0
155
Тип публикации: Публикация
Рубрика: рассказы роман

 1.Камила.

      «Если  не знаешь, чего хочешь, то можешь прожить жизнь в куче того, чего не хочешь», - крутилась в голове Камилы известная сейчас цитата из одного из известных сейчас произведений Паланика. 

      Рабочий день заканчивался, как обычно, ровно в пять. До того момента, как минутная стрелка доберется до заветной цели, кажется, что пройдет еще целая вечность. Время плелось в офисе также медленно, как и разморенные 40- градусной жарой редкие прохожие на улицах. С одной стороны, здесь, в помещении, еще терпимо прохладно, в каждом кабинете расставлены кондиционеры, сиди себе в холодочке да «шлепай» отчеты. Все равно спешить некуда, да и на жару выбираться не хочется. Но с другой стороны, здесь неимоверно скучно. Когда нет начальства, работать нашему «дружному коллективу» совершенно не хочется, а сейчас было именно такое время. Как раз на днях, начальница и большой босс – Инесса Константиновна объявила в срочном порядке, по телефону, что ей нужно улететь на недельку по деловым вопросам. А это значит, что для всех здесь присутствующих наступила свобода.

Вон, в углу Марианна и Света во всю уже обсуждают, чем они будут кормить своих «ненаглядных» на ужин: может быть, запечь картофель с грибами в духовке на скорую руку или чего по – вычурней придумать, ведь Саша у Марианны гурман и любит только разнообразие в еде. Биточки с острым перцем, мясо по – французски, в общем, замысловатость в еде только приветстствуется.

Камила всякие кулинарные изыски не любила, да и не понимала. Для нее было чем проще, тем лучше. На ходу перекусил и забыл – такова была ее привычная « вредная»  система питания.

- Ну, я побежала, как и договаривались? - уже в дверях помещения выкрикивает на ходу высокая статная Леночка и бежит впопыхах в детсад, забирать своего сынишку. Ей, как раз, не хватает пол часа, чтобы успеть до закрытия детского сада. В связи с ее положением – матери – одиночки, когда не было неусыпного контроля начальства, коллектив шел ей на уступки.

После ухода Леночки начал копошиться по своим местам весь «офисный планктон». А что? Раз выдался такой случай, можно уйти пораньше.

Только Камила никуда не торопилась. Что на работе, что дома, дни пролетали бессмысленно, как ей казалось. Сплошной быт и ничего для души.

- Камила, ты же останешься до конца, как обычно? Не забудешь закрыть за собой все двери? – интересовались «заботливые» коллеги.

Девушка знала, что их забота – это всего лишь желание подстраховать себя, получить еще одну новую возможность уходить с рабочего места раньше дозволенного срока.

  Коллеги засобирались более активно.

- Да! Идите, не беспокойтесь, – словно от надоедливого тревожного сна очнулась она от своих мыслей. Ответ ее был, как обычно, вежливым и положительным. 

Да и она вообще всегда была вежливая и положительная особа. Камилa знала, что большинство коллектива в ответ на ее поведение, относятся к ней также». Все что мы имеем в жизни – это результат наших поступков»,- давно известная истина, но она работает. Да и как она может не работать? Как люди могут относится к ней, такой безобидной и безотказной? – Только положительно. Любая агрессия разбивается вдребезги об ее спокойствие и невозмутимость.

Компания сослуживцев шумно покинула офис. У всех у них есть своя «другая» жизнь, за пределами работы. Они приходят домой к своим мужьям, детям, пекут пироги, варят борщи, ходят на выходные в гости к родственникам и видят в этом смысл. А она почему – то не видит. Все это у нее тоже есть: борщи, пироги, семейные ценности и походы на выходные в гости. Но, к сожалению, она не получает от этого удовольствия. Все это для нее лишь – неприятные обязанности, не более. А настоящая жизнь, она совсем другая… Какая? Она не знает. Нет, она знает, но не решается себе в этом признаться, выйти за рамки обыденности. Она просто молча и покорно недовольна ею и собой. Самое обидное, что у нее все в жизни хорошо и повода для недовольства нет. Она должна также радоваться жизни, как и все окружающие и обсуждать приобретение нового вазона для цветов или приготовление какого – то нового «заморского»  блюда. 

А счастливы ли они  по – настоящему? Не обманывают ли они себя? Ведь она так часто слышит, как они жалуются на жизнь, на нехватку денег, на проблемы в семье: муж загулял или пришел домой пьяный, сын ничего не хочет делать, приносит домой плохие отметки. А любят ли они свою работу? Она долго наблюдала за своими сослуживцами и может с точностью сказать, что нет. По крайней мере, у нее такое сложилось впечатление. Это всего лишь способ заработать немного денег, чтобы иметь возможность прокормить себя и семьи, гасить многочисленные кредиты. Счастливы ли они? Имеет ли их жизнь смысл? Или они также, как и она подавляют в себе мысли и желания, жить такой жизнью, какой им по – настоящему хочется. Потому что они также, как и она не в силах переступить через свои привычки, выйти из зоны комфорта думая, что другая жизнь для них невозможна. А может быть, они просто об этом не задумываются.

Камила часто задавала себе такие вопросы. Она понимает, что и сама такая, со схожей жизнью и схожими проблемами. Но она не хочет это принимать, потому что это ее угнетает. Конечно же, она никого не осуждает, она всегда ко всем добра и от природы неконфликтна. Как она может кого – то судить? Кто она такая чтобы кого – то судить?

Девушка положила на стол полностью измятый кусок ластика. И как это у нее получается? В ее руках меняет форму, мнется, казалось бы, даже неподдатливый ластик.

Эта привычка была у нее из детства. Она мяла в руках все, что попадалось ей на глаза любой более или менее поддающийся деформации предмет. Больше всего ей

 нравился пластилин. Мать еще все время ругала ее, что везде валяются катышки из пластилина: в ворсе ковра, на новом белоснежном диване и что дочь растет у них непутевая. Только и умеет, что портить мебель в доме. Ей четко въелась эта фраза в голову: «непутевая, бестолковая, ничего не умеет». Вот и выходит, что она уже прожила двадцать с лишним лет, а толку или какого – то смысла в ее жизни так и нет. Хоть должен был бы быть: как и у большинства знакомых ей людей, у нее есть более – менее нормальная работа, квартира, купленная родителями мужа и Витечка – муж, ждущий ее дома. Ну не совсем ждущий потому, что его никогда не бывает дома – работа, работа и еще раз работа. Но зато по вечерам он мог быть в ее распоряжении. Особенностью его хорошего отношения к ней было то, что он задаривал ее дорогими подарками, к которым она была совершенно равнодушна. Может быть, она не благодарная и о таком мечтает каждая женщина, но ей хотелось чего – то совсем другого. « Наверное, я с жиру бешусь», - одернула себя девушка на этой постоянной надоедливой мысли и постаралась отвлечься.

Ластик уже совершенно был раскрошен. Камила собрала его остатки со стола и выкинула в мусорную корзину. На часах – ровно пять. Пора покидать рабочее помещение.

Она быстро окинула комнату взглядом: все по своим местам, компьютеры выключены, но уже по привычке, из осторожности, она, как ответственный сотрудник выключила и тумблер.

      Их директор - Инесса Константиновна тоже так всегда делает. Камила как – то задержалась в офисе и была тому свидетелем. Она всегда восхищалась этой женщиной, хотела быть на нее хоть немного похожей. Инесса – это такой человек, который точно знает, чего хочет, в ее жизни отсутствуют какие – либо сомнения, нерешительность. Она четко идет к поставленной цели. Она успешная она красивая, а у нее жизнь яркая и интересная.

      «У нее жизнь точно не такая бессмысленная, как у меняю. Можно сказать, что она моя полная противоположность », - подумала Камила и посмотрела на себя с неприязнью в зеркало, висящее у самого выхода, возле выключателя. Инесса тогда тоже в него посмотрелась, перед выходом, но выражение лица у нее было не такое – удовлетворенное увиденным, уверенное в своих силах.

      Внешность у них была чем – то отдаленно похожа: телосложением, немного выше среднего роста, красивая фигура и вьющиеся длинные, черные, смолянистые волосы. Правда на этом сходство и заканчивалось.

      Лица у них были совершенно разные. Камила носила всегда мешковатые одежды серых тонов и о том, что у нее хорошая фигура можно было только догадываться. Дополняли образ огромные очки на пол лица в толстой оправе. У Инессы оно было холеное, породистое с, выражением женщины, знающей себе цену. А взгляд! Камила попыталась вспомнить взгляд начальницы.  Горячий, обжигающий, и в то же время какой – то ледяной и неприступный. Как это? Она и сама затруднялась объяснить, девушка попыталась повторить его, но получилась лишь жалкая подобия. А еще этот ее длинноватый, остренький нос и ненавистные ямочки на щеках. Девушка с досадой нажала на выключатель и отражение в зеркале исчезло.

      «Не люблю я смотреть на свое отражение в зеркале. А что на него смотреть? Чего я там не видела?» - думала она, спускаясь по ступеням здания. Если бы была возможность, девушка бы многое изменила в себе, хотя ее нельзя было назвать не симпатичной. Она, наверное, и не осознавала, каким даром она обладает. Секрет красоты кроется не во внешности, а в уверенности. Любая другая женщина на ее месте воспользовалась бы услужливо предоставленными ей природой данными. Но только не Камила. Вместо того чтобы подчеркнуть свои достоинства, она словно бы все делала для того, чтобы оставаться серой и невзрачной и истинно себя таковой и считала. Окружающих она тоже быстро смогла убедить в этой истине.

-До свидания, Анатолий Юрьевич, - как всегда уважительно и доброжелательно попрощалась девушка с охранником в вестибюле здания.

- До свидания, – ответил он ей в том же тоне и улыбнулся.

      Лишь Камила переступила за раздвижные, современно оборудованные двери здания, как ее моментально же обдало зноем. Не смотря на то, что по времени уже было далеко за полдень, пекло еще неимоверно. Ну а что? Лето, как никак на улице. Не все время же в кофте с работы выходить. Июль для начала жары – самое оно. Домой совершенно не хотелось.

Девушка знала, куда она сейчас последует: есть у них в городе одно место, где она с удовольствием бывает. Это привокзальный рыночек – барахолка, где могут все местные «люди искусства» выставлять на продажу свои шедевры. В основном живопись, но бывает и всякое относящееся к категории «прочее»: резные свечи, гравировка по дереву и железу,  украшения, сделанные своими руками, вышивка, вышивка бисером, различные деревянные статуэтки и поделки из глины. Этому последнему  виду искусства девушка отдавала особое предпочтение, всегда критично оценивала выставленный на продажу товар, здесь неточности здесь линия выведена не ровно. Если бы это делала она, она бы сделала по – другому.

Только однажды от увиденного у одной среднего возраста женщины красоты,

 сердце у Камилы сжалось и неприятно защемило.

Среди множества различных статуэток из глины стояла одна необычной красоты – танцующая девушка, в длинном к низу пышном платье и огромным красным цветком в волосах. Работа была сделана, так искусно, что выделялся каждый контур ее гибкого тела девушки, была отчетливо видна каждая малейшая черта ее лица. Танцовщица напоминала цыганку, полностью увлеченную страстью всей своей жизни – танцем. Казалось, что сейчас гипсовая танцовщица задвигается в своем непередаваемом словами порыве, забыв обо всем. Есть только музыка и она. Иногда что – то прекрасное, вызывает целую вереницу образов в голове, которые на некоторое время оживают и заставляют позабыть о реальности. Камила поняла, кого ей напоминает эта статуэтка. Это же цыганочка Эсмеральда из «Собора Парижской Богоматери» Виктора Гюго. Какая же она прекрасная!- восторгалась девушка ею, но себя, несмотря на свои порядочные природные 

данные, чувствовала Квазимодо. Если бы она имела возможность вылепить из глины поделку, она бы вылепила ее точно такой. Это была ее давняя тайная мечта, но этому  нужно было еще учиться. Это ведь не так просто, а целая наука. Для этого нужны старания и время, а его она выделить почему – то не могла. «Может быть, потом позже она это обязательно сделает» - уже долгие годы успокаивала она себя и откладывала на потом свою мечту.

-Сколько стоит эта танцовщица?

- 10 долларов, – ответила бесцветным голосом женщина.

10 долларов, это, конечно же, не очень большие деньги для Камиллы. У нее муж зарабатывает  прилично, да и родители постоянно помогают деньгами, делают какие – то сюрпризы, не смотря на ее уже самостоятельный возраст. Для мамы она всегда будет оставаться «маленькой дочкой». Но, к сожалению, такие суммы она почти никогда с собой не носила. Она вообще считала деньги бессмысленной вещью, к различным покупкам она была равнодушна. Продукты всегда покупал муж или привозили по выходным родители, мама даже умудрялась ей борщей наварить, хотя она и сама может  неплохо справиться с этой задачей. Просто ей всегда было не до этого. И мать справедливо считает, что если ее «непутевую дочь» надолго оставить одну, то она скорей умрет с голоду; чем приготовит себе поесть.

- Так Вы будете брать? – вопрос женщины завис на некоторое время.

- А? Нет, не сегодня. Завтра деньги из дому возьму и куплю, – первый раз пожалела девушка о том, что их нет с собой.

- Ну, если никто другой не купит, – молвила женщина, сразу же потеряв к ней интерес.

- А Вы сами ее вылепили? – с сомнением напомнила о себе девушка, хотя ответ уже знала заранее. Ну не могла же эта грубая женщина вылепить такое.

- Нет, это меня одна девушка попросила продать. Мои вот эти горшки. – Женщина указала рукой по направлению к остальным гипсовым изделиям. – Какие хочешь, на любой вкус и большие и маленькие. Выбирай.

Девушка окинула взглядом предложенные варианты, но они были не «какие хочешь»,  а все одинаковые, только по размеру разные. Такие же грубые и простые, как и их хозяйка.

- Спасибо, я завтра приду, – ответила, удаляясь, девушка.

Но завтра уже понравившейся ей статуэтки не было. Женщина сидела со своими похожими один на один горшками,  а та красивая цыганочка была уже куплена кем – то другим. Уже очень давно девушка не испытывала такого горького разочарования. Это чувство было таким сильным, почти как из ее детства.

Камила вспомнила детство, когда первый раз ее повезли родители на море. Там она впервые увидела, как дети строят замки из песка. Девочке тоже захотелось сделать нечто подобное. К занятию Камила подошла основательно. Она пол дня провозилась над своим сооружением, полностью погрузившись в процесс. Там было множество башенок, подвесные мосты, рвы и валы, вокруг городских стен. Там даже была лепнина на стенах. И вот работа полностью окончена, маленькая Камила довольная собой зовет маму. Ей очень хочется поделится с ней своими успехами.

- Мамочка, посмотри, какой замок я вылепила. Правда здорово? – мама окинула взглядом ее чудо – постройку.

- Да, не плохо… – задумчиво ответила она.

- Я бы хотела всю жизнь этим заниматься! Мне очень нравится лепить. Я бы хотела быть скульптором, – продолжала тараторить с воодушевлением  дочь.

На лице ее строгой и практичной матери появилось недовольное выражение.

- Камила, – сказала она с особой интонацией, а  это значило, что мама почему – то злится.

-Тебе еще только 10 и ты, наверное, не понимаешь, что это совершенно не серьезно и не практично. По – настоящему хороших скульпторов очень мало, а все остальные лепят 

глиняные статуэтки и продают их за бесценок. Этого довольно мало для хорошей жизни. Сейчас ценителей такого вида работы найдется немного, поэтому не стоит связывать с этим свою жизнь.

Маленькая Камила удрученно смотрела на свою опытную и знающую маму, которая уверенно и наставительно продолжала.

- Лучше пойти учиться на экономиста или программиста или найти себе хорошего мужа. Вот тогда ты точно будешь устроена в жизни.

Мамины рациональные убеждения совсем не хотели помещаться в голове десятилетней девочки, поэтому она растеряно моргала глазами, не зная как ей реагировать. Вроде бы она весь день трудилась, да и замок по ее мнению получился правдоподобный, она же видит!  А мама ее почему – то не хвалит, а наоборот порицает. В довершение ко всему, какой – то, случайно забредший сюда пьяный пляжник, шатаясь и что – то невнятно рассказывая себе под нос, прошелся прямо по середине ее архитектурного сооружения, в  которое она вложила так много своих сил и труда. Это было полное фиаско.

- Ой, простите любезно, – еле ворочая языком, пролепетал пьяница и сменил свой извилистый путь в другую сторону. Этого уже девочка вынести не смогла и с ее глаз брызнули слезы непрошеным потоком.

- Дочка, не плачь это же сущие пустяки, всего лишь какой – то песочный замок. Таких можно еще слепить множество. Иди, я тебя обниму. – Утешала ее мать. – А хочешь я куплю мороженое? Какое ты хочешь? Мама совершенно не понимала, как это было для нее важно.

Мороженое Камила не хотела, но совершенно не знала, как заглушить саднящее внутри чувство несправедливой обиды. Она и до сих пор не знает, как реагировать на обиды: нужно или чтобы мама, как и тогда в детстве, ее пожалела, или купила мороженое, ну или что – нибудь другое. Совершенно не важно, что.

- Буду шоколадное, – послушно кивнула девочка, вытирая опухшие  мокрые глаза.

После того случая Камила уже больше никогда не упоминала о своем тайном желании быть скульптором. От пережитого остались лишь неприятные воспоминания и чувство глубокой неудовлетворенности, бестолковость. Иногда воспоминания об этом случае могли косвенно всплыть в ее жизни, когда ее строгая мама порицала девушку чаще всего за какую – то несущественную провинность.

-Ты только и можешь, что строить воздушные замки,  - было излюбленной фразой Алевтины Павловны – ее мамы.

      Девушка, сама за собой не замечая, понурив голову, ходила нестройными рядами рынка. Ничего примечательного и стоящего на глаза больше не попадалось. Это было то место, где она отдыхала от всех и всего, а прежде – от себя. В этом потоке энергий, хаотично снующих в разные стороны, она, на время, могла потеряться, позабыв обо всем. Убежать от себя, от своих мыслей.  Но лишь на очень короткое время.  

      «От мамы убежать невозможно», - подумала девушка, ход мыслей которой прервал телефонный звонок. Она должна была знать обо всем, что творится в ее жизни. И, конечно же, у нее по поводу всего было свое мнение.

- Да. Да, помню про семейный ужин. Да, уже иду, - ответила как всегда покорно девушка.

Ничего не оставалось делать, девушка заторопилась в сторону дома.

- Где ты так долго была, любимая? – во все глаза смотрел на нее муж Витя, высокий, симпатичный блондин, очень даже привлекательный мужчина, но с характером медведя в зимней  спячке. Очень мягкий, очень добрый, неспешный, покладистый.

- Тебя уже все заждались. Ты ведь не забыла, что сегодня дата нашей помолвки и по этому поводу  мама решила всех собрать.

- Да, да, я помню. Просто задержалась немного на работе, – соврала девушка и чмокнула быстро мужа в щеку. – Сейчас, я только помою руки.

- Хорошо, любимая, – сказал всегда покладистый, огромный двухметровый муж и 

удалился к гостям.

По правде говоря, Камила не просто не любила такие вот семейные сборы, а терпеть не могла. Но ее свекровь была ярой поборницей поддержания семейных традиций и на все праздники, они все вместе собирались в их доме. От девушки прилагать какие либо усилия особо не требовалось, нужно только было лишь ее обязательное присутствие, а мама сделает все остальное: и приготовит поесть и закупит продукты, и по убирает в доме. Лишь бы ее «девочка» была счастлива. С таким качественным контролем, иногда думала она, если вдруг между ней и Витей пробежит черная кошка, разойтись им точно  не удастся. Раз они сыграли свадьбу, значит жить должны долго и счастливо, хотят они этого или нет. Так считает ее мать, значит так и будет.

А ее иногда такие мысли настигали, но она их сразу же отгоняла, как что – то фантастичное, нереальное, как и мысли о том, что когда – то она хотела быть скульптором.

Так внимание! Нужно сосредоточится!  В этот вечер она должна вести себя, как на сцене. Она счастлива и у нее все хорошо – внушала она себе. Глубокий вдох. Камила зашла в комнату к гостям. 

 

• Инесса.

Инессу Константиновну, как величали ее сотрудники, трудно было назвать нерешительной. Напротив, она была всегда более чем решительна. Вообще, ее жизнь напоминала целый сплошной калейдоскоп событий. Только раньше она была опрометчиво решительная, а сейчас ее решения стали более обдуманными и взвешенными. Сейчас она уже не будет кидаться в омут с головой, так как это делала раньше.

Сейчас она самодостаточная, привлекательная женщина 27 – лет, с хорошей фигурой и горделивой осанкой. Все что у нее есть, достигла она сама, ее внешность – это результат каждодневной тяжелой работы над собой. Она ухожена, она образована и умеет  поддержать любую беседу. Она знает также, что внешний вид является не последним пунктом на пути к успеху в современном обществе, поэтому постоянно холит и лелеет себя. Не беда, что в детстве она была склонна к полноте, сейчас существует все, чтобы поддерживать фигуру в порядке. Было бы желание. А желание у нее было, результат тому виден на лицо, точнее на фигуру. Мужчины, парни и все представители противоположного пола долго провожают ее восхищенными взглядами каждый раз, когда она проходит мимо них. В ней чувствуется шик. Раньше она с удовольствием купалась бы в таком благотворном для нее внимании, сейчас же она только краем глаза подмечает все эти взгляды на себе. Да, ранее они тешили ее и так достаточно высокое самолюбие, но… Последнее время  все оставляет ее более – менее равнодушной. Сейчас она запрограммированная на успех, независимая, современная девушка и ей некогда, да и совсем не хочется думать о мужчинах и каких – либо чувствах. Она давно уже не испытывала этого щемящего чувства влюбленности  и удивляется, что раньше могло быть как – то по – другому. И она вполне довольна, что все складывается именно так. Мужчины для нее – это способ достижения своих целей. Главная ее цель – чтобы ее фирма развивалась и процветала дальше.

Для этого ей нужен Геннадий Петрович, с которым у нее сегодня намечена встреча. Ему принадлежит совсем новенькая высотка в элитном районе и ее риелторской фирме очень нужно заключить с ним контракт. Для этого Инесса приложит все свои усилия и обаяние. Геннадий Петрович – мужчина сорока с лишним лет приятной наружности, давно уже испытывал к ней повышенный интерес. И этим она сегодня воспользуется.

Отношения  с ее красавцем мужем Алексом последнее время совсем остыли и, как она не пыталась что – то исправить, изменить сложившуюся ситуацию уже не получалось.  Они не подлежали реанимации. Кто был в этом виноват, сейчас уже не имело значения. Они, как двое чужих людей, засыпали и просыпались в одной постели и шли дальше, каждый по свои делам, не интересуясь жизнью один другого.  Внешне же их 

отношения выглядели вполне не плохо, многие бы назвали их «идеальными» и могли бы позавидовать им. Инесса с Алексом вдвоем: такие молодые, красивые, успешные часто посещали различные светские мероприятия. Но это всего лишь негласное обязательное условие в их бизнесе, именно в таких местах можно расширить круг своего общения, приобрести новые полезные знакомства.

Они идут и о чем – то мило беседуют, улыбаются, держась под руку. Алекс всегда галантен, одаривает свою жену многочисленными знаками внимания, а она их с благодарностью принимает. Кто знает о том, что такие отношения по негласному соглашению выработались у них только на людях? О том, что это всего лишь видимость и о том, что дома они целыми днями могут не обмолвится ни одним словом, никто не знает. Красивая, блестящая мишура. Где – то внутри прячется неприятная горечь разочарования, которая уже глубоко въелась в подкорки огрубевшей и потерявшей надежду души. Внешне же, как независимая и самодостаточная женщина, Инесса никак не показывала, что это ее хоть как – то задевает. «Она привыкла быть сильной, она крепко держит жизнь в своих руках. У нее все под контролем и лишние сантименты ей ни к чему. Она – гордая, красивая и непоколебимая, всегда отлично выполняет  свою работу, умело ведет переговоры» - внушала она себе в тяжелых жизненных ситуациях или когда на душе было особенно тоскливо.

Последнее время очень влиятельный во многих кругах Геннадий Петрович недвусмысленно намекал на отношения с ним, и она, ранее никогда даже не допускавшая мысли об этом, сейчас уставшая от невнимания и равнодушия Алекса, склонна была уже согласиться.

Отношения с ним сулили ей множество выгодных перспектив и плюсов. К тому же он был холост и у нее были шансы, что это может перерасти обычную интрижку. 

Раньше она и не могла бы подумать о таком, ведь у нее есть Алекс. Но сейчас эта грань между недопустимыми намерениями и возможной вероятностью почти стерлась.

Инесса ненадолго отвлекла внимание на стоящие на журнальном столике фотографии в красивых золоченых рамках. Инесса не любила такую «сентиментальщину», но ей нужно было куда – то пристроить подаренные на один из ее дней рождения Алексом рамки. Он любит все помпезное, указывающее на их высокий статус в обществе. Рамки были из подобного ряда. Иногда Инесса удивлялась  своему мужу: он как маленький ребенок не мог наиграться каждой такой новой вещичкой. Все что он когда – либо покупал, подчеркивало на их богатство. Она знала, что так могут вести себя люди, которые жили в бедности и неожиданно почувствовали вкус денег.  К такой слабости Алекса она относилась снисходительно. Но такое поведение лично ей было не свойственно. 

 С золоченых рамок смотрели на нее еще не такие богатые, но такие счастливые они с Алексом и ее зеленоглазый кудрявый ангелок - дочка Вероника, времени на которую у нее, к сожалению, не хватало. Бизнесс отнимал слишком много времени. Для встреч у них был установлен один единственный день в неделю, в который «непутевая» мать забирала свою кровинку из дорогой частной школы, со множеством подарков в руках, чтобы хоть как – то замолить свое невнимание к ребенку. 

Инесса недовольно поморщилась. О неприятном думать она не любила. Пора было собираться на встречу. Инесса быстренько заскочила в свою любимую красную мазду и безнадежно попала в пробку. Она всегда выезжала на час раньше, чтобы избежать заторов на дорогах. Это время для неудачников считала она и не смогла, первый раз избежать их участи.

Где – то в сумочке раздалась знакомая мелодия звонка. Ну, конечно  же, это ее предпологаемый деловой партнер.

- Геннадий Петрович, я застряла в пробке и думаю, что это надолго.

- Ничего страшного, я подожду, – проявил он понимание.

Инесса стояла в пробке и задумчиво наблюдала за стоящими рядом с ней автомобилями и их владельцами. Справа от нее находился удобный и практичный фольксваген, с многочисленным семейством внутри. Супружеская пара с двумя крутящимися и вертящимися чадами и женщина в годах, скорей всего чья – то мать. Они с умилением смотрели, как младшенькая девочка с удовольствием ест бананчик. Инесса даже немного позавидовала этой идилии. Вот живут же люди счастливо, радуются простым вещам, наслаждаются семейным теплом и любовью близких людей, и им совершено все равно, что у них мало денег, они не взваливают себе на плечи груз ненужной ответственности, так как делает она. У нее самой уже очень давно не было нормальной жизни, нормальных отношений. Алекс и отношения с ним были не в счет. Их давно уже нельзя было назвать нормальными. Еще с тех пор, когда в ее жизни был Павел. После тех «павловских» времен Инесса запретила себе чувствовать. Зачем это нужно? Она точно знала, когда открываешься человеку, становишься уязвимым, и тебя могут в любой момент ударить по живому. Инесса уже давно не верит в любовь, она знает, что существует влюбленность, влечение. Через год максимум эти чары развеиваются и до недавнего времени влюбленная парочка, которая говорила, что жить не может друг без друга, понимает, что их жизнь уже не такая радужная, а партнер не такой идеальный, как представлялось раньше. И по  любому, рано или поздно, в их совместной жизни начинают возникать разногласия, проявляются несхожие взгляды на жизнь, и как следствие - скандалы. 

Проще всего, как она уже давно заметила, выбирать удобных мужчин: ответственных, сильных, которые могут и хотят ухаживать за женщиной, выполнять ее капризы. А любовь и чувства  - это иллюзии девятнадцатилетних девочек, которые еще 

мечтают о принце на белом коне. Но почему – то на практике эти свои знания Инесса не использовала.

Может быть, потому у нее и осталась память о таких ярких чувствах к Павлу, что они никогда так и не были по – настоящему вместе. Намного проще любить недоступное. Они всегда знали, что любят друг друга, но на пути всегда было множество препятствий. Их история напоминала какой - то роман, где главными злодеями, мешающими им быть вместе, были они сами. Когда все хорошо и любовь разделенная, это быстро надоедает. В подтверждение ее мыслей парочка, которая до этого мило целовалась в дорогом кабриолете слева, вдруг начала бурно выяснять отношения. К счастью, наблюдать все перепития их перебранки не пришлось,  поток машин, наконец – то, тронулся и молодой человек за рулем, в розовой модной футболке, вынужден был взяться за руль. Ухоженная блондинка рядом, в миниатюрном топике, обижено надула губы.

«Сейчас явно пошла тенденция помешанности на своей внешности»,  - с легкой иронией думала Инесса, наблюдая в зеркало заднего вида за парочкой. Тренажерные залы, изнурительные диеты, различные массажи и обязательно одежда брендовых марок. Сейчас так выглядят поголовно все стремящиеся к успеху, желающие продать себя подороже, девушки и парни. Самое интересное, что число накачанных парней, старающихся пробиться за счет богатеньких дамочек, уже почти приравнялось числу няшных, кукольных блондинок, ведущих охоту за денежными мешками.

«Скоро и мужчин нормальных не останется», - подумала Инесса и вспомнила про ожидающего ее в офисе Геннадия Петровича. «Неплохой вариант», - подумала она, прокручивая все плюсы и минусы своего будущего делового партнера.

Геннадий Петрович – самодостаточный мужчина, лет 45, в прошлом военный, сейчас – успешный бизнесмен. Он умеет жить, добиваться своего, но не смотря на это, он в общении прост. С ним не скучно, он умеет шутить и ухаживать за женщинами.

«Да это просто находка!»  - через время подумала Инесса, вспоминая их встречу в кафе. Автоматически припомнилось их знакомство. У Инессы случилась поломка на трассе, девушка бегала, озадачено вокруг машины, пытаясь дозвонится до автосервиса, но связи, как назло, не было. Машины проносились мимо нее на большой скорости, но никто не потрудился остановится и помочь. Неожиданно ее бедственное положение исправил водитель подъехавшего к ней белого джипа.

