его настойчивости.

 

 

* * * * *

            - Тогда в больнице… Как я тебе мог... Как я тебе мог стать интересен? - Игорь смущённо глянул на Ирину. – На кого я был тогда похож: больной, весь в повязках и нога подвешена чуть ли не к потолку – инвалид одним словом.

            Пока Ирина спала, Игорь приготовил завтрак. Сейчас они сидели в маленькой кухне и пили чай.

            - Ага, - на губах Ирины появилась чуть грустная улыбка. – Весь в бинтах, нога на верёвочке – видик, конечно, не очень. Но ты меня сразу удивил своей силой и не только ме­ня, но и Виталича.

            - Силой!? – Игорь шутливо обнажил бицепс и напряг его. – По-твоему, я похож на Шварцнеггера?

            - Не смейся. Я говорю о внутренней силе, и ты меня прекрасно понял. Ты тогда испы­ты­вал жуткие боли, и мы понимали это. Но ты терпел, даже ни разу не застонал, не пожало­вался, только до крови закусывал губы.

            - Как я раньше не увидел, не догадался, что я тебе… ну,.. не безразличен.

- Как ты мог догадаться, если у тебя была Юля, а на меня ты почти не обращал внимания.

            - Была,.. да ушла. У Юли появился другой,.. другая жизненная опора, более крепкая и надёжная, чем я. Разве ты об этом не знала?

            - Я думала, у вас размолвка и вы опять помиритесь. Через неделю после твоей выпис­ки я позвонила тебе. Ты разговаривал торопливо и, мне показалось, был совсем не рад моему звонку. Тревожить тебя я больше не хотела.

            Игорь вспомнил тот телефонный разговор и досадливо поморщился: да, он как раз вовсю работал над программой для вскрытия счёта Зильбермана. У него не получался один из труднейших узлов и ему в то время была дорога каждая секунда, но, несмотря на нехватку времени, он, конечно, виноват и она была вправе обижаться. Уже потом, в январе он хотел позвонить Ирине, но не смог разыскать тот листик, на котором был записан её телефон.

            - Прости, - он говорил это медленно, как бы подбирая слова. - Но это было из-за рабо­ты, а не из-за Юли. Я её не видел с начала декабря и, честно говоря, не хочу больше видеть. Давай о ней больше не вспоминать.

            Вечером она, как всегда, заторопилась домой. Игорь попробовал уговорить её позво­нить родителям и остаться у него.

            - Что ты! Мне сейчас и так влетит! Они ведь меня с утра ждут, - отказалась Ирина.

            Он отвёз её домой. Уже расставаясь, Игорь попросил:

            - Возьми отпуск на неделю.

            - Зачем?

Он виновато опустил глаза:

- Затем… Я скоро уеду. Далеко.

            Паспорт он получил на следующий день и стал гражданином Украины - Андре­ем Клименко. Теперь он мог уезжать. Но и не мог, не хотел уезжать от Ирины. Она при­ш­ла вечером. Позже чем обычно, когда он уже собирался звонить к ней домой.

            - Заезжала после работы к родителям, - объяснила она. – Решила остаться у тебя.

            Этим вечером, а вернее, ночью он ей всё рассказал. Всё без утайки. Даже о приглянувшейся ему Свете-Слонике.

            - Ты должен уехать! Тебя могут найти в нашем городе и даже в нашей стране. Тебе нужно уезжать за границу, - Ирина произнесла это с болью, но без колебаний. - А я... я тебя буду ждать.

            Только встретившись, они должны были расстаться. Но оба понимали, что эта разлука необходима. Ему необходимо уезжать подальше из этого города, уезжать за границу.

Он вздохнул. Из памяти всплыл припев какой-то давно услышанной песни:

 

…Стоял июнь, а может март,

Летели с юга птицы.

А в это время Бонапарт,

Переходил границу…

 

            Через неделю поезд уже мчал его в Венгрию.

 

Глава 3.

 

            Удивительный город! Прекрасный город! Приехав в Будапешт, Игорь на время решил позабыть о своих грандиозных планах и недельку отдохнуть - просто осмотреться и погулять по этому старинному городу. Ведь он месяц сидел в помещениях и выходил на улицу только в крайних случаях. А здесь, наконец, свобода и это один из красивейших городов Европы! Была середина апреля и в Будапеште уже вовсю расцветала весна. Ранним утром он выходил из гостиницы, в которой остановился, и вместе с толпами разноязычных туристов осматривал исторические достопримечательности Буды и Пешта, прогули­вался по набережным и мостам Дуная, посещал музеи и выставки городского парка, его зоопарк и дендрарий.

Не надо ни от кого убегать и прятаться! Ему здесь нравилось и он жалел, что не ре­шился взять с собой в Венгрию Ирину. "Ну да ничего, - утешал он себя. – Через месяц, через два, я здесь обустроюсь и смогу вызвать её к себе". Прошла запланированная неделя отдыха и Игорь занялся реализацией своих замыслов. Для начала он посетил юридическую контору и выяснил, может ли он - украинский гражданин - остаться жить в Будапеште. Служащий конторы дал адрес фирмы «REKKON Kft», которая занимается как раз такими вопросами. Оказалось всё проще простого! Нужно открыть и зарегистрировать своё предприятие на тер­ри­тории Венгрии и тогда иностранец, уплатив сравнительно небольшую сумму денег, полу­чит вид на жительство. Создать маленькую фирму, занимающуюся программными разра­ботками, как раз входило в планы Игоря. Уже через восемь дней он имел полное право жить в Будапеште. Воспользовавшись услугами маклерской службы, он быстро подыскал себе две трёхкомнатные квартиры в небольшом трёхэтажном домике на тихой окраине Будапешта. Большая часть дома пустовала, и пожилой хозяин Андраш Бароци с радостью принял ново­го постояльца.

            - Тоже Андраш, как и я, - обрадовался он, узнав, что парня с Украины зовут Андреем.

Дядюшка Андраш вполне прилично говорил по-русски: раньше, когда в Венгрии дислоцировались советские войска, он работал в русском гарнизонном городке. Квартиры, расположенные на одном этаже, вполне устроили Игоря. Единственное, что ему не понрави­лось, - это простенькие замки на дверях. Но дядюшка Андраш уверил его, что он весь день дежурит в холле и мимо него ни одна муха не проскочит без разрешения. Хотя, если жилец желает, на его двери можно будет установить замки и посложнее. Покладистый хозяин также не возражал, если одна из квартир будет использоваться под офис и туда станут приходить работники. В общем, два Андруша остались довольны: один - новым постояльцем, другой – но­вым местом жительства.

