0
32
Тип публикации: Публикация

Джон закрыл диалог, и Джессику выкинуло в одну из стандартных пустых комнат. Такие комнаты специально существуют на тот случай, когда один из собеседников решает резко оборвать связь. Не выкидывать же людей в бесформенное, не адаптированное пространство? В стандартной комнате светло, уютно и есть необходимый минимум мебели. И, конечно же, пользователь тут же может настроить ее под себя.

Джесс приглушила свет и устало оперлась на стену. Вызвала экран с документами и попыталась еще раз с ними ознакомиться, чтобы мысленно надиктовать отчет. Но она “слишком громко” думала не по делу, так что приложение тут же замигало новыми окнами, демонстрируя аккаунты Мэри в социальных сетях. Джессика резким движением руки свернула всплывшие в воздухе страницы. И как бы она не хотела их видеть, один из свежих статусов сестры на долю секунды привлек ее внимание.

“Незаменимых нет, но есть неповторимые.”

— Ну и бред! Всегда ли ты была такой дурой, Мэри? — спросила у окна со страницей Джессика, и тут же его закрыла.

Сестра давно не выходила на связь. Эта дурная привычка, появившаяся у нее после пожара, беспокоила Джессику. Но придти первой не позволяла гордость. К тому же в последний раз они сильно поссорились из-за этого.

Женщина начала мерить комнату шагами. Это всегда помогало ей собраться. Равномерный звук шагов словно упорядочивал мысли, выстраивая их в логическую цепочку, помогая собрать образы в слова, а слова перенести на диск памяти. Именно хождение из стороны в сторону, помогло Джессике написать ее первый успешный рассказ в жанре ужасы.

Современные люди любят пугаться, пожалуй, острые ощущения — единственное что еще способно заставить хоть кого-то читать. Ужасы, мистика и, конечно, чернуха, аморальная и запрещенная. Жанры, что всегда будут в моде. Джесс они не нравились, она их откровенно ненавидела, как ненавидела своих читателей, считая их непроходимыми тупицами и баранами, которые прутся от очередной дозы адреналина, и неспособные думать о чем-то большем, чем желание наложить в штаны от очередного “Обернись!” в конце рассказа. Но эти бараны приносили деньги и славу, так что Джессика была рада давать им то, что они так жаждут. Выпустив пару бестселлеров, писательница обрела славу и получила должность Посла Доброй Воли, которая принесла ей статус и еще больше денег. Люди прислушиваются к Послам Доброй Воли и боготворят их.

Но Джессика не перестала писать рассказы, которые нравятся ей самой, однако она отправляла их пылиться на немногочисленные форумы таких же, тех кто еще любил читать.

Несмотря на проверенный годами ритуал, отчет никак не двигался. Мысли все время уплывали в сторону Мери, а все усилия Джесс пронать их приводили к тупому счету шагов. В конце концов она выдавила из себя описку в деловом стиле, снабдив ее тонной звучных, но малопонятных даже ей самой терминов. Подумала, и в конце оставила запрос на машину поновей, хотя была не уверена, что автопром в оффлайне продвинулся хоть немного за последние десять - пятнадцать лет, ведь спроса на него с каждым годом все меньше и меньше.

— Входящий вызов! — оповещение заставило Джессику вздрогнуть.Женщина бросила взгляд на окно вызова, уголок рта ее невольно дернулся вниз.

Мэри, возникла тут же, воздух вдруг сгустился, окрасился и принял очертание женщины — почти полной копии Джесс. Близняшки прежде всегда были близки и очень похожи внешне, но даже случайные знакомые никогда не путали угрюмую Джессику, что не одаривала теплой улыбкой даже самых близких, и смешливую Мэри, которая казалась солнечным зайчиком: таким же ярким и непостоянным.

— Ууу, не будь такой букой, Джесс! — Мэри ловко запрыгнула на стол, свесила ноги и начала болтать ими в разные стороны.