Геннадий Петрович, – представился он и услужливо предложил ей свою помощь. 

С этими мыслями Инесса Константиновна незаметно подъехала  к месту условленной встречи.

А вот, как раз, и Геннадий Петрович с широкой улыбкой на лице, как и было условлено, ждет ее возле входа в кафе «Старый город».

- Вы очень пунктуальны, Инесса Константиновна – сказал он, посмотрев на часы и 

прикладываясь к ее ручке и одновременно открывая перед ней двери. – Пройдемте.

Инесса легким кивком головы поблагодарила мужчину,  величественно вошла в кафе и обомлела. Спиною к ней, в небольшой компании парней и девушек сидел Павел.  Павел – это часть ее прошлой другой жизни, когда она еще была не Инесса Константиновна, а просто Инесса – обычная девушка ничем не выделяющейся из окружения, пытающаяся выжить от зарплаты до зарплаты, но умеющая чувствовать. И все эти чувства вызывал в ней он – Павел.

 Инесса, даже со спины по прошествии стольких лет, легко могла его узнать. Это тот человек, из – за которого у нее остался шрам на душе и на теле. Она быстро сориентировалась и выбрала столик, за которым она могла видеть всю компанию, а сама оставалась незамеченной, прикрытая широкой спиной Геннадия Петровича. Ей было интересно как за это долгое время пока она его не видела Павел мог изменится.

Павел,  как всегда,  болтал без умолку, а вся его компания дружно отвечала ему хохотом. Павел как всегда был душой компании.

- Инесса Константиновна, так что Вы будете заказывать? – как сквозь туман донесся до 

нее голос ее спутника.

- Извините, – ослепительно улыбнулась она. 

Лучи солнца красиво ложились на ее покрытую ровным загаром кожу. Она быстро изучила меню и остановила свой выбор на мясе с овощами. Она очень любила это сочетание.

- Какое вино предпочитаете? – поинтересовался ее услужливый спутник. Как мужчина, он был даже не плох.

- Нет, нет, я днем предпочитаю кофе.

Пока Геннадий Петрович делал заказ, Инесса пыталась собраться с мыслями. Этот контракт пропустить нельзя, а она так безответственно рассеяна сегодня. Давно уже с ней такого не было. Это было даже как – то необычно, странно и приятно. Она думала, что

 контролирует себя всегда, при любых обстоятельствах. Оказывается – нет. Этот человек, Павел, всегда вызывал в ней кучу странных необъяснимых эмоций. Ей вдруг захотелось испытать хоть какие – то чувства.

Калейдоскоп ее жизненных событий очень быстро проносился перед ее мысленным взором.

Свою самостоятельную жизнь Инесса начала в 19, когда училась на четвертом курсе института и по счастливой случайности ее взяли на хорошую работу с перспективой карьерного роста. Девушка перевелась на заочный и начала трудится в поте лица. Ее мама решила, что ее миссия выполнена, переписала на дочь их общую на двоих квартиру и уехала налаживать личную жизнь к давно приглашавшему ее полковнику в отставке.

В личной жизни девушки скоро тоже произошли кардинальные перемены. Судьба свела ее с Назаром. Назар был перспективным молодым человеком, но когда она с ним познакомилась, у него были временные трудности. Он постоянно рассказывал, какой он целеустремленный, что он не привык сидеть на одном месте, что он обязательно хочет найти свое место под солнцем, открыть свое дело и все обязательно будет хорошо.

Инесса была очень рада, что встретила такого целеустремленного мужчину, ведь она тоже не хотела довольствоваться обычным течением жизни. Оно казалось ей серым и бессмысленным: нельзя прожить жизнь зря, сидеть на одном месте и довольствоваться малым.

Основным стимулом изменить свою жизнь для Назара было материальное благополучие. Ему постоянно не хватало денег. Он с самого их знакомства сетовал на свое тяжелое детство на то, что у него не было возможности выучится, и как следствие, найти хорошую работу. У Инессы с этим проблем не было, она имела стабильную пускай и не высокооплачиваемую работу. Он был временно безработный. С работы он ушел потому, что объемы выполняемой работы и требования к служащим не соответствовали низкой зарплате. На данный момент, он искал более высокооплачиваемую работу, на которой можно было бы развиваться, но пока результаты были отрицательными. Так и тянулись их отношения: когда она приходила с работы, по вечерам он ей рассказывал, как откроет свое дело, к сожалению, у него сейчас нет стартового капитала, и поэтому пока придется повременить. Они жили на ее небольшую зарплату и говорили о том, как скоро все изменится. Все бы ничего, но это уже длилось довольно продолжительное время и скоро в

 душе девушки начал возникать протест.

Она перестала чувствовать себя с ним женщиной: слабой, ранимой женщиной, которая может опереться о мужчину, почувствовать себя защищенной.

Порой в голове у нее возникал вопрос: зачем это все нужно? Было странное необъяснимое чувство, что что – то идет не так, но когда она приходила домой, на пороге ее встречал с улыбкой Назар и все плохие мысли вылетали из головы. Ему сразу находилось оправдание: это временно, он будет самостоятельно зарабатывать и все будет хорошо.

Но хорошо так и не наступало, напротив: в один не очень удачный день на работе у 

нее возникли проблемы, Инесса допустила довольно грубую ошибку, и в любой момент ей грозило увольнение. Она в расстроенных чувствах возвращалась домой, зная, что там ее встретит, как всегда, с улыбкой Назар и поддержит ее. Но на этот раз ее ожидания не оправдались.

- Ты сама виновата и это только твоя ошибка. – Услышала она критику от человека, от которого меньше всего рассчитывала это услышать. Назар, временно, как будто охладел к ней. У девушки началась истерика. Разве дом не должен быть тылом, когда вокруг проблемы? Она поняла, что полагаться можно только на себя. Она упорным трудом исправила свою ошибку на работе, и Назар в скором времени нашел для себя удобное местечко, где он мог особо не перетруждаться и получать нормальную зарплату. Он снова ей по вечерам мило улыбался, но это уже не имело ровно никакого значения. Инесса уже 

четко усвоила, что рассчитывать можно только на себя. Как она не старалась, но у нее уже не было прежних чувств к Назару. Как раз в это время, ее направили на новую для нее должность, на новый объект. Для этого ей требовалось немного покрутится там, влиться в коллектив, пожить «той» жизнью. Там она и встретила Павла.

Сейчас ее удивило то, что сидящая с ним за столиком компания с интересом его слушала. Она тоже когда – то, открыв рот, ловила каждое его слово. Сейчас же произнесенные им речи казались для нее полным бредом и сущей ерундой, очень глупыми и бессмысленными, не вызывая не одной эмоции. Неужели с того времени, до сейчас, она так изменилась. Да – она и сама знала, что изменилась, кардинально изменилась. И вот сейчас, ее прошлая большая любовь сидит перед ней и в ее груди  ничего не шевелится.

Неужели же она стала такой деревянной? Ей иногда и самой становилось страшно от холода, царящего у нее внутри. Хотя это были лишь мгновенные порывы и об этом она редко задумывалась. Ей было ровным счетом все равно. Но, неужели, же она совсем разучилась чувствовать?

Разговор с будущим партнером прошел, как сквозь туман воспоминаний, но он остался доволен.

- С Вами очень приятно иметь дело, – промолвил ей на прощание Геннадий Петрович, галантно пожимая руку. 

В этот момент, вся шумная компания за Пашиным столиком начала собираться.

Шумная компания весело покинула зал.

 

• Примечательная скульптура.

Камила проснулась в очень плохом расположении духа. Казалось, что весь мир не оправдывал ее скромных желаний. После вчерашнего принудительного застолья была тяжесть в голове, да и по всему телу. Она была очень злая на себя, на свою жизнь и почему – то на своего мужа продолжавшего спать безмятежным сном и как – то по – детски посапывать. Почему он спит, когда ей так плохо? Почему он допустил, что жизнь у нее складывается не так, как ей хочется? Он же мужчина и говорит, что ее любит – в мыслях попыталась перенести ответственность девушка с себя на кого – то другого. Голова раскалывалась, такое явление стало у нее довольно частым.

«Головная боль возникает у человека, когда есть несоответствие между чувствами и разумом в жизни, когда делается что – то не так» - пришла в голову мысль по Синельникову.

- Да у меня все в жизни не так, – отмахнулась Камила от тяжелых нравоучительных мыслей. И потянулась дрожащей рукой за своими чудодейственными таблетками. Знакомое движение рук и большая плоская пилюля уже растворяется в воде, образуя шипучую жидкость. Ей нравилось сразу же пить это снадобье, когда колючие бульбашки били в нос и приходило ощущение того, что сейчас ей уже станет легче. На кровати

 зашевелился сонно муж.

- Ты чего так рано? Спала бы еще. Ложись ко мне, – предложил он, для убедительности 

похлопав рукой по свободному возле себя месту.

- Да, нет, не хочу, – загундосила Камила недовольным голосом, сразу же почему – то вспомнив все свои обиды. – Ты же знаешь, что я всегда рано встаю, а ты поздно. Сидишь всю ночь, а утром тебя не добудишься! – Укоризненно закончила она, муж только сонно лупал на нее глазами. Почему – то ей вдруг очень захотелось покапризничать. Она и сама не знала чего по – настоящему хотела. У нее просто было плохое настроение и поэтому ей хотелось его испортить как можно больше мужу. Ей вдруг решительно надоело быть всегда доброй и положительной.

- Пойдем сегодня со мной по магазинам, – неожиданно предложила она .- Или в кафе, ну или просто пойдем погуляем.- Закончила девушка, выжидательно глядя на него.

Виктор недовольно поморщился.

- Милка, ты же знаешь, что не любитель я этого. Сходи сама, а когда придешь, мы можем вместе посмотреть какой – нибудь фильм за чашечкой чаю.

- Не хочу я никакого чаю, тошнит меня уже от этих фильмов и мне вообще никогда не нравилось, когда ты меня называл Милкой!

Виктор продолжал во все глаза таращится на свою жену. Всегда спокойная и положительная, она явно сегодня была не в духе.

- Ну, хочешь по магазинам, давай пройдемся по магазинам.

- Не хочу! – на ходу выкрикнула она, покидая комнату.

Но неприятные сюрпризы на сегодня еще не закончились. В кухне что – то усердно готовила мама.

- А ты разве вчера не ушла? – было первым вопросом Камилы.

- Вот так ты маму встречаешь с утра? И чего это ты на мужа с утра раскричалась? А впрочем, не удивительно. Ты всегда была какой – то безразличной, даже в детстве, – продолжала мама свой гневный монолог. – Когда мы тебя первый раз в лагерь на три недели отправили, ты вела себя, не так как все остальные дети. Обычные дети скучают за родителями, но не ты. Когда я тебе звонила, ты обычно ограничивалась парой фраз: «Мама, я мультики смотрю. Пока», - и клала трубку. А тебе тогда было только девять, чего от тебя можно ожидать сейчас?

- Мам, я за покупками, – прервала ее речь Камила и исчезла за дверью.

«Надоело! Надоело! Устала она. Мало того, что ее назвали, как цветок какой – то, а теперь еще она вынуждена была жить в тепличных условиях», - думала девушка, все ближе пробираясь к своему излюбленному месту – барахолке. Толпа снующих повсюду прохожих со своими собственными мыслями, разговорами, рассредоточивали ее сознание, девушка словно впадала в состояние транса. Вот она дошла и до ее любимого места. Ряд различных керамических изделий и статуэток. Все старое ничего не привлекает внимания. Нужно посмотреть, что там у той женщины с однообразными горшками, где она когда – то видела статуэтку танцовщицы. Камила последовала к этому заветному месту через нестройные ряды разложены повсюду на прилавках и даже прямо на дороге.И она не ошиблась, ее туда какое – то чутье. Посередине расстеленного прямо на тротуаре коврика стоял необычной красоты глиняный замок, покрытый лаком и переливающийся в лучах солнца. Его можно было бы назвать настоящим произведением искусства. Он был так похож на тот замок, который она когда – то в детстве сделала из песка.

- Сколько он стоит? – выдавила из себя Камила.

- 50 долларов, – довольно изрекла продавщица.

На этот раз деньги у Камиллы были припасены специально для такого случая. Она быстро отлистала, не торгуясь, нужную сумму, боясь спугнуть свое счастье, боясь того, что эту красоту может купить кто – то другой, выхватить у нее из под носа.

- А скажите, – решилась спросить она, только когда желанная покупка была уже у нее в руках.

- Вы когда – то говорили, что эти поделки делает кто – то другой. А кто? Можете мне 

сказать, я бы очень хотела познакомиться с этим человеком.

- Ага, сейчас же. Ты что думаешь, я такая глупая? Ты узнаешь, кто это делает и будешь 

покупать изделия у нее напрямую, а потом перепродавать по более высокой цене.

- Да, нет же, я просто хотела с ней поговорить – от досады в груди девушки всколыхнулась волна дикой злости на эту думающую только о наживе недалекую женщину.

- Взяла покупку вот и не мешай мне работать, – отрубила недовольным голосом продавщица глиняных горшков.

Камиле оставалось только развернуться и уйти ни с чем. Девушка поняла, что разговаривать с этой женщиной больше не имеет смысла. Но все равно она была очень рада. Ей удалось сделать такую прекрасную покупку. И ничего, что она стоит, как пол ее 

зарплаты, и мама будет долго и нудно высказывать ей претензии, как неправильно она живет. Ничего, этот замок того стоит.

- Подождите! - Окликнул Камилу голос из толпы, она обернулась и увидела, что сзади ее догоняла какая – то прихрамывающая женщина в сером платье – балахоне. – Ты хотела узнать, кто вылепил этот замок? – поинтересовалась она подхалимским голосом.

- Да, – кивнула девушка, с надеждой и интересом глядя на женщину.

- Я скажу тебе это за 20 долларов, – хитрым взглядом посмотрела она на девушку.

- Но, это же, очень дорого! – возразила Камила.

-  Ну как знаешь, может быть, ты сделаешь доброе дело, потому что торговка глиняными горшками берет эти изделия много дешевле, а потом сильно наваривает.

- Это не мое дело, – сказала Камила, хотя ей было очень интересно. Женщина в балахоне, молча, развернулась и начала удалятся.

- Подождите! – теперь уже девушка окликнула ее. – Хорошо, я согласна.

Может это будет еще один необдуманный поступок за сегодняшнее утро, она не знала, но действовала уже по инерции. Один необдуманный поступок влечет за собой ряд следующих. Да и надоело ей уже жить по правилам. Если она работает, то почему она должна распоряжаться деньгами так, как нужно, а не так как хочется? Девушка протянула женщине в балахоне условленную сумму.

- Она живет вон в том доме, с красной крышей, на краю улицы. Заходи к ней, у нее калитка не заперта, – проговорив эти слова, женщина быстро растворилась в толпе. Камила даже не успела ее поблагодарить.

«А что если она просто выманила у меня деньги и исчезла», - закралась ей в голову с опозданием разумная мысль. «Ну, конечно же, как всегда! Моя доверчивость когда – нибудь погубит меня», - корила она себя.

Камила поблагодарила женщину и с замиранием сердца начала двигаться к заветной цели. Она осторожно дернула калитку и она открылась. Двор был пуст, не смотря на то, что трава была не так давно скошена, у девушки, шедшей по аккуратной тропинке к крыльцу, создавалось некое впечатление заброшенности.

- Есть здесь кто - нибудь? – громко крикнула девушка, ответом ей было молчание, подумав, она продолжала пробираться в сторону крыльца. Несколько шатких облупившихся ступеней, как она и ожидала – входная дверь открыта. Лишь только девушка закрыла скрипучую входную дверь, в узком длинном коридоре повис полумрак. Внутри было как – то моторошно. В сердце шевелился вот – вот готовый вырваться наружу страх, ведь Камила прошла в дом к незнакомому человеку, не имея на то основательных причин. 

Что это за человек? А не вызовет ли он полицию? А не подстерегает ли ее здесь опасность? Хоровод нестройных мыслей стучал в висках, вызывая по всему телу легкую неконтролируемую дрожь.

«Ну, раз уж пришла нужно искать хозяйку», - успокоила она себя и наобум заглянула в несколько располагавшихся прямо по коридору комнат. Небольшая кухонька с 

неприбранной посудой на столе и в раковине, комната, похожая на гостиную с огромным телевизором и полками, полностью уставленными статуэтками. Девушке хотелось рассмотреть их по лучше, но нужно было искать хозяйку. Третья комната оказалась именно той, что нужно. В ней царил творческий беспорядок и полумрак, а посередине разложенной в такой неподходящий час кровати, лежала симпатичная, но чрезмерно худая девушка в теплом махровом халате, не смотря на стоящую за окном жару. Взгляд ее был отсутствующий. Камила прикрыла дверь, громко постучала, а затем только вошла в комнату. Девушка подняла на гостью глаза с чрезмерно тяжелым взглядом серых глаз. Выдержать его нежданная посетительница не смогла, поэтому сразу стушевалась.

- Извините, что без приглашения. Вот, – сказала она, распаковывая сегодняшнее 

приобретение и показывая его. – Это Ваша работа?

- Моя, – после небольшой паузы ответила загадочная девушка. На некоторое время в комнате повисло неловкое молчание. Камила уже пожалела, что пришла сюда без приглашения. Она совершенно не знала, что дальше говорить при таких обстоятельствах, но девушка продолжила сама.  – Некотoрые строят песочные замки, а я вот, вылепила глиняный.

В голосе этой девушки слышны были нотки сарказма, и нельзя было понять, над кем смеется незнакомка: над ней или над собой.

- Моя мать говорит, что я только что и умею строить замки из песка, – неожиданно пожаловалась Камила и вдруг, слова словно вырвались из нее каким – то неудержимым потоком. В первый раз в жизни девушка поделилась с посторонним человеком своим желанием лепить из глины.

- У Вас это так хорошо получается, все работы сделаны, так как я хотела бы, чтобы получалось у меня.

- Здесь нет ничего сложного, – возразила девушка в махровом халате. – Ты берешь в руки, кусочек глины выкидываешь все посторонние мысли из головы и мнешь его пальцами. Подсознание само подскажет тебе, что нужно делать дальше. Также и в жизни: берем в свои руки судьбу и лепим, одновременно слушая свое подсознание, чтоб не наделать ошибок.

- У Вас это звучит так просто. У меня так просто не получается ни с глиной, ни с жизнью, – в голосе Камилы слышалось сомнение.

- Называй меня просто Рита, – предложила хозяйка дома, и лицо у нее стало сразу доверительное словно, она сняла одну маску и резко поменяла ее на противоположную. Перемена произошла так быстро, что Камила даже не успела удивится. Тяжелый вызывающий взгляд, на каком – то хитром развратном личике сменилось открытым выражением. На лице был отпечаток мудрости человека, много испытавшего в жизни.

- Конечно же, все совершенно не просто, – вещала Маргарита. – Чтобы слушать свое подсознание, нужно выключить все свои чувства и эмоции. А этого можно только научившись смотреть на себя со стороны, когда ты уже совершил ряд бесчисленных ошибок. По крайней мере, у меня это было именно так.

- Как? – немного робко спросила Камила.

- Это долгая история, – девушка поняла, что Рита явно не собирается делится с ней своими тайнами.

На несколько мгновений в доме повисла тишина.

- А ты не боишься жить вот так, с открытыми дверьми? – поинтересовалась Камила.

- Нет, не боюсь. Воровать у меня совершенно нечего.

- Ну  а мало ли какие придурки бывают, насильники, например.

- Это они меня боятся должны, – хмыкнула странно девушка, Камила непонимающе посмотрела на нее.

- У меня вирус имунодифицита, – пояснила та.

- Что?

- СПИД иначе. Понимаешь?

У Камилы резко поползли брови вверх, она совершенно не знала, как реагировать на полученную информацию с таким в своей «тепличной» жизни, она не встречалась.

- Да не смотри ты на меня так, это не заразно. Ты уж точно не заразишься.

- Я знаю, как передается СПИД, – не зная, что еще можно сказать.

Воцарилось молчание, девушке было неловко.

- Ладно слушай, – почему – то вдруг решила поделится сокровенным ее новая знакомая.

- Лет в 16, – начала вдруг Рита, – я думала, что жизнь очень длинная и что я в ней обязательно все успею. Я была довольно амбициозна, и думала, что я не такая как все и обязательно должна жить лучше остальных. Но почему я лучше остальных я не знала, и то обстоятельство, что я живу бедно и посредственно, сводило меня с ума. Я не знала, что 

мне нравиться,  но я точно знала, что мне не нравится: мне не нравилось, как я питаюсь,

одеваюсь, что родители  ничего не могут мне позволить, что они не могут мне позволить учится в том заведении, в котором я хочу. Мне не нравилось, что я ни в чем не могу проявить себя. Я бралась за многое, но всегда натыкалась на критику и затем бросала начатое. Я терпеть не могла критику. Я точно знала, что я натура творческая, я так чувствовала.

Порой я себя ассоциировала с Булгаковской Маргаритой, мне хотелось верить в то, что скоро у меня в жизни все изменится. Я любила вколоть желтый цветок в волосы и 

Посещать различные дорогие заведения, даже если на это уходили все мои съэкономленные мои таким большим трудом деньги. Я верила, что мне когда – нибудь повезет. Желтый цветок в волосах стал моей визитной карточкой.

И вот однажды, я встретила его: высокий, худощавый, с вытянутым лицом и высоким лбом. Он не был красавцем, но во взгляде его проблескивал какой – то дьявольский огонек и от этого мужчины исходил такой поток непередаваемой силы и властност,и что во мне разгорелся бурный интерес к нему.

Рита поморщилась, словно ей было неприятно об этом говорить, но все таки продолжила.

- И я смогла стать частью его жизни. Но жизнь у него была совершенно не такая, как я себе это представляла. Не зря я видела в глазах у него этот дьявольский блеск. Он меня пристрастил к красивой жизни: дорогая одежда, еда, рестораны, ночные клубы. Такая жизнь быстро мне понравилась. Мне хотелось все больше новых впечатлений, и я попробовала наркотики. Мир мне показался чудесным, а я была полна энергии сил и творческих идей. Я чувствовала себя, как никогда счастливой, я была молода, красива и все могло быть только в моих руках. Алехандро, как он любил себя называть, сказал, что я все это могу купить сама. Он мне раскроет секрет: мне всего лишь нужно было завести отношения с одним высокопоставленным дипломатом, с которым я недавно свела знакомство и который явно мне симпатизировал. Я была в замешательстве: во – первых, это значило – продавать себя, во – вторых, я думала, что Алехандро испытывает ко мне чувства и не захочет меня отдать кому – то другому, а в – третьих,  я неожиданно поняла, что пристрастилась к наркотикам, но Алехандро больше не собирался меня обеспечивать ими. Я была в западне, как выбраться из которой я не знала.

За высокопоставленным дипломатом последовал бизнесмен, затем адвокат, а затем мне стало решительно все равно, потому что у меня обнаружился СПИД, а Алехандро нашел себе еще одну такую же амбициозную, глупенькую девочку, которую «приучал к хорошей жизни». Я его ненавидела! Но самое главное, что к этой ненависти примешивались просто «парализующие» чувства любви и ревности к этому человеку в обличии дьявола.

Камила слушала рассказ этой необычной худенькой девушки, не в силах вымолвить не слова. Такого накала страстей и событий явно не встречалось в ее 

ограниченном властью матери мире. Она пыталась хоть приблизительно почувствовать всю ту силу переживаний, которые прочувствовала эта девушка, такого же возраста как она, но прожившая, словно уже не одну жизнь.

- А потом, – выдернул ее из раздумий голос Риты, – потом я подумала, что моя жизнь больше не имеет смысла. Все равно я умру и нужно быстрее с этим покончить. Не хотелось умирать больной,  слабой и беспомощной. Да и просто было обидно от утраченных возможностей и загубленной так глупо жизни, продолжать ее не имело ровно никакого смысла.

Я решила покончить с этим, прыгнув с крыши, но в самый последний миг, когда я уже стояла на краю крыши и сделала шаг в пустоту, я осознала, что не хочу заканчивать жизнь именно сейчас. Не смотря на мою неизлечимую болезнь, я еще столько не видела и не успела почувствовать в этой жизни. Не знаю, что это было: инстинкт самосохранения, 

жажда жизни или слабоволие, но я начала судорожно пытаться ухватиться руками хоть за что – нибудь. Я не хотела умирать, я безумно хотела жить! Я почувствовала резкую боль в плече и рука сразу же безжизненно обмякла.  Кажется, я смогла все – таки на лету за что – то схватиться и вырвала сухожилие. Это смягчило мой удар: я отделалась достаточно легко, если учесть, что я падала с 5 – ти этажного здания – переломом бедра. Учитывая мою болезнь, это значит, что кость вряд ли срастется.  Итогом моего еще одного глупого поступка стало то, что теперь передвигаться я вынуждена только с костылем. Не знаю, правильно я сделала или нет, но сейчас я нашла себе утешение – в лепке скульптур из глины.

Лишь пережив по – настоящему сильную душевную или физическую боль, человек может создать что – то прекрасное. – закончила свою речь Маргарита, выжидая паузу, в течении которой ее маленькое, остренькое личико опять стало злобным.

- Все, ты выслушала мою историю? Довольна? – неожиданно она накинулась на совершенно растерявшуюся от такого резкого перемены настроения  девушку. – А теперь уходи отсюда и 

больше никогда не приходи. Я не люблю перед кем – то раскрывать свою душу.

- До свидания, – вырвалось на прощание у Камилы и она покинула дом, где жила эта странная девушка. Никогда ее еще не одолевало столько противоречивых эмоций. Казалось, что не было больше окружающей ее реальности. Было только сумбурное чувство, вызванное этой историей и она, и больше ничего.

 

• Встреча в полдень.

      Холодная и беспристрастная Инесса задумчиво сидела посередине комнаты в одном белье, не потрудившись даже накинуть халат, и задумчиво листала свой старый дневник. Тетрадные листы были исписаны полностью – строки от начала и до конца были исписаны неброским, среднего размера почерком, с колеблющемся наклоном то вправо, то влево. Это говорило о том, что человек, писавший это, старался вдохнуть жизнь полной грудью, жить по – полной, испытать как можно больше, бросался в отношения, как в омут с головой и имел не совсем устойчивые взгляды на жизнь. Да, раньше она такой и была – импульсивной, наивной, умеющей любить и чувствовать. Куда это все ушло? Сейчас она часто чувствует себя мертвой. Ни одного чувства, ни эмоции, лишь трезвый рассудок. Порой ей казалось, что ее пронизывает холод, идущий у нее прямо изнутри, разливается по всему телу до кончиков пальцев и наступает чувство странного оцепенения. 

      Инесса перечитывала страницы дневника вновь и вновь, стараясь воскресить в своей памяти те переживания, и стараясь понять, чем тогда ее зацепил этот человек, который стал причиной ее расставания с Назаром. Человек, из – за которого она потеряла себя, как она этому не противилась.

      …Сегодня день прошел просто ужасно. Мне приходится работать просто с неотесанными чурбанами. Все мои подчиненные – мужчины,  которые просто отказываются принимать то, что руководить ими может женщина, молодая девушка. Все было бы совсем ужасно, если бы не Павел. Последнее время мы постоянно сталкиваемся случайно вместе или не случайно, меня почему – то все время тянет туда, где может находиться он. 

      Мы все  время, без умолку о чем – то болтаем, обычно о сущей ерунде, о каких  либо ничего не значащих вещах, но нам всегда очень интересно вместе.

      Все началось в один из угрюмых декабрьских дней,  у меня был сложный, не очень удачный день. Под конец которого, я полностью обессиленная, сидела, положив голову на стол в своем кабинете. Я знала, что ко мне уже никто не должен придти, но ошиблась. В дверь негромко постучали, и вошел Павел.

 - Пойдем на каток, – просто предложил он.

- Пойдем, - неожиданно согласилась я, и это мгновение было точкой отсчета, когда все перевернулось с ног на голову. Почему я тогда согласилась ответить сложно. Я была совершенно равнодушна к этому человеку, у меня не было недостатка в мужском

обществе. Искать причины уже не имело значения. Имело значение лишь то, что любое наше действие или слово влечет за собой какие – либо последствия. Я согласилась тогда и механизм был запущен. 

На каток в тот день мы так и не попали – был выходной, но мы от этого не очень расстроились.  Мы долго шли по морозному воздуху, весело болтая,  словно уже были знакомы вечность и отчего – то сильно смущались, а потом ели мороженное в десятиградусный мороз. Домой я вернулась отчего - то очень счастливой. Я не понимала себя. Не понимала, почему мне было так легко и комфортно с этим человеком. Ведь Павел был совсем непутевым, по моему мнению – очень импульсивный, очень  стеснительный и вспыльчивый, веселый, немного сумасшедший и совершенно не приспособленный к жизни. Это были качества не взрослого состоявшегося мужчины, с которым можно было бы завязать отношения, а инфантильного ребенка. Но в тот момент я, конечно же, об этом не думала. Я совершенно ни о чем не думала, я была счастлива.

Потом было совместное празднование Нового года всем рабочим коллективом. По странному стечению обстоятельств, по условиям конкурса нам выпало танцевать в паре, затем, в тайне от всех, мы выпили вдвоем бутылку шампанского и счастливые пошли гулять по ночному, зимнему городу. Назару об этом происшествии по пришествии я ничего не сказала, а потом вдруг я неожиданно поняла, что все зашло слишком далеко. Я влюбилась окончательно и не могла уже ни о чем думать, кроме Паши. Теперь я шла на работу лишь за тем, чтобы там встретить его. Казалось, что я совершенно потеряла рассудок. Мы постоянно переписывались в социальных сетях, но ни разу не упоминали о чувствах. Мы знали, что у меня есть Назар и не собирались переступать эту черту, но скоро такие отношения стали невыносимыми. Нас влекло друг к другу с неистовой силой и хотелось большего, чем просто видеться на работе и делать вид, что мы равнодушны друг к другу. Я cтала совершать непредсказуемые поступки. Мои действия начали выходить из под контроля.