В тот же вечер Игорь переселился из гостиницы в одну из снятых квартир. А на следующий день он закупил два компьютера и дал объявление в местной реклам­ной газете: "Для высокооплачиваемой работы требуются высококвалифицированные про­грам­мисты с обязательным знанием английского языка". Из трёх десятков программистов, откликнувшихся на объявление, он выбрал пять. Было закуплено ещё пять компьютеров, офисная мебель и скоро его группа приступила к трудовой деятельности. Работа велась по двум направлениям: разрабатывались новые варианты систем защиты информации и параллельно с этим, велась разработка узлов программы "Маятник" - той самой программы, которую жаждали иметь Тик-Так и Бубнов. Такое название Игорь выбрал из-за ее специфи­ческих особенностей. "Маятник" должен был заходить на банковские сервера, открывать счета клиентов, на несколько секунд перебрасывать их деньги на банковские счета Игоря и уничтожать информацию о получателе перечисленных денег. При этом клиент банка нис­коль­ко не страдает, так как его деньги тут же возвращаются назад на его счёт, а потерянные за время переброски доли цента компьютер банка округляет до целых величин.  На счетах же Игоря постоянно будут находиться большие суммы, на которые будут начисляться обычные банковские проценты. Всё будет зависеть от количества перебросок денег и сумм, которые лежат на вскрытых счетах клиентов, - чем больше суммы, тем быстрее будут расти его проценты. По замыслу Игоря, "Маятник" должен был работать круглосуточно с сотнями тысяч или миллионами счетов одно­временно и за месяц таких вот осциллирующих перебро­сок денег можно будет получить около сорока-пятидесяти миллионов долларов.

            Не вдаваясь в подробности, Игорь поручал своим пятерым работникам разработку раз­лич­ных фрагментов программы, а затем сам занимался согласованием их работы. Но для запуска "Маятника" нужны были ещё программы для раскодирования банковских счетов и для вскрытия банковских систем защиты. Поэтому Игорю дополнительно требовались ква­ли­фи­цированные исполнители, которые бы работали на анонимного заказчика. Он вспомнил о своих одногруппниках - Коле Шевчуке и Викторе Королёве, которые в данный момент находились на заработках в Ирландии. Их электронные адреса он знал - не раз прошедшей зимой общался с ними. Почему бы ребятам не заработать лишнюю копейку? Опасности для них нет никакой – им предложили денежную работу и они, не зная для каких целей она нужна, её выполняют. Они даже и знать не будут на кого работают. Такое офшорное программирование широко практикуется в сети и Игорь, не называясь, связался с одногруппниками, предложив им поработать за хорошие деньги. Коля с Виктором согла­сились. Вместе с двумя своими знакомыми программистами они взялись выполнить заказ и приступили к работе на неизвестного работодателя.

            Процесс, как говорится, пошёл. Пять работников Игоря работали в квартире-офисе, а Игорь установил два компа в одной из комнат своей жилой квартиры и работал там. В первой трети мая уже была готова программа для защиты информации  "Хаос". Используя эту программу, два пользователя сети теперь могли вести любую секретную переписку - гораздо легче угадать в многомиллионном городе совершенно незнакомый телефон, чем постороннему расшифровать зашифрованное "Хаосом" письмо. Создав "Хаос", Игорь решил начать переписку со своими друзьями. В целях конспирации он связался с Богданом через сервер, находящийся в далёкой Аргентине и сообщил ему адрес сайта на котором был размещен "Хаос" с описанием его работы. Богдану только и нужно было сделать, что установить программу Игоря на свой компьютер. Теперь "Хаос" сам кодировал и сам расшифровывал их письма. Переписка велась через электронные ящики, размещенные в разных частях света и определить, в какой стране находится сейчас Игорь, было невозможно.

            Первое письмо Богдана потрясло его - весёлого бесшабашного Сергея нет в живых. Как могла случиться эта катастрофа? Ведь Сергей прекрасно водил машину, спиртного почти не употреблял - мог позволить себе только пиво, да и то не за рулём, а иногда по праздникам. Как он мог сесть пьяный за руль? Игорь чувствовал нелепость этой смерти и обоснованно связывал её с собой - уж слишком очевидно было совпадение его собственных злоключений и гибель друга. Не проделки ли это Бубнова? Ощущение вины не давало Игорю покоя. Наверное, всё-таки стоило позвонить ребятам, когда он скрывался в городе и предупредить о возможной опасности?

            При переписке Игорь рассказал Богдану, что в марте ездил вовсе не к бабушке, а "гостил" в плену у банды вымогателей, чудом сбежал от них и в апреле вынужден был уехать за границу. Может быть смерть Сергея - это их работа? Может быть, к Богдану наве­ды­вались незваные визитёры и интересовались, куда делся его друг Мальцев? Не чувствует ли сейчас Богдан, что за ним ведётся слежка? "Сергей действительно погиб при автоката­стро­фе, - отвечал в письмах Богдан. - Не волнуйся, Игорёк! Никто за мной не следит, никаких происшествий, никаких незваных визитов. Но если уж говорить о визитах, то скоро визиты будут зваными - я в июне женюсь". Это хоть как-то успокоило совесть Игоря - если у Богдана всё в порядке и его никто в тече­ние этого времени не расспрашивал о нём, значит, всё-таки с Сергеем произошёл несчастный случай, и бандиты здесь не причём.

            К концу мая основные узлы разрабатываемого "Маятника" были готовы – продуктив­но потрудилась венгерская группа и ребята в Ирландии уже сделали программы-генераторы для вскрытия банковских систем защиты. В эти дни Игорь работал почти в таком же режиме, как и перед Новым годом, когда составлял "троянскую лошадку" для взлома счёта Зильбермана - спал урывками, по несколько часов в сутки. Он надеялся первого июня запустить "Маятник" в работу. Но к первому дню лета не успел - уж слишком много работы было при стыковке узлов и отладке программы. Зато пятого июня "Маятник" мог начинать свою работу, и Игорь загрузил его в Интернет.

Программа-вирус стала распространяться по всемирной банковской сети, размно­жаться и сама корректировать свою деятельность. "Маятник" функционировал автомати­чески и не нуждался в каком-либо контроле: сам подбирал код к защитной системе банков и к счётам его клиентов, сам перебрасывал деньги с этих счетов на счета Игоря и через нес­коль­ко секунд возвращал назад. О том, что "Маятник" уже проник в какой-то банк, Игорь узнал через сутки, когда стал открывать некоторые из своих счетов. Перед запуском про­грам­мы счета были почти пусты. Теперь же на них лежали приличные суммы. Значит, на счетах уже стали откладываться проценты и "Маятник" начал приносить прибыль. Сейчас, когда творение Игоря было внедрено в сеть и проникло в банки, ликвидировать эту про­грамму-вирус было практически невозможно - для этого пришлось бы остановить всю дея­тель­ность мировой банковской системы.

            Восьмого июня у Богдана состоялась свадьба. Игорь в качестве подарка перечислил на его счёт пятьдесят тысяч долларов. Богдан по-прежнему работал сисадмином и с деньгами у него было не густо. Как помочь другу? Игорь предложил Богдану открыть фирму по произ­вод­ству развивающих игр для детей, естественно, при его спонсорстве. Богдан с азартом принял это предложение и скоро организовал маленькое предприятие, в которое нанял шесть человек, отобранных на конкурсной основе программистов и дизайнеров.  Какие игры можно делать? Компьютерных игр в наше время полным-полно во всех магазинах и ларьках: хо­дилки, догонялки, стрелялки. Но чему они учат маленького игрока? Только быстро нажимать на кнопки и в бездумном развлечении убивать время. Игорь прекрасно помнил все те игры, в которые с ним играла мама, те игры, с помощью которых и был заложен фундамент его будущего образования. Игорь просто записал их правила и отослал Богдану. А тот стал разрабатывать по записям Игоря обучающие игры.

