40
363
Тип публикации: Критика

     Деревья нащупывали в темноте остатки оконных стёкол и потихоньку разминали в тонких прутиках, словно пластилин.

     Дома съёживались от озноба, искажались, время от времени двигались хаотичными линиями, их было не узнать. Светлана Ильинична боялась выходить, потому что вчера её дом был на улице Аптекарской, а сегодня в покосившемся виде и без крыши полулежал в Затхлом переулке.

     По стенам квартиры пучками расползались жирные трещины – «прогулки» по свежему воздуху давались тяжело. Полосатые обои распадались плохо уложенными локонами, вскрывая подноготную старого бетона. Светлана Ильинична брала зубную щётку, ложилась с ней спать. Под рваными обоями желтели острова старых газет и побледневших портретов.

     Взгляд вождя расшатывал кровать, но женщина сражалась зубной щёткой, густо смазанной «Поморином», штукатурила жёлто-белые глаза. Утром паста сухой побелкой сыпалась на пол, взгляд возвращался.

     «Как бы он сам не вышел» - захлёбываясь ужасом думала Светлана Ильинична, собирала мятную побелку в жестяную баночку. Тонким холодным пальцем пудрила лицо засохшей пылью, отвалившейся с нехорошего взгляда. Её собственный тут же менялся, появлялась гадкая усмешка, хотелось курить сигару и нажать на курок.

     Через несколько дней вождь размок, газетной стружкой высыпался под кровать. Ночью что-то под ней шуршало, пахло заплесневелой сигарой. «Не могу я без него» - засыпая, рыдала Светлана Ильинична. Она вставала, сдирала обои.

     Вечером стена обвалилась.

Дата публикации: 31 января 2018 в 09:06