Однажды я ехала сдавать экзамен на права и встретила его. Экзамен в тот день я так и не сдала. Это было верхом глупости, но забыв обо всем на свете, я поехала с ним, потому что другой возможности увидеться  у нас в ближайшее время могло и не быть. Этим вечером мы сидели в его комнате за чашкой кофе слушали музыку и несли всякую чушь. Мы не делали ничего предосудительного, но домой я пришла поздно, и Назар, начавший уже что – то подозревать, устроил скандал. Павел тоже понимал, что так не могло больше продолжатся,  и стал избегать наших встреч. Для меня это было невыносимо. Я стала невнимательна и делала непростительные  ошибки в работе, моя предосудительная любовь грозила мне увольнением. Отношения с Назаром тоже были на грани. С Пашей мы не виделись уже около месяца, не считая рабочих моментов. Сейчас я считаю, что это  было верхом выдержки и самообладания с его стороны не искать встречи со мной, но я сама упорно и бессердечно искала к этому любую возможность. Я постоянно соблазняла и провоцировала его. Если судить трезво, то это я вела себя в большей мере, как капризный и избалованный ребенок. Но тогда я этого не понимала – больше всего на свете я хотела быть с ним вместе. 

Тридцатого марта очень пьяным голосом мне позвонил Паша и попросил придти, и я, конечно  же, пришла, наплевав на все доводы рассудка. На следующий день я лишилась рабочего места в связи с невыходом на работу и рассталась с Назаром.

А еще через несколько дней Павел куда – то исчез, может быть, он испугался, что все настолько серьезно, может быть, были еще какие – то причины.  Я плакала, напивалась и оставляла на руках шрамы от ножа. Мне тогда так было легче, физическая боль хоть немного притупляла душевную. Но ничего не помогало. Чтобы хоть немного забыть Павла, я завела новые отношения. Может быть, это было слабовольно, я не знаю, но мне становилось легче. «Клин клином вышибают», - постоянно вспоминала я старую поговорку. Неожиданно, я поняла, что с этим новым человеком мне нравится находится вместе. И тут вновь появился Павел.

…Я бесконечно счастлива, хотя это выглядит довольно глупо. Как долго можно 

жить, обманывая себя? Я довольно успешная, состоявшаяся девушка, у которой есть любимый и любящий мужчина, с хорошими, устоявшимися отношениями опять попадаю добровольно в эту ловушку, хотя знаю, что это ни к чему хорошему не приведет. Павел – это огромная часть моей жизни, но нужно смирится, что она в прошлом. Нервные срывы, истерики, потеря работы из - за своих сумасшедших, необдуманных поступков, это всегда - пожалуйста. На эти грабли, благодаря Павлу, я уже наступала. А все почему? Потому что мы два импульсивных идиота, которые не могут откровенно поговорить, боятся открыться. Каждый из нас носит свои глупые, известные только ему мечты, а потом, почему - то расстраивается, почему все не так как ожидалось. Хотя так как ожидалось, быть не может, потому что мы двое совершенно разных людей с разными представлениями о мире. Тогда почему же нам так хорошо вместе? Или может быть, это мне только так кажется? Не знаю, но по какой – то неведомой причине наши тропы все время переплетаются, нас тянет друг к другу, хотя я уже не раз зарекалась больше не встречаться.

Сегодня мы опять договорились о встрече, ему якобы нужно было поговорить со мной, как с высококвалифицированным специалистом, хотя совершенно ясно, что ему этот вопрос не интересен. А я тоже хороша. Несколько месяцев назад я его попросила починить компьютер, ну вот никто не мог починить компьютер во всем мире кроме него. И зачем все это?

В общем, сегодня мы опять встречались и я безгранично счастлива. Наша встреча продлилась от силы час. Мы успели поговорить о всякой бессмысленной ерунде, каждый поделился своими фактами из жизни и, конечно же, мы нарочно делаем вид, что нам все равно друг до друга, затем обижаемся и расстаемся так, словно уже никогда не встретимся. Конечно же, меня пронизывает чувство глубокого ужаса от мысли, что мы можем уже никогда не встретится больше, по – настоящему. Может быть, кто – то из нас встретит такого человека, что уже больше не захочется встретится, и станет бессмысленным продолжать эти отношения. Это может произойти после каждой нашей встречи, но я об этом стараюсь не думать. Я вообще стараюсь не думать о Павле, но все равно через каких – либо общих знакомых стараюсь узнать информацию о нем. Признаюсь, я подсела на эти странные «платонические» отношения, как на наркотики.

Прошли сутки. Эта встреча должна состоятся сегодня. Ее час неминуемо близится, а меня все больше и больше начинают обуевать сомнения. Я знаю, чего хочет Павел, я знаю, чего хочу я. Не зря же мы, на протяжении вот уже долгого времени, периодически

 находим повод для встреч, зачем  - то придумываем для этого предлоги и причины. Я 

знаю чего мы по – настоящему хотим,  мы не можем забыть, как нам хорошо было вместе. Я тогда умела любить, не задумываясь, не боясь, что мне могут сделать больно, бросаясь в чувства бесстрашно, как в бушующий океан, не думая о последствиях, полностью посвящая себя чувствам. Это не всем под силу и совершенно не каждый переживал это в жизни. Я умела отдавать себя полностью, без остатка, каждая клеточка меня была влюблена в этого человека и эта сумасшедшая энергетика, исходящая от меня просто 

чувствовалась физически. Такое не забывается. Я думаю, Павел еще раз и еще раз приходит на встречу в надежде почувствовать эту сумасшедшую энергетику. Но то, что ушло уже не вернуть, то есть оно не ушло, это мы своим глупым детским поведением все испортили, а сейчас, как слепые котята, тыкаемся носом о холодную и твердую стену, силясь найти такое долгожданное тепло. 

      Попытка за попыткой, неудача за неудачей, мы уже почти разуверились, что все может быть иначе. Кажется еще вот - вот и не останется не капли терпения, и тогда все.  Но пока нас ждет сегодня еще одна встреча. Ровно в четыре мы должны встретится, сейчас часы мерно отбили 15. 00. До долгожданного момента остался один час. Я в нерешительности смотрю на экран телефона. У меня есть молодой человек, которого я люблю, и который мне доверяет. У нас серьезные отношения. Павел не такой, он живет 

      сам по себе в каком – то странном и чужом для меня мире. Никогда в жизни он не 

согласится принять меня в свой мир. Хотя, иногда мне кажется, что он только и ждет того момента, когда я соглашусь стать частью его этого «странного» мира.

      В общем, видеться нам нет никакого смысла. Незаметно, в противоречивых раздумьях, до встречи остается пол часа. Я точно решила, что не пойду, ведь я еще до сих пор помню, как нам было хорошо вместе. Я хочу, чтобы это повторилось. Я хочу лежать с ним рядом, прижиматься к нему всем телом, смотреть в его лучащиеся глаза и видеть прямо перед собой довольный изгиб его губ под сопровождение глупых бессмысленных фраз. При мысли об этом настроение решительно портится, потому что я понимаю, как сильно я этого хочу. Но уже слишком поздно и я не хочу, чтобы это повторилось. Поэтому рандеву не состоится. Хочется реветь от досады. Я знаю, что потом будет, когда я скажу Паше о своем решении, о том, что нам не стоит видеться. Он выключит телефон, уедет на край света и обрубит последние ниточки нашего общения. Я первое время буду утешать себя мыслью, что все так хорошо получилось. Я не переступила грань и моя совесть чиста.

      Но уже через месяц меня все перестанет радовать, наступает ощущение бессмысленности всего происходящего, какой - то тщетности бытия. Через несколько месяцев таких ломок мы опять встречаемся и договариваемся о новой встрече…

      Мои губы уже шепчут в трубку неуверенным сбивчивым голосом.

- Паш, извини, я сегодня не приду. Может завтра…

- Не стоит, – его разочарованный голос и короткие гудки в трубке. Я готова плакать от бессилия, но я не плачу. Я укладываюсь на диван с книгой и шоколадными конфетами и погружаюсь в нереальный, но такой захватывающий мир вымысла, где с главными героями происходят различные приключения, жизни подвергаются опасностям, они умеют любить и ненавидеть, умеют идти по зову своего сердца и делать то, что они по – настоящему хотят. В книгах мы переживаем то, что не хватает смелости у нас пережить на самом деле.

Ну, хорошо, что мы так и не встретились с Павлом. На этот раз мне хватит ума не разрушить из – за него свою стабильную налаженную жизнь.

Погружение в книжный мир…

… Все- таки эта встреча состоялась. Как я ни упрямилась, не противостояла себе, старалась руководствоваться только рассудком и совестью, исключив из своего повседневного обихода слова – чувства, эмоции и сущая подобная дребедень. Пошла я туда все- таки потому, что рано или поздно это нужно было сделать. Кому нужно и зачем?  

Не знаю, наверное, в первую очередь мне.

И вот мы сидим рядом за столом и пьем чай. Такие знакомые черты лица, глаза, в которых я когда – то безвозвратно утопала. Вот они совсем рядом. Такие близкие, но не такие, как были раньше. Более циничные, что ли. Также как и мои. А может быть, я просто проецирую свое отношение на него, и мне кажется, что он должен так думать. Но гадать об этом совершенно бесполезно. Никогда нельзя узнать, что творится у другого человека в голове.  Мы уже столько раз делали друг другу больно, что никто из нас уже не готов открыться для того, чтобы получить еще один удар.

Мы вдвоем знаем, что сильно любили и хотели бы быть вместе, но … уже не 

будем, а значит, все наши слова становятся автоматически пошлыми и ненужными. Все что мы бы не сказали, не имеет значения, если мы уже не будем вместе. Фразы, слетающие с наших губ совершенно не те, что нужны. Я знаю, что если приложить немножко стараний, все можно вернуть назад.

Неожиданно Паша пододвигается ко мне ближе и начинает меня целовать. Его глаза находятся напротив моих, они жгут меня, как и тогда раньше, в прошлой жизни. В голове пульсирует мысль – вопрос: а что если просто откинуть все условности и отдаться чувствам. Ведь это так просто. И тогда можно буде все вернуть. Но будет ли это правильный выбор? Занудливый  голос рассудка пересиливает мягкотелые проблески былых чувств. Я одновременно целую его и отстраняюсь. С его губ слетает какой – то невнятный шепот: «Побудь со мной сегодня. По старой памяти. Я же вижу, что ты тоже хочешь быть со мной»  Какой же все таки бред его слова, - анализирую я не к месту. «По 

какой такой старой памяти? И почему нужно побыть вместе только сегодня? А что будет завтра? Неужели я смотрела на это как – то иначе, питала какие – то глупые девичьи иллюзии, а все ведь намного прозаичнее». Во мне зрел протест. Возможно, уже просто нет тех чувств.

- Прости, это все глупо и бессмысленно,– вылетела я пулей из – за стола, опрокинув нечаянно кружку с чаем. Полу остывшая, сладкая жидкость закапала ему на штанину.

- Прости меня за все, – я бежала на эмоциях домой и думала о том, что это была уже, наверное, последняя встреча. И так долго уже это тянулось. Возможно, развеялись последние иллюзии о невозможном. Кто в этом виноват? Конечно же, мы вдвоем. Мы убивали что -  то такое великое и таинственное, планомерно, и даже с каким – то жестоким азартом. В конце концов, мы победили. И от этого было немножко горько, но терпимо, не зря же мы давно к этому шли.

А, может, эти чувства жили лишь у меня в голове, и вот наконец – то я взглянула правде в глаза…

На город опускались сумерки, Инесса продолжала пролистывать страницы дневника, иногда перечитывая отдельные записи. На душе было очень скверно, ей было больно и обидно от того, что она или они смогли убить что – то такое красивое и неповторимое. Ей было обидно и оттого, что она была уже не способна на такие чувства. А может, это и к лучшему. Нечего забивать себе голову подобной ерундой, больше проку. Любовь и прочая чушь лишь все усложняют. Она давно уже выкинула этого человека из своей жизни и стала к нему равнодушной. Так вот и не стоит бередить сердце и зацикливаться на прошлом. Прошлое нужно оставлять в прошлом. Инесса решительно отложила дневник. 

 

5.Вне правил и закона.

Как все началось, и как она пристрастилась к этой легкомысленной гламурной жизни, она не помнит. Кажется, что с тех пор прошла уже целая вечность. Ей всегда хотелось внимания, развлечений. Ей хотелось блистать. Ей хотелось получать от жизни все.

Наверное не случайно, она познакомилась с Владом. Это именно он показал ей что такое «красивая» жизнь. «Бойтесь ваших желаний, они имеют обыкновение сбываться», - когда – то услышанное ею выражение. Но оно правдиво. Она хотела такой жизни и это с ней произошло.

Ритмично звучит музыка. Она двигается в такт ей, полностью отбросив все ненужные мысли. Ни с чем не может сравнится это непередаваемое ощущение радости, гармонии и свободы. Весь мир словно окрашен в более яркие, неповторимые тона. В этом месте ее все знают. В этом месте она королева. Для нее не существует правил и законов. Она видит, как на нее с восхищением смотрят все вокруг. Когда она двигается, толпа перед ней расступается. А может быть, это результат принятой ею только что дозы. Всего лишь несколько грамм способны изменить мир человека до неузнаваемости. Всего лишь несколько грамм способны изменить жизнь человека, сделать его сильным, раскрепощенным, всесильным.

А может быть, все начиналось так: 

      Вокруг, с шумом гремела клубная музыка, разгоряченные молодые тела двигались в такт ей. Танцпол был похож на какое – то мистическое существо, состоящее из призывно двигающихся женских тел и охотящихся на них мужчин. Здесь были кто угодно: искатели приключений, прожигатели жизней и охотницы и охотники за кошельками. Она была одна из них. Нет, не так. Она была лучше.

      Начиналось, конечно же, все не так. Еще недавно она была обычной серенькой мышкой, со своей серенькой жизнью, в своей маленькой тесной норке. Но об этом она вспоминать не любит, потому что она была обычная скромная девушка, которая мечтала о красивой жизни, о признани. Хотела, чтоб на нее обращали внимание поголовно все: она часто представляла себе, как мужчины провожают ее восхищенными маслянистыми взглядами, а женщины еще долго смотрят ей вслед с завистью. 

      Но до ее мечты ей было еще далеко, ведь она была скромной, с весьма посредственной внешностью девушкой. Таких было тысячи вокруг. Она даже не 

была в таких заведениях, в которых, по ее мнению, следовало бывать девушкам подобного плана. За такой жизнью и такими героинями она могла наблюдать лишь на экране телевизора, запоминая все: их мимики, манеру поведения, тембр голоса,  в ее памяти всплывала каждая мельчайшая подробность. Она смотрела и читала все (может быть, даже слишком много): особенно ее восхищали такие героини как Анжелика, Таис Афинская, булгаковская Маргарита и множество более современных образов из фильмов и книг, ради которых мужчины теряли головы. К тому же  экраны телевизоров пестрили множеством рекламы, где девушки должны быть стройные красивые и успешные. 

      Однажды, посмотрев еще один подобный фильм, она решила, что пора предстать перед миром настоящей, такой, как она стремится быть в душе – роковой, блестящей, неповторимой. Но была одна  маленькая проблемка: она не была такой. 

      «Если во мне нет таких качеств, которые нужны для создания моего идеального образа, почему бы мне его не сыграть?» - как – то утром подумала она, еще под впечатлением от просмотренного вчера фильма.

«Хм, в принципе это не сложно. Просто нужно выбрать другое имя,  такое экзотическое, например, Маргарита», - продолжился поток ее мыслей.

       «Марго, Маргарита», - посмаковала она свое новое имя на губах. Отлично, подходит! 

      Девушка радостно покрутилась возле зеркала, уже представляя себя в новом образе. Вот она идет в красном развевающемся платье до пола, с ярким макияжем. Воображаемый образ ей пришелся по душе.

      Вечером Маргарита уже стояла возле самого шикарного ночного клуба города, полностью соответствуя своему образу. Великолепное красное вечернее платье, шпилька и волосы, собранные в высокую прическу очень ей шли. Она была неотразима или ей хотелось верить, что она неотразима. Пока у нее не пропала , девушка стремительно вошла в гудящее, словно улик, здание, музыка резко ударила ей в уши, вызвав учащенное 

cердцебиение. Маргарита вдохнула поглубже воздух, и уверенной походкой стала пробираться в центр зала, оценивающе окидывая взглядом встречающихся ей на пути мужчин.

      - Потанцуем? – материализовался у нее на пути один из представителей золотой молодежи, явно живущий за счет богатого отца.

      «Есть отцовские деньги и думает, что за них можно все купить », - подумала Маргарита. «Таким можно легко управлять для осуществления своих желаний, но он, скорей всего, довольно скушен».

      Не успела девушка еще ответить отказом, как на помощь ей пришел проходящий мимо мужчина, лет 35. Нельзя было назвать его ни красавцем, ни страшным, но было в нем нечто особенное – его магнетический взгляд.

- Извини, парень, но этот вечер девушка обещала провести со мной.

Парень в обтягивающих джинсах и белой, обнажающей накачанные плечи и руки майке, хотел было уже что – то возразить, но наткнулся на холодный взгляд хищника, не терпящий возражений.

- Ну, если девушка не против, – буркнул он лишь для оправдания, зная, что даже если бы она была против, он бы не захотел разбираться с этим странным человеком.

Парень выжидательно посмотрел на Маргариту, ее лицо не выражалось никаких эмоций. Парень растворился в толпе, а ее «хищный знакомый» уже вел ее куда – то, в конец зала под руку.

Все происходило, так как она этого и хотела. «Оказывается, это не так уж и сложно» ,- радовалась девушка первым своим успехам.

- Там музыка по – тише, – объяснил он ей свое поведение.

- А Вы здесь впервые, – сказал он, когда они прошли туда, где хоть немного можно было нормально слышать собеседника.

- Вы это верно подметили. Полагаю, Вы здесь часто бываете.

- Да я здесь знаю всех и каждого. Могу предоставить Вам краткую характеристику. Кстати, меня зовут Влад,-  представился незнакомец, который поразительно напоминал Воланда с Булгаковского «Мастера и Маргариты».

-Вот эта дама, лет 45, в атласном платье алого цвета, всегда сюда приходит найти молоденького мальчика на одну ночь. А вот эти два, в обтягивающих майках парня, как раз на этом специализируются и думают, что им нет равных и они профессионалы в этом деле. А вон, видишь того толстяка, с массивной цепью на шее?

Маргарита перевела взгляд с парней, с выражением напускной сексуальности и уверености на лицах на смешного толстяка, с обилием массивных золотых украшений и рядом шедшей с ним длинноногой знойной рыжей девицей, с минимумом одежды на ней: узкая полоска ткани на бедрах ярко желтого цвета практически не считалась и еще нечто, напоминающее бюстгальтер в форме двух ракушек.

Толстосум с восхищением вел под руку свою рыжеволосую красотку, довольный, что остальные мужчины одобрительно рассматривают его выбор. Девушка тем временем кидала заинтересованый взгляд в сторону брутального мачо у стойки бара.

- Как ты уже заметила, здесь укоренились рыночные отношения. Кто – то выступает в роли товара, а кто – то его покупает или думает, что покупает. Лишь только ее богатенький «папочка» выпьет лишнего, рыжая красотка начнет искать свежие впечатления в объятиях какого – нибудь нового мужчины. Такова правда жизни:  в отличии от собаки, которую кормят, человек не всегда бывает преданным.

Влад очень точно подмечал глубинные стороны каждого в зале, очень четко выставляя напоказ все их недостатки. 

По правде говоря, он оказался хорошим психологом, как  поняла девушка позже. Он на два счета раскусил ее: неопытную, желающую впечатлений, пытающуюся выдать себя не за ту, кем она была. 

- А что Вы можете сказать про меня? – кокетливо поинтересовалась Маргарита, изо всех сил стараясь казаться равнодушной.

- О, Вы Маргарита, желаете блистать, порхать, как мотылек, с одного красивого цветка на другой, получая от жизни все. Ведь, правда? - Поинтересовался он.

Казалось, что он видит, все самое сокровенное в ней, смотрит ей прямо в душу. Да с 

сегодняшнего дня она именно такая. Теперь девиз ее жизни: хотеть – значит мочь. Для Маргариты больше не существует невозможного. Девушка совершенно не могла отвести взгляд от своего нового знакомого. В его серых, почти прозрачных глазах, чувствовалось что  то гипнотическое и таинственное.

«А вдруг он обо всем догадывается?  - подумала она и быстро отогнала от себя эту мысль. «Этого не может быть. Это все только у меня в голове».

- Хм, да Вы совершенно правы. Вы очень тонкий психолог. Может быть, Вы тогда охарактеризуете и себя? – смотря ему прямо в глаза, поинтересовалась она.

- Я? – усмехнулся он.  Со мной все очень просто и понятно. Я истинный ценитель таких женщин, как Вы. И я считаю, что Вы заслуживаете такой жизни, о которой мечтаете.

Он говорил и она, словно погружалась от его слов в транс.

«Он такой….» - она мысленно не находила слов, чтобы описать этого странного человека, но он точно притягивал ее, как магнитом. Договорив, Влад  подмигнул, и в его руках, как по волшебству, появилась бутылка шампанского.

- Это нужно отметить, – сказал он, наливая пенящуюся жидкость в также неизвестно откуда взявшиеся два бокала.

- Я покажу тебе, что такое настоящая жизнь, – пообещал Влад и раздался звон хрустальных бокалов.

- Возьми, это поможет тебе избавится от твоих страхов. Ты же хочешь побеждать? – спросил не успевшую опомниться  девушку новый знакомый, протягивая ей ничем не примечательную белую таблетку. 

- Что это? – был немного настороженный вопрос в ответ.

- Доверься мне. Ты создана для лучшей жизни, – настаивал он на своем и девушка послушно положила ее в рот.

Неожиданно мир преобразился. Марго даже и не знала, на что она способна.

 

      .Подарки

- Я сегодня буду поздно, не жди меня,  – сказал рассеянно Алекс, автоматически целуя Инессу в щеку и выходя, как всегда такой красивый,  идеально одетый и хорошо пахнущий из квартиры. Алекс всегда умел привлекать всеобщие внимание. Одной из его особенностей было то, что он огромное внимание уделял своей внешности. Когда – то ей это было приятно и лестно, потому что она знала что это ее мужчина. Сейчас, когда они с 

ним так отдалились, она уже не могла так с ним говорить, даже наоборот, где – то в 

глубине души, подсознательно она чувствовала, что Алекс уже принадлежит не ей. Что он теперь «чужой ее» мужчина. Откуда взялось это чувство – неизвестно, оно возникло само собой, без всяких на то оснований. Такое женщины чувствуют интуитивно, может быть, по каким – то еле заметным микрожестам или интонации голоса. Но ей почему – то казалось, что все мужское внимание Алекса вобралось в один энергетический комок, он словно стал в стойку, как охотничий пес. Хотя Алекс и раньше обращал внимание на красивых женщин, сейчас Инессе казалось, что это что – то совершенно другое.

От осознания этого хотелось плакать, кричать или лечь, забиться в угол и просто лежать, чтобы тебя никто не беспокоил. Это было самым сильным желанием «холодной начальницы», но конечно же, она так не сделает, она просто не может себе это позволить, как бы ей не было больно, ей придется смирится с этим и продолжать дальше жить. Продолжать дальше жить в свое удовольствие, не обращая внимания на Алекса и на то, что он уже совершенно не обращает внимания на нее и самое главное – рассудком она понимает, что уже ничего нельзя исправить, но ведь от этого не становится легче.

Память воскресила первые счастливые месяцы с Алексом. Их совместные вечерние прогулки по парку и такой родной и лучащийся его взгляд. Она давно уже не видела у него в глазах этих искорок, тогда его, обычно серые с металлическим отливом глаза, приобретали  немного голубоватый оттенок летнего неба, который она так любила.

Инесса сидела за столом, сгорбившись и рисуя злые рожицы жирными отрывистыми нажимами карандаша. Звонок в дверь отвлек ее внимание от малопрятных размышлений. На пороге с огромной корзиной роз стоял высокий молодой человек, приятно, заученно улыбаясь.

- Служба доставки, – вымолвил он приятным голосом.

- Вы Инесса?

- Да, – гадая, что все это может значить ответила она.

- Распишитесь, это Вам, – красавчик протянул ей шикарный букет из роз. Заученно выполнил все надлежащие формальности и быстро удалился вниз по лестничным пролетам.

- Интересно кто на этот раз осчастливил ее своим вниманием? – зашевелилось внутри лестное для ее сейчас уязвленного самолюбия любопытство. И хотя ей в иных случаях было бы решительно все равно, сейчас девушка поспешила вскрыть торчащую из букета записку.

«Для Вас заказан столик в «Голубой лагуне» на 13 часов. Надеюсь, Вы не откажитесь разделить со мной ланч.

Геннадий»

 Геннадий – ее новый деловой партнер, проявляющий к ней повышенные знаки внимания. Что – то подобное она и предполагала. «А что?», – подумала девушка критично оценив взглядом свой гардероб. –« Почему бы и не пойти?» , – ее уязвленному самолюбию и израненной гордости, как никогда нужно было сейчас мужское внимание.   « Сегодня она весело и интересно проведет время. Иногда нужно думать и о себе. К тому же Геннадия Петрович довольно влиятельный человек, а это может ей пригодится в будущем».

Через час Инесса уже при полном параде покидала свои апартаменты. Элегантное женственное платье, очень выгодно подчеркивающее ее фигуру. 

«Хороший выбор»,- сама себя похвалила девушка, ступая уверенной сексуальной походкой к своей незаменимой mazde. Еще одно приятное новое решение, еще один выбор еще, один поворот в ее судьбе.

Ланч, вопреки ожиданиям Инессы прошел довольно интересно. Кроме того, что Геннадий был галантным и обходительным кавалером, он еще оказался и интересным собеседником. Но Инесса, как уже опытная и знающая мужскую психологию женщина, понимала, что продолжать эти отношения не стоит, что такие встречи ничем хорошим закончиться не могут. От нее не скрылся под ложной напускной галантностью настоящий облик ее делового партнера – властного привыкшего получать все, чего он хочет 

человека.

- Давайте сразу обговорим наши отношения, – решила Инесса расставить все точки над «и». – Мы с Вами только деловые партнеры, не более – высказала она ему свое мнение, но ее слова не возымели ровным счетом уже никакого действия.

Геннадий Петрович был очень настойчивый и упрямый человек, он привык получать от жизни все, что он хочет. Сейчас он хотел получить Инессу, не учитывая ее желаний, не учитывая, что она несвободна и это может скомпрометировать ее.

Через неделю весь офис Инессы был уже уставлен цветами – изобилие пахнущих букетов все прибывало. Кроме того Геннадий Петрович задаривал Инессу такими мелочами  для него, как он выражался, как ювелирные украшения, платья и красивое белье, в надежде на продолжение отношений. Отказ и возврат подарков не принимался, не смотря на все ее возражения. 

Больше всего на свете она боялась, что Алекс узнает  об ухаживании и подарках ее нового поклонника.

Но механизм был уже запущен и что – то остановить уже было невозможно.

 

      .Созревшее решение. 

- Ты не должна общаться ни с какими мужчинами, кроме меня, – угрожающе наступал на нее он – высокий, плотный мужчина с массивным подбородком и полным ярости взглядом. Он напоминал девушке разъяренного бешеного быка, готового бросится на нее в любую секунду. Ей было очень страшно. Он возвышался над ней своей мощной фигурой, занеся уже над ней в кулаке руку,  готовый вот – вот уже ударить ее.

- Стой, Юра, не надо! – в ужасе закричала девушка. – Ты все не правильно понял. Ты всегда все не так понимал. Я просто хотела узнать, как живет мой бывший муж с детьми. Я себе не позволяю об этом думать, но я очень скучаю.

- Ты хочешь к нему вернуться, – лицо Юрия приобрело такое знакомое уже ей угрожающее выражение.

- Стой не делай этого! – закричала в ужасе девушка и … проснулась.

- Что с тобой? Успокойся! – увидела она перед собой взволнованное лицо Виктора.

- Ничего все нормально. Просто дурной сон, – Камила устало прикрывала глаза. Последнее время такие дурные сны стали ее постоянным наваждением  и ее это несказанно раздражало. Она с огромным нечеловеческим усилием утром вставала с постели и шла, как сомнамбула, на работу. «Наверное, мне скоро сделают выговор за невнимательность», - со страхом в глубине души ожидала девушка кары за свою провинность. Это было ей вдвойне постыдно, потому что она до смерти боялась выговоров и всегда отличалась особой усидчивостью, кропотливо выполняя часами самую нудную и неинтересную работу.

- У тебя бывает такое, что иногда ты не можешь отличить сон от реальности, и у тебя в сознании все переплетается?

- Нет, – удивленно ответил муж, – может быть, тебе принести теплого молока с шоколадом? Это тебя успокоит.

Конечно же, ее муж не видит таких снов. Да и как он может их видеть с таким ограниченным воображением. Он вообще очень пассивен и ничего не замечает под собственным носом со своими командировками, – думала с досадой девушка, но, конечно же, ему об этом не стоит знать.  

- Нет, ничего не нужно. Я буду спать, – сказала девушка, закрыв глаза, но мысли вновь и вновь возвращали ее к тем страшным ночным кошмарам.

      Спать больше не имело никакого смысла. Нужно отвлечься, но отвлечься не получалось. Целый день Камилу не покидала мысль о Рите, о ее странной судьбе, и о ее красивых скульптурах из глины. Такой сложной ценой девушка нашла себя. Она всегда знала, чего хочет и, в отличии от Камилы, она свою жизнь прожила по полной. Девушку последнее время не покидала мысль, что она попала в какую  - то западню, уже давно попала, и никак ей оттуда не выбраться.

- Ну как погуляла? - Осторожно спросил муж, матереализовавшись неожиданно на пороге спальни. Камила совершенно не хотела никого  видеть, ей просто хотелось побыть наедине со своими мыслями, и она невольно поморщилась. Почему – то последнее время ее раздражал собственный муж, она знала, что это ее поведение не правильно, но ничего не могла с этим поделать. Интересно, а если бы он  был не моим, а чужим мужем и проявлял бы ко мне знаки внимания, но не мог полностью принадлежать мне, я бы его ценила больше? Или все равно мне бы с ним было также скучно? – приходили Камиле в голову иногда странные мысли.

- Вот, – девушка поставила перед мужем свое приобретение.

- Красиво, – неожиданно констатировал он и своим положительным ответом предотвратил возможно готовый разразиться скандал. Последнее время Камила не терпела в свой адрес ни одного слова против.