            Вроде бы всё шло чудесно: был изготовлен "Маятник", через Интернет с успехом продавалась программа для защиты информации "Хаос", над вскрытием защит компьютерных систем продолжала трудиться группа в Ирландии, работу в противо­положном направлении выполняли венгерские программисты - под непосредственным руководством Игоря они занимались новейшими разработками в области защиты компью­терных систем и эти программы можно было в дальнейшем выгодно продавать через сеть. Но все эти успехи были в сфере профессиональной и коммерческой деятельности Игоря.

 А вот в личной... Ему очень не хватало Ирины.

            В середине июня Игорь решился и позвонил ей домой. Трубку взяла сама Ирина.

            - Здравствуй, Ириш, - он почувствовал, что от волнения дрожит его голос.

            - Здравствуйте, - произнесла Ирина, затем добавила: - Это... Это ты?

            - Do you remember me?

            - Я тебя помню... и жду, - её голос тоже дрогнул. - Ты вернулся? Ты в городе?

            - Нет. Я далеко, в другой стране, - Игорь сделал паузу: – Я за тобой очень соскучился, Ириш. Очень! Приезжай ко мне, хотя бы на недельку. Приедешь? Сможешь?

            Несколько секунд, показавшимися Игорю вечностью, Ирина молчала - по-видимому раздумывала над его предложением.

            - Наверное, смогу, - сказала она наконец.

            - Вот и отлично! - Его голос зазвенел от радости. – Оформляй отпуск на работе. На днях к тебе зайдёт мой друг, его Богданом зовут. Он объяснит всё, расскажет, что нужно делать и какие документы необходимы для выезда.

           

* * * * *

            Жарким июльским днём Игорь приехал на вокзал Келети и купил большой букет роз. Диктор уже сообщил о прибытии московского поезда и редкие встречающие, а также вездесущие носильщики разбрелись по перрону, нетерпеливо посматривая на колышущиеся в знойном воздухе нити рельсов, по которым с минуту на минуту прикатит поезд. Из-за поворота показался локомотив. Медленно и важно он плыл вдоль перрона, волоча за собой новенькие блестящие вагоны. Мимо прокатил вагон под номером десять и Игорь поспешил за ним. Из вагонов вышли проводники и ловко прошлись тряпочками по и без того чистым поручням. За проводниками стали выходить пассажиры, - в основном туристы из России, и перрон заполнился русской речью.

            Из десятого вагона выпорхнула  девушка, и сердце Игоря перешло на более учащён­ный ритм работы.

            - Привет! - он подошёл к Ире и застыл, держа перед собой букет и с восторгом рас­сматривая её.

            Летний наряд Ирины эффектно, соблазнительно и даже вызывающе подчёркивал её красоту: маечка-топ, под которой выделялась высокая грудь, открытый аппетитно-упругий животик с оголённым пупком, длинные стройные ноги обтянуты лёг­кими брючками-капри. Кроме того, Ирина изменила причёску - подстригла свои пышные каш­та­но­вые волосы и теперь походила на шестнадцатилетнюю школьницу.

            - Привет! - под его откровенно восхищённым взглядом она зарделась и, чтобы скрыть смущение, заговорила первой: - Какие красивые розы! Может, подаришь?

            - Обязательно! - опомнился Игорь и протянул ей букет. - Я по тебе соскучился! Очень и очень!

Он обнял Ирину, прижал к себе, осыпая её лицо поцелуями.

            - И я очень соскучилась, - Ирина тоже его поцеловала, рыбкой выскользнула из объя­тий и стыдливо произнесла: - Игорёк, люди же кругом!

            - Не забывай: я теперь не Игорь, а Андрей! - шепнул ей на ухо Игорь.

            Но эти предосторожности теперь были излишни. Маленький, ничем не примечатель­ный на вид мужчина, ехавший с Ириной в одном вагоне, опознал Умника. Сегодняшним вечером он уже будет докладывать своему начальству, что разыскиваемый Игорь Мальцев найден.

            Они вышли из здания вокзала и сели в такси. Носильщик уложил в багажник чемодан Иры.

            - Как красиво! - Такси проезжало по площади Святой Троицы, и Ирина любовалась устремлённой в высь готической башней Собора Матьяша.

            - Здесь много красивого! И ты всё это увидишь, - они сидели на заднем сиденье и рука Игоря покоилась на её обнажённой талии. - С завтрашнего дня мы с тобой начинаем осмотр Будапешта.

            - Почему с завтрашнего? А что мы будем делать сегодня?

            - На сегодня у нас грандиозная программа! - замурлыкал он ей нежно на ушко. - Мы отметим твой приезд, затем ты осмотришь мой офис и квартиру. Знаешь, какая у меня шикар­ная квартира? Какая прекрасная у меня спальня, а в ней широкая мягкая кровать. Спать на ней - райское наслаждение! Можно даже и вдвоём!

            - И часто ты спал на своей широкой кровати с кем-то вдвоём? - Ирина спросила это таким же полушутливым тоном, каким Игорь разговаривал с ней, но взгляд стал укориз­ненным и тревожным.

            - Обижаешь! - Игорь даже слегка отстранился от неё. - Если хочешь знать, эти два месяца я вообще спал редко - работы было много, ночевал перед компьютером и, если укладывался на кровать, то только для того, чтобы отдохнуть несколько часов. Я тебя ждал!

            - Извини, - Ирина положила ему голову на плечо. - Я всегда считала, что ревность - это порочное чувство, а оказалось, оно присуще и мне.

            Через полчаса машина подъехала к трёхэтажному дому Андраша Бароци.

 

* * * * *

            Сколько прошло времени? А впрочем, какая разница? Сегодня ведь суббота, выходной и в офисе никого нет. Можно отдыхать и весело проводить время. Хорошо, что приехала Ирина! Правда, всего на десять дней и первый из них уже подходит к концу. Медленно просыпаясь, Игорь приоткрыл глаза. День заканчивался, уступал место вечеру. В спальне начинало темнеть.

Но всё же её было видно отлично! Как и он, после обильных любовных утех Ирина забылась во сне и сейчас дремала рядом, нагая и прекрасная. Как долго он ждал этого! Игорь оторвал голову от подушки и нежно прикоснул­ся губами к розовой вершине её груди. Она открыла глаза мгновенно:

            - Который час?

            - Какая разница? - его губы продолжили путешествие и обосновались на втором холмике, рука мягко прошлась по её гладкому животу, задержавшись в самом низу. - Сейчас только вечер и впереди у нас целая ночь для игр.

            - Ты ещё не наигрался, сластёна? - Ирина потрепала его волосы.

            - Нет, а ты?

            Ирина помолчала, затем вздохнула и решилась:

            - Я уже доигралась!

            Игорь поднял голову и вопросительно посмотрел на неё:

            - В каком смысле?

            - В том самом.

            - Сложности с родителями? Не разрешали тебе уезжать?

            - С родителями никаких проблем. Пока.

