11
118
Тип публикации: Совет
Рубрика: детектив

 

     Кому-нибудь доводилось видеть взгляд человека, которого только что арестовали? Затравленный, безысходный, умоляющий. Миша впервые в жизни поймал на себе этот взгляд и ему стало не по себе. 

     Посмотрев с вызовом, мол, «че тебе, фраер?» и поймав в ответ такой же, полный вызова взгляд, Миша засунул поглубже руки в карманы спортивных штанов, поднял плечи и, изображая блатного, пошел враскоряк в сторону парка. Там его уж полчаса как ждал жбан.

      Жбан "Балтики №3". Это была обычная такса за то, что он сдавал ментам мелких воришек с местного рынка. Пивом его угощал Бурый, владелец забегаловки, которую посещали все торгаши. Чаек с беляшом, пивко с таранькой - выбор здесь был небольшой. Но Миша и подумать не мог, что выбора в его жизни больше не было и не будет никогда. Что вкус "Балтики №3" останется у него только в памяти, как самое приятное, томительное и сладостное воспоминание.

      Он перешагнул порог забегаловки и тут же споткнулся о мёртвого, обезглавленного Бурого. Виски сдавило неприятным Deja vu. Точно так же, мальчиком, он переступал обезглавленный труп деда, а затем, безусым юношей, труп отца. Миша положил голову Бурого в пакет и направился к выходу. Затем вернулся и добавил в пакет ещё несколько чаек.

      "В беляши сгодятся, клювастые" - бормотнул Миша и нежно притворил за собой дверь. Сколько же всякой дряни можно найти в забегаловках, особенно с тех пор, как менты из КОМа распоясались окончательно. Бурый славился своей невнимательностью к клиентам, вот и до него докатился беспредел. Видимо, КОМменты добрались до добряка Бурого...

      Среди чаек были раненые, они трепыхались, дергая крыльями, одна, особенно наглая, начала прорывать клювом полиэтилен; еще живые подруги переключились на окровавленную голову Бурого. Тяжелый пакет в руке Миши ходил ходуном.

      - Котят топить несёшь? - спросила идущая навстречу Мише бабулька "божий одуванчик". - Так отдай мне их, милок, я кошек люблю, квартира большая, места всем хватит.

      Миша рефлекторно дёрнул рукой, держащей пакет, чтобы отвести её за спину, как в этот самый миг пакет с хряском прорвался, и по асфальту покатилась улыбающаяся голова Бурого.  Оставшиеся в живых чайки с победоносными криками взметнули в небо.

      - А, забирай, мамаша, - махнул Михаил рукой, глядя на то, как подслеповатая старушка собирает в кучу слипшиеся от крови волосы, как ощупывает синий язык, как бережно, будто номерок в гардеробе, поднимает глазные яблоки. Миша был горд собой. Утилизировать трупы таким образом - настоящее know how.

      Он подтянул штаны (резинка стала слабой, штаны держались на честном слове) и зашагал к морю. У Миши рабочий день только начинался. Коммерческое Объединение Милитаризации, на службе которой он состоял вот уже как два месяца, требовала ежедневных усилий по розыску воров и вымогателей. Конкурентов КОМы ненавидели всеми фибрами. А у Миши как-никак стаж: алкоголизм третьей степени, это вам не абы что. Это огромная работа над собой.

      Михаил уже подходил к пляжу, когда его окликнули.

      - Эй, парень, помоги, я заплачу! - полный, в мокрой от пота полосатой майке, весь словно облитый водой армянин разгружал кузов грузовика, забитый арбузами. - Сколько хочешь домой бери, один я сегодня, не справляюсь.

      - Дай на пиво сначала, - посмотрев на гору арбузов, выдохнул Миша.

      Ашот, почесал шелудивое пузо, кивнул, соглашаясь со справедливостью просьбы, и выудил из кармана растянутых кальсон смятый стольник. Протянул только что завербованному помощнику, довольно гыкнув в усы. Миша забрался в кузов, раскорячился в попытке приподнять арбуз и с тихим лёгочным свистом осел на пол. Из полосатой глубины кузова на него надвигался живой и невредимый Бурый.

     - Пришли куры - поклевали, пришли гуси - пощипали, - пела бабушка свою мантру, поглаживая узловатыми, грубыми, но бесконечно нежными пальцами Мишуткину кожу. Очередной щипок оторвал Михаила от приятного сновидения. Привыкнув к темноте, он смог разглядеть внутреннюю стенку пакета и чаек, щипавших его лицо. Не сразу, но до него дошло, что каким-то непостижимым образом его голову несла старушка на корм котам. Внезапная догадка озарила последние проблески угасающего сознания бывшего оперативника: Бурый-то был ведьмак. Он навел на Мишу порчу и перевернул реальность. Желание схватить Бурого и задушить еще на пару секунд удержало Мишину жизнь на поверхности, а затем тьма и мрак окончательно поглотили новоявленного КОМмента-алкоголика.

      Бурый радовался жизни: третий КОМмент на его счету. Значит, можно будет спокойно продолжать торговать беляшами с чаечной начинкой, принимать ворованный товар у щипачей, душевно разводить водой Балтику №3, добавляя для градуса дурманящие присадки. КОМ лишь портил планы торгаша.

      А еще у Бурого была мечта и ничто не должно было помешать ей сбыться. Он сводил людей с лица земли, как противных бородавок. Одного за другим, планомерно, технично, успешно. Фантасмагорично.

      Но Бурому не могло прийти в голову, что на каждого ведьмака в конце концов найдётся другой ведьмак, и что бородавка по фамилии Бурый давно под прицелом более хитрого и кровожадного "косметолога", который уже смочил спиртом ватку и включил лазер.

      Кому-нибудь доводилось видеть взгляд человека, которого только что арестовали? Рецидивист, алкоголик, ведьмак и агент КОМ Михаил Бурый поймал свой затравленный взгляд в отражении собственных зрачков.

   - Пришёл слон - потоптал, потоптал, - голос бабушки разбудил в нем испуганного маленького мальчика, собирающего в ладошку глазные яблочки деда и отца.

  - Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, - решительно пропел Михаил и защелкнул наручники на своих запястьях.

 

 

Дата публикации: 06 февраля 2018 в 12:00