43
424
Тип публикации: Совет
Рубрика: фантастика

Стептан кликнул в приложении картинку espresso doppio. Официантка молча протянула ему кофе.

- Корпускулярнаивновыкристаллизовавшийся, - сказал Стептан.

Девушка смерила посетителя равнодушным взглядом, проверила слово по базе данных и сухо кивнула. Нищеброды, в обиходе которых были такие дешевые слова, ее мало интересовали.

- Потомучтонамиропомазаник, - добавил мужчина и сел за столик, ожидая кого-то.

Взгляд официантки потеплел: в этом районе не многие давали на чай.

 

     Хотя, и в этом районе были умельцы, способные создавать дорогостоящие шедевры. Стëпта искусством генерировать новые слова владел посредственно. Да и все в его жизни было по среднему. Когда человечество окончательно погрузилось в онлайн и спрос на живую речь начал расти, он был еще подростком. Когда же Стептан вырос, слова, произнесенные вслух, побили все рекорды стоимости и стали новой валютой. Приватизацию существительных, глаголов и прочих частей речи Стëптушка «провтыкал» в университетской аудитории, изучая никому не нужную теперь макроэкономику. Но пенять на возраст парню было стыдно. Сумел ведь его одноклассник Хвалентин и нужную букву в нужное место своего имени прикупить и приватизировать «Ааааа», благодаря чему стал богатым человеком.

«Интересно, - думали тогда ребята, - а у кого-то ведь вообще есть «А»! Что он себе может позволить? Целый город?». Простые распространенные слова имели сумасшедшую ценность.

    От родителей Стëпта унаследовал лишь слово «карандаш», который затем, по безнадеге, неудачно обменял на черном рынке. Схема была классической: непонятно откуда налетел наряд полиции, и барыга, только что забравший «карандаш», впопыхах вернул растерянному лоху «карандась» ценою в три чиха.

- Беднятко, - неосторожно произнес тогда в адрес Стëпты сочувствующий прохожий.

     Ни «карандась», ни подаренное прохожим «беднятко», не помогли Стептану купить нормальное имя для новорожденной дочери, чего ему долго не могла простить жена Тварвара. К именам нового поколения, чтобы они не повторялись, нужно было добавлять уже две буквы, и малышке в свидетельство о рождении вписали социальное «Квольга».

     Будто оправдывая имя, маленькая Кволенька часто болела, а лечение стоило дорого.

     - Мужик ты или не мужик? – в конце концов не выдержала Тваря, и предложила мужу план.

 

  - Хоть семья то у тебя есть? – чатнул Хваля, отпив кофе.

  - Да, дочка и жена Тваря, кстати, хороший инфекцонист, - отписал Стëпта, - лови фотки.

Разговор за столиком не клеился. Лощеный Хвалентин явно тяготился обществом бывшего одноклассника. А Стептан свою миссию выполнил: выцедил из пипетки в кофе товарища капельку мочи больной дочери. 

 

     План сработал через пару дней.

- Ты говорил, что жена инфекционист? – написал Хвалентин во Френдбуке.

Стёпта и Тваря переглянулись. На тот момент им нечем было даже оплатить проезд.

 

- Дедушкоморох, - на секунду напрягшись, выпалил Стептан, и довольный оплатой, таксист помчал в центр. Тварвара одобрительно посмотрела на мужа. Он все сделал правильно. Наступила ее очередь.

На Хвалика было жалко смотреть. Но уверенный вид Твари, нарядившейся в белый халатик, расслабил больного. Она жестом заставила пациента широко открыть рот и с силой надавила металлической лопаткой на язык.

- А-а-а… - непроизвольно, как в детстве, начал тянуть Хвалентин.

«... три, четыре, пять. Бинго!» - ликовал Стептан. Отныне ему можно было не ломать голову поиском сложносочиненных копеечных слов. Да и вообще, можно было не работать.

- Беднятко, - поцеловал он товарища в горячий лоб.

Дата публикации: 30 января 2018 в 14:26