- У тебя идеальный вкус, – еще раз похвалил покупку муж и придвинулся к ней, чтобы поцеловать. Внутри возникло стойкое чувство отторжения. «Это же все - таки мой муж» - успокоила она себя и поцеловала его. Спать она легла уставшая, мысли в голове путались. Вся ночь состояла из отрывков сновидений, где было совершенно не понятно, кто лепит скульптуры, она или Рита, а может быть она и есть Рита?

Проснулась девушка по будильнику со стойкой мыслью, что ей все опостыло. Вставать решительно не хотелось, всегда такая бодрая по утрам, она вызывала стойкую неприязнь у

 коллег по работе, они часто с неприязнью косились на нее, считая, наверное, немного сумасшедшей. Сегодня они бы удовлетворительно хмыкнули, потому что сегодня подняться с постели было решительно выше ее сил.

      Камиле просто надоело жизнь, каждодневная рутинная работа, не приносящая никакого морального удовольствия, как бег по замкнутому кругу, где вокруг тебя лишь чужие равнодушные лица. Равнодушные до того момента, пока ты не допустишь какую – 

либо оплошность, не оступишься. Тогда безучастную вежливую маску на их лицах сменяет на пару секунд злорадный оскал. Два - три суетливых поворота по сторонам. Никто на них не смотрит? И вновь выражение полного каменного равнодушия. Так можно описать основную массу «офисного планктона».

      Голова медленно повернулась влево, рядом во сне засопел муж – здоровенный детина, с уже не «легкой» небритостью. «Ну, неужели так трудно побриться?» - в сердцах подумала она. Девушка сделала резкий рывок и досадливо всунула ноги в тапки, пытаясь одновременно рукой нащупать ее «незаменимый» халат.

      В кухне задорно кипел чайник, за окном уже с утра стояла адская жара, а по маленькой уютной кухоньке разносился стойкий аромат кофе. А с другой стороны, что плохого в ее жизни? В принципе – ничего. Налаженный быт, стабильная работа, любящий или делающий вид, что любящий муж и довольно стабильный, пускай и не большой доход. Так почему же она не довольна? Чувствует себя какой – то несчастной. Может собачку завести? Или на спорт записаться? Мысли об этом не вызывали в душе никакого энтузиазма. Внутри прочно поселилась апатия. Ну не хочет она вот так жить! А как хочет?  Она не знает, но вот так точно не хочет.

      Пробираясь по залитым солнцем улицам, Камила представляла, как хорошо было бы затеряться среди каких – нибудь бескрайних просторов севера. Иногда она любила смотреть передачи про разные экзотические страны, с интересом наблюдая за жизнью живущих там людей. Как же это, наверное, интересно – путешествовать. А она, сколько помнит себя, живет в одном городе, не покидая его пределов. Ежегодные летние поездки к морю не считаются. Одно и то же: лежать животами вверх на пляже дни напролет, пока их кожа не приобретет красивый бронзовый оттенок. Камиле больше нравились всевозможные экскурсии и походы, но ее муж был также неповоротлив в отпуске, как и в повседневной своей жизни.

- Инесса Константиновна, я хочу уволиться, – репетировала она в воображении предстоящую речь, и пытаясь предугадать ход последующих за ней событий. Камила часто любила пофантазировать, как могут отреагировать те или иные люди на различные события и слова. К огромному ее удовольствию  - большинство ее «предсказаний» оказывались верными.

      Все присутствующие сотрудники с интересом повернут головы в ее сторону. Лицо начальницы удивленно вытянется, и всегда улыбчивое, радое ее видеть выражение, сменится плохо скрываемым недовольством.

- Отчего же? У Вас есть веские основания для этого?

- Нет, веских оснований нет, но я поняла, что это не мое, а мне хочется заняться тем, что мне будет по душе.

- И что же это? – с сомнением окинет ее взглядом начальница. Ее холеное личико не покидает  выражение удивления.

- Я еще сама не знаю, – немного печально пожимает Камила плечами. Ее лицо заливает румянец. Ситуация немного напоминает фарс и она это понимает, но ничего не может изменить. Механизм  уже запущен и события идут своим чередом.

- Давайте так, – лаконично принимает  за нее решение начальница. Вы дома отдохнете, все взвесите, подумаете столько, сколько Вам будет нужно, а потом придете. Вот тогда и поговорим. Можете идти домой.

      Камила, угрюмая и разбитая,  опустив голову, плетется к  дому. Со всех сторон на нее глазеют любопытные сослуживцы, встречаются с ней взглядом и сразу же опускают глаза. 

      От мысли о том, что она может таким образом привлечь к себе внимание Камиле стало совсем не по себе.  И, конечно же, она ничего никому не сказала о своем решении уволиться в этот день, как и раньше. Ее решение так и останется лишь ее молчаливым желанием.

      Девушка готова была расплакаться от досады. Рабочий день клонился к концу. В этот день Камилла тихонько, как обычно, сидела на своем рабочем месте  и как всегда скрупулезно и ответственно выполняла свои обязанности. Так было и в этот раз, стрелка часов уже перевалила за пять, и из сотрудников не осталось ни одной живой души – лишь начальница и она. Привычное уже за последнее время положение дел. 

Камилла не хотела уходить, пока не доделает намеченную на сегодня работу. Хотя она и не была такой увлекательной, и никто в спину ее не гнал, Камилла продолжала колдовать над компьютером. По крайней мере она ее немного отвлекала.

Из кабинета выглянула Инесса Константиновна, удивленная  тем, что еще кто – то остался на своем рабочем месте.

- А почему Вы еще не уходите? – резонно спросила она эту странную «серенькую» девушку. Этот эпитет, как нельзя лучше ей подходил.

- О, я как раз уже собиралась, – с обаятельной улыбкой пропела девушка. И, правда, делать нечего нужно уже было покидать рабочее помещение.

После этих слов, Инесса явственно вспомнила, что не раз видела эту девушку на ее рабочем месте. Тихонько, сидевшую за столиком, в самом уголке, в такое время, когда в офисе уже совершенно никого не было. Эта странная девушка вызывала у нее смешанное чувство. С одной стороны, девушка казалась какой – то незащищенной, подсознательно хотелось ей помочь, сказать что – то хорошее, ласковое, с другой стороны, это чувство разбивалось о какую – то невидимую, но очень прочную стену. И самое интересное, что уже буквально через мгновение Инесса забывала, что она в помещении находится не сама, чувствовала себя вольной делать что – угодно. Такое ощущение бывает только тогда, когда ты находишься один в помещении.

Додумать до конца эту мысль ей не удалось, потому что неожиданно в кабинет, как фурия, внесся мужчина. «Как же он красив, как греческий бог», - подумала Камилла, не смотря на то, что он был в ярости, и его лицо обезображивало выражение гнева. Камила не  могла отвести  от него глаз  из – за своего рабочего стола, в уголкe, 

где ее никто никогда не замечал.

- Что ты здесь делаешь? – в мгновение побледнела Инесса Константиновна.

Лицо ее сразу же приобрело очень странное, не свойственное для нее выражение провинившейся маленькой девочки.

- Алекс, в чем дело? – уже не контролируя себя, не естественно высоким голосом спросила начальница у наступавшего на нее мужчины. И этот разъярнный ,но такой красивый, как греческий Бог, мужчина швырнул в сторону как – то сразу поникшей Инессы целый ворох разнообразных коробочек, из которых посыпались , поблескивая драгоценными камнями в ярких лучах солнца, различные украшения.

- Кто такой Геннадий? – не унимался мужчина. – А впрочем, можешь не отвечать, мне это совершенно безразлично.

Последние его слова слились с грохотом захлопывающейся за ним двери офиса.

Инесса стояла посередине офиса безжизненно и неподвижно, как манекен. Затем она с неженской огромной силой, словно от этого зависела вся ее судьба, начала швырять ногами лежащие у ее ног сокровища. Разноцветные камушки, искрясь и переливаясь, покатились в разные углы комнаты.

«С жиру бесятся», - пожалела напрочь испорченные украшения Камила.

- Ненавижу! Ненавижу! – прошептала еле слышно начальница, а затем эта уверенная в себе женщина разразилась слезами.

- Что с Вами? – кинулась успокаивать ее Камила.

Такой Инессу она еще не видела.

- Это я во всем виновата, – шептала она, рыдая, затем со злостью скинула со стола стоявший там ноутбук.

- Успокойтесь, – протянула девушка ей стакан с прохладной жидкостью. Начальница залпом oсушила его, еще периодически всхлипывая, потоки туши неровными струйками стекали по ее лицу.

- Это я лишь во всем виновата, – продолжала твердить Инесса, потеряв разом над собой все крупицы контроля. Камиле было очень странно и неприятно видеть ее такой. Девушке хотелось что – то сделать, чтобы та стала прежней. Cлова неудержимым потоком лились с Инессы, вперемешку со слезами и всхлипываниями. 

Сейчас она, такая «железная» и невозмутимая, первый раз за долгое время почувствовала себя слабой и уязвленной.  Ей просто жизненно необходим был человек, который ее просто выслушает и поймет. К сожалению, у нее такого человека не было. Своей подруге Аглае она не доверяла, справедливо считая, что та ей завидует и если bы у нее случились какие – то неприятности, Аглая бы была только рада.

- Инесса Константиновна, – услышала она очень взволнованный голос своей подчиненной и увидела прямо перед собой огромные серые глаза, глядящие на нее с искренним сочувствием. И вдруг она испытала стойкую потребность все рассказать кому –to , с кем – то поделится своими переживаниями, просто облегчить душу. Да вот хотя бы с Камилой – этой приятной скромной девушкой, которая ей искренне сочувствует. Неожиданно даже для нее самой слова нестройным сбивчивым потоком полились из ее уст.

Ее сотрудница была первым человеком, с кем она поделилась своими мыслями. То, чему Камилла стала невольным свидетелям того, что еще никто до нее не знал. Откровенная история, последовавшая за этим из уст всегда холодной начальницы, положила начало какой – неведомый связи, которая теперь возникла между ними. Инессе, долгое время живущей в одиночестве и не делившей ни с кем лежащими, тяжким грузом на душе, нужно было с кем – то поделится.

Это было такое странное чувство. Ей казалась, что грудь у нее переполнена эмоциями, казалось еще чуть – чуть и они там не поместятся. Она и сама не могла некоторое время понять, отчего ей так плохо. А потом поняла – она безумно устала, с виду ее красивая и стабильная жизнь была совсем не тем, чего она ожидала.

- Я давно уже не могу разобраться в своей жизни. У меня никогда не было нормальных стабильных отношений с мужчинами. Мне всегда доставались в жизни мужчины, с которыми я не могла расслабится, и быть просто счастливой.

Сначалa в моей жизни был Назар, но через время я поняла, что мы разные люди и я не могу его уважать. Как раз в это время в моей жизни появился Паша, чувствам к которому я сильно противилась, но ничего с собой не могла поделать. Он был простой и сумасбродный, с ним я тоже могла быть такой. С ним я полностью поддалась чувствам, забыв обо всем. Я не могла понять любит меня Павел или нет. Или это все просто его сумасбродная детская прихоть. Я ради него была готова на все, а он через некоторое время неожиданно исчез. Я рыдала, искала его, напивалась и совершенно не хотела жить. Тогда я была совсем другой, умела чувствовать любить. Человеком, возродившим все мои чувства к жизни, стал Алекс. Это он только что приходил, это с ним я забывала совершенно обо всем. С ним всегда было интересно. Мало того, с ним каждый день казался фееричным, он был непредсказуемым, он был независимым и сексуальным. И он был опасен. Это чувствовалось на подсознательном уровне. С самого первого взгляда я поняла, что это хищник. Инстинкт самосохранения забил красным молоточком в мозгу тревогу, но я не послушала его, и зря. Алекс был катастрофически ревнив. Он хотел, чтобы я ему предоставила отчет о каждой моей минуте, проведенной не с ним. Мне совершенно нельзя было общаться ни с одним мужчиной, даже булочником или молочником. Это меня сильно настораживало, но я совершенно на все закрывала глаза: ночи, полные страсти и романтики. С ним я стала совершенно другой.  Был и еще один минус в характере Алекса, он был очень эгоистичен. Порой я даже не могла понять, может ли он испытывать чувства к кому – либо кроме себя. Он был явно не из тех мужчин, которые будут изо всех сил стараться на благо своей семьи. Но в тот момент я старалась не думать об этом, счастливая и влюбленная, я надеялась на то, что он со временем, силой 

моей любви поменяется.

 С каждым своим мужчиной я была совершенно разной. С Алексом я была безумно счастлива, счастлива до того момента, пока не встретила вновь Пашу. 

Верней он сам нашел меня. Постучал в двери квартиры, когда я была одна. Перед глазами у меня все поплыло: я увидела его и поняла, что чувства к нему еще не прошли, но во мне уже жили и другие чувства к Алексу.

- Зачем ты пришел, – вспомнила Инесса, как шептали ее побелевшие губы.

- Мне уйти? – очень просто спросил он, как всегда руководствуясь только своими желаниями или порывами на данный момент.

Как она не была обижена на него, как не понимала, как бессмысленна эта встреча, и что она ни к чему хорошему не может привести в принципе, губы ее уже прошептали, – «Ненужно!»

- Пойдем, погуляем, – сказала она и потянула его за руку вниз по лестнице. Здесь находится им было не желательно, Инесса и очень хотела поговорить с Павлом, и очень 

не хотела, чтобы Алекс узнал что – то об этой встрече.

С Алексом она была счастлива, она любила его и знала, что не за что не променяет их интересные доверительные отношение  на отношения, словно ходьба по минному полю. Еще свежи в памяти все нанесенные им обиды. И вот опять, несмотря ни на что, она снова куда – то с ним идет. Нет, сейчас эта история не должна повториться», - думала по дороге девушка.

«Я просто узнаю, как он ко мне относится, и почему он так себя раньше вел».

- Паш, у меня другой, – начала она разговор.

- А у меня другая, – ответил он ей, Инесса испытала одновременно и разочарование и облегчение. С одной стороны она надеялась, что то, что между ними  было по – настоящему, а с другой стороны между ними уже ничего не может быть, а она не хотела рушить из – за него еще одни свои отношения она не хотела.

- О я за тебя рада!  - сказала она ему наполовину правду, недоумевая зачем он тогда пришел.

- Выпьешь пива? – предложил он. 

- Давай, – согласилась, не раздумывая, она, теперь они могут видеться с чистой совестью и пить пиво,  никто никому ничего не должен, так намного легче. – Пойдем ко мне, – пригласил он.

- Ну и как тебе с ней живется? – поинтересовалась Инесса, в тайне все еще надеясь, что ему с ней плохо, а любил Паша всю жизнь ее Инессу.

-  Не знаю что Вам – женщинам нужно? – начал неожиданно он. – Я за ней ухаживал, как ни за какой другой. Через день дарил цветы и игрушки.

- Вы поссорились? – не зная как реагировать, спросила Инесса.

- Да не хочу говорить об этом, – сказал он, и налил ей полный бокал пенящегося пива. Домой Инесса вернулась в противоречивых чувствах. Сегодняшняя встреча подвела черту: все стало на свои месте. Павел ее никогда не любил, это ей так хотелось, чтоб так было.  Он помирится со своей девушкой и все будут счастливы, никогда больше не встречаясь. Алекса девушка застала за приготовлением мяса,  так бывало не часто, и Инесса счастливая бросилась ему на шею, рыдая, что все получилось именно так. Про сегодняшнюю встречу с Павлом  она почему – то умолчала. «Не стоит ему знать об этом», - убеждала она себя. –« Это может обернуться большим скандалом, из –за его грандиозной ревности. Ведь она не обманет его, а просто не скажет».

- Мне завтра нужно уехать на несколько дней в командировку, – неожиданно  удивил он ее, ведь ранеe он еще никуда не ездил.

- Ну, если нужно, так нужно, – ответила, затаив дыхание Инесса, желая и боясь этого события.  Ведь если Алекс уедет, она сможет снова беспрепятственно встретится с Павлом. Зачем это нужно она и сама не знала.

С отъездом Алекса мысли девушки все больше приобретали ненужное для нее направление. Она очень хотела встретится с Пашей, просто посидеть с ним и поболтать, она не хотела заводить с ним каких – либо отношений. Ее просто тянула к нему какая – то неведомая сила,  она и сама плохо понимала, зачем это нужно. Ведь Инесса точно знала, что любит Алекса и хочет быть счастливой именно с ним. О какой – либо измене не могло быть и речи, она так поступить не может с человеком, который ей доверяет. Но как она не старалась, Паша не уходил с ее мыслей. Девушка попыталась отвлечься, занялась творчеством и мысли о Павле посещать ее все реже. Счастливая и довольная тем, что переселила себя. Инесса шла по улицам города, зажмурив глаза и подставив лицо лучам ласкового солнца и теплого летнего ветерка.  

- А что это ты под ноги не смотришь? – услышала она совсем рядом Пашин голос.

Инесса удивленно открыла глаза.

- А я иду напиваться. Меня девушка бросила, – печально добавил он. – Пойдем со мной.

Инесса совершенно не хотела никуда идти с Павлом. Это было для нее слишком большим

 соблазном, но он выглядел таким печальным и она все – таки согласилась.

«Если я один раз посижу с ним я думаю, ничего не случится», - оправдывала свое поведение девушка.

- Почему вы с ней расстались? – спросила она Пашу интересовавший ее вопрос.

- Не хочу о ней разговаривать. Ее больше не существует, – сказал он и они правда о ней больше не вспоминали, в этот вечер и в два последних, когда вместе пили пиво, ел виноград,  катались на мотоцикле и просто болтали ни о чем. Инесса просыпалась и ложилась с мыслью о Павле и Алексе и о том, что это все неправильно, что она запуталась, что они для нее вдвоем важны. Ее постоянно мучили сомнения. «Но я ведь еще ничего плохого не сделала», - оправдывала она себя. – « Вот придет Алекс и все станет на свои места». Но когда приехал, все не стало на свои места, а еще больше запуталось. Она была счастлива и одновременно не счастлива, что больше не общаться с Пашей. Алекс тоже стал более отстраненным и холодным.

- Алекс ты стал каким – то другим, холодным  каким – то, – как – то не выдержала Инесса.

- А какой стала ты? – неожиданно резко спросил Алекс. – Порой мне кажется, что ты летаешь совершенно в другом мире и не слышишь меня.

- Да нет. Я такая же, как раньше, – сказала Инесса, поняв, что нужно что – то решать с этим ее двусмысленным положением.

В этот вечер она решила встретится c Пашей, и сказать ему, что им не стоит больше общаться, потому, что это добром не кончится. 

Они встретились вечером в тенистой беседке, недалеко от ее дома. На город уже спустились сумерки. Инесса смотрела в светлые Пашины глаза и собиралась с мыслями, чтобы все ему сказать.

- Паш, мы не можем больше видеться, – замолчала она, словно смотря на его  реакцию.

 - Я хочу тебя поцеловать, -  неожиданно подвинулся он ближе.

- Паш, не стоит, – после короткого поцелуя отодвинулась она от него. И тут ее сердце замерло. Инесса увидела стоящего неподалеку Алекса и наблюдающего за ними с Павлом со стороны.

- Алекс, ты неправильно все понял, – единственное, что успела сказать перепуганная девушкa, прежде, чем Алекс набросился с кулаками на Павла.

- Стой, не нужно, Алекс! – попыталась она встать между ними и получила кулаком в скулу от разъяренного мужчины. С носа закапала красная горячая струйка. Такого девушка совсем от него не ожидала. Держась рукой за окровавленный нос, она с ужасом наблюдала, как Алекс избивал с какой – то звериной яростью Павла.

- Алекс, не нужно! – еще раз попыталась она остановить его, но за первым последовал еще один удар.

Она в ужасе смотрела на своего любимого мужчину не в силах вымолвить не  слова. 

Такой жестокости она от него не ожидала. Это был поступок, который нельзя было прощать. По идее, агрессивное поведение Алекса должно было навсегда остудить ее к нему отношение. После этого, она должна была насторожиться и понять с каким  человеком ее свела судьба. Любая нормальная девушка на ее месте выбрала бы Павла, но она сделала все наперекор логике. Уже через несколько дней, не смотря на свой алеющий под глазом след от его удара, Инесса понимала, что простила Алекса. Она не хотела его потерять, такого красивого и умеющего себя выгодно преподнести. Она знала, что это было показное, но она купилась на это. Сейчас они вместе, но Алекс так и остался красивым, независимым и далеким. Со временем мои надежды на то, что он поменяется, исчезли. Алекс был эгоистичен, он не любил ни о ком заботиться, он хотел, чтобы с ним была сильная женщина, и я стала такой: сильной, расчетливой женщиной. А сейчас мне отчего – то захотелось об этом вспомнить, – закончила Инесса свою речь, на несколько мгновений в помещении повисла тишина, каждая из них думала о чем – то своем.

- Что – то я разговорилась сегодня, – встала она пошатываясь из – за стола, и подкрасила у зеркала заплаканные глаза.

 – Надеюсь, эту история останется между нами, – испытывающее посмотрела она в глаза к Камилле.

-Да конечно, можете на меня рассчитывать, – сказала Камила, этими словами положив начало новому этапу в их отношениях.

 

.Рита

Девушка крутила в руках маленькую, беленькую, ничем не отличающуюся от тысячи других таблеточку. Но Рита могла мгновенно отличить ее от остального большинства. В ней не было ничего примечательного, и весом она была не больше пяти грамм. Последнее время девушка сильно к ним пристрастилась. Эти чудесные пилюльки давали ей ощущение полного раскрепощения и свободы. Она чувствовала в себе бесконечный источник энергии, танцевать ночи напролет в клубе или решать сложные умственные задачи теперь не составляло для нее никакого труда. Ей нравилось это чувство победы, подъема ее умственных и физических способностей. От нее исходила теперь совсем другая, неведомая ей до этих пор энергетика.

Но с другой стороны, теперь эти таблетки стали для нее просто необходимы, хотя она в этом и не хотела себе сознаваться. Девушка считала, что может легко обойтись, жить и без них, но именно сейчас ей очень хочется испытать вновь это, ни с чем не сравнимое ощущение внутреннего подъема. Пара мгновений и белоснежная субстанция исчезает у нее во рту. По прошествии нескольких минут мир вокруг нее заискрится более яркими красками, и это состояние будет длиться в течении нескольких часов.

Рита давно открыла для себя такую истину: «Если зло и существует, то оно таится в нас самих и наших страхах». А страхов и сомнений у нее было предостаточно, не смотря на все ее видимую уверенность, яркость и независимость, она очень боялась любить и привязываться к кому – либо.  Проглотив эти волшебные четыре грамма, она становится неуязвимой. Неподвластной каким – либо чувствам. Иногда перед ее глазами всплывают боль ее прошлой несчастной любви. Кажется, что это было с ней очень давно, еще в прошлой жизни, четкость воспоминаний стерлась, она уже не помнит образов, осталась только память о той былой боли. Рита напряглась, чтобы воскресить в памяти былое. Ничего… Никаких зацепок. Осталось лишь осознание, что ее жизнь разделилась на до и после. До того как она умерла от любви. До того как она влюбилась безумно, неистово, отдав всю себя, а взамен оказалось, что она была всего лишь его недолгим увлечением, ничего не значащим, мимолетним, о котором, наверное, он уже и забыл. Забыл уже на следующий день после того, как они провели вместе так чудесно небольшой отрезок ее жизни, который для девушки был целой вечностью и после этого ничего уже не могло быть по – прежнему. Она знала, что ей нравилось выражение его лица, его магнетический взгляд. Что когда она смотрела в те глаза, она забывала обо всем, и хотелось принадлежать только лишь ему и никому больше. Ей было так хорошо вместе с ним, что у нее не возникло и доли сомнения, что ему также хорошо с ней. Она смотрела через призму своей любви, и действительность рисовалась совсем не такой, какой она была на самом деле. Она еще долго вспоминала их ночи, смятую постель и просто радость от того, что он рядом. Но все прошло и она не любит об этом вспоминать. Это было «до», а потом наступило «после».

После она уже была не она. Это была уже полная противоположность ее, той – прежней.

Девушка, внутри которой поселилась злость, девушка, для которой жизнь теперь стала игрой, в которой она и сценарист, и актер. Теперь жизнь будет идти по ее правилам. Все встречающиеся на пути люди только пешки в ее играх, она сама выбирает им роли и наслаждается этим.

После того, как она оказалась обманутa тем, кого она любила, в ее душе словно поселилась черная бескрайняя всеохватывающая пустота. Она полностью заполнила собой все внутри до такой степени, что ей не хотелось ни есть, ни спать. Ей даже не хотелось жить. Самый тяжелый период длился месяц, в течении которого она действительно думала о смерти, зная, что уже никого не сможет так полюбить и ничто ее уже не спасет и не утешит. Но постепенно пустота внутри трансформировалась в дикую злобу и жажду мести. Она хoтела мстить, всем. Почему с ней так поступили, а она не 

может так поступать с людьми? Она хотела мстить всем подряд за то чувство, которое ей пришлось испытать. Она, словно бы, родилась заново, из скромной девушки превратилась в порочную и жестокую особу. Ей нравилось быть в центре внимания, нравилось ловить на себе восхищенные взгляды мужчин и завистливые взгляды женщин, нравилось покорять, а затем разбивать мужские сердца, а заодно и женские. Это стало ее развлечением, забавой своего рода. Ей нравилось придумывать роли для окружающиx, просчитывать наперед  ходы, а затем наносить удар. Порок, интриги,  азарт, соблазн стали  составляющими ее удовольствия. Говорят, что люди бесчинствующие умирают или от тоски или от скуки. Глубоко в душе она умирала и от того и от другого, сама не осознавая этого. Она уже не могла получать истинного удовольствия от отношений. Ей нравилось заводить любовные треугольники, стравливать партнеров между собой, доводить их постепенно до точки кипения и смотреть, что из этого получится. Или видеть, как ее партнеры мучаются, постепенно, с каждым ударом молоточками ревности в висках, свыкаясь с тем фактом, что Марго еще имеет отношения не только с ними, но и с другими мужчинами. А когда ей новая игрушка надоедала, она ее выбрасывала. 

 Еще одной из ее форм  убить время, было придумывать для себя какие – то роли, жизненные сценарии и полностью вживаться в них. Она могла полностью придумать миф о себе и сделать так, чтобы в него поверили окружающие.

Только таким образом она получала ту недостающую eй долю адреналина.

Но по – настоящему все это были успехи, чтобы заглушить все еще гложущую ее боль.

Cейчас ее целью был мужчина, которого она увидела однажды в клубе и не может почему – то выкинуть из головы. Это было для нее который, казалось, что не может вообще испытывать никаких чувств. Холодный, практичный и самовлюбленный, жизнь которого от начала и до конца была хорошо продуманным расчетом. Мужчина, который планомерно выстраивал свою жизнь и врядли был готов на какие – либо интрижки не потому, что очень любит свою жену, а потому что ему выгоден их союз. Рите просто не терпелось испытать себя и свои чары, заставить его – безжизненного красавца – манекена влюбиться в нее, заставить его чувствовать желание и боль, как чувствовала это когда – то она. Была и еще одна причина, по которой она выбрала именно его – он был чертовски привлекателен и он нравился ей, как мужчина.

«Это будет довольно интересно», - размышляла Рита, готовясь к их первой встрече с Алексом, ведь осуществить задуманное будет довольно не просто. Еще в первый раз, когда Марго увидела его, танцующего в ночном клубе с роскошной элегантной женщиной, в ее голове сразу же сформировалось стойкое желание, чтобы он стал безраздельно ее.

Всего лишь несколько мгновений она ревнивым взглядом провожала эту мило ведущую о чем – то своем беседу пару, прежде чем в ее изощренном мозгу созрел план действий. Уже на следующий день она знала о нем и его спутнице все: его и ее предпочтения, хобби, привычки, вкусы. Марго узнала и что ему нравятся эффектные женщины, и что Алекс очень много времени проводит в своем ночном клубе. Но также и она знала то, что он избалован женским вниманием, и угодить ему практически невозможно. Ее сильной стороной был танец, и девушка решила этим воспользоваться и покорить его воображение при первой встрече. А дальше ее эксцентричное непредсказуемое воображение уже само придумает что делать. Она знала точно только одно – она должна быть очень непредсказуемой и манящей, чтобы привлечь его внимание. Он должен бояться ее потерять, знать, что любая их встреча может быть последней, и что у него имеется много серьезных соперников. Он должен знать, что это он завоевует ее. А когда он будет уже в этом уверен и доверится ей, тогда то она и нанесет ему неожиданный сокрушительный удар. 

 

      .Незаменимая

После того случая в офисе отношения Инессы и Камиллы быстро переросли  стабильное «начальница – подчиненная». Забрать дочь Инессы - Веронику в пятницу вечером с частной школы, когда та, как обычно, не успевала вернуться с работы,  иногда посидеть с Вероникой на выходных, когда у Инессы намечались какие – то деловые встречи и не только, или просто поговорить – для этого всего была нужна Камилла. 

На следующее утро Камилла проснулась задолго до звонка будильника. Словно неведомый голос ей сказал – «Просыпайся!» и больше не давал ей уснуть. За окном еще стояли предрассветные сумерки. С головы Камиллы нe шла история начальницы. Она множество раз прокручивала ее в голове, проэцируя на себя. Инессу любили два совершенно разных мужчины, а она лавировала между ними, не в силах остановить свой выбор на ком – то одном, не давая жизни ни себе, ни им. Да она просто не любила ни одного из них, когда человек любит, он не сомневается кого выбрать. Те, кто устраивают любовные треугольники, очень слабы и обманывают и себя и своих партнеров. Как можно причинить боль тем, кого любишь? Как можно обещать что – то одному человеку, знать что это тот, с кем тебе легко и тепло и в тоже время выбирать второго, более сильного и успешного, но не способного на такие искренние и простые чувства. Для которого она никогда не будет на первом месте. А потом страдать о том первом, искать встречи с ним и тоскуя  переставать видеть хоть какие – то краски жизни, ощущать тепло или холод, переставать чувствовать. Просто превратится в равнодушного ко всему робота. При этом боятся потерять второго. Она бы точно знала, с кем она хочет быть. Поведение Инессы Константиновны – в остальном успешной, знающей чего хочет женщины, вызывало у Камиллы волну возмущения. Камилла бы точно так никогда не поступила. У Инессы есть все, а она этого не ценит.