            Он всё ещё не понимал и продолжал смотреть на неё недоумённым взглядом маленького ребёнка. Она от такой его наивности рассмеялась мелодичным, немного груст­ным смехом:

            - По компьютерной части ты, конечно, гений! Так о тебе отзывался твой друг  Богдан, да это и я понимаю сама. А вот в остальном - детский сад, настоящий малыш!

            - Неужели ты… - дошло до него наконец.

            - Третий месяц, - она провела рукой по животу. - Ещё не видно, правда?

            - Правда, - Игорь озадачено почесал затылок. - Как же это мы... в смысле - я?

            Такого он не ожидал. Вроде сам только вчера был маленьким и ходил в детский сад. И на тебе! Он может стать папой. Странно и как-то даже смешно. Неутомимый любитель постельных игр! А что после таких игр бывает, не учёл, игрун! Добаловался, поросёнок! Ай да Мальцев, ай да программёр! Сумел, значит, напрограммировать!

            Его молчаливую озадаченность Ирина поняла по-своему.

            - Ты, я вижу, не рад. А я рада. Очень, - заявила она. - Я хочу ребёнка. И если он родится, к тебе у меня не будет никаких претензий. Это моя проблема.

            - Как это - твоя? - вскинулся он. - Ты что говоришь? Просто я задумался... неожиданно как-то всё это. И это вовсе не проблема, это радость! Наша общая радость...

            В комнате уже давно было темно, но они свет не включали. Им было хорошо и без света.

* * * * *

            Было десять часов утра, когда они сели в такси и отправились в центр города.

            - Мы рады, что целью Вашей поездки избрана именно Венгрия. Страна, столица которой - древний город Будапешт! - Игорь говорил, словно заправский экскурсовод. - Будапешт – это жемчужина Дуная. Его центральная панорама занесена в список "Всемирного наследия человечества" ЮНЕСКО.

            Они вышли на площади Святого Георгия и на фуникулёре поднялись к королевскому дворцу. Этот день они посвятили знакомству с центральной частью Буды и её Крепостным райо­ном: королевский дворец, Рыбацкий бастион, площадь Святой Троицы, Собор и Колодец Матьяша, памятники, скульптурные группы, фонтаны.

            - Подумать только, ей семьсот лет! - восторгалась Ирина, рассматривая башню собора, когда они вместе с другими туристами уселись отдохнуть на ступеньку памятника Святой Троицы. - Такая древняя старина, а в нескольких метрах от неё проезжают совре­менные автомобили. Как будто в этом месте машина времени слила воедино прошлое и настоящее.

            Затем они взошли на гору Геллерт и с Цитадели любовались прекрасной панорамой Буды и Пешта, Дунаем и его мостами. В конце дня они переехали на другую сторону Дуная в Пешт и на площади Вёрёшмарти отдыхали в старой кофейне - знаменитой кондитерской "Жербо". Второй день пребывания Ирины в Будапеште подходил к концу.

Потом был третий, четвёртый, пятый... Целыми днями они гуляли по Будапешту, а вечера проводили в разных кофейных заведениях, которых в городе полным-полно. О работе Игорь временно забыл. Какая сейчас работа!? В честь приезда Ирины он даже отправил пятерых работников своей фирмы в  двухнедельный отпуск. Дворцы Клотильд, Базилика Святого Иштвана, парламент, остров Маргит, выставоч­ные залы и музеи городского парка, дендрарий и зоопарк, ресторан "Гундель" с его леген­дарной венгерской кухней, искусственные волны громадного бассейна гостиницы "Геллерт", на которых так приятно раскачиваться и отдыхать. Что ещё? Чем порадовать, чем удивить Ирину? "Можно оставшиеся дни провести у озера Балатон", - решил Игорь. Оставлять свою квартиру и офис он не боялся - в доме всегда дежурил бдительный дядюшка Андраш. Да и если кто-то вздумает пошарить в квартире или скачать информацию с его компов, ничего ценного он там не найдёт. Всё ценное и секретное Игорь зашифровал и спрятал в дебрях сети на разных серверах разных стран планеты.

 

* * * * *

            - Может быть, останешься? - предложил Игорь, хотя заранее знал её ответ. - Оформим тебе вид на жительство и будем мы с тобой жить-поживать, венгерский язык изучать.

            - Не могу, - Ирина вздохнула. - Меня родители ждут, да и на работе я всего на две недели взяла отпуск.

            Они полулежали в шезлонгах у самой воды и любовались закатом, а у самых ног прозрачным зеркалом застыло озеро Балатон. Ослепительное жаркое солнце постепенно теряло свою яркость. Большой красный шар медленно прятался за водную линию горизонта. От спокойной глади озера шла приятная расслаб­ляющая прохлада, а этот тихий летний вечер навевал лёгкую грусть. Всё! Праздник подхо­дил к концу. Завтра они возвращаются в Будапешт, а вечером Ирина уедет в Россию.

            - С работы можно уволиться или, если хочешь, можно взять отпуск за свой счёт. И с родителями следует поговорить, они ведь скоро увидят, что ты в положении, - Игорь поднял с песка ракушку и бросил в воду. Пролетев метров пять, ракушка едва слышно булькнула, вызвав на озёрной глади крохотные волны. От места падения метнулась в сторону берега быстрая стайка какой-то мелкой рыбёшки.

            - Почему ты молчишь? - он поднял вторую ракушку, но не бросил, а повернулся к Ирине. - Я что-то не то сказал?

            - Ты всё правильно говоришь, - Ирина опять вздохнула. - И мне здесь очень нравится... Но, вот так, взять и уехать жить за границу... я не готова.

            Игорь опять кинул ракушку в озеро, за ней другую, затем ещё.

            - Не обижайся, - она погладила его по руке, затем обняла и поцеловала в губы.

            - Я не обижаюсь, - ответил он, когда их долгий поцелуй закончился, и они оторвались друг от друга. - Более того, я считаю, что ты права. Переезжать тебе ко мне ещё слишком рано.

            - Здрасьте-пожалуйста, - Ирина удивлённо усмехнулась. - Быстро ты передумал!

            - Я не передумал, - он улыбнулся чуть грустной натянутой улыбкой. - Понимаешь...

            - Кажется, понимаю, - догадалась она и взгляд её стал тревожным. - Ты боишься, что тебя могут искать те, от кого ты скрывался в городе?

            Игорь молча кивнул, затем решил добавить:

            - И не только они.

            - А кто ещё? Полиция? - тревога в глазах Иры переросла в испуг. - Ты делаешь что-то противозаконное? Эта твоя фирма... Ты ведь занимаешься программированием!?

            - Не только, - Игорь замялся: говорить или нет? Потом всё-таки ответил: – Ещё я делаю деньги.

            - Что? - испуг в её глазах перерос в ужас. - Ты печатаешь фальшивые деньги?

            Этот её вывод был таким неожиданным и оригинальным, что Игорь на мгновение опешил, затем весело расхохотался.

            - Нет, я не печатаю деньги, - ответил он сквозь смех. - Я их действительно делаю. С помощью Интернета и своих программ.