— А ты перестань вести себя, как ребенок! То не отвечаешь на вызовы неделями, то появляешься передо мной, вся пышущая энергией. И когда это ты стала запрыгивать на столы, аки горная козлица?! Чего тебе надо?

— По новостям крутят, что тебя засылают в оффлайн с дипломатической миссией, вот я и пришла проводить тебя! — Мэри слезла со стола, подошла к Джесс и заключила ее в объятия, — А еще я никак не могу дождаться следующей главы того твоего рассказа про исследовательскую станцию — “Карантин”.

От тепла и внезапной нежности со стороны сестры, Джессика растаяла, она все еще злилась на Мэри за ее поведение, но не могла же она устоять перед преданным фанатом!

— Слушай, Мэри, я скучаю по тебе…— М? Я же здесь.

— Нет, по тому времени, когда мы еще были там, вне капсул, помнишь?

— Ога! Но какая разница?

— Помнишь, как мы сдвинули кровати, чтобы болтать под одеялом ночами, и в итоге обе перестали высыпаться, так что родителям пришлось наши кровати поставить в разных углах комнаты? Я сейчас чувствую себя точно так же: вроде мы с тобой в одной комнате, но в то же время и так далеко…

Мэри звонко рассмеялась, отстраняясь от Джесс.

— Ты предлагаешь и мне выйти из капсулы и проводить тебя до машины?

— Я хочу посмотреть на тебя… После того пожара я переживаю.

— Просто возвращайся скорей, и не особенно доводи там Джона своим брюзжанием. Знаешь, вы хорошо смотритесь вместе, — Мэри потрепала на прощанье сестре волосы и испарилась в воздухе, так же как и возникла.

Джессика переместилась в свою персональную комнату. Та представляла собой стандартную квартиру-студию, окна которой выходили на пляж. Вид мирного и бесконечного океана действовал лучше любых успокоительных. Впрочем, возможно это капсула сработала на напряжение и ввела небольшую дозу лекарств. Стресс вреден для здоровья, потому естественно, что автоматика следит за показателями и действует когда нужно. Сегодня она подарила Джесс хороший, здоровый сон.

Завтракать Джессика не стала. Как перед смертью не надышишься, так даже самый распрекрасный завтрак не отменит того, что следующий день, а возможно и дольше, если что-то пойдет не так, придется сидеть на мерзкой лапше.

Проснувшись, Джесс просто лежала в ожидании наступления часа икс. И вот прямо перед ней всплыло оповещение. Женщина закрыла глаза, полностью расслабилась и приказала интерфейсу вытаскивать ее.

В отличии от Джона, его напарница предпочитала проходить через отключение спокойно, не напрягаясь. Задерживаешь дыхание и полностью сосредотачиваешься только на нем. Через некоторое время терпеть становится невмоготу, хочется скорей выдохнуть и вдохнуть снова. Кажется, что тело сдастся в любую минуту, и никакой разум не сможет его удержать от желания хватать ртом воздух, пытаясь заполнить легкие. И когда Джессика была уже на пределе, вдруг все кончилось. Она судорожно выдохнула и вздохнула. И снова выдохнула, уже медленней, пытаясь прийти в себя.

Джесс дернулась от едкого запаха. Тамара — смотритель ее секции, озабоченно водила перед ее лицом пропитанной нашатырем ватой. Брезгливо оттолкнув смотрителя, Джессика полностью вылезла из капсулы и ее тут же вырвало. Густой желтой слизью. Как всегда.

— Вот, попейте, — Тамара заботливо поднесла стакан чистой воды.

В оффлайне Джесс всегда чувствовала себя беззащитной. Наедине со своим непослушным телом, которое то ломит по непонятным причинам, то оно становится тяжелым. Но больше всего ей не нравилась тошнота. Когда содержимое желудка забивает нос и рот. Прожигает гортань, так что даже после того, как все закончилось, ты не можешь отделаться от неприятных ощущений где-то внутри.

Выпив одним махом воду, Джесс побрела приводить себя в порядок, на прощание буркнув Тамаре неразборчивые слова благодарности.

Дата публикации: 08 февраля 2018 в 20:19