Девушка прокручивала с упоением в голове сцены счастливой любви с Алексом, только на месте Инессы была она – Камилла. И так бы и могло быть.

Внезапно тишину ее заманчивых мечтаний сотряс громогласный звонок будильника. Девушка встрепенулась от неожиданности. В своих мечтах она потеряла любое ощущение реальности. Мужа уже несколько дней не было дома в связи с поездкой в командировку. Ее «любимая» свекровь в его отсутствие тоже не захажевала и это девушку вполне устраивало. Ей нравилось находиться в одиночестве. Пора было собираться на работу.

- Камилла, – на следующий день после того случая в офисе неожиданно окликнула ее начальница.

- Да, я Вас слушаю, – услужливо предстала она перед своей работодательницей, готовая выполнить любое ее поручение.

- У меня к тебе просьба личного характера, – немного нерешительно начала Инесса Константиновна, – у меня приболела няня моего ребенка, не могла бы ты забрать мою дочь из детского сада?

- Конечно, могу – ответила Камилла, положив тем самым начало их более тесным отношениям. 

Инесса протянула ей ключи от квартиры, давая более точные указания. Камилла забирая ребенка своей начальницы, увидев это симпатичное личико, вдруг подумала о том, что как жаль, что у нее нет такой милой девочки. Девочки, о которой она так сильно мечтала.  У Инессы есть дочь, это ведь такое счастье, но к сожалению, на которую ей практически никогда не хватает времени. Бедная девочка растет сама по себе и воспитывается няней. Для ее матери в приоритете дела фирмы.

- Пойдем домой. Меня зовут Камилла, – улыбнулась она белокурой 5 – тилетней девочке с огромными зелеными глазищами. – Меня твоя мама попросила забрать тебя из сада вместо няни.

Девочка посмотрела пару мгновений на Камиллу и протянула ей свою маленькую тепленькую ручку.

- А ты мамина подружка?  - спросила она.

- Можно и так сказать, - немного замешкавшись, ответила она.

- А хочешь, мы с тобой поиграем? У меня есть цветные карандаши. Мы можем рисовать

 мультики, – предложила Камилла, доставая цветные карандаши.

- А как это? – спросила малышка.

- Ну смтри, это волшебница, она пришла к тебе в гости. Она может исполнять любые желания, – сказала Камилла, выводя на белоснежном листке добрую волшебницу. – Теперь ты рисуй кого хочешь.

- Это маленькая кошечка, – понимающе сказала девочка. – Она хочет ходить каждый день с мамой и папой гулять. У нее мама очень мало бывает дома, – грустно продолжила девочка. – Она все время на работе.

- У тебя тоже мама редко бывает дома?

Девочка в ответ лишь грустно кивнула.  

- А кто это у  нас пораскидал все игрушки? – попыталась отвлечь Камилла девочку от грустных мыслей шуточным голосом. – Скоро должна придти твоя мама и что она нам скажет об этом бардаке? Давай быстренько все соберем!

И они дружно начали исправлять ситуацию, пока взгляд девушки не наткнулся на стоящую в золоченой рамке фотографию Алекса.

« Какой же он красивый!», - восхищенно подумала девушка. «Такой мужественный и сильный. Какая же Инесса счастливая. Я бы на ее месте очень дорожила этими отношениями». Мысли Камиллы и так последнее время возвращались к этому, так поразившему ее тогда в офисе мужчине. Как она не старалась, его образ все это время стоял у нее перед глазами. Из – за своей природной скромности девушка ни за что не решилась бы подойти к нему, а тем более заговорить, но просто любоваться его фотографией ей никто не может запретить.

- Тетя Камила, я уже все убрала, – отвлекла ее от мечтаний девочка.

- Какая же ты молодец! – похвалила она Веронику и как раз вовремя.  

В этот момент в замке послышался поворот ключа, и в дверях показалась Инесса.

- Это все добрая волшебница, – подмигнул Камилла девочке. – Пока.

- Пока, – помахала ей ручкой малышка.

- Спасибо, Камилла, ты меня очень выручила, – благодарно улыбнулась ей Инесса.

Камила задумчиво покинула дом своей начальницы, в котором, казалось, что осталось ее сердце. Ее руки еще помнили тепло маленькой нежной ручки, а в ушах еще стоял заливистый открытый смех девочки. Всего лишь за один вечер она сумела к ней так привязаться. Теперь она не сможет жить без встреч с этим маленьким ангелочком. 

С этого дня Камилла стала для Инессы незаменимой. Этот день стал началом ее дружбы с девочкой.

К тому же Инесса, не привыкшая делится с кем – либо своими мыслями и желаниями, питала какую – то странную слабость к этой робкой и не глупой девушке. Об отношениях с Алексом, о Паше и Геннадие Петровиче, обо всем этом в той или иной степени Камилла была осведомлена. Камила стала негласным свидетелем жизни ее начальницы, иногда Инесса также требовала откровенности взамен от нее.

- Почему ты так всегда пренебрежительно отзываешься о муже? - как – то поинтересовалась у девушки Инесса.

- Пренебрежительно? – удивилась Камилла. – Я вообще о нем никак не отзываюсь, – уточнила она.

Инесса совершенно не могла понять это странное отношения Камиллы. Как – то раз она видела их вместе, когда Виктор заботливо приходил встретить свою жену, потому что было уже слишком поздно. Где – то в глубине души Инесса даже ей позавидовала. Ведь именно в таких мелочах выражается истинная любовь. Инесса всегда все делала сама: добиралась поздно вночи домой на своей  машине, решала все деловые и бытовые вопросы. Ведь у не есть деньги, а за деньги можно все решить. Она деловая и независимая просто привыкла во всем всегда полагаться на себя, и тут, увидев как заботливо Виктор встречает  Камиллу, помогает ей донести сумку, в ее груди что – то предательски сжалось.

- До свидания, – попрощалась уходящая пара.

- До свидания, спасибо, – поблагодарила за еще одну сверхурочную просьбу Инесса, провожая их взглядом, в котором затаилась горечь, пока эта милая пара не скрылась за поворотом.

Алекс сейчас, как обычно, в своем ночном клубе. Ночной клуб «Аллегро» стал для него его страстью, которую, порой казалось Инессe, он любил намного больше нее. Порой она жалела, что помогла ему с его приобретением, это было еще в начале. Это былo еще в начале их отношении, когда их чувства еще были яркими, когда они проводили много времени вместе, когда все было еще совершенно не так, тогда ей хотелось сделать для него как можно больше, помочь ему самореализоваться, ведь это было так для него важно.

Сейчас же, в редкие минуты, когда у нее было свободное время, она чувствовала себе до боли одинокой. Но Инесса давно уже приучила себя отгонять непрошенные мысли, так она и сделала в этот раз. Нужно идти в дом, где ее ждала Вероника. Вероника, к которой  ей кажется уже и не подступиться. Вероника, которая уже совершенно перестала с ней делится своими мыслями и своими маленькими детскими секретиками, такими важными для нее. Сильно много времени, сил провели врозь, сильно много ошибок она совершила, когда ребенку была нужна мать, она видела лишь холодное, каменное изваяние, ничем не уступающее честолюбивому и равнодушному к сантиментам Алексу. И вот результат, 

дочь ждет от нее только каких – то материальных ценностей. Простое общение с ней девочке уже не нужно, для этого у нее уже есть привычный круг общения - ее сверстники и Камилла. Почему Камилла, Инесса так и не смогла понять, но  девочка странным образом тянулась к Камилле. Таким образом, приглашая эту девушку, неудачливая мать пыталась установить уже давно потерянную связь с ребенком. Что у нее были за секреты с ее дочерью, она не знала, но Камилла стала за последнее время для Инессы просто незаменимой.

Инесса налила себе в бокал дорогого вина 7 – летний выдержки. Она себе это может позволить. Она может себе позволить любую роскошь, но, к сожалению это не делает ее счастливой. Наверное, она что – то упустила. В погоне за деньгами кропотливым трудом по одному кирпичику строя свою карьеру Инесса и не заметила, как осталась одна. В ее семье каждый был и держался сам по себе, в искренности своей единственной подруги Аглаи она тоже сомневалась. Единственным человеком с кем она могла поделиться, была Камилла. Инесса еще раз провела взглядом, почти уже исчезнувшую среди домов пару, сделала еще одни глоток вина и направилась в детскую к Веронике.

 

      .Остывшие отношения.

Насколько хватает у любящего человека терпения? Год, два, годы? – Неизвестно. Пока полностью не исчезнет надежда, пока он полностью не разочаруется. Инесса уже совершенно не знала,   как реагировать на сложившуюся ситуацию. Не осталось ничего кроме боли. Их с Алексом отношения превратились в обоюдные мучения : взаимные упреки, желание быть вместе и уже полное неверие, что что – нибудь когда – нибудь изменится и что они будут вместе. Она точно знала, что этого не будет, что они слишком разные, но не думать о нем, она не могла. А о том, чтобы представить, что его больше не будет в ее жизни, не могло быть и речи. Положение все более и более обретало двусмысленность. Хоть она и не была по натуре подлой, жестокой и порочной, оно вынуждало ее таковой быть. Она вспоминала, как первое время, когда она еще надеялась быть счастливой лавировала между двумя важными для нее мужчинами, пытаясь найти с одной и другой стороны такую недостающую ей любовь.

- Давай встретимся, – опять настаивал Паша на встрече в отсутствии Алекса и она, не хотя соглашалась, лавируя на грани преступной близости и смирения. Чтобы не переступить черту, ей требовались нечеловеческие усилия воли. Она и сама не знала будет она рада  или нет, если ее переступит. И то  и другое решение доставляло ей непередaваемые муки, но все продолжалось день за днем. У нее просто не было сил разорвать этот круг.

Почему Паша каждый раз ее прощал и все также настойчиво мазохистски предлагал ей встретится, она не знала. Периодически у него были другие отношения, во время которых он был увлечен кем – то другим,  не подавал о себе весточки. В этот период она катастрофически ревновала его, тосковала и одновременно радовалась, что вот оно настало долгожданное освобождение. Через время он появлялся вновь. Что это? – Зависимость или глупость? – Она затруднялась ответить.

Порой ей казалось, что он придумал эту любовь, попросту идеализирует ее образ, и совершенно не знает, какая она настоящая, какие у нее мечты и желания, к чему она стремится. Он придумал себе с ней мечту, в которой они живут в их уютном мире, отгороженные от окружающей действительности плотной стеной их любви. Но окружающий мир существует. По крайней мере, для нее. В ее груди всегда будут жить мечты, амбиции и желания. Большие и маленькие. Ей просто мало для полного счастья одного целого человека, для нее оно никогда не ограничивалось просто одним человеком. Может быть, она ущербная и не умеет любить – она не знала. Может быть, именно поэтому она выбрала Алекса, потому что он именно с такой породы одиночек, которые умеют любить только наполовину, а может быть она попросту себя в этом убедила, 

потому что поняла, что ей дольше никогда не попасть в такой наивный простой, но настоящий мир Павла. Раньше она думала, что он живет в мире иллюзий, полностью равнодушный к деньгам, чуждый каких – то честолюбивых желаний, до глупости беспечный. А моет быть в огромном мире фальши только это и есть настоящая реальность? 

В общем, гадать об этом было поздно, и не имело больше никакого смысла. Все уже давно ушло и уже ничего не вернуть. «Назад дороги нет», - отогнала Инесса от себя периодически возникающие навязчивые мысли о прошлом, которые тем чаще возникали в ее голове, чем непригляднее ей казалась окружающая реальность. Последнее время она все чаще чувствовала себя несчастной, хоть она и запрещала себе думать об этом. Эта тема всегда у нее была под запретом. Инесса полностью шла к успеху и настраивала себя только на успех. А иначе и быть не может. Все у нее идеально – отличная, приносящая доход работа, уважающие ее подчиненные, восхищающиеся ею мужчины и крепкая семья. А может быть, ее семья не такая уж крепкая и счастливая? Или может быть, работа и успех, к которому она так долго и упорно шла, ей совсем и ни к чему. Может быть, это не совсем то, что она по – настоящему хотела, просто у нее не было времени это понять. Да и некогда ей было. Девизом последних нескольких лет ее жизни стало - меньше думай и копайся в себе, больше действуй. И она действовала. Огромная, разрастающаяся с каждым днем риелторская фирма, сотрудничество со множеством партнеров, которые восхищаются ею и уважaют. Алекс вправе гордиться ею, вeдь именно о такой спутнице жизни он говорил, что мечтал: целеустремленной, уверенной, привлекательной и независимой. Такой же, как был и он сам.

Только сейчас ей казалось, что этого уже не достаточно, что они с Алексом два бесчувственных машины – робота, очень похожих друг на друга. Эта похожесть вырабатывается, когда люди живут долгое время вместе, притираются, перенимают привычки друг друга. Они научились выгодно и удобно сосуществовать друг с другом, так, чтобы их жизнь была наиболее комфортна. Ей и ему нравилось, что они привлекательны для противоположного пола и составляют красивую и обращающую на себя внимания пару, гордящуюся своим выбором.

 Все их отношения были долгой  кропотливой работой на протяжении нескольких лет, где каждый вкладывал что – то в них, шел на взаимные уступки, развиваясь и продолжая идти вперед, не смотря ни на что. Такие отношения могут стать самыми прочными, незыблемыми. Пока этого хотят два партнера.

Но сейчас эта система видно дала сбой. Она почувствовала это по щемящей тоске под ложечкой, по более равнодушному, можно сказать отчужденному взгляду Алекса. Хотя и раньше нельзя было похвастаться каким – то особым к ней отношением, но раньше они хотя бы разговаривали, долго и со вкусом делились друг с другом планами на свои дальнейшие достижения. Сейчас же их жизнь протекала стабильно успешно, совместные разговоры постепенно стали сходить на нет. 

- Как сегодня обстоят дела на работе? – задала она традиционный уже вечерний вопрос, накрывая на стол.

- Ты же знаешь, что последнее врeмя ничего не меняется, – ответил ей бесстрастно Алекс.

- Да, знаю, но раньше у тебя находилась тысяча мелочей, которыми ты мог со мной поделиться, а сейчас не можешь выделить на рассказ и пяти минут.

- Пойми, дорогая, мне совершенно нечего тебе рассказать, это все будет тебе просто не интересно.

- Это просто тебе больше не интересно рассказывать, – печально сделала вывод девушка, глядя на близкого и одновременно такого далекого мужчину, с которым всегда было интересно проводить время ранее. Такой красивый, холеный, хищный. Для него можно было найти много эпитетов. Мужчина с большим количеством талантов. Но чтобы ему соответствовать, мало быть такой же идеальной, наделенной множеством плюсов. Жаль, 

что это она поняла только сейчас. Какой бы она ни была честолюбивой, прагматичной, независимой женщиной, ей все равно нужно тепло. Пресловутые  «это мне не нужно» современных бизнеcсвумен – это всего лишь оправдание. Любящий мужчина нужен любой женщине. Мужчина, для которого она всегда будет на первом месте.

Сейчас Инессе их отношения с Алексом напоминали агонию, их чувства корчились в судоргах, они вдвоем знали, что это все, и ничего уже сделать не могли. Очень больно было видеть в его  стальных серых глазах полнейшее равнодушие, когда еще недавно они искрились теплом, и ничего нельзя было вернуть назад. Очень глупо было искать или просить тепла там, где его нет. А самое страшное было то, что у нее был выбор между двумя мужчинами, и она его сделала в пользу Алекса. Предпочла Алекса Павлу с его искренними чувствами. А может быть, это сейчас она так думает, можно строить различные догадки, но единого верного ответа на этот вопрос просто не существует.

Алекс недовольно поморщился, их отношения с Инессой с каждым днем становились все более неудовлетворенными. Ему становилось все сложнее переносить ее полный упрека взгляд, хотя она это и старалась, как могла скрыть. Недовольство и недосказанность накапливались, как снежный ком. Раньше, когда они только познакомились, Инесса была не такой. Не такая роскошная, не такая успешная, не такая уверенная, как сейчас, с ледяным блеском в глазах. Тогда у нее в глазах не было уверенности, знающей себе цену женщины. Она была природно – естественная, отчего казалась намного милее, чем сейчас. А еще в ней было это всепоглощающее, неудержимое желание идти вперед. Она верилa, что у нее все будет хорошо и у них все было хорошо. И хотя они, по обоюдному согласию решили, что их лидером будет Алекс, это он подпитывался от нее, ее неиссякаемой энергетикой и уверенностью. Но это было раньше, сейчас же этого животворящего огонька давно уже не чувствовалось в ней.

Что случилось и что послужило причиной этому, ответить довольно сложно, но если бы Алекс не был так поглощен собой, своим развитием и достижениями, он бы заметил, когда произошли эти резкие перемены с Инессой. После той их ужасной ссоры, почти дошедшей до драки.

 Если бы Алекс был внимателен, он бы понял, что в ней, наряду с ее силой и целеустремленностью, присутствует романтизм, и что ей просто  необходимы мужская безраздельная любовь, граничащая с обожанием. Что ей мало его расчетливой любви, выделяемой, словно отдельными дозами. Любви, которую он делил между амбициями и нею. Человек в сердце которoго живут честолюбивые мечты, чаще всего очень самолюбив и просто не способен полностью отдавать себя любви и кому бы то ни было. Если бы он был более чуток, он бы заметил, что когда перед Инессой стоял выбор между ним и Павлом – простым, беcинициативным, живущим одним днем, но умеющим любить, Инесса выбрала его. Он и не знал, каких сил ей стоило сделать этот выбор, ее поступок остался неоцененным. Единственное, что он видел перед собой – это расчетливую, ухоженную женщину, внешне именно такую, о которой он мечтал. Но что – то его в ней смущало, хотя он и точно бы не определился сказать что. Нельзя сказать, что в ней не было женственности и умения нравиться мужчинам. «В ней не было жизни», - вынес более четкое определение Алекс. Инесса превратилась в женщину – робота. Шикарную и безжизненную женщину – робота. «А когда – то она любила рисовать», - нечаянно пришло на ум ему воспоминание. Сейчас она стала совсем не интересна и скучна. Алекс давно уже перестал чувствовать с ней себя мужчиной. Отчего так случилось, он совершенно не задумывался. И, конечно же, ему совсем не пришло в голову искать причину этого в себе.

Алекс посмотрел на холеное, всегда сдержанное лицо Инессы. “Ну, хоть бы, какие эмоции на нем отразились! Всегда беспристрастное, разве, что иногда на нем появлялась маска, соответствующая обстоятельствам. Да, именно такой он когда – то хотел ее видеть, но теперь все изменилось. Да, он уважал ее, как человека ценил, во многом зависел от нее и 

боялся потерять, но уже довольно продолжительное время ничего не испытывал к ней, как к женщине. А ему, как любому мужчине, даже очень прагматичному, уделяющему мало внимания всем этим любовным переживаниям, это было нужно. Он понимал, что не стоит пилить яблоню, на которой он рвет яблоки, старался относиться к своей жене по - прежнему уважительно. Но все же, он не мог заставить себя подолгу проводить время дома. К счастью, из  – за их плотного графика в этом не было необходимости. Много времени он проводил в своем ночном клубе.

Там он и познакомился с Марго, которая  волей – неволей время от времени возникала в его мыслях. Как владелец ночного клуба и просто, как очень красивый мужчина, Алекс мог заполучить какую угодно женщину. Блондинки, брюнетки, рыжие – любая из них была в его распоряжении. Алексу это особо никогда не было нужно,   он всегда считал общение с противоположным полом чем – то второстепенным. К тому же, дома его ждала Инесса, а он уважал свой выбор. Алекс вообще считал всех женщин похожими одна на другую и поэтому не стоит сильно утруждаться для того, чтобы заполучить одну из них.

С Ритой все было иначе. Эта девушка и ее поступки были настолько противоречивы, что они нe укладывались ни в какую ему известную схему поведения. В ней уживались высокомерие и величественность королевы с простотой и вульгарноcтью уличной девки. В ней была непостижимая глубина и беспредельная легкомысленность,  расчетливость и бесшабашность, способность поддаваться чувствам, сносящим все на своем пути. Еще она могла очень четко просчитывать наперед все свои и чужие дальнейшие ходы, а после этого просто жить одним днем, совершенно не заботясь о своем будущем.

Когда Алекс впервые увидел ее в своем ночном клубе, она ритмично двигалась в такт музыке, обращая на себя непостежимым образом все в округе мужские и женские взгляды. Было в ней что – то особенное, не смотря на то, что у нее не была идеальная внешность и фигура, весьма среднестатистические данные, но при этом она умела выглядеть шикарно и неотразимо. 

Вокруг этой девушки словно распостранялась  необъяснимая харизма, энергетика страсти и азарта, она, словно заигрывала с публикой, которая неизменно откликалась. Ее движения были завораживающими и гипнотизирующими, напоминающими в своей дикости, какой – то ритуальный магический обряд первобытных жриц любви. У Алекса появился необъяснимый порыв с ней познакомиться, хотя такое поведение было ему не свойственно.

Он с досадой словил себя на мысли, что он уже довольно долгое время непростительно на нее смотрит. Девушка, почувствовав его взгляд, ответила ему вызывающе. На пару мгновений он словно утонул в еe глазах. Это было очень cтранное и волнующее ощущение падения. Мужчина недовольно прогнал наваждения, вспомнив, что у него еще есть уйма незаконченных дел.

Но навсегда забыть образ пленительной соблазнительницы ему так и не удалось. Через пару дней судьба опять свела их.

Алекс, как мужчина совершенно не привыкший к отказу или тому, что он кому – то может не понравится, направился в сторону столика, где сидела незнакомка,  потягивая коктейль, так поразившая его воображение танцем, в чем, конечно же, он никогда бы себе не признался. Он ожидал что она, как и большинство девушек, будет смущаться в его обществе или как остальная половина будет показывать на языке жестов свое обаяние, но он совершенно не ожидал,  что ни того ни другого она делать не будет. Это была спокойная, уверенность в своей силе, словно у нее было какое – то превосходство над ним и она это знала. Казалось, что она совершенно не пыталась произвести на него впечатление, но она это сделала за считанные секунды.

- Пойдем, выйдем на воздух. Здесь слишком душно, – предложила она, проникновенно глядя на него своими зелеными, словно у кошки глазами.

Черные смолянистые волосы после ее  неистового танца прилипли  к ее лицу в области лба и она выглядела такой разгоряченной и возбуждающей, сама того не осознавая. Но на улице почти,  как и в помещении,  царило безвоздушное пространство. Девушка, почти касалась его своим горячим телом, неожиданно резко наклонилась к нему и очень настойчиво поцеловала его.  Жаркая волна накрывшая его,  закончилась чувством резкого  негодования. Кто – то посягнул на его право первому предпринимать какие – либо дейcтвия.

- Не смей так никогда больше делать. Это мне совершенно не нужно, - сказал он негодующим голосом.

- Какой ты смешной, – сказала девушка, игриво посмотрев на него, и весело захохотала.

Это была первая их встреча, которая положила начало их странной необычной связи. Рита полностью поймала его в свои сети и сейчас, идя по улице, Алекс достоверно понимал, что отношения с Инессой его начинают тяготить. Да он очень хорошо к ней относится, но она не способна пробудить в нем и третей доли чувств, похожих на яркую вспышку, как в случае с Марго. Алекс по складу своего характера привык, что если ему нравится девушка, то она должна принадлежать ему полностью безраздельно. Но с Маргаритой это было не просто. Она могла вести себя очень непредсказуемо – один день могла проявить к нему симпатию, на следующий день он мог встретить ее в компании другого мужчины, и она могла сделать вид, что его не узнала или что это что – то само собой разумеющееся. Алекса это бесило, он чувствовал, что она слишком независима, чтобы принадлежать кому бы то ни было. Она могла быть с тобой, но что у нее творится в душе, оставалось полнейшей загадкой. А ему было важно покорить ее полностью, не просто вместе провести время, как это было у них не однажды, а заставить ее скучать по себе, тосковать и ждать встречи. Он привык вызывать в женщинах именно такие чувства. А что было между ними объяснить очень сложно. Можно сказать лишь точно одно, что это была страсть. Она вспыхнула между ними с самого первого момента, как они друг друга увидели. По крайней мере, с его стороны все было именно так.

Их поцелуй забыть было очень сложно, Алекс хотел, чтобы эта женщина была его, и знал, что это не просто, а может быть, и невозможно.

 И чем больше преград возникало у него на пути, тем больше он этого хотел. «Таинственная и неуловимая», - два слова, которые полностью характеризовали ее.

 

.Бесконечное одиночество.

У Камилы последнее время появилась возможность несколько дней в неделю проводить наедине. Сегодня был как раз такой день. Ее так раздражали последнее время все вокруг, ей очень хотелось свободы. Просто проснуться и распоряжаться своей жизнью так, как она того хочет, чтобы никто не давал ненужных советов, не говорил, что так будет лучше для нее. Она так долго ждала этого момента, когда ей уже не нужно будет притворятся, выполнять каждодневную рутинную опостылевшую работу. Она сегодня свободна, она будет жить так, как хочет и будет делать только то, что хочет.

И вот этот момент настал. Проснулась Камила в своей пустой  квартире, где не было никого кроме нее. В окно ярко светило солнце, и девушка радостно улыбнулась его лучам. Она знала, что это полностью ее день. На работе она взяла отгул, муж опять уехал в командировку.

Быстро соскочив с постели, девушка побежала делать себе крепкий ароматный кофе, который она так любила по утрам. Было очень приятно сидеть с чашечкой кофе у окна рано утром, наблюдая, как пробуждается сонный город. Сегодня она точно начнет делать то, что ей всегда хотелось – лепить поделки из глины.

Закончив со своим каждодневным утренним ритуалом, уже через пол часа девушка бежала по городу в поисках всего необходимого для своего увлечения.

Такое знакомое и давно забытое для нее ощущение. Пальцы коснулись прохладной, поддатливой глины, из которой может получится все, что угодно. Ты творец и хозяин своих фантазий.

Камиле захотелось вылепить девушку в летящем платье и с поднятыми вверх, словно крылья, руками. Еще мгновение, и кажется, она полетит. Задумка очень ярко предстала перед ее мысленным взором.

Прошло несколько часов непрерывной работы, но то, что выходило из под ее рук так и не соответствовало ее воображению. На ум пришла когда – то увиденная ею на рынке танцовщица «Эсмеральда», как она ее называла. Вот это было красиво. Если и делать что – то из глины, то именно такое. А ей очень далеко до такого результата. Если смотреть правде в глаза, ей никогда его не достичь. Камила с сожалением посмотрела на жалкое подобие того, что она хотела, чтобы у нее получилось. «Безобразно», - подытожила она и с силой раскрoшила свое творение на мелкие куски об пол. Ничего у нее не получается. И почему она решила, что у нее должно обязательно получится? Если она этого хочет, это же не значит, что у нее есть прирожденные способности. С глаз девушки сорвалась пара скупых слез злости. «Слезами горю не поможешь», - ругала она себя, но от этого совершенно не становилось легче.

Она совершенно бездарна, нет в этом мире ничего, чтобы у нее хорошо получалось. Нет в этом мире ничего, от чего бы она была счастлива. Она совершенно бесполезное существо, с непомерно большими, скрытыми амбициями.

Сейчас она жалела, что не посвятила своему любимому занятию времени. Где – то она  слышала, что если человек очень хочет что – то делать, значит, у него есть к этому предрасположенность. Если она этого хотела, значит, и у нее, наверное, была какая – то предрасположенность? Но у нее ничего не получалось, глина была непослушной, как в руках первоклассника.

На город опустился поздний вечер. Камила так и сидела посередине комнаты, среди кучи необработанных кусков глины, задумчиво глядя в окно. Рядом лежал отключенный телефон: звонить в ближайшее время она никому не хочет и не собирается. Рядом стояла мусорная корзина со всеми ее «неудачными» скульптурами.

- Нужно их нести их на мусор! – дала себе мысленный приказ девушка. – Они мне больше ни к чему. В душе чувствовалось почти материальное одиночество, какая – то безудержная тоска, от которой хотелось громко кричать и плакать. За окном слышны веселые крики детей, поют сверчки, слышны голоса отдельных прохожих. Камила знает, что у нее есть близкие: муж, любящие родители, но это не спасает ее от чувства гнетущей пустоты. Просто бесконечное одиночество, кажется, что в мире нет совершенно никого, кто может с ней это разделить. Она хотела все это время свободы. Вот она, свобода, но что ей теперь с ней делать девушка совершенно не понимала. Все совершенно не так, как она себе это представляла и эти неудачные попытки лепить. Камила была раздражена до предела. Она с чувством налила себе полный бокал вина и почти залпом осушила его до дна.

Настроение было безоговорочно испорчено. Она была бездарна. У нее не получалось создать то, что рисовало ее воображение. А это было для нее так важно, это было то, чего она по – настоящему хотела,  все остальное не имело смысла.

 Камила думала, что одиночество - это ее шанс, что именно этого ей и не хватает. Сначала она оправдывала себя тем, что для того чтобы заниматься ее любимым делом у нее нет времени и нет подходящих условий: ей мешали свекровь и муж. Нет, все это был самообман, она просто бесталанна.

Эти мысли были просто невыносимы, ей нужно было отвлечься. Камила больше не могла находиться наедине с собой. Ей нужно было с кем – то поговорить, ей нужно было, чтобы ее кто – то выслушал и понял. Но кто? Казалось, что во всем мире не было никого со схожими взглядами. Казалось, что не существовало никого, кто был способен ее понять. «Рита!» - вдруг осенило девушку. Конечно же, Рита! Камиле нужно срочно ехать к ней. Это была девушка полной ее противоположностью, девушка, которая жила такой жизнью, о которой она могла только мечтать, и создавала такие скульптуры, которые Камила могла видеть лишь в своем воображении.

      Камила, поглащенная мыслями, поспешно влезла в свои неизменные джинсы с

черной футболкой и покинула квартиру. Она последнее время в одежде предпочитала лишь черные и серые оттенки. По дороге она не переставала размышлять о Рите: этой красивой, талантливой, загадочный, но безнадежно больной девушке. Ее жизнь была отчасти такой, о которой она мечтала с раннего детства, но из – за своей матери с диктаторскими замашками не могла себе позволить, а может быть, из – за своего мягкого, нерешительного характера.

       Настроение было до боли печальное, как назло, на улице начал моросить мелкий дождь и Камила, сама того не замечая, шла в сторону Ритиного дома. Какая – то неимоверная сила, словно толкала ее туда. Дождь лил уже немилосердно и стоящие неподалеку на стоянке таксисты прервали свою беседу и попрятались в такси.