            - Смеёшься над бедной наивной девушкой? - поняв, что ошиблась, Ирина тоже зас­мея­лась и легонько щёлкнула его по лбу. - Я в последний раз подходила к компьютеру в школе на уроках информатики и что такое Интернет, и как с ним бороться имею самоё отдалённое представление.

            - С ним бороться не надо, - Игорь кое-как унял смех. - Им надо уметь пользоваться - очень удобное и очень незаменимое изобретение человечества. Это целый мир, существую­щий параллельно с нашим, - мир будущего. И я, конечно, виноват, что до сих пор не обучил тебя пользоваться сетью. В следующий раз обязательно научу. Это очень просто. А деньги... Ты хочешь знать, как я их делаю?

            - Хочу, - кивнула Ирина.

Он вкратце рассказал о своём "Маятнике".

Она опять погрустнела:

            - Я восхищаюсь тобой - ты действительно гений. Но, мне страшно за тебя - ты делаешь деньги противозаконным способом.

            - Ириш, все большие капиталы делались и делаются нечестным способом. Ты это пре­красно видишь по событиям в нашей стране, где сплошь и рядом создаются различные финан­совые пирамиды, за бесценок приватизируются государственные производства, поку­паются чиновники и голоса депутатов. На Западе есть хорошая поговорка: «Все ваши деньги, сумма которых превышает три миллиона, заработаны честным путём», - Игорь посмотрел на Ирину - поняла ли она. - Смысл пословицы в том, что всегда первые три миллиона зарабаты­ваются нечестным путём. Всегда! Это догма, закон, появившийся на Западе и навязанный теперь всему миру. Я воспользовался этим законом и сейчас работаю согласно его правилам. Я могу зарабатывать деньги и, значит, имею право быть богатым. Я сделаю свой капитал, а затем начну зарабатывать деньги честным путём. Уже зарабатываю, продавая в Интернете свой "Хаос", думаю, скоро будут продаваться и другие программы. Да, сейчас я делаю деньги незаконным способом. Но, кому от этого хуже? Я не ворую, не граблю, не убиваю. Даже клиенты банков, деньгами которых я пользуюсь, до копеечки получают причитающиеся им проценты за счёт округления сумм банковским компьютером.

            - Но ведь в мире появятся лишние деньги, ничем не подкреплённые, те, что ты сейчас делаешь. И, значит, ты будешь считаться фальшивомонетчиком.

            От такой наивности Игорь опять рассмеялся:

            - Лишние деньги? Сейчас экономика планеты равняется только на одну валюту - американский доллар. И эти доллары печатаются постоянно, тоннами поставляются дру­гим странам - берите, друзья, пользуйтесь! Чем подкреплены эти деньги? Ничем! Это обыкновенная бумага, макулатура, которая пока ещё ценится по привычке. И мои деньги - это жалкая капля в мировом финансовом океане. Так что главными фальшивомонетчиками  являются США.

            - Это Штаты, - ответила Ирина. - Они сейчас что хотят, то и делают. И с ними считаются все. Другое дело - ты! Ты же не будешь объяснять всем, если тебя вдруг схватят, что Америка начала первой и виновата больше, чем ты.

            - Меня не схватят. Меня невозможно вычислить. Потому, что я гений - ты сама это только что сказала. - Он попытался перевести всё в шутку.

            Но Ирина шутку не поддержала:

            - Ты зимой сумел заработать целый миллион. Тогда тоже был уверен в своей безопас­ности и лишь чудом ушёл от бандитов. Сейчас ты опять рискуешь ради денег. Неужели тебе не хватает миллиона?

            - Миллион - это деньги, но маленькие, - невольно он повторил фразу Тик-Така, которую тот произнёс, когда первый раз привёл его - Игоря в особняк "Биолайта". - Мне нужно больше, гораздо больше.

            - Зачем? - Ирина опять смотрела на него с испугом.

            - Что бы улучшить этот мир.

            - Как?.. - она запнулась. - Как улучшить?

            - Ещё не знаю. Но наш мир далеко не идеален, как и современный человек. Один я, конечно, ничего не смогу добиться, но в мире много людей умных, грамотных и... разобщённых. Их нужно объединить, вот я и попробую это сделать. Только для этого я и хочу иметь большие деньги. Они мне нужны для работы.

            - Ты это серьёзно?

            - Вполне. Я считаю, что иметь в жизни какую-то цель и пытаться её реализовать, гораздо интереснее, чем заработать миллион, а потом просто на этот миллион существовать. У людей должны быть и более высокие цели, чем богатство, еда и секс. Но человечество растёт не качественно, а количественно, бездумно перерабатывая далеко не бесконечные ресурсы планеты.

            - Я боюсь за тебя, - Ирина смотрела на него с испугом. - Ты хочешь плыть против течения, жить не по установленным правилам и против тебя будут все. Все те, кто уже стоят у сытой кормушки или мечтают к ней приблизиться.

            Игорь вспомнил Мишу с Хипаком, Бубнова с Тик-Таком и помрачнел. Он встал с шезлонга и протянул Ирине руку:

 - Расфилософствовались мы, словно нам с тобой больше заняться нечем, а времени совсем мало осталось. Через сутки ты сядешь в поезд и оставишь меня од­но­го. Бедного и несчастного.

            - Я к тебе приеду через месяц, в августе. Если, конечно, будешь себя хорошо вести.

            Они вышли на аллейку и, обнявшись, двинулись к своему снятому на несколько дней коттеджу.

            Солнце пряталось за водную гладь Балатона. Сумерки сгущались, день как бы нехотя уступал место ночи.

 

 

Глава 4.

 

            Телефон зазвонил во вторник, через два дня после отъезда Ирины:

            - Алло! Господин Клименко? Андрей Семёнович?

            - Да! С кем имею?.. – Игорь был в офисе и вместе со своими работниками занимался усовершенствованием узла одного из вариантов кодирующей программы.

            Звонивший представился, и Игорь вспомнил его - главный консультант фирмы, оформлявшей ему вид на жительство в Венгрии.

            - Как у вас дела с аудитом, Андрей Семёнович? - поинтересовался консультант.

Он отлично, почти без акцента,  говорил по-русски.

            - Честно говоря, никак.

            - На носу проверки, сдача балансовых отчётов, вы же нас подводите.

            - Виноват. Я в бухгалтерии слабоват. Хотел нанять бухгалтера, да как-то вылетело из головы.

            - Могу направить к Вам опытного бухгалтера. Ведёт сразу несколько фирм, ну и вас может обслужить. Почти ваша соотечественница: вы - из Украины, она - из России.

            Бухгалтер пришла на следующий день. В сопровождении дядюшки Андраша, кото­рый лично провёл даму к дверям офиса Игоря.

            - Здравствуйте. Екатерина Петровна Соловьёва, - представилась она, заходя в комнату.

            Венгры - молодые ребята на время забыли о своих компах, повернулись к вошедшей, да так и остались сидеть. Один из них присвистнул, другой восхищённо зацокал языком и закатил глаза.