- Эй, красотка, давай мы тебя домой отвезем, а то намокнешь, – предложил один из них.

Камила несказанно удивилась: «Кто? на красотка?», но в ответ лишь отрицательно помотала головой из стороны в сторону. Завернув за поворот, девушка, в опустившемся на город полумраке, уже увидела очертания знакомого дома, Камила в нерешительности остановилась под раскатистой грушей, возле калитки. Обильные ветви, торчащие в разные стороны, надежно укрыли ее от дождя и посторонних взглядов. Что теперь делать девушка совершенно не знала, ведь Рита ясно дала понять, что видеть ее в своем доме больше не хочет. По счастливой случайности принимать решение Камиле так и не пришлось. Калитка распахнулась, и девушка увидела Риту. Она была великолепна: черное открытое вечернее платье, идеально подчеркивало ее, как оказалось, идеальную фигуру. Высокая прическа открывала ее тонкую шею, на которой красовалось ожерелье с изумрудами, придававшее ей особый шарм.

Камила восхищенно затаила дыхание. «Лишь бы она меня не заметила!» - билось пульсом в голове единственная мысль. Через мгновение к дому подлетело такси.

- Клуб 7 – е небо, – коротко обрoнила Марго, садясь в машину.

      Лишь только машина с ее таинственной знакомой скрылась за поворотом, Камила со всех ног бросилась к стоянке такси.

- Что передумала? – удовлетворительно хмыкнул один из стоящих на стоянке таксистов и открыл перед ней дверцу машины.

- Клуб 7 – е небо, – запыхавшись, сказала она и машина тронулась.

 

      Инесса решила сильно не заморачиваться о своем внешнем виде. Элегантное черное платье в пол вполне подойдет: простенько и со вкусом. Алекса, как обычно, не было дома и девушке безумно захотелось отвлечься хотя бы раз за долгое время. Ей просто хотелось сменить обстановку: танцевать, пить коктейли и наслаждаться вниманием мужчин. Выбор Инессы упал на клуб « 7 – е небо». 

      Катастрофически громко звучала музыка, учащенно бил пульс и сбивалось дыхание. Инесса пробивалась через стену извивающихся в такт тел. И как можно любить такое времяпровождение? – думала она.

      Пару раз к ней попытался подкатить здоровенный детина с пьяным выражением вседозволенности на лице, отбив ей напрочь охоту дальше находиться в этом заведении. Времяпровождение в таких клубах она себе представляла как – то иначе. Мужчины ей казались все на одно лицо: нахальные и пахнущие перегаром. Наверное, она совсем разучилась отдыхать.

Инесса уже собиралась уходить, но на ее руку неожиданно легла чья – то рука. Девушка едва удержалась, чтоб не вскрикнуть.

- Алекс? – удивилась она, подняв вверх взгляд, на возвышающегося над ней мужчину. – Что ты тут делаешь? – спросил он ее еле сдерживаемым от злости голосом. Сегодня она заметила, он был раздражен более чем обычно.

- Просто решила отдохнуть, – не нашлась, что ответить Инесса. Алекса здесь встретить она совсем не ожидала, и была очень удивлена этому.

- Ты за мной следишь? – грозно спросил Алекс.

- Нет конечно, – ответила она уверенно. – У нас сегодня получился вечер неожиданных встреч и совпадений, – невинно пожала она плечами.

- Да вечер совпадений, – как – то двусмысленно эхом отозвался Алекс.

- Пойдем, потанцуем, – предложил он.

- Пойдем, – радостно согласилась девушка уже довольная, что все обернулось именно так.

- После танца они перебрались за один из столиков, заказав себе выпивку. За очень долгое время у них завязался интересный разговор.

«Как когда – то раньше», - радостно подумала Инесса с вновь возобновившейся надеждой, что может быть еще не все потеряно.

Так с интересом ведя беседу, как в старые времена, Инесса с Алексом и не заметили, как за ними ревностно следили две пары глаз.

 

 

.Справедливость восторжествует.

Она с неприязнью наблюдала за Алексом и Инессой. Как бы она не хотела, чтоб это не случилось, но эта пара сидит вместе, Алекс  наливает этой женщине вино и видно, что хочет ей понравиться. А она только позволяет за ней ухаживать.  А она бы все отдала, чтобы быть на ее месте. Да, это именно она должна сейчас быть на ее месте. Но ничего справедливость восторжествует, если устранить соперницу, у нее появится шанс.

Девушка вспомнила, как все начиналось с Алексом и в душе еще больше усилилось чувство ненависти к своей сопернице.

Они выпили с Алексом по бокалу шампанского, и перед ее глазами все завертелось в бешеном хаотичном танце. Она старалась держаться с достоинством, но не привыкшая к алкоголю Маргарита постоянно ловила себя на мысли, что ей очень нравится ее новый знакомый. Было в его внешнем виде что – то притягательное, не смотря на колючий взгляд серых ледяных глаз и грубые черты лица. Но они порой смягчались и тогда он казался неимоверно красивым.

- Расскажи о себе, красивая незнакомка, – и девушка словила себя на мысли, что не знает, что ему рассказывать.

- Я родилась в обычной семье: мать, отец. Все счастливы. Сейчас я учусь, живу отдельно. Как видишь, все довольно прозаично.

- Но в таких прозаичных условиях выросла совсем не ординарная девушка, – сделал ей комплимент  Алекса.

- А у тебя как прошли детство и юность? – поспешила она перевести тему.

- Ты можешь не верить, но тоже довольно банально. С  одним исключением, что отец у меня зверски богат и теперь я владелец успешной фирмы и могу себе позволить все, что захочу. По какому – то негласному соглашению оба сделали вид, что поверили друг другу, хотя и он и она знали, что в их словах нет и доли правды.

- Поедем завтра со мной, – неожиданно предложил он, – мне завтра нужно уезжать на Бали, а мне совсем не хочется расставаться с такой очаровательной знакомой.

- Ты меня уже покупаешь поездкой на Бали?

- Вовсе нет, – невинно помотал он головой из стороны в сторону. – Такую женщину, как ты, нужно только завоевать. Эта поездка совершенно ни к чему тебя не обязывает. По крайней мере, мне будет не скучно коротать вечера на Бали.

- А разве тебе может быть с твоими деньгами скучно в обществе длинноногих красоток с островов? – с легкой иронией сорвалось с ее губ.

- Деньги не заменят интересного общения.

- Хорошо, я согласна, – неожиданно согласилась девушка.

- Тогда завтра я заеду за тобой по дороге в аэропорт. Куда тебя отвезти? – спросил ее галантный кавалер.

- Поэтическая, 23.

      По дороге она счастливо смотрела на ночной город, волосы обвевал приятный, ночной ветерок и девушке казалось, что это какой – то эпизод из сказки и он вот – вот и развеется. Она взволновано поворачивала голову в сторону своего шофера, и на нее с улыбкой смотрел Алекс.

- Вот мы и прибыли, – перед ней, как по волшебству, распахнулась дверца его машины.

- Завтра, – он посмотрел на часы. – То есть уже сегодня, будь готова к 17.00.

      Перед тем как сесть в машину и уехать, он несколько мгновений смотрел ей в глаза, затем нежно поцеловал в щеку и умчался в ночную темноту.

Девушка целый день не могла поверить в свое счастье. «Это все, наверное, какой – то обман – думала она, но на всякий случай собрала чемодан. А следующим утром она безумно счастливая  уже была на Бали. Та неделя была самой счастливой в ее жизни. Горячее солнце, золотой песок, волны, пенящиеся у ее ног и рядом человек,  который ей безумно нравился. Более того, она понимала, что влюбилась и хотела бы, чтобы это продолжалось вечно. О том, что это может закончиться она и думать не хотела.

      Девушка просыпалась с мыслью, что вот он рядом и больше для счастья ничего не нужно и это было взаимно. В тот короткий период жизни это было взаимно. На островах хоть у них и была возможность хорошо провести время, ( каждый день в отеле устраивались грандиозные вечеринки), они с Алексом  почти не покидали своего номера. Они никак не могли насладится обществом друг друга. Алекс был очень нежен и романтичен, они подолгу валялись в постели, затем, когда им хотелось есть, это могло быть даже среди ночи, они садились кушать мясо с красным вином и фруктами, а затем шли купаться в море. Этих моментов девушка не забудет никогда: они отрывали руками куски белого холодного мяса и кормили друг друга с рук, как первобытные люди, давая запить пищу красным вином, которое струилось по подбородку, как красная кровь и аккуратной струйкой стекало на их оголенные тела.

       Затем, насытившись, они шли купаться в темную бескрайнюю пучину пенящегося и волнующегося ночного моря. Порой оно напоминало ей гигантское сильное и беспощадное животное. Это было опасное существо, которое жило своей жизнью и когда разгневается, могло поглотить любого, но по ночам оно было сонное и ему не хотелось шевелится. Оно лишь лениво било своими волнами – лапами о берег. Но она знала, что оно их с Алексом не будет трогать, потому что они влюблены и очень сильны. Это дает им право быть неприкасаемыми.

      Они здоровы, молоды, их тела сильны и красивы и их неимоверно тянет друг к 

другу. Они сильными движениями, рассекали волны, нежась в теплом бархате моря, и как бы случайно, касались телами друг друга. Внезапно от этого прикосновения в мозгу звонят сотни звоночков, по телу словно проходит разряд тока с ног до головы и они, словно поддавшись какому – то порыву, оказываются на берегу в объятьях друг друга. Затем, изнеможенные и счастливые, засыпали на еще хранящем дневное тепло песке.

      Утром, когда первые лучи солнца начинали блуждать у них на лице путаясь в ресницах и волосах, они быстро ретировались с пляжа в мягкую постель, пока не были замечены за таким вызывающем пересуды времяпровождением случайными, забредшими сюда, непрошенными свидетелями.

      Девушка неожиданно открыла в себе до сих пор дремавший в ней талант танцовщицы. В лучах заходящего солнца, одета в струящиеся до полу, прозрачные платья, под ритмичную и в тоже время томную мелодию, она исполняла ему какой – то дикий, непередаваемый описанию и завораживающий танец. Алекс, не отрывая от нее восхищенного взгляда, неподвижно наблюдал за каждым ее движением, а потом, сначала робко, а затем более смело целовал ее.

      Под конец второй недели они, все таки, решились выйти из своей комнаты, чтобы составить хоть какое – то мнение об островах, которые они еще не видели. Они шли по

       улице, вдоль которой местные жители продавали различные сувениры и поделки, сделанные своими руками, открыто улыбаясь покупателям своими белозубыми улыбками, облаченные в разнообразные пестрые одежды, которые смотрелись на их загорелых, высушенных солнцем телах, очень красиво. Парни и девушки здесь были очень красивые, но они с Алексом, увлеченные только друг другом, не замечали ничьей красоты, кроме своего партнера. Неожиданно Алекс указал продававшему украшения парню из полудрагоценных и драгоценных камней, выловленных здесь же в море, на необычайной красоты ожерелье, из бирюзы, ярко зеленого цвета.

- Оно очень подойдет к твоим зеленым глазам, - сказал он и одел ей на шею украшение, расплатившись с торговцем.

- Ты прелестна в нем, – сказал Алекс и поцеловал девушку в губы.

- Смотри, – сказала она пораженная.

Под одной из пальм сидел мужчина,  возле которого выстроился широкий ряд, вылепленных им скульптур необычайной красоты. Он, умело орудуя руками, лепил сидевшую здесь же перед ним девушку – туристку. Под его умелыми руками, безжизненная глина быстро обретала ее черты и уже скоро они увидели точную копию сидевшей девушки. Она смотрела на его таинство, как завороженная, не в силах отвести глаз.

- Это превосходно! Я тоже так хочу! – сказала под впечатлением она, и уже через пару мгновений Алекс объяснял удивленному мастеру жестами, что они хотят приобрести не одну из скульптур, а материал, из которого их можно лепить. Приобретя все необходимое для творчества, они прямиком направились в гостиничный номер.

- Садись, теперь ты будешь моей моделью, – сделала девушка серьезный вид .

– Вот так, – она помогла принять ему правильную позу.

Девушка усадила Алекса так, что лицо его было видно в пол оборота, хорошо подчеркивая его мужественный подбородок, высокий лоб. Так он выглядел великолепно и девушка невольно им залюбовалась. Неожиданно модель резко повернулась и поцеловала девушку в губы.

- Так не честно, – после продолжительного времени поцелуев выразила она свой протест. – Если ты будешь такой непослушной моделью, я никогда не смогу тебя вылепить.

- А ты мне нравишься в роли скульптора. Такая серьезная, – со странными нотками в голосе сказал Алекс.

      Девушка сначала расплылась в радостной улыбке, затем немного для виду насупила брови.

- Все, все, я понял. Я буду послушной моделью. Готов просидеть в любой позе сколько угодно, – успокоительно сказал он.

- Я тебя словила на слове, – полу игриво, полусерьезно произнесла она, посадив его, в удобное ей положение.

      Охваченная творческим процессом, она не замечала, как течет время. Пальцы сами вытворяли что – то с глиной, в не зависимости от ее сознания. Словно она всю жизнь только этим и занималась, потом ненадолго забросила это дело, а сейчас вот, снова взялась за старое, и это ей доставляло огромное, необъяснимое удовольствие. Может быть, это все с ней делает любовь. Она не знает, но она полностью отдалась этому процессу. Была только глина, этот момент и Алекс, которого она должна была вылепить. Она очень хотела, чтобы эта скульптура получилась и тогда она ее ему подарит.

      Девушка, закончив с лицом, перешла к контурам его сильного, красивого тела. Время летело незаметно, и к моменту окончания работы она поняла, что ее модель крепко спит, полностью изнуренная бесконечным ожиданием. Она робко потормошила его за плечо.

- Алекс, ты спишь?

      После сна он непонимающе окинул комнату взглядом, словно пытаясь понять, что 

происходит.

- Я закончила скульптуру, – пытаясь скрыть волнение, сказала девушка. – Тебе нравится?

-Да у тебя есть талант! – вынес вердикт мужчина, посмотрев на, как две капли воды похожую на него скульптуру.

- Тебе стоит побольше уделить этому внимание.

-Хорошо, – радостно поцеловала она его.

-Это тебе, – протянула она ему плоды своих многочасовых стараний.

- А теперь кушать! Я безумно хочу есть, – он плотоядно облизал губы, они весело фыркнули со смеху, и пошли на кухню утолять свой голод.

- К сожалению, кроме бутербродов ничего нет, – разочарованно поискав в холодильнике заметила девушка.

- Значит, мы идем в кафе. Собирайся!

      И они, счастливые и влюбленные, наблюдали за огнями ночного курортного города из одного из прибрежных кафе.

      Любимые глаза напротив, легкий морской ветерок, треплющий волосы и ощущение полного безграничного счастья. «А что вообще нужно для счастья? Лишь целый второй человек» - она сама ответила на свой вопрос. «Когда тебе плохо – дни кажутся бесконечными, а когда ты счастлив, они - лишь одно короткое мгновение. Это несправедливо» - думала она, собирая чемоданы в обратную дорогу назад. Завтра они возвращаются к их привычной жизни. Это было немного страшно. А вдруг это была всего лишь сказка, и когда они вернуться, все закончится? Но нет, такого не может быть. Она же видела, как он смотрел на нее, его глаза не могут лгать. Девушка всю ночь перед полетом беспокойно металась во сне, стараясь как можно сильнее прижаться к нему, словно срастись с ним стать одним  целым.

      Утром самолет приземлился в их родном городе по месту назначения. Алекс, как и полагается порядочному мужчине, подбросил ее до дома, чмокнув перед расставанием в щеку.

- Когда мы теперь увидимся? – в самый последний момент, не выдержав, спросила она.

- Пока еще не знаю, – ответил он серьезным голосом. – У меня после поездки накопилось много дел. Я тебя наберу. Не скучай, – сказал он и скрылся за тонированными дверьми своего внедорожника.

- Постараюсь, – покорно сказала она, скорей себе, чем ему и печально открыла дверь своей студенческой комнатушки.

      Их совместное пребывание домой она представляла несколько иначе. На столе 

возле кровати лежал ее мобильный с тысячей пропущенных от мамы и однокурсника Вити. Как она умудрилась забыть телефон дома, и не разу о нем не вспомнить. Мама уже, наверное, всех на уши за это время подняла, – подумала растеряно девушка, придумывая на ходу что делать.

- Привет, гулена, – в комнату вошла ее соседка по комнате – пятикурсница, еле стоя на ногах, наверное, еще после одной бессонной ночи.

- Вот сейчас я вижу, ты – свой человек, – весело похвалила вступление в ряды таких же гуляк, как она. – Исчезла на две недели, с каким – малознакомым парнем. Думаю, тебе понравилось, – сказала она, смотря на нее своими хитрющими глазами.

- Исчезнуть на две недели на первом курсе, да ты переплюнула меня. В тихом омуте черти водятся, – продолжала подначивать она.

- Хватит, ничего ты не понимаешь! – не выдержала она. – И что мне теперь маме говорить, она, наверное, уже все морги и больницы обзвонила.

- Не переживай, – утешила ее любящая погулять соседка. – Я все уладила, эти звонки только в первый день были. Потом я подняла трубку и сказала твоей маме, что ты уехала к своей подружке, такой же заучке, как и ты, готовиться к экзамену, а телефон забыла здесь.

- Спасибо! – обрадовалась она.

- Не за что. Будешь теперь выручать меня перед моим парнем. Звони, давай маме и говори, что приехала и сделай голос по - убедительней.

      В течении следующих двух недель ей кроме мамы и однокурсника Вити никто не звонил. На ее звонки Алекс тоже не брал трубку, девушка ходила по комнате поникшая, словно смерть.

- Ты там не заболела?- интересовалась в трубку мама. – Что – то мне твой голос и настроение не нравится. Давай я к тебе приеду, - предложила заботливо она.

«Только этого мне не хватало» - думала она, стараясь говорить в телефонную трубку как можно убедительнее, что с ней все хорошо и маме только кажется.

- Слушай, если парень не берет трубку, значит, он больше не хочет продолжения общения. Здесь все довольно просто. Если парень хочет быть с тобой, он и позвонит, и приедет, и будет с тобой. Остальное все – оправдания, – поучала девушку более опытная подруга.

- Он мне сказал, что у него будет много работы. У него бизнес, и он очень богатый и занятой человек.

- И поэтому у него не найдется ни минутки в день, чтобы позвонить и сказать, чтобы ты не переживала. Не оправдывай его! Пойдем лучше со мной в ночной клуб!

- Ты же знаешь, что я не люблю ночные клубы, и у меня нет совершенно настроения.

- Ты мне должна, – ответила настойчивая соседка. – Я тебе даже ради такого случая одолжу классный прикид, – пообещала она, подкрепив свои слова действиями, когда достала из шкафа шикарное платье на тонких бретельках. – Держи, пока я добрая, – протянула его Рите.

      Вечером, в одном из ночных клубов города, она со своей соседкой по комнате, в очень пьяном состоянии танцевала в компании каких – то мажоров, не замечая никого вокруг.

- Может, продолжим этот вечер у меня дома? – поспешил с предложением один из них.

      Девушка с недоумением посмотрела на подругу.

- Нет, такой классный вечер, мы еще не натанцевались, – кокетливо загундосила она, – лучше принеси нам еще по коктейлю.

      Предлагавший поспешил исполнить ее просьбу в предвкушении веселого вечера. Неожиданно на ее плечо  опустилась рука. Девушка, испугано тараща глаза, развернулась в нужном направлении.

- А я думал, что ты не такая. Ты даже смогла ввести меня в заблуждение. На островах я думал ты наивная дурочка, а ты оказалась хорошей актрисой.

      Она смотрела во все глаза на Алекса, не в силах вымолвить не слова. Затем волна негодования обрушилась на нее с разрушительной силой и из глаз брызнули слезы.

- Но почему ты все это время не брал трубку, я думала, ты меня бросил, – в истерике кричала она.

- И по этому поводу решила провести весело время в компании двух богатых мужчин, – с сарказмом продолжил Алекс ее речь. – Не нужно этих сцен, я все понял.

- Не слушай его,  он хочет, чтобы ты чувствовала себя виноватой, – перебила его ее соседка.

- Что тут вообще происходит? – вмешался подошедший к этому времени знакомый из их четверки с двумя бокалами.

- Ничего, – ответил Алекс, – не буду нарушать Вашу шикарную компанию.

- Алекс, подожди, ты все неправильно понял! – кричала вслед она, но он быстро удалялся в сторону выхода.

Сама не поняв, что делает, девушка успела вскочить на ходу в его отъезжающий джип.

- Чего ты хочешь? – разъяренно заревел он.

- Я тебя люблю. Ты все неправильно понял, – как какой – то заговор, ничего не соображая повторяла она.

- Ладно, поехали, – с какой – то безнадежностью в голосе сказал он.

      И джип быстро понесся куда – то, рассекая ночную тьму. Они ехали уже довольно долго в полной тишине. Ей было совершенно все равно куда, лишь бы с ним. Девушка совершенно не запоминала дорогу, она лишь смотрела на его сосредоточенное хмурое лицо.

- Приехали, – неожиданно притормозил он возле высокого двухэтажного стоящего особняком дома. – Выходи.

      Девушка осторожно выбралась из машины и последовала за хозяином. Они прошли, минуя холл, длинные коридоры, прямо в спальню.

- Раздевайся, – сказал он, одновременно переворачивая рукой стоящую на туалетном столике возле кровати, рамку для фотографий, фотографией вниз.

- Зачем? – опешив, спросила она.

- А разве ты не за этим сюда пришла? – спросил он раздраженно – Так давай быстро   с этим покончим.

- Не за этим, – робко сказала она, подойдя близко к столику и скидывая нечаянно рукой перевернутую только что им рамку.

      Звон битого стекла и на полу лежит уже горстка осколков поверх фотографии какой – то девушки.

- Идиотка, – в гневе закричал Алекс, – и зачем я вообще тебя сюда привез?

      Он со злостью достал фотографию из  горстки битого стекла.

- Кто это? Ты ее любишь?  - робко спросила девушка.

- Не твое делo! Собирайся! Я отвезу тебя домой, – сухо ответил мужчина ее мечты и уже через пол часа черный джип тормозил возле ее дома со съемной квартирой.

- Все, выходи, – открыл он перед ней двери машины.

- Мы еще увидимся? – с надеждой в голосе выдавила она.

- Нет! – отрезал Алекс, и машина исчезла в ночи.

      Она медленно поднималась по ступенькам. Алкогольное опьянение уже почти развеялось, и от этого голова  казалась тяжелой и пустой, лишь перед глазами наполненными слезами, стоял еще образ той девушки с фотографии, который врезался в ее память на всю жизнь.

- Слава Богу! – с облегчением сказала соседка, по комнате встречая ее на пороге. На удивленье она была уже дома. – Я уже испугалась, твой знакомый производит какое – то жуткое впечатление.

- Что, такой некрасивый? – попыталась отшутится она.

- Ты еще и шутишь в такой ситуации, – неестественно серьезно для нее сказала подруга.

- А что мне плакать? – стараясь казаться равнодушной, сказала девушка и уже через минуту рыдала на плече у подруги.

 

      .Здесь и сейчас

Сейчас она может сказать об этом наверняка: существует только «здесь и сейчас» и ничего больше, а самое постоянное в нашей жизни – это временное. В ее жизни все было именно так. Сейчас по своему опыту она может об этом с уверенностью говорить. Каждый наш поступок или выбор может изменить всю нашу жизнь до неузнаваемости полностью и безоговорочно. По крайней мере, у нее все было именно так и начиналось все с мечты, которая была одновременно и ее целью. Еще с ранней юности она знала одно – или ты делаешь что – то или нет. «Потом», «при более удачных обстоятельствах», «когда будет возможность» - это все отговорки для тех, кто любит только помечтать и пофантазировать. А их мечта, в конечном счете, так и останется мечтой. У нее тоже с детства была мечта – она рисовала картины, хотела устроить выставку, чтобы ее заметили и оценили по достоинству. Но по большому счету оказалось, что ее творения никому не 

оказались нужными. Настоящих ценителей ее живописи она пока не встречала, девушка лишь могла продавать их на блошиных рынках по скудной цене подрабатывать, делая мгновенные портреты, но это было совсем не то, чего хотела ее амбициозная душа.

Не смотря на сложившееся не очень удачное для нее положение вещей, девушка не хотела примиряться с суровой действительностью. Она рисовала каждую свободную секунду своей жизни, она пользовалась каждым моментом, чтобы придумать что – то новое, усовершенствоваться. К сожалению, время шло, но ничего не менялось кроме того, что у нее увеличивалась в ее кабинете стопка картин, которые девушка бережно хранила с надеждой на то, что скоро их увидит мир. Ведь она вкладывала в них всю свою душу, избрав для самовыражения лично ею изобретенный стиль и новые креативные сюжеты и образы. На полотнах в ее сюрреалистичном мире все было иначе, не так как в реальности. Девушка, конечно, сама не решалась судить насколько она талантлива, и талантлива ли вообще, но ее творчество точно можно назвать по праву оригинальным.

Она точно знала одно: когда она рисовала – она жила. Живопись была для нее всем, всем, без чего она не представляла своей жизни. Она получала грандиозное удовольствие, когда смешивала два различных оттенка красок до нужного тона, чтобы получить один идеальный нужный ей цвет. Вдыхала этот запах, наносила на холст кисточкой слой за слоем краски, пока на белоснежной глади не возникало нужное ей изображение. Она была счастлива, она жила. Конечно, были и другие аспекты жизни, от которых она получала удовольствие, но они не шли ни в какое сравнение с этой ее страстью. Только живопись и близкие ей люди вызывали в ее душе яркий всплеск эндорфинов. Одним из таких людей стал ее  муж, c которым уже через два года у них были два чудесных малышах – погодки. Это был очень ранний брак, девушка и не заметила, как почти сразу, со школьной скамьи, перешла во взрослую жизнь. Но она оказалась не такой красочной, как ей рисовалось ранее. Детей и мужа она  любила, но творчество забросила, потому что на это совсем не оставалось больше времени и сил. Всю себя она теперь отдавала семье. Еще через пару лет такой жизни Инга поняла, что глубоко несчастлива. Она, конечно, любила своих детей, но это уже была не она,  замученная бытом и постоянным безденежьем, уставшая от взваленной на ее хрупкие плечи кучи проблем, с потухшими глазами. Образ Инги оставлял желать лучшего. От ее любимого мужа толку практически никакого не было – он только на словах был таким хорошим, в реальности он не мог обеспечить свою семью и, как оказалось на деле, не сильно из – за этого переживал.

- Мне завтра уже совершенно нечем будет кормить детей, – стало очень часто ею повторенной фразой, на что муж обычно отвечал: - Но что я могу сделать? Зарплата будет еще не скоро. 

-Нужно было, экономила, как могла, – обиженно надула она губы.

- Любимая, я правда не знаю, что делать, – было его ответом, за которым последовало слегка виноватое пожатие плечей.

А она знала что делать. Она находила способ найти эти деньги, ведь ей нужно было кормить ее малышей. Так жить Инга долго не смогла. Через год, оставив на время мужа и малышей под присмотром матери – пенсионерки, она уже стоила на вокзале в ожидании поезда. Поезд следовал в такую далекую когда – то для нее «заграницу» на заработки и на поиски счастливой новой жизни. Ведь она считай - что сама отвечает за своих малышей, и ее целью было смочь обеспечить для них достойное будущее. Инга, воодушевленная и взволнованная, вошла в купе и поезд тронулся.

 

Развенчанные иллюзии

В течении дороги в голове Инги крутилось множество радужных мыслей. Она представляла, как все будет хорошо, когда она вернется. Как она приедет домой с деньгами, как обрадуются ее малыши и муж, и они будут жить долго и счастливо вместе, и уже не будут расставаться ни на минутку. А еще она устроит грандиозную выставку своих картин, ее заметят, и она будет именно этим зарабатывать на жизнь. Ведь она знает, что главное – правильная реклама, а еще очень важно делать именно то, что тебе нравится и зарабатывать именно этим на жизнь. Именно тогда у тебя все получится, она  знала, что ей придется тяжело работать, но она и готова была это делать. Ведь она именно ради этого и ехала. Самое главное: пережить разлуку с любимыми людьми. Девушка и представить себе не могла, на какой продолжительный срок она может растянуться, и какая именно работа ее ожидает.

Огромный производственный цех, по которому, как муравьи снуют сотни таких же, как она желающих заработать денег, почти что рабов. Потому что условия работы и работа схожи с рабскими. По 16 рабочих часов в сутки, за которые женщины и мужчины с двумя короткими 15 – минутными перерывами на ногах, выполняют одинаковую, не смотря на половую принадлежность, тяжелую работу и дышат вредными испарениями. Такая работа ничем не уступала работе на шахтах. После такого изнурительного рабочего дня у них был короткий перерыв на сон, в комнатах по несколько человек и вновь работа. Когда девушка ехала сюда была готова ко всему, но все же к такому, как оказалось, она не была готова.

Через несколько недель такого труда одним утром она уже просто не смогла встать  на ноги. Инга не считала себя физически слабой, но здесь все было по – другому. Другая жизнь, другие условия, другое измерение. «Естественный отбор», - говорили их иностранные начальники, посмеиваясь. «А что вы думали, понаприезжали здесь «принцессы». Не можете работать – едьте домой. Деньги нигде не достаются просто так».

И многие, не вытерпев тяжелыx условий работы и правда возвращались домой, а кто – то сцепив зубы и каждодневного изнашивая свое здоровье, продолжая работать. Инга тоже не хотела возвращаться опять в нищету, смотреть на детей, которые просят: «чего – нибудь вкусненького”, а она не может им это позволить. «Нет, она сможет работать, у нее это получится», - подбадривала она себя, когда было уже особенно тяжело. Бессонные ночи, скудное питание, интенсивная физическая работа часто вызывали у нее приступы головокружения, доходящего до тошноты. Сердце учащенно билось, а потом вдруг резко предательски сжималось и не могло уже разжаться назад. Инга глубоко несколько раз вдыхала воздух, и постепенно сердцебиение приходило в норму. К постоянному головокружению она уже начала привыкать. Шестнадцатичасовый рабочий день, утром, когда они собираются вновь в цех, кажется бесконечным. В голову приходят мысли, что пережить его невозможно, но вот прошло уже три часа,  а это значит, что до их коротенького 15 – ти минутного перерыва осталось почти столько же.  Инга автоматически работая, думала о том, как через три часа она выпьет горячего сладкого чая с бутербродами, немного посидит, отдохнет и ей станет легче. Вот уже остается один час до перерыва. Один час уже вытерпеть как – то можно, а после перекуса, особенно после второго обеда, работать становится уже значительно легче, ведь прошла уже большая часть дня,  уже скоро она сможет поспать.

Больше всего Ингу удивляло то, что время здесь шло по особенному, каждый час, каждое мгновение на работе тянулся, как вечность, а в итоге получалось, что уже пролетел целый месяц, как одно мгновение.

Но была и своя какая – то особая прелесть в такой жизни. Инга наконец – то чувствовала себя свободной. Ее прежняя жизнь с каждодневными рутинными заботами отошла  на задний план. В ее нынешнем положении чувствовать себя свободной, казалось, было довольно странно, но это было так. Здесь, в этом чужом сложном мире, где каждый был сам по себе, где, как в известном сейчас фильме «Голодные игры», выживал сильнейший. Eй не от кого было ждать поддержки и распологать нужно было только на себя. Но ей также не нужно было и ни о ком заботиться, ни за кого отвечать. Инга здесь была сама по себе. В этой ситуации она вдруг мгновенно осознала, как она устала от ответственности за кого – то. Этот тяжелый, тянущий ко дну груз лежал на ней долгие годы. Все это время она взваливала на себя заботу не только о детях, но и о своем муже. Как это не было противоестественно и странно, но это она тянула мужа за собой. И она от этого очень устала. Здесь тоже было тяжело, безумно тяжело, ей порой казалось, что у нее на все это не хватит больше сил, но не смотря на эти нечеловечески – тяжелые условия, Инга ожила. Ведь у нее был раз в неделю выходной, в который она и такие же, как она «охотники за деньгами», собирались вместе. Этот короткий день, за который ей нужно было успеть все, очень весело и интересно в компании таких же, как она ее знакомых. Они пили пиво и много разговаривали. Но больше всего ей нравилось, что жизнь всех собравшихся здесь людей была наполнена смыслом. Каждый из них приехал сюда с какой – то целью. Кому – то деньги нужны, чтобы выучить детей, кто – то хочет купить себе дом, кто – то поехать путешествовать по миру, а кто – то открыть свое личное дело. Инге всегда нравились такие люди, которые не опустили руки, сломленные жизнью и неудачами. Здесь была совсем другая реальность, иная, чем в ее прежней жизни, и постепенно, та ее прошлая жизнь стала затуманиваться ворохом совершенно новых для нее событий.

Глаза Инги горели еще и потому, что она каждый день крала по часику от своего сна, чтобы заниматься своим любимым делом – живописью. Не смотря ни на какие трудности, 

огоньки.

Когда ей во время тяжелого изнурительного труда было особо тяжело, она думала об этом и о том, как скоро у нее в жизни все наладится. А еще ей нравилось смотреть, как напротив, работает ее нынешний сосед по комнате – молодой поляк Антоний. Его веселые шутки и истории скрашивали иногда, казалось бы, бесконечные часы работы. Может быть, Антоний был одной из причин, почему ей так нравились их совместные выходные за пивом. Через месяц такого их совместного соседского времяпровождения, она все реже и реже уже вспоминала своего мужа, которого корила в глубине души за то, что на него нельзя положиться, и он не в состоянии о ней позаботиться. Все это время ей этого так не хватало. Ведь какой бы сильной не была женщина, ей все равно нужен более сильный мужчина. Антоний был помолвлен, положение почти идентичное ее собственному, отчего в их веселое общение с «соседом», примешивались нотки горечи. «И почему он женат, а я замужем?» - задавала она себе так часто мучавший ее вопрос, после которого отгоняла от себя все мысли о нем прочь. Но не думать о нем у нее все равно не получалось, потому что он заполнил собой все ее пространство на работе и дома, ее взгляд всегда натыкался на него.

Что самое интересное, за мужем она совершенно не скучала, а разговоры с ним по интернету ей казались скучными и неинтересными. Последнее время она вообще избегала общения с ним, ссылаясь на то, что у нее совсем нет времени. Времени у нее и правда не было, потому что все недолгие выпадавшие на ее долю минутки ей интересно было проводить с Антонием. И это было не сложно – когда она шла на кухню, она встречала Антония, по дороге в душ, на работу – везде был он. И совсем не удивительно, что она поймала себя на мысли о том, что влюбилась.

 

- Кто же так суп готовит? – шуточно покорил девушку Антоний. – Картофель кидается уже, когда мясо готовое или, может быть, ты сырое мясо предпочитаешь? – обезоруживающе улыбнулся он.

- Конечно, – отшутился девушка. – Я еще и человечиной питаюсь.

- Страшно, – поежившись, подернул плечами он, затем они одновременно посмотрели друг на друга и весело захохотали, затем одновременно отвели взгляды, словно опалившись неимоверно горячей обжигающей волной.

- Не бойся, я вполне безобидна, я пошутила, – сказала девушка, со всех сил пытаясь скрыть хрипоту в резко изменившем тембр голосе.

- Это тебе скорей меня бояться стоит, – ответил Антоний, обжигая девушку глазами.

- You are very dangerus. Как это у вас будет на твоем языке? – спросила она, не зная, как скрыть волнение.

- А что это у вас за совместное приготовление пищи? – поинтересовалась одна из соседок, входя в кухню и быстро оценив ситуацию.

- Просто меня учат правильно суп готовить, – невинно пожала плечами девушка.

Суп, как ни странно, все равно получился вкусным, не смотря на полностью переваренный картофель и немного подгоревшую зажарку.

- Я знаю, что ты любишь вино, – сказал ее сосед, когда она уже с дымящейся кастрюлей покидала кухню.

- Правда, – удивилась девушка. – А откуда ты знаешь?

- Догадался, – подмигнул он и в этот же вечер пришел к ней с бутылкой вина.

- За знакомство мы еще не пили, – сказал он, наливая вино в бокалы.

- Мы, кажется, уже столько пили за все, – весело засмеялась она.

- Так то было пиво, а это вино, – сказал парень убедительным голосом.

- А ну тогда да. Конечно, это совсем другое дело, – ответила девушка шуточным голосом и их бокалы издали мелодичный звон.

Еще два бокала вина и их губы встретились, словно они долгое время хотели этого, но сдерживали себя и вдруг сорвались.

- Стой, подожди, а как же ожидающая тебя будущая жена? – вырвалось у девушки.

- Ну, да и ожидающий тебя муж, – сказал, отстраняясь от нее Антоний.

- Не стоит, – сказала она печальным голосом.

- Да, не стоит, – повторил Антоний и покинул комнату.

А на следующий день Антоний поразил ее полным равнодушием к своей особе. Она привыкла к тому, что он всегда был активным и общительным с ней, никогда молча не проходил мимо, теперь заигрывал с другими девушками из их коллектива. Внутри Инги все переворачивалось от какого – то странного, трудно объяснимого словами чувства. Настроение было полностью испорчено и совершенно не хотело подыматься. 

«Правильно, а что я хотела? Я просто одна из многих для него. У него есть невеста, а у меня муж», - тщетно успокаивала она себя, изо всех сил стараясь не обращать на него внимания. Она видела что с того самого вечера для него ее просто не существовало. «Значит, так будет для всех лучше», - решила она, опустив глаза, продолжала работать с удвоенной, неизвестно только откуда бравшейся силой, не обращая на него ровно никакого внимания. Но, не смотря ни на что, ее взгляд все равно украдкой останавливался на нем. Вот он опять общается с какими – то девушками, которые не сводят с него восхищенного взгляда. 

«Все хватит», - решительно подумала она, собрав всю свою волю в кулак. – «Она все – таки сюда не для этого приехала. Завтра выходной. Она поедет за продуктами в магазины погуляет по городу и немного отвлечется», -удовлетворительно решила для себя она.

Вернулась Инга домой в воскресенье, очень довольная и счастливая, совершенно не купив никаких продуктов кроме огромного торта. Ей пришла в голову новая идея: собрать всех соседей по общаге вместе на чаепитие.

 «А что?» - думала она. –« Нужен же им какой – то праздник. У них нет совершенно ничего интересного только работа, работа и работа». О том, чем она будет питаться всю следующую неделю, Инга не думала. Все взятые с собою деньги она потратила, сделав в салоне себе красивую прическу и купив к такому случаю платье, в котором она выглядела неотразимо. В глубине души она хотела произвести впечатление на Антония, чтобы он понял какая же она красивая и одумался, перестал обращать внимание на других девушек и их отношения стали бы прежними. Как девушка не старалась выбросить его из головы все, что она не делала, было ради него. Когда Инга вечером красивая и нарядная зашла к Антонию, чтобы пригласить его также, как и всех на торт, он лишь равнодушно окинул ее взглядом и сказал, что у него на сегодня есть другие планы. На чаепитии были все кроме него. Вечер был безнадежно испорчен.

За безрадостным воскресным вечером потянулись такие же безрадостные будни.

Эти несколько дней для нее стали адом. Ее даже руки перестали слушаться. Пределом ее терпения стала упавшая и разлетевшаяся на мелкие осколки чашка с ароматным кофе. Горячими брызгами напиток опалил ноги и горячими брызгами растекся черной лужицей посредине кухни. На глаза девушки навернулись слезы.

- О, это совсем не стоит того чтобы плакать, – как по волшебству материализовался и впервые заговорил с ней Антоний.

Вопреки всему ее желанию в ее глазах сразу же заискрилась яркими огоньками надежда.

- Давай помогу, – предложил он и тоже присел на корточки, чтобы помочь собрать ей осколки.

Их руки нечаянно встретились. По телу пробежался резкий разряд тока, и все внутренности заполнило, что – то горячее пульсирующее. Пересохшие губы учащенное сердцебиение и их губы встретились.

- Пойдем, – потянул ее за руку Антоний после того как привел кухню в порядок. – Я угощу тебя своим кофе.

Конечно же, они никакой кофе не пили. С этого дня началась счастливая жизнь Инги в течении, которой девушке даже ее каждодневная изнуряющая работа не казалась такой тяжелой. К сожалению, это ее забытье продлилось недолго.

- Я через неделю уезжаю, – ошарашил ее неожиданно Антоний.

- И мы, конечно же, не увидимся? – печально спросила девушка.

- Нет, не увидимся, у меня свадьба через месяц.

- Ты не говорил, – неприятно удивилась она.

- А зачем?

- И, правда, зачем? – слова отдали горечью на языке. – Конечно же, было не за чем.

Через неделю Антоний уехал. Дни потянулись безрадостные однообразные тяжелые, один за одним, не оставляя ей ни надежд, ни иллюзий. Изнуряющий труд, бессонные ночи, скудное питание и полная апатия. Инга и не заметила, как ее состояние дошло полного физического истощения. 

 «Еще один рабочий день. Ничего не хочется. Только спать. Быстрей бы прожить его», - кружились у нее в голове мысли. В глазах темнело, кружилась голова, к горлу подступала тошнота.

 «Скоро перерыв, еще бы часик продержаться», - сдерживалась она изо всех сил, чтобы не потерять сознание. – «Может обратиться к начальнику и отпросится на сегодня? Нет, еще потерплю».

Такие приступы близкие к обмороку стали для нее обычным явлением. Плохое самочувствие стало для нее привычкой. Она жила с ним, она не представляла себе уже иной жизни без этой объемной, словно мокрая вата пустоты в голове. Реакция девушки стала заторможена, она видела все словно через пелену тумана. Работу необходимую ей выполнить она стала делать более медленно и менее качественно, из – за чего стала слышать постоянно упреки со стороны работодателей и ее коллег по работе.

Но ей было уже все равно, она словно абстрагировалась от окружающего мира. Она жила вне времени и пространства, словно со стороны наблюдая за жизнью окружающих ее работников. Здесь была своя атмосфера своя жизнь. В основе всего лежали отношения между мужчинами и женщинами, законы выживания, всеми движут инстинкты. Единственным развлечением сюда относительно «свободных» мужчин была возможность завязать с кем – то временные отношения. Здесь можно было наблюдать все: и ревность, и интриги, и желание показаться лучше за счет кого – то в глазах начальства, и зависть, если кому – то вдруг досталась более легкая работа. Здесь, в этом тесном коллективе, каждый был у всех на виду, каждый друг за другом наблюдал, и каждый шаг, поступок и слово другого человека решительно обсуждались. Здесь тебе могли в лицо улыбаться, а за спиной говорить что – угодно.

Последнее время cтычки и ссоры, между когда – то дружными соседями по комнате, особенно участились. Когда люди, уставшие, недовольные, невыспавшиеся, любое действие окружающих, несовпадающее с привычками этого человека, может вызывать раздражение. Все самые нелицеприятные черты становятся заметны в ситуациях, когда человека выводят из зоны комфорта, задевают его личные интересы. 

А еще Инга заметила, что все прощается красивым и обаятельным. Например, таким как Антоний. Это сейчас, вспоминая события тех дней, когда он еще был здесь, Инга вспоминает какой эффект он производил на окружающих вне зависимости от возраста женщин, да и мужчин тоже. «Обаятельный гад», - с горечью подумала она, слишком поздно поняв, что Антоний был всегда сам себе на уме и никогда бы не сделал то, что ему не выгодно. Инга печально прикрыла глаза, лучше обо всем этом совершенно не думать. Такие мысли вызывали в ней чувство такой щемящей тоски, от которой хотелось просто выть. Она чувствовала себя опустошенной, и ей было очень скучно. Все люди вокруг нее казались более угрюмыми, чем обычно.

Она была уже рада, если ее ставили на тяжелую работу. Так немного легче забываться и не думать об этом. Физическая усталость заглушает мысли. Ей не хотелось думать ни о чем – о том, что она устала о том, что она чувствует себя использованной. Ведь она знала, что к Антонию нельзя привязываться. Ведь еще в самом начале подсознательно она чувствовала это, но заглушив этот очень слабый голос, может быть, интуиции, а может быть рассудка, она полностью поддалась своим желаниям. Порой ей забывшей о том, что он уехал, казалось, что она видит его знакомую фигуру. Сердце начинало учащенно колыхаться в груди, а затем медленно и печально оседать и, наконец, замирало. Она вспоминала, что увидеть его нереально. Он уехал и больше они никогда не увидятся. С отъездом Антония эта чужая для нее страна стала еще более чужой. Разговаривать ни с кем не хотелось. Все и все окружающие люди ее раздражали – соседи по комнате и работе, установленные здесь правила,  порядки и работа. Работа же ее и спасала. Каждый день она выкладывалась на 100 процентов. 

 

      Вторая встреча с Ритой.

      Спать легла Камилла в своейб сейчас казавшейся чрезмерно большой квартире, полная негодования. Рита обманула ее: она превосходно передвигается без костылей. Теперь совершенно нельзя было понять, что из ее слов было правдой, а что – нет. Может быть, все, что она говорила, было вымыслом. Понять ее Камилла совершенно не могла. Ей просто хотелось верить, что у Риты была совершенно необычная жизнь, не такая, как у нее. И, кажется, Рита не оправдала ее ожиданий.

- Все совершенно бессмысленно, – думала с горечью Камилла. И с этим нужно смириться.

      У большинства людей обычная рутинная жизнь и ничего с этим не поделаешь. А ее бестолковые попытки хоть что – то изменить так и останутся бестолковыми попытками, и не на что совершенно надеяться. А ее мечта, лепить талантливые скульптуры из глины, так и останется далекой и недостижимой мечтой. От этих мыслей Камилле нестерпимо хотелось плакать. В окно светила полная луна, слышны были трели сверчков и прохладный летний ночной воздух был пропитан чем – то таким, что в груди щемило от необъяснимого чувства тоски.

      Вдруг за окном послышалось пьяное пение какой – то ненормальной и постукивание в такт ему железкой о железку, словно в тарелки. Из окон сразу же послышались недовольные окрики разбуженных жителей многоэтажек.

- Немедленно прекрати это безобразие! Что ты себе позволяешь?! Уже полночь! Мы сейчас милицию вызовем.

      Пьяный женский голос не смолкал. Камилле стало интересно, что это там за бунтарка под окнами, ее голос казался Камилле странно знакомым. Она выглянула и обомлела.

      Посреди двора, на одной из детских качелей, в вечернем платье сидела Маргарита. Рядом с ней стояли ее шикарные босоножки, со стразами, на высоченной шпильке, озорно переливаясь в свете луны. Красивая и стройная, Рита была странно похожа на какое – то мифическое существо: дриаду, русалку, богиню или колдунью. Судить Камилла не бралась, она в них не разбиралась. Девушка судорожно сглотнула и чары развеялись. «Богиня», активно жестикулируя и пытаясь танцевать, громко горланила русскую народную песню «напилась я пьяна». Картина выглядела немного комичной и Камила не смогла удержаться, чтоб не улыбнуться, спускаясь по лестнице, как была, в ночной рубашке, к своей новой знакомой.

- Привет, – робко поздоровалась она, облаченная до пят в белую, светящуюся при лунном свете, рубашку.

      Рита, хотевшая сначала что – то возразить, окинула любопытным взглядом свою собеседницу и передумала, жестом предложив присесть рядом.

- Подпевай, – через мгновение предложила она, и они заголосили ту же песню, но уже дуэтом.

- Ты почему мне сказала неправду про костыли? – в перерыве между пением спросила Камилла.

- Мне хотелось, чтоб ты поняла – несмотря ни на какие обстоятельства, неизлечимую болезнь, череду неудач и еще что – то, жизнью нужно дорожить, проживать ее по – полной, до последней капельки, ведь другой возможности не будет.

      Камилла с недоверием смотрела на одухотворенное лицо Риты, говорившей так убежденно, с неподдельной верой в cвои слова и мудростью. И как она раньше этого не замечала.

- А может все, что ты мне раньше рассказывала – неправда, – с вызовом высказалась Камилла.

- Доказательств никаких нет и быть не может – ты мне или веришь или нет, – улыбнулась обезоруживающе Рита. Я пойду, – добавила, поднимаясь она. – Тебе ведь завтра на работу. Правда?

- Я не хожу сейчас на работу, – недовольно заметила Камилла.

- Отлынивание от работы – твое проявление слабости, поэтому ходи, – сказала Рита, и ее темный силуэт исчез во мгле.

      Камилла неподвижно смотрела ей вслед, каждая встреча с  этой странной девушкой вводила ее в странное смятение. Над городом крупным спелым яблоком повисла полная луна. Хоть ходит она на работу, хоть не ходит, все равно никакого смысла в жизни, почему бы тогда и не ходить? Да, Рита права, нужно вернуться.

                                                      . Мечты

Она вернулась, как и обещала Рите на работу и в свою привычную жизнь, с постоянно пристающую с нравоучениями матерью и сопящим по соседству здоровяком – медведем мужем. Дни потянулись вновь однообразной серой чередой  с извечным недовольством собой, единственным способом помогающим ей отвлечься от жестокой реальности, были ее мечты.

Ночь. Камилла  лежала в темноте, пристально глядя в потолок, словно могла там увидеть что – то интересное. Если бы кто – то посмотрел на нее со стороны, он бы очень удивился ее остекленевшему взгляду, можно было бы подумать, что она находится под действием наркотиков. Такое состояние бывало у нее довольно часто, она словно абстрагировалась от реального мира и всех тех проблем, которые постоянно преследовали ее. В связи с ее мягким характером, она постоянно влипала в какие – то истории, робость и нерешительность довершали уже четко вырисовывающуюся картину. Кто – то обманул ее, использовал в своих целях, недодал зарплату – такое бывало довольно часто в ее жизни. В своих еженощных полетах фантазии она представляла себя роковой красоткой, которая добивается всего, чего хочет. Красоткой, которую боготворят и уж точно не бросают мужчины. Каждый день ей не давала спокойно спать по ночам одна фантазия. «Она проходит мимо  мужчины, который ей давно уже очень нравится, он окидывает ее оценивающим взглядом  и понимает, что хочет быть только с ней. Затем бросает ради нее семью и принадлежит только ей. Он такой мужественный и сильный теперь лежит у ее красивых ножек, ради нее он готов свернуть горы и это ему по силам. Они очень эффектно смотрятся вместе, словно Бони и Клайд. 

Это была одна из любимых фантазий Камиллы, было еще и множество других, например, как она мстит своим обидчикам, добивается всего, чего хочет и смотрит свысока на тех, кто когда – то ее недооценивал.

Иногда она представляла себя талантливой и известной, занимающейся своим любимым занятием – лепкой скульптур, в котором она добилась полного успеха.

«Прости, доченька, что я еще в детстве не разглядела твой талант. Теперь я вижу, как я была не права, ведь у меня такая талантливая дочь»,  - при каждой встрече говорила ей мать, теперь с такими гордостью и восхищением смотрящая на нее.

-«Ничего, мама», - снисходительно говорила она и шла на очередную презентацию, где с ней будут искать встречи журналисты самых ведущих изданий.

На лице девушки появилось мечтательное выражение, сошедшее в одно мгновение на нет, с появлением в комнате ее мужа Виктора.

Девушка недовольно поморщилась и отвернулась к стене.

- Нельзя ли потише ходить, – пробурчала она недовольным голосом.

- Да я и так тихо старался, – оправдывающимся шепотом сказал он и очень нежно добавил: «Спи, любимая!»

Камилла сделала вид, что не слышит, пытаясь вернуться поскорее в свои фантазии.

 

Виктор лишь тяжело вздохнул, пытаясь не подавать виду, как сильно это его цепляет. 

Он очень сильно любил свою жену и готов был бы все сделать ради нее, защитить от всего света, ведь она была такая беззащитная и ранимая хоть хотела казаться другой. Его забота ей совершенно не была нужна. Виктор очень старался для своей девочки, старался обеспечить ее всем необходимым по мере возможности, но видел, как она все дальше и дальше день за днем отдаляется, и он ничего не мог с этим сделать. Он хотел, но не мог найти, в чем кроется причина этого. Может быть, это он что – то не так делает, а может, стоит сказать матери, чтоб поменьше надоедала Камилле со своими расспросами и нравоучениями? Он давно уже это собирался сделать, да так и не собрался. Но такие мысли обычно посещали его редко, обычно он об этом не задумывался, он вообще мало задумывался о причинах душевных терзаний и недовольства. Лично он почти всегда всем был доволен, спокоен и умиротворен. Ему нравилось в свободное от работы время просто лежать на диване, смотреть телевизор и наблюдать за читающей рядом книгу женою. Но последнее время такие идиллические для него вечера стали крайней редкостью. Камила почти всегда была чем – то раздражена и недовольна, что было очень не похоже на нее прежнюю.

Вообще за последнее время он заметил некоторые странности в ее поведении, даже не смотря на свою постоянную занятость. Также его беспокоила ее агрессивная реакция Камиллы, совершенно не свойственная ей в ответ на все его слова. Иногда он связывал дикие припадки злобы, раздражительности и необъяснимые депрессии его жены с переутомлением и думал, что нужно,  когда у него будет отпуск, поехать куда – то в жаркие страны. Они будут лежать на солнышке, пить коктейли и наслаждаться обществом друг друга. Любящий муж в глубине души знал, что его нежный цветок – Камилла так никогда его и не любила, но он надеялся, что со временем она увидит, насколько он умеет быть любящим, чутким, заботливым и рано или поздно у нее тоже возникнут чувства к нему в ответ. У любящих людей всегда остается место для иллюзий и неоправданных надежд. Такова реальность.

Виктор посмотрел на уже спящую для него самую красивую девушку, нежно обнял ее и со счастливым выражением на лице закрыл глаза. Это было самое ценное для него время суток, просто лежать рядом с любимым человеком, любоваться ею и слушать ее ровное дыхание.

 

Аглая

Сегодня Инессе хотелось полностью абстрагироваться от окружающей действительности, с головой погрузится в работу. Ей не хотелось никого не видеть, не слышать. Такое состояние стало частым в последнее время, когда отношения с Алексом не очень ладились. Но были и плюсы такого ее состояния, как отметила она недавно, с сарказмом. Инесса всегда была по жизни оптимисткой. В такие моменты у нее открывалась не дюжая хватка в делах бизнеса. Она была словно собака, напавшая на след лисы. Все свои самые выгодные контракты Инесса заключала именно в такие моменты, полностью отдавшись работе.

- Привет, – неожиданно возникла на пороге ее кабинета давняя подруга Инессы Аглая, своим вторжением нарушив ее рабочее уединение.

Взгляд Инессы на несколько мгновений задержался на вошедшей, что вызвало на лице строгой начальницы невольную усмешку. Аглая пришла к подруге со своей неизменной рыжей кошкой Черри, на голове ее любимицы сегодня красовались два огромных розовых банта. Это было странной особенностью ее подруги. В ее обыкновении было всегда о ком – то заботится: начиная от ее многочисленных животных, заканчивая людьми. Y  Аглаи всегда стояла очередь из нуждающихся и требующих помощи. Это могла быть как материальная помощь, так и какие – либо услуги: посидеть с чьим – то ребенком, помочь кому – то в какой – то работе или просто выслушать. Спектр услуг был очень разнообразным.

- Привет, проходи, – пригласила Инесса свою подругу.

- Что у тебя нового, рассказывай, – спросила она за чашкой принесенного предусмотрительной секретаршей кофе, заранее зная какую историю услышит в ответ.

Аглая уже долгое время безответно была влюблена в одного молодого человека, внимание которого безуспешно пыталась обратить на себя. Но все было безрезультатно. Замужем она никогда не была, и детей у нее никогда не было, поэтому все ее чувства были адресованы именно ему. И, конечно же, он этого не ценил, периодически то возникая, то исчезая из жизни подруги. «Нельзя всю себя отдавать человеку без остатка, обычно это не ценится», - еще раз и еще раз убеждалась в этом Инесса. Порой она пыталась переубедить подругу, но все доводы рассудка были тщетны. Аглая искала чувства и знаки там, где их совершенно не было.

- Почему ты серьезней не присмотришься к Олегу? – спрашивала порой подругу Инесса, в душе понимая, что как не старайся, сердцу не прикажешь.

Олег был уже очень давний и настойчивый поклонник Аглаи. Правда, по возрасту он был немного староват для нее,  на 10 лет старше.

- Но это с одной стороны и хорошо, пыталась привести доводы в пользу неудачливого ухажера Инесса. – У него точно уже нет в голове той юношеской глупости, которая прячется в голове ее любимого.

Олег был таким же, как и Аглая, добрым и отзывчивым. Но беда была в том, что почему – то большинство девушек предпочитает плохих парней хорошим. Инесса и сама была из их числа, поэтому нечему было удивляться.

Всегда положительный, добрый и отзывчивый, Олег был лишь человеком, которому Аглая позволила за собой ухаживать. Может быть, по доброте душевной, а может быть, потому что никого больше не было, их только что начавшийся разговор прервал стук в дверь  вошедшей в кабинет Камилы.

- Инесса Константиновна, мне сегодня ехать, как обычно, забирать Вашего ребенка из школы?

- Да, Камила, можешь уже ехать, – дала распоряжение Инесса.

- Что это за странная девушка? - Cпросила Аглая, лишь только Камила покинула помещение.

- Почему странная? – заступилась за только что вышедшую Инесса. – Вполне нормальная девушка. Камила – моя подчиненная. Последнее время она занимается еще и тем, что забирает Веронику из школы, когда я не успеваю.

- Как ты можешь доверить ребенка чужому человеку? Что ты про нее вообще знаешь? – начала высказывать свое недовольство Аглая.

Это была еще одна из особенностей характера ее подруги. Аглая всегда была очень критичной и любила высказывать свое «правильное» мнение, вне зависимости от того, согласен с ней человек или нет. Инесса с ней была почти всегда не согласна, из – за образа жизни у подруг были диаметрально противоположные взгляды на жизнь, поэтому их общение резко ограничилось последнее время.

Инесса вообще не могла терпеть критику в свой адрес, а для Аглаи это было одной из любимых тем разговора.

Раньше, когда они с Алексом еще вели откровенные беседы, Алекс часто говорил, что Аглая так ведет себя, потому что завидует ей, Инессе. С каждой их новой беседой она все более убеждалась в этом. Самым существенным доводом стало то, что Алекс рассказал, что раньше Аглая проявляла к нему повышенный интерес. 

По правде говоря, эти подсознательные мысли Инессы были не беспочвенны. Очень часто бывает, что между подругами складывается негласное соперничество. Каждая девушка хочет быть красивее, любимее, удачливее других девушек, пускай даже это ее лучшая подруга. Исключение составляют лишь счастливые, самодостаточные, успешные и любимые. Те, кому нет смысла ревностно следить за успехами других. Аглая и правда ловила себя на мысли, что она испытывает чувство зависти  к своей подруге, которое было ей неприятно, и она пыталась давить его в зародыше. Но не всегда это было успешно, тогда ее негативные чувства переливались в критику, так было намного легче, так она словно снимала с себя за них ответственность. Но, не смотря на все это, свою подругу Аглая любила,  и это было взаимно.

- Мне эта девушка очень нравится, – возразила Инесса на слова своей подруги. – Я ей полностью доверяю.

- Как знаешь, – обижено надулась та. Разговор опять не клеился и после пары напряженных минут Аглая начала подумывать об уходе.

- Я, наверное, пойду. Мне нужно еще Черри отвести в ветклинику на косметические процедуры. Зайду на днях, – сказала она, загораживая своей маленькой круглой фигурой весь дверной проем.

- Да, заходи, конечно.

Еще пару мгновений после ухода Аглаи, Инесса не могла отделаться от легкой бесконтрольной тревоги, вызванной словами подруги. 