Игорь тоже оценил Екатерину Петровну: девушка в самом соку, лет двадцати пяти, идеальная фигура обтянута костюмом ярко-оранжевого цвета - в меру короткая юбка и жакет на белоснежной ажурной блузке, длинные светлые волосы тщательно уложены и подколоты на затылке, к правильным чертам серьёзного, даже строгого лица очень шли тонкие очки в золотистой оправе, в руке – маленький коричневый портфельчик. В общем, смело можно сказ­ать: не просто деловая женщина, а деловая красавица.

            - Здравствуйте, - Игорь пошёл к ней навстречу. - Вы наш бухгалтер? Пойдёмте в эту комнату, она хоть и маленькая, но уютная. Вы в ней будете работать одна.

            Высокие точёные ножки Екатерины Петровны зацокали каблучками. Она шла изящно и грациозно, словно хорошо обученная породистая лошадка, демонстрирующая на манеже свой аллюр.

            - Группа у нас маленькая и работать мы стали совсем недавно - в апреле, - стал вво­дить её Игорь в курс дела. - Мы занимаемся программным обеспечением и разрабатываем перспективные варианты систем защиты различной информации. Какие документы мне нужно предоставить Вам для отчётов?

            Так в его группе появился новый сотрудник. Госпожа Соловьёва приезжала на синей «Хонде» два раза в неделю, под пламенными взглядами пятёрки программистов проходила в свою комнату, готовила нужные для налоговых служб бумаги и через два-три часа уезжала.

 

* * * * *

          Игорь включил ноутбук, собираясь написать очередное письмо Богдану, но не мог сосредоточиться. На душе было тревожно - работники его группы сообщили, что на компах количество вирусов, залетающих из сети с корреспонденцией, резко возросло. Раньше они тоже появлялись, но не в таком же количестве - сейчас их стало гораздо больше. Сами виру­сы не пугали – на компы его работников теперь установлена такая же программа, которую он сделал для личного ноутбука. Эта защитная программа начинала свою работу в момент включения компьютера, и работала параллельно с основными программами, выявляя и унич­то­жая вирусы, а также создавая непреодолимые помехи для различных шпионских уст­ройств, которые могли снять с компьютера какую-либо информацию. Тревожили не сами вирусы, а сам факт их появления.

            На мониторе уже давно светились иконки программ, как бы приглашая Игоря присту­пить к работе, а он всё сидел перед компом, погружённый в раздумья. Странно всё это, очень странно! Уж не следят ли за ним? Бубнов? Вряд ли. Чтобы нашпиговать комп вирусами у него и у его "быков" на это не хватит ума. Могли бы нанять для этой цели программистов? Но это не их методы работы. Они бы просто его скрутили, да вывезли назад в Россию. Тогда кто? Венгерская полиция или ЦРУ? Может, американцы вычислили его "Маятник"? У них ведь есть разные отслеживающие системы. Хотя кто запустил "Маятник" вычислить невозможно, разве только следить за его банковскими счетами. И это тоже не реально. Но ведь откуда-то появляются эти чёртовы вирусы!?

Может быть, стоит уехать, пока не поздно, в другую страну? Ещё весной, приехав в Венгрию, он сразу себе купил паспорт чешского гражданина. На всякий случай. Стоит он, конеч­но, гораздо дороже, чем украинский, но по этому паспорту можно будет спокойно колесить по всему миру.

            Неприятное ощущение, когда кажется, что за тобой следят. Вот и сейчас такое впечат­ле­ние, будто кто-то смотрит тебе в спину. Игорь резко повернулся и увидел Соловьёву. Забыл, рас­тяпа, закрыть дверь! Как она зашла так неслышно? И чего она ещё на работе? Давно уже должна была умчаться на своей «Хонде».

            - Андрей Семёнович, у меня возник вопрос. Я постучала, а вы, наверное, не слышали. Задумались? - Екатерина Петровна подошла поближе и уселась на соседний стул.

            Она сидела рядом с ним, указывала ручкой в бумаги и задавала вопросы. Игорь терпе­ливо отвечал, а сам удивлялся - ведь он ей уже рассказывал это день назад и тогда она вроде прекрас­но всё понимала. Юбка Екатерины Петровны задралась гораздо выше обычного, а заго­релые ноги раздвинулись чуть шире приличного. Она, не замечая этого, продолжала зада­вать вопросы, но Игорю отвечать стало тяжеловато: когда в такой позе перед тобой си­дит роскошная женщина - не до бухгалтерии. Игорь смешался, покраснел и нёс какую-то околесицу.

            - Спасибо! - Горячее колено Екатерины Петровны как бы невзначай коснулась ноги Игоря. - Теперь я всё поняла, - второе колено тоже придвинулось, придавило, и нога Игоря оказалась в мягком тёплом плену. - Мы с вами знакомы уже две недели, а всё продолжаем называть друг друга по имени-отчеству. - Она мотнула головой, как нетерпеливая, ждущая старта кобылка, её аккуратная причёска рассыпалась и золотистой гривой разошлась по плечам. - Здесь так бывает одиноко, Андрюша, - она сняла очки и посмотрела на него без­защитно-наивными карими глазами. - Мы ведь можем встречаться с тобой чаще. Я пред­лагаю нам…

            Где он видел такую наивность большущих глаз? Хоть эти глаза и были другого цвета, но, казалось, что на Игоря смотрела Света-Слоник своим неискренне наивным васильковым взглядом. Тоже работа такая? У бухгалтера?

            Бумаги выпали из рук Екатерины Петровны. Она нагнулась, стала подбирать их с пола и её грива ароматной волной рассыпалась по ногам Игоря.

          Тпру! Стоять! Да что же это такое? О, Ира, хорошо, что ты не видишь эту производ­ствен­ную сцену: он скромно сидит на стуле, как херувим: только крылышек сзади не хватает, а у него между ног застряла голова исполнительного бухгалтера, вернее, бухгалтерши. Уж очень исполнительной! Ещё чего доброго она сейчас и в ширинку залезет. И, вполне вероят­но, не только руками. Так, хватит! Ещё немного и он, пожалуй, не устоит перед этой прыткой игривой лошадкой. Ведь он большой любитель такого сорта игр. Не зря Ирина называет его сластё­ной, имея в виду совсем не сладкое! Игорь отодвинул стул назад и встал.

          - Я вас так понимаю, Екатерина Петровна, - Игорь пытался говорить с иронией, хотя в горле от волнения появился ком и голос слегка охрип. – И даже сочувствую. Но у меня очень много работы. К тому же, вы работаете ещё и на другие фирмы. А там должны найтись отзыв­чивые люди, которые скрасят ваш досуг и одиночество.

            Она поднялась со стула. Откинула назад волосы и порывисто усадила на место очки. Глаза метали гром и молнии.

            - Спасибо, Андрей Семёнович, за консультацию, - цокнули каблучки и лошадка, гордо подняв голову, покинула его квартиру.

            Дверь осталась открытой настежь. Игорь слышал, как через пять минут она вышла из офиса и спустилась вниз. Он подошёл к окну и увидел, как Екатерина Петровна уселась в "Хонду» и, лихо развернувшись, умчалась.

          Всё, спокойные дни кончились. Его вычислили и внедрили к нему агента, который пы­тался соблазнить его грубо, топорно и неуклюже. Это понятно даже младенцу. Теперь ясно, почему на его фирму приходит много писем с вирусами. На кого работает Катерина? Ну, уж во всяком случае, не на Бубнова. Неужели на какую-то спецслужбу? Может, ничего страшного и нет, не стоит пороть горячку? Пусть следят. "Маятник" работает автономно, и доказательств у них никаких нет. Вся секретная информация зашифрована, закодирована и хранится в надёжных глубинах Интернета. Он, Андрей Клименко, законопослушный гражда­нин. Законов не нарушает. Предприниматель, выплачивающий все налоги. Он весь на виду, следите, господа, коль душе угодно. Покрутятся вокруг него, последят, да угомонятся? Или всё-таки вирусы и натиск любвеобильной Екатерины это случайное совпадение? Может, никакая спецслужба здесь ни причём и у Екатерины Петровны просто такой стиль работы со свои­ми начальниками?

* * * * *

            Письмо Богдана ударило, словно обухом по голове. Хотя в последние дни он готовил­ся к чему-то такому, но всё-таки надеялся на лучшее. Перечитал письмо снова. "За тобой слежка, - пишет Богдан. - Не сегодня, так завтра тебя возьмут наши разведорганы и пере­правят в Россию…".

Игорь отложил письмо и задумался. Значит, за ним следит русская разведка. Вот тебе и раз! А Катюша, значит, самая настоящая разведчица. Надо же! Следили, следили и решили взять. За шкирку, как щенка, и переправить на родину. А что там? Тюрьма или работа на какого-то хозяина типа Бубнова или Тик-Така, ну может быть, повыше рангом. Ранг-то по­вы­ше, но ему от этого какая разница? Сиди в клетке и работай, гуляй под охраной – шаг влево, шаг вправо…

Нужно удирать и чем быстрее, тем лучше. Надо было сделать это уже давно, сразу, как только понял, что из себя представляет Катерина. А он, словно маленький ребёнок, закрывающий ручками глазки при опасности, надеялся, что его скоро оставят в покое. Что всё пройдёт, рассосётся само собой. Дождался! Хорошо ещё, что он догадался не звать к себе Ирину, хотя и очень хотелось встретиться, вдвоём погулять двадцатого августа на венгер­ском празднике. Теперь не до праздников. Нужно собираться и "делать ноги". Прямо сейчас утром. А что, собственно, собирать? Вынуть чешские документы из тайника, кредитные кар­точ­ки уже в кармане и всё, можно уходить. Все его программные разработки, информа­ционные и коммерческие тайны зашифрованы и надёжно упрятаны в сети. Нужные вещи можно купить в магазинах. Да, но как уходить? За зданием, наверное, следят.

          Он подошёл к окну. Перед входом стоял простенький "оппелёк" стального цвета с затем­нёнными окнами. С правой стороны на его полуоткрытую заднюю дверь опёрся здоровенный детина в солнцезащитных очках. Левая дверь открылась и из автомобиля вылез второй мальчуган, как две капли воды похожий на первого только без очков. Второй мальчуган ласково щурился на солнце и постреливал взглядом по окнам.

            Игорь вышел в коридор и заг­ля­нул в офис. За компами уже работали венгерские ребята. Он поздоровался с ними и спус­тил­ся на первый этаж.

            - Доброе утро! Газеты уже принесли? - Игорь подошёл к дядюшке Андрашу, а сам с тревогой посматривал в окно.

            - Что-то не нравятся мне эти русские, - доверительно сообщил ему дядюшка Андраш, передавая прессу. – Приехали, стали перед моим домом, смеются и чего-то высматривают. Что им здесь нужно?

            Что им нужно, Игорь знал. Он поднялся в свою комнату, сел на стул перед компом и заду­мался. Что делать? Выйти сейчас на улицу и попробовать уйти - его сразу же возьмут. От таких бульдогов не отмахаешься! Устроить маскарад, переодеться в женское платье? А где его сейчас достать? Нужно что-то придумать, пока его не взяли. Нужно себя защитить, пока не поздно.

            Лучшая защита - это нападение. Игорь включил компьютер и вошёл в сеть. Из своих  тайников в сети перекачал в компьютер все программы, которые могли сейчас пригодиться и через шведского провайдера проник в сервер русского посольства в Венгрии - если есть при­каз о его взятии государственными органами, значит, этот приказ должен быть где-то здесь. Не будут же ради него посылать на поезде спецкурьера с пакетом в кармане - хоть мы впе­реди всей планеты только в области балета, но всё же и у нас сейчас не каменный век. Понятное дело, на сервере есть защита и файлы закрыты для доступа. Ничего, сейчас задей­ствуем программы ирландской группы для вскрытия таких защит.

Какой примитив! И это хранение документов государственной важности!? Хоть Игорю было не до смеха, он усмехнулся - его программы легко проходили защиту посольского сер­ве­ра и расшифровывали секретные тексты. Это не его "Хаос", который не расшифруешь и за тысячу лет. Где же искать? Ага, вот последняя корреспонденция! Есть! То, что он ищет! Игорь прочитал директиву местной разведке: - инсценировать бандитское нападение, шест­над­цатого августа Умник должен быть в России, Кэт остаётся работать при его фирме. Так ты, Екатерина Петровна, оказывается, Кэт? Сегодня пятнадцатое, значит, сегодня его и возьмут, чтобы завтра - шестнадцатого он был уже на родине. А если попробовать поиграть с ними?

            Взяв за прототип директивное письмо, используя его стиль и шифр, Игорь быстро наб­рал новое: операцию отменить, Умника ни в коем случае не трогать, наблюдение за ним немедленно снять, Кэт остаётся работать при его фирме до последующих распоряжений.

Эту депешу Игорь тут же отправил на приёмный ящик сервера посольства. Затем взял одну из своих заготовок-вирусов, подредактировал её и тоже отправил на сервер. Теперь этот "троянский конь" будет фильтровать приходящую-исходящую почту и в случае обна­ружения в каком-то из писем слов "Умник", "Мальцев", "Клименко", вирус просто уничтожит это письмо.

            Итак, первый ход в партии сделала разведка. Он ответил. Что теперь?

            Игорь "вычистил" компьютер, уничтожив следы своей сегодняшней "работы" и направился к окну.

* * * * *

            Он чуть отогнул занавеску и посмотрел на улицу. Ко входу подрулила «Хонда» и из неё появилась Екатерина Петровна. Своей неповторимой иноходью она подошла к «оп­пель­ку» и о чём-то посовещалась с сидевшими в нём детинами-мальчуганами. Затем вошла в дом.

            Значит, они ждали её? Она приехала, сейчас зайдёт в офис или сразу к нему в квар­тиру. Может быть, попросит выйти на улицу, познакомиться с её братьями. А может быть, братья и сами поднимутся вслед за ней, несмотря на протесты дядюшки Андраша. Неужели он что-то в письме написал неправильно, или там должна быть какая-то ключевая фраза и они поняли, что письмо поддельное? Или, может, у разведки есть другой канал связи и они уже получили опровержение его письма? А может из посольства ещё не успели этим молодцам сообщить о новой директиве из центра?

Игорь нервничал. Но, идя по коридору навстречу Екатерине, он дружески улыбался:

            - Здравствуй, Катюша! Как дела?

            От такой фамильярности она опешила. После её фиаско с соблазнением между ними были строго официальные, чисто деловые отношения. Обращались друг к другу только по име­ни-отчеству. А тут - Катюша!

            - Добрый день! Дела мои отлично, - Екатерина Петровна быстро взяла себя в руки и говорила с изрядной долей сарказма. - Не то, что у вас.

            Эх! Играть, так играть! Игорь подошёл к ней и приобнял за талию:

          - Так ведь и у меня отлично! У нас у обоих - отлично! Ты уже приказ получила? Мы же с тобой теперь вместе работаем. Я - Умник. Может слыхала? Сегодня вы должны полу­чить депешу о нашем партнёрстве. Теперь мы с тобой - тандем, дуэт, так сказать: Умник и Кэт. И как я сразу не догнал, что ты из наших? Профессиональное чутьё подвело!

            Игорь громко хохотнул и посмотрел на неё.

Как говорится, точно в яблочко! Кэт окаменела: глаза - тарелками, ротик – приот­крыт, даже забыла его руку с себя скинуть. Шок у лошадки, стоит не шевельнётся!

            Заиграл музыкальный звонок мобильника и Екатерина Петровна стала приходить в себя. Она открыла свой портфельчик и достала трубку.

            - Ну, не буду мешать, - мило улыбнулся ей Игорь. - Посекретничай.

            Он вошёл к себе в комнату и стал ждать продолжения. Кто ей звонил? Может быть, сейчас решается его судьба? Он приоткрыл штору и осторожно выглянул в окно. Один из обитателей «оппелька» стоял возле машины и выжидающе погля­ды­вал на окна. Затем он достал из кармана мобильник. Мальчуган слушал трубку, издавал краткие возгласы и даже старательно кивал. Затем трубка спряталась в карман, её обладатель сел в машину и "оппелёк" уехал.

            Неужели победа? Игорь в изнеможении опустился на стул. Кажется, он выиграл. Ка­жет­ся, его депеша в посольство возымела действие. Пока обслуга сервера догадается, что в нём сидит вирус, пока его уничтожат и обман раскроется, можно будет спокойно удрать. Можно и сейчас удрать. Правда, здесь ещё Кэт.

            Раздался тихий стук, дверь приоткрылась и в комнату осторожно заглянула она.

            - Входи, Катюнь, - позвал её Игорь.

            Бедная лошадка. Она входила грациозной поступью деловой леди, но глаза смотрели виновато:

- Мне только что перезвонили… Сначала нужно было за Умником следить, затем взять и переправить домой, только что этот приказ отменили, а я должна остаться при Умнике. Чудеса какие-то! Значит, мы ошиблись? То есть не мы, а наше руководство. Вы что, дей­ствительно... коллега? Вы... оттуда?

            - Ну, Кэт, разве можно нам задавать друг другу такие вопросы? Ты можешь только догадываться, откуда я, - Игорь входил в выбранную для себя роль и весело посматривал на Катерину.

            - Значит, вы оттуда, - решила она и подошла поближе. - Такой молодой, а уже...

            "Интересно, откуда я и откуда она? - мысленно усмехнулся Игорь. - А впрочем, не всё ли равно? Главное не ляпнуть ничего лишнего! И не стесняться. Наоборот, полная уверен­ность и ухарство!"

            - Разве молодость - порок? - он похлопал Катю по мясистому основанию спины.

            - Нет, - её глаза повеселели и на губах появилась игривая улыбка. - Андрей Семёнович ...

            - Андрей.

            - Спасибо. Андрюша, я у вас,.. у тебя останусь работать, согласно приказа.

            - Конечно, солнышко, - ободряюще улыбнулся Игорь. - Ты хорошо исполняешь приказы?

            - Я исполнительный работник и многое умею, - она томно улыбнулась, отработанным движением мотнула головой и собранная на затылке грива рассыпалась по плечам.

            - Я понимаю, - он стал серьёзен. - Работа такая у тебя.

            Екатерина Петровна подошла ещё ближе и многозначительно поиграла пуговичкой на платье.

            Кто она? Лейтенант, старлей, а может, капитан - эта холёная лошадка? Она стоит рядом и чуть ли не бьёт копытцем землю - садись, прокачу!

Игорь раздумывал. Наверное, стоит прокатиться. Нет, даже нужно прокатиться! Ах, Ирина, прости! Это не измена. Ведь если он откажется от услуг этой лошадки второй раз, она его заподозрит в фальши. Ведь все киношные Джеймсы Бонды любят кататься! А если Кэт поймёт, что он не Джеймс, то сразу вызовет сюда своих братьев-разведчиков, чтобы отмстить за дважды отвергнутую сестру.

А если серьёзно, то можно было сейчас просто уйти, исчезнуть из Будапешта. Но, всё-таки, если его хотели украсть, как щенка, по-Бубновски и по-Тик-Таковски, то нужно закон­чить эту партию эффектно и красиво. Не трусливо удрать, а выйти спокойно, аккуратненько прикрыв за собой дверь. Для этого стоит покататься! В лице Кэт он прокатится на разведке, на разведках всех стран. Хотя их по-человечески можно понять, этих разведчиков. Все они просто исполняют приказы своих хозяев. Работа у них такая, как у Светы-Слоника.

            Эх, Ирина, прости! Игорь потянулся, встал и, не оглядываясь, пошёл в спальню. За ним послушно зацокали каблучки...

          Через два часа Екатерина Петровна собралась уходить. Игорь её не задерживал. Как истинный гусар, он провёл её до дверей квартиры и даже щёлкнул на прощанье шпорами, то бишь, подошвами домашних шлёпанцев. Она села в "Хонду". Увидев, что он наблюдает за ней из окна, помахала ему из машины, лучезарно улыбнулась и умчалась.

            Теперь нужно быстро улепётывать! А то он доиграется! Вдруг сейчас догадаются, что на сервере «троян» и что письмо поддельное – сразу повяжут. Второй раз такой «КВН» не отмочишь.

            - Погулять? - полюбопытствовал дядюшка Андраш.

            - Да. Попутешествую, - усмехнулся Игорь, передавая ключи от комнаты хозяину дома. – Может, даже ночевать не приду.

            Он уходил налегке, с пустыми руками и чистой совестью - за квартиры он уплатил на полгода вперёд, со своими работниками тоже расплатился. Когда будет за границей, он сообщит им о своём отъезде.

            Игорь сел в такси и уехал в центральную часть города.

 

* * * * *

            ...Белоснежный теплоход возвращался назад и, когда он уже был под мостом Эржебет, мягкая чёрная волна, освещённая вечерними фонарями, коснулась берега. Игорь вздохнул - пора была уезжать из Будапешта, этого красивейшего города Европы, в котором он прожил четыре месяца.

            Железнодорожный экспресс "Будапешт - Вена" мчал на запад, а Игорь стоял у окна и раздумывал о том, что будет дальше.

 

…Стоял июнь, а может март,

Летели с юга птицы.

А в это время Бонапарт,

 

Переходил границу…

Дата публикации: 06 января 2018 в 10:58