 

Алекс и Рита

Алекс сидел, глупо уставившись в одну точку. Танцпол качало под ритмичные басы трека одного из популярного сейчас папeнькиного сынка, который вещал о сложности жизни и о том, как тяжело самому пробиваться из самых низов. На его лице появилось выражение досады, после чего он осушил до дна еще одну из стоящих перед ним стопок виски. Алекса все раздражало, все его страхи, которые он прятал на дно своей души, в одно мгновение вырвались наружу. По – настоящему, причина его недовольства крылась совсем в другом, но Алекс старательно отгонял прочь жестокую реальность и осознание своей слабости. Его взгляд постоянно невольно обращался на другой конец зала, где за одним из столиков сидела, как всегда великолепная Марго. Сейчас она высоко запрокинула голову, выставив напоказ белоснежную шею, и заливисто хохотала. Рядом с ней сидел знакомый Алексу банкир и что – то воодушевленно нашептывал ей на ушко. Марго старательно дела вид, что ей очень интересно и одобрительно кивала головой. Портить отношения со своим сегодняшним соперником Алексу не рекомендовалось. А зря. У него так и чесались руки наплевать на все и подойти к тому столику. Он то знает, что намного лучше того жирного болвана. Но в нашем мире все решают деньги, поэтому Алекс оставался на месте. Скорей не так, это лично для него всегда очень важны были деньги. К тому же мужчина знал, что этот вечер Марго проводит со своим новым ухажером тоже только по этой причине. Ее надолго не хватит,  этот жирный, занудливый, самоуверенный толстяк очень быстро ей надоест – успокаивал он себя. Но сама мысль о том, что другой мужчина может проводить с ней время, а тем более касаться ее, приводили Алекса в бешенство. Марго не должна была проводить время ни с кем кроме него.

Ревность – всегда была его пунктиком. Она, словно ядовитая змея, пряталась долгое время на дне его сознания, не показывая оттуда даже голову, а сейчас она, извиваясь и жаля, давала о себе знать. Просто раньше не было повода ей пробудиться. Разве что та история с Павлом  оставила в его груди неприятный осадок. Но и тогда это чувство не было такой необузданной, разрушительной силы. Инесса никогда не вызывала в Алексе столько эмоций, как Марго. Этому эгоистичному, чрезмерно ценящему себя мужчине было очень тяжело себе в этом признаться. Она и правда его очень глубоко зацепила.

Взгляд Алекса еще раз обратился в сторону объекта своих чувств. На этот раз Марго, оставив так и не допитый коктейль, танцевала с одним из крутившихся весь вечер неподалеку от их столика молодчиков. Танцевала Марго профессионально, откуда у нее взялись эти навыки девушка не признавалась. Алекс вообще ничего не знал о ее жизни и ее прошлом. Это была девушка – загадка. На все его расспросы она лишь многозначительно пожимала плечами и говорила, что в ее жизни не было ничего значительного, о чем стоило бы рассказывать.

На другом конце зала вокруг Марго уже образовался круг поклонников ее танца. Ее сегодняшнему спутнику ничего не оставалось, как наблюдать за этим и ждать когда она вернется к их столику.

- Стерва! – констатировал Алекс. 

« Да зачем она нужна! Она тягается с разными мужиками. Она меня не достойна!», - бахвалился он, опустошая очередную порцию виски.

«Да чего я должен здесь сидеть в одиночестве, а она там развлекаться. Я не какой – то неудачник, я могу себе многое позволить. Вот хотя бы приятное общение с той  симпатичной блондинкой в розовом, очень похожей на Барби»

Блондинка уже на протяжении часа кидала недвусмысленные взгляды в сторону Алекса, она явно была не прочь познакoмиться. 

«Ну что ж, он осуществит ее желание», - усмехнулся Алекс и направился в сторону ожидавшей его красотки.

Пара танцев и коктейлей и девушка, мило улыбаясь, дала понять, что готова на продолжение вечера в другом месте. Он не прилагал для этого никаких усилий. Неожиданно Алексу стало противно.

Он был довольно брезглив от природы и мысль о том, что девушка ведет себя точно также с другими, отбило у него всякое желание продолжать общение.

- Ты со всеми после часа общения готова идти куда угодно? – спросил он резко.

- Нет, что ты, – пыталась убедить его девушка, но все, что она говорила уже ровным счетом никакого значения.

- Прости, крошка, я тебе не верю, – были его слова – Ты можешь переключится с меня, вон на того здоровяка, в кепке. Он целый вечер не сводит с тебя глаз.

- Ненормальный! – зло выругалась девица.

Через мгновение мужчина уже потерял к ней всякий интерес.

- Еще виски? – поинтересовался материализовавшийся, как по волшебству  возле него бармен.

- Да, еще две порции.

Взгляд Алекса опять вернулся к знакомому столику в конце зала. Их глаза с Марго встретились, она подала ему знак выйти из зала.

- Ты сегодня, я смотрю, не на высоте, – усмехнулась Марго, прижимаясь к нему.

- Чего ты хотела? – оттолкнул он ее.

- Фу, какой ты грубый, – скорчила смешную рожицу девушка. – Я оставила этого напыщенного идиота. Больше не могу находится в его обществе. Как же с ним скучно, – доверительно пожаловалась она.

- А хочешь, я уйду прямо сейчас с тобой? – поделилась она пришедшей ей в голову мыслью.

В этот момент Алекс почувствовал жгучую ненависть, ему захотелось сделать ей очень больно, но в тоже время ему очень хотелось вновь ощутить пережитые с ней эмоции. Именно она умела сделать так, чтобы он чувствовал себя таким мужественным, независимым,  сильным и счастливым. Как это у нее получалось, он не знал, он готов был поклясться, что также чувствуют себя и остальные ее жертвы. Алексу хотелось доказать, что он лучше тех остальных. Они проведут время так, что она запомнит этот вечер надолго.

- Хорошо, – согласился он и потянул ее за руку к выходу.

- Куда ты меня тянешь? – удивилась девушка.

- Как ты относишься к азартным играм? – поинтересовался он.

- А ты что любишь азартные игры? – удивилась Марго.

- Не знаю, никогда не пробовал, но говорят новичкам везет. Попробуем?

- Обожаю все новое, – прошептала она.

- Я знаю, поэтому мы туда и идем.

Со своей идеей по поводу казино Алекс не ошибся. Им с Марго сегодня поразительно везло. Такой воодушевленной он ее еще не видел. Девушка казалась очень азартной особой.

- Мы их сегодня сделали! – ликовала Марго заплетающимся голосом, неся в одной руке туго набитую сумочку с их выигрышем, а в другой  бутылку шампанского, с горла которой она периодически отпивала по большому глотку.

- А что, нужно отпраздновать, – объяснила она свое поведение, зная что, чтобы она не сделала, в любом случае ей все простится и сойдет с рук.

- Поцелуй меня, – неожиданно она остановилась посреди дороги.

Марго умела быть обворожительной и манящей, она умела, чтобы время с ней отпечатывалось в памяти ярким незабываемым впечатлением.

Марго лежала, свободно раскинувшись на кровати, и покачивала игриво ногой. В черных, как смоль волосах, играли отблески полной неестественно красной луны. В этот момент Марго была божественно красива, и она об этом знала.

- А я вчера совершила подлость, – доверительно сообщила она Алексу. – Помнишь, мы знакомились в клубе с очень влюбленной в друг друга парочкой. Ты еще даже не верил, что такое возможно.

- Помню, – согласно кивнул он.

- Я их рассорила. Мне просто хотелось проверить какие преграды сможет преодолеть их любовь. Любовь оказалась не такой уж и прочной, – открыто продолжала делится она своими мыслями, словно это было что – то само собой разумеющееся.

- Стерва! – мысленно констатировал Алекс не без некоторой доли восхищения. – И почему именно такие мне нравятся? Наверное, мы из одного теста, а подобное притягивает подобное.

 

      Полузабытье

Иногда во время работы, Ингу посещали  мысли, но чаще всего она не думала уже ни о чем, девушка работала по инерции и грезила, грезила на яву. Такое состояние опытный человек мог бы назвать бредом больного человека. Она забыла, где находится, руки сами по себе делали свою работу, а сознание уносилось далеко отсюда. Она была не здесь.

Иногда, перед глазами девушки вставали картины ее прошлой жизни. Счастливые и не очень. Она, уставшая и опустошенная, словно переосмысливала прожитую ею жизнь, дая уже новую совершенно иную оценку всем событиям в ней.

Вот она дома с семьей: с мужем и детьми – они счастливые и довольные гуляют по осеннему парку, вороша ногами огромные кучи желтых опавших листьев. Это было еще до того, как она  разочаровалась в муже. Когда – то она еще была счастлива с ним. Тогда она еще верила, что все может быть хорошо, верила его обещаниям, что это все временно, а потом он будет для них стараться. Но время шло, и она понимала, что если человек не старается что – то сделать сейчас, он уже и не будет стараться. Ему так было легко и комфортно, когда о всем за него думала она. А он жил полностью поглощенный своим увлечением – машинами и мотоциклами. Николай мог часами ковыряться со своей полностью не отремонтированной машиной, что девушке казалось, что он любит ее намного больше, чем Ингу.

Иногда девушка любила идти по ночному городу и слушать музыку о любви, в которой мужчины пели о своих сильных чувствах к женщине, и ей всегда было очень обидно, что ее никто не любит, также, как их, тех женщин в песнях. Она знала, что Николай просто не способен нa такие чувства. Лишь на треть его сердце принадлежит ей. Инга мечтала о таких чувствах, но понимала, что в реальной жизни это маловероятно.

Иногда она видела себя еще совсем маленькой, почему – то всегда одинокой, держащейся особняком от других детей. Вот она рисует какие – то придуманные ею миры, несуществующих животных, эльфов и принцесс. Она всегда, маленькая и одинокая, искала поддержки и похвалы у своего отца. Но похвалы и поддержки она так от него и не дождалась, так и оставшись на всю жизнь недохваленой.

Иногда перед Ингой вставали сюжеты вымышленных событий. Что было бы, если бы Антоний подошел к ней и сказал, как он ошибался и, что он просто делает вид, что равнодушен, а на самом деле она ему безумно нравится и он не знает что ему дальше делать. Он понимает, что никогда по – настоящему не любил ее. Они начинают страстно целоваться и остаются вместе уже навсегда.

Иногда она видела какого – то человека, который мог ей кого – то напоминать из ее прошлого и в голове выстраивались просто феноменальные ассоциативные цепочки.

Парень, работающий напротив сильно, напоминает ей парня из ее двора – Ингину первую любовь. Тогда она была беззаботна и счастлива и мысли о том, что подумает этот мальчишка, были самыми сильным переживанием в ее жизни. Вот они играют в догонялки, вот она снова переживает их первый поцелуй, а вот их прощальный вечер после которого он и она уезжают учиться, обещают друг другу встретится в скором времени. Но эти слова для них так и остались словами. Инга в скором времени встретила Николая и уже совсем скоро она уже ждала от него ребенка.

«Я выхожу замуж», - поделилась секретом она со своим соседским мальчишкой. Она видела, каких огромных усилий ему стоило скрыть горечь.

«Поздравляю», - нацепив напускную улыбку на лицо, сказал он.

«Спасибо», - сделав такую же радостную улыбку, ответила она и после этого они больше не виделись.

А позже Инга узнала что Виталий (так его звали), вскоре женился и, как она слышала от общих знакомых, не счастлив в браке. Как и она. А что было бы, если бы она тогда не встретила Николая и осталась бы с Виталием? А что было бы? – вопрос, который она иногда себе задавала.

Как часто вся наша дальнейшая жизнь зависит от одного лишь поступка, встречи или выбора. Об этом Инга задумывалась часто. Иногда ее сознание само услужливо додумывало за нее продолжение ее «другой» жизни. Жизни, в которой она сделала бы другой выбор.

Интересно, а если бы она осталась с Виталием она бы бросила рисовать, как это у нее произошло с Николаем? Интересно, а была бы она с ним счастлива?

Тысяча и один вопрос, тысяча и один фрагментик – воспоминание с ее прошлой жизни, переплетенные с фантазиями, оседали в ее сознании полным сумбуром.

Жизнь – полусон, в которой основную часть занимала работа, лишь стала продолжением ее снов. Сон – это было то время, когда она могла забыться и ни о чем больше не думать.

- Привет, – радостно целует ее в щеку муж. – Я рад, что ты, наконец – то, вернулась.

Она входит в прихожую, где на пороге ее встречает Николай. Девушка заходит счастливая в комнату, она, наконец – то, дома и сможет увидеть своих близких. Ее радостный взгляд натыкается на играющих в углу комнаты детей, и она начинает громко кричать. У ее детей нет рук.

- Что ты сделал с нашими детьми? – в ужасе спрашивает несчастная мать у мужа.

- Это наказание за их плохое поведение.

Инга просыпается вся в липком поту от страха и понимает, что у нее просто занемели от тяжелой работы руки. Такое бывает у нее здесь постоянно она часто просыпается среди ночи от того что не чувствует рук. Инга вновь пытается уснуть и отогнать от себя жуткое наваждение.

Сон – это теперь ее единственная возможность забыться. Порой ей кажется, что когда она приедет домой к своим близким, эта ее работа еще долго будет ей снится в кошмарах. Огромный цех завода, постоянно движущиеся ленты и люди, которые смотрят на тебя не добрым взглядом. Кажется, что готовые испепелить тебя, лишь ты совершишь одно неверное действие.

Здесь совершенно все иначе. Здесь совершенно другой мир другая жизнь другое измерение. А тот «домашний» мир, который у нее был до этого, кажется, здесь не реальным.

Если бы у нее спросили, скучает ли она за своим мужем и детьми, она бы даже затруднилась ответить, потому что полностью гнала от себя эти мысли. Она старалась не думать о том, как сильно она за ними скучает. Если бы Инга поддалась этим своим чувствам, ей кажется, что она совершенно сошла бы здесь с ума от тоски. Она запрещала себе какие – либо сентиментальные мысли, любое проявление слабости. Здесь действовали лишь законы выживания, ни в коем случае нельзя было расслабляться. Когда ей особо было тяжело, она напоминала себе, для чего она сюда приехала, что у нее есть цель, что дома ее ждут ее любимые дети, и ради них она должна быть сильной. Что она здесь, чтобы заработать для них денег, чтобы они ни в чем не нуждались.

Инга вообще полностью исключила любые мысли. Не об Антонии, не об оставленных дома детях, не о муже, который ее не любил, так как ей того хотелось, она не думала. Работа, работа и только работа. Не смотря на физическую усталость, не смотря на плохое самочувствие, в этой огромной толпе людей, снующих по цеху и дома, в общежитии, она чувствовала себя очень одинокой. Не было ни одного человека, с кем она могла поделиться своими мыслями, кто просто мог бы ее понять. В целом всем было совершенно все равно до окружающих.

Иногда Инга, сама того не замечая, за эти долгие часы работы разговаривала с Богом. Всегда, в тяжелых жизненныx ситуациях люди обращаются к Богу. Таким образом, они словно ищут поддержку, подпитку своим уже иссякающим силам. Когда не на что надеяться и не знаешь, кого обвинить в своих неудачах, для этого всегда есть Бог. Ведь намного легче переложить ответственность  за события, происходящие в жизни на кого – то, надеяться на чудо, когда особенно тяжело.

Инга всe это понимала, понимала, что это все просто людская слабость. Она сама в тяжелых жизненных ситуациях не полагалась безраздельно на Бога, но все же, когда ей было особенно одиноко или тяжело, она разговаривала с ним. Это было всегда, не только сейчас. С самого детства она знала, что он есть и что она его любит. А еще она знала, что Бог у нас в душе и что не нужно обязательно ходить в храмы постится и выстаивать долгие службы, чтобы считать себя верующим. Это просто какая – то природная чистота души, невинность, даже если человек иногда грешит, совершает что – то, что осуждается общечеловеческими законами морали, все равно в некоторых ситуациях может считаться, что он не согрешил. Например, в их ситуации с Антонием считается, что Инга согрешила, изменив мужу. Но она так не считала: ведь их чувства с мужем уже давно остыли. А в некоторых ситуациях она оправдывала воровство или даже убийсто если они произошли в целях самообороны или для того, чтобы не умереть с голоду. В общем, у Инги были свои представления о морали, во многом отличающиеся от большинства окружающих ее людей, можно ничего этого не совершать и жить полным злобы, ненависти или осуждения к окружающим тебя людям. Это Инга считала еще большим грехом. У нее вообще было много таких странных собственных убеждений, правил и «пунктиков», как их назвали бы окружающие.

Она, например, считала, что не смотря ни на какие жизненные трудности, она  всегда должна быть оптимисткой и доброжелательно относится к людям. Злость и раздражительность она считала слабостью, а такого она себя позволить не могла. Правда она не знала насколько хватит такой ее внутренней силы. Со стороны это выглядело странным в этом жестоком мире, где каждый был сам за себя и никогда, просто так, бескорыстно ничего не делал но, но у нее были свои представления оb окружающей действительности.

Она видела, что здесь, как и среди животных, есть более слабые и более сильные. Но здесь, ни в коем случае нельзя быть слабым, потому что тогда тебя полностью уничтожат. Сколько раз она видела как приближенные к «элите» выбирают себе «козла отпущения». Все самые сложные работы и поручения всегда достаются именно ему. Она видела, как шпыняют таких «счастливчиков» все кому не лень. Всевозможные издевательства и шуточки для обычных людей – привычная норма. Сколько раз она наблюдала как более слабому или пожилому дают непосильную для него работу и с удовольствием наблюдают, как этот несчастный мучается, пытаясь выполнить эту непосильную для него работу.

Почему они считают, что вправе так поступать с другими? Почему они считают себя лучше остальных? – иногда задавалась она вопросами, ответов на которые просто не существует. А еще она видела, как это место затягивает людей, как трясина, а затем покоряет. Как люди приезжают сюда сначала с горящими глазами, полными энтузиазма и надежд и как они постепенно, с течением времени, гаснут. Люди привыкают в течении нескольких месяцев к продолжительному изнуряющему труду, нечеловеческим условиям и скотскому обращению. Они просто напросто становятся рабами, рабами положения. Изначально все они думают, что это временно. Что они заработают денег и уйдут с этой отупляющей работы, где дни и ночи напролет человек должен выполнять монотонные, тяжелые, физические действия. Если вначале у кого – то еще и есть силы и желание развиваться, что – то менять, то уже через пару месяцев, истощенные морально и духовно, они все свое свободное время тратят на то, чтобы просто поспать. Так, работающие здесь люди деградируют. Очень редко работа бывает временной, чаще всего она становится постоянной.

Привычка – очень многое значит в нашей жизни. Человек может терпеть очень многое, лишь бы не выходить пусть из не очень комфортной «зоны комфорта». Инга усмехнулась своему каламбуру. Странно, в таком положении у нее еще осталось способность шутить. Значит еще не все потеряно, – подумала она.

Люди боятся перемен,  боятся пошевелиться, чтобы что – то изменить в своей жизни, оправдывая себя теми или иными способами.

Лишь счастливый случай или толчок может вывести их из такого состояния.

Таким «счастливым случаем» стала потеря сознания Инги. В один из ее все участившихся приступов головокружения, она и сама не поняла, как свет в ее глазах померк, и несколько мужских рук подхватили ее. Oчнулась она на больничной койке.

 

Знакомство

- К сожалению, девушка, здоровье Вам не позволяет так тяжело физически работать, – объявил ей врач в белоснежном халате, сидящий напротив ослабшей и истощенной Инги. – Вам придется искать другую работу.

- Где же я ее буду искать? – устало вымолвила девушка.

- Я могу кое – что посоветовать, – предложила находящаяся в одной с нею палате молодая, очень красивая девушка, внимательно слушавшая разговор Инги с врачом. – Меня  зовут Альбина, – протянула она девушке наманикюреную, ухоженную, всю в перстнях ручку и ослепительно улыбнулась.

- Инга. Очень приятно, – одарила она ее ответной улыбкой.

- Ну вот и хорошо, как раз и познакомитесь, – сказал доктор и покинул палату, выписав перед уходом Ингe целый список необходимых для нее дорогих лекарств.

Инга тогда еще и не подозревала, как круто может измненится судьба всего лишь из – за одного знакомства с другим человеком.  «Все в мире не случайно», - позже думала она, – «Случайная встреча, случайный разговор, и в итоге твоя жизнь меняет свое направление на 180 градусов»

- Так о каком предложении ты мне говорила? – поинтересовалась она слабым голосом, лишь доктор покинул палату у своей новой симпатичной знакомой.

- Ты сначала окрепни, а потом поговорим. Я тебя возьму с собой, и все увидишь своими глазами, – весело подмигнула она ей.

 

- О тебе принесли еще одни цветы – немного завистливо удивилась Инга, увидев уже четвертый за два дня новый букет, поставленный на столике Альбины. – У тебя очень настойчивый ухажер, – подметила она.

- Ха, – весело захохотала та, высоко запрокинув голову – И не один.

- В смысле? – удивилась Инга.

- А какой здесь может быть смысл? У меня есть любовник и не один. Все они не плохие. Я пользуюсь тем, что они хотят быть со мной, получаю от них все, что мне нужно и чувствую себя вполне счастливо.

- Я бы так не смогла, – ответила непонимающе Инга. – Как можно играть чувствами других людей.

- О, я раньше тоже так считала, пока у меня с глаз не слетели розовые очки. Сейчас я совершенно не забочусь ни о чьих чувствах. Может это немного жестоко, я не спорю, но я никому ничего не обещаю. Я не говорю им, что они у меня единственные и неповторимые. Я их не обманываю, я просто не говорю всей правды.

- Но это ведь тоже ложь, – ответила отрицательно Инга.

- Это уже у кого какое представление о лжи. Если бы они хотели додуматься, что они у меня не одни, они бы додумались. Они и сами рады оставаться в неведении. Люди верят в то, во что хотят верить. Более того открою тебе секрет: не все мои любовники так безгрешны. У многих из них есть семьи или другие женщины, которых они также беззастенчиво обманывают. Или ты думаешь, они полюбили мою душу, любят именно меня такую, как есть и не полюбят уже никого другого? – спросила с вызовом Альбина.

- А ты что отрицаешь, что кто – то может полюбить твою душу?  - задала Инга вполне уместный вопрос.

- Конечно, могут полюбить и душу, если у тебя вполне привлекательное тело.

- Я с этим не согласна, – не хотела соглашаться с правдой Альбины Инга.

- Да? – встрепенулась та. – Тогда почему же у одних девушек есть много поклонников, а другие остаются одинокими. Наверное, потому что у одних душа лучше, а у других не такая красивая? – цинично заметила Альбина.

- Просто они не так уверены в себе, – объяснила все с психологической точки зрения девушка.

- А они не уверены в себе, потому что на них никто не обращает внимания.

- У каждого своя правда, – решила она закончить ни к чему хорошему не приведший бы разговор. 

– Просто я бы точно так не поступила, – добавила уверенная в своей правоте Инга.

Но… «никогда не говори никогда», - фраза ее мамы, справедливость которой она испытала на себе. 

 

- Ну, вот ты и узнала, чем я на самом деле занимаюсь. Да – да можешь не отвечать, ты бы на это ни за что не согласилась, – опередила  ее реплику девушка. – Только ты подумай о свои детях, ты приехала сюда работать, физически работать тебе противопоказано по состоянию здоровья, свои отложенные сбережения ты потратила на медикаменты, другую похожую работу ты врядли найдешь. С чем ты вернешься к детям?

Инга задумчиво посмотрела на такую ухоженную и могущую себе все позволить Альбину. «А почему она не может позволить всего этого детям? Конечно же, может. Просто нужно переступить через свои принципы. А что если попробовать, что она теряет? Ничего она заработает достаточную сумму денег и остановится», - размышляла девушка. Она всегда сможет, когда нужно остановится, – думала она. – К тому же в ее груди, последнее время поселилась какая – то странная, необъяснимая пустота. Она словно бы была одна на необитаемом острове. Ей уже было почему – то все равно как ей дальше жить. Любой выбор сейчас казался верным. Ее ничего уже не связывало с прошлым кроме детей. Но ради детей она и так приехала сюда. А мужчины? К мужчинам  у нее не осталось больше чувств. Ей было все равно. Она знала, что дома у нее есть муж, но, к сожалению, у нее уже совсем не осталось к нему чувств. Сильное разочарование убивает все. Чувства могут остаться после ошибок, невнимания, измены, но после разочарования они умирают. Это она знала точно. Сейчас она была вольна делать что угодно. Ей жизнь вновь начиналась с чистого листа.

У нее не было ни одного угрызения совести по отношению к мужу. Нет чувств, нет угрызений совести. Да она решила она заработает денег для своих детей и остановится.

Как же она тогда ошибалась, – впоследствии поняла она. Нет ничего более постоянного, чем временное.

- Хорошо, я согласна, – известила о своем решения Инга Альбине.

- Я в тебе не сомневалась, – довольно ответила та. – Будешь, как сыр в масле кататься. Все пальцы будут в перстнях,– заверила она ее.

 

Не веря своим глазам

- Инесса Константиновна, я поду? – заглянула в комнату всегда заботливая и обязательная Камила. – Мы играли с Вероникой  и она уснула, так Вас и не дождалась. Извините, – потупила глаза девушка с виноватым видом.

- За что ты извиняешься, Камила? Наоборот, за все тебе спасибо. Ты очень мне помогаешь, – посмотрела она благодарно в сторону девушки.

Последнее время ее помощь и правда была для начальницы неоценимой. Ей, привыкшей, что все в мире покупается и продается, хотелось как – то отблагодарить подчиненную помимо выплачиваемого гонорара, но она не знала, как это сделать, чтобы не обидеть. На ум ничего не приходило.

-Ну, я пойду? – нерешительно затопталась на пороге Камила,  котoрой было немного неловко в обществе Инессы  без какого – либо занятия. Занятия, или какие – либо обязанности были ее спасительной броней.  Так она знала, что ей нужно делать. Если же Камила ничего не делала, она чувствовала себя не в своей тарелке, потому что нужно было о чем – то разговаривать. Этого Камила не любила и не умела делать. По правде говоря,   она всегда боялась сказать что – то не так, плохо выглядеть в чьих – то глазах.

- Постой, Камила, ты на несколько размеров меньше чем я. Недавно мне подарили симпатичное платье, но оно мне мало, а тебе как раз будет впору. Если оно тебе понравится,  можешь забрать его себе, – протянула Инесса Камилле сверток с платьем, сама от чего – то смущаясь.

Она мысленно попыталась представить свою подчиненную в новом наряде и подумала, что та в таком виде бы произвела фурор. «У Камилы такие хорошие данные, а она прячет свою красоту под какими – то серыми мешковатыми балахонами», - еще рaз удивилась ее странности Инесса.

Камилле это платье было совершенно ни к чему, она не любила таких нарядов,  которые привлекали к ней внимание,  но как это объяснить Инессе,  она не знала. Поэтому девушка быстро схватила предложенный ей сверток, неловко поблагодарила начальницу и скрылась за дверью.

Даже не раскрывая свертка, Камила знала, что носить это платье не будет. Она уже видела его, когда Инессы не было дома. Еще в самый первый день, когда та пришла домой с несколькими новыми свертками, Камила сразу же рассмотрела их содержимое. Она знала, что так делать нельзя, но ничего не могла с собой поделать. Последнее время ее  интересовало все, что было связано с ее начальницей. Все ее наряды были шикарны, но она врядли когда – нибудь бы решилась такой одеть. Камиле казалось, что если только она оденет его, на нее сразу же обратятся взгляды всех присутствующих. Но с другой стороны оно ей очень нравилось.

Полностью разобраться в своих ощущениях по поводу подарка девушка не успела, ее размышления прервал материализовавшийся перед ней муж Виктор, который без лишних слов, заботливо взял у нее из рук сумку.

- Счастливая! – шевельнулся у Инессы внутри червячок легкой зависти и « строгая» бизнессвумен отошла от окна. Алекса до сих пор не было дома. Да она вообще уже забыла, когда последний раз они проводили вечера вместе. За последние пол года, а может быть, даже больше, она такого вспомнить не могла.

Дорогие настенные часы, которые она привезла из одной из поездок за границу, так великолепно вписывались в ее интерьер. Инесса всегда обладала отменным эстетическим вкусом. Она могла бы свободно работать дизайнером. Она очень тонко могла передать желаемую для заказчика атмосферу. Например, вся ее огромная квартира была насквозь пропитана атмосферой роскоши и уюта. Только почему – то последнее время ей совсем не было здесь уютно, а наоборот, одиноко и отчего – то моторошно. Последнее время подсознательное ощущение тревоги почти не покидало женщину. Что является ему причиной, Инесса не знала. «Наверное, я просто устала», - пришла ей в голову совсем не свойственная ей мысль, додумать которую ей не довелось. В двери послышался звук поворачиваемого замка и на пороге предстал Алекс. Сердце у Инессы тоскливо сжалось. Ее «чужой» Алекс досадливо посмотрел в сторону своей жены явно не довольный тем, что она еще не спит.

- Что нового? – задала Инесса свой стандартный вопрос, на который заранее знала, каков будет ответ.

- Ничего. А впрочем, есть новость. Завтра состоится ужин по поводу юбилея зам директора «Автотранс». Мы приглашены. Одень что – нибудь по приличней, например, то черное в пол платье, инкрустированное камнями.

- К сожалению, я не могу. Оно оказалось мне мало, и я отдала его нашей гувернантке.

- Почему оно оказалось тебе мало? Ты поправилась? – спросил недовольно Алекс, затем до него словно только дошел смысл сказанных ею слов.

- Какой гувернантке? – округлились его глаза. 

– Да, Алекс, если бы ты чаще бывал дома, ты бы знал. У нас есть гувернантка, которая помогает мне с Вероникой, когда это у меня не получается. Она как раз покинула дом перед твоим приходом.    

Инесса с досадой окинула комнату, еще немного и она сорвется.

«Нет, она не должна давать волю чувствам. Она привыкла всегда себя держать в руках. Так будет и дальше. Она не хочет окончательно разрушить и так расшатавшиеся их с Алексом отношения.

Но уберечь эти отношения у нее все же не получилось. На следующее утро Инессу разбудил телефонный звонок.

- Алло! Слушаю! – раздраженно подняла она трубку. Инесса считала совершенно некорректным беспокоить кого – то в первой половине дня в выходной день но после услышанных нескольких фраз  ее раздражение быстро улетучилось.

- Доброе утро, – невнятно прошелестел голос по ту сторону телефонного аппарата.

- Доброе утро, – автоматически ответила девушка, силясь угадать, что за этим всем последует.  Инесса почему – то сразу решила, что этот звонок окажется для нее важен, мысль о том, что это может быть чьей – то шуткой, она исключила сразу.

- Тебе, наверное, интересно узнать, как проводит время твой мужчина? – продолжал, как ни в чем не бывало голос.

- Допустим, – осторожно отозвалась она.

- Тогда прямо сейчас, если поторопишься, ты можешь увидеть его в мотеле «Горькая луна» с одной привлекательной особой, где они часто весело проводят время.

 - Кто Вы и зачем Вам это нужно? – попыталась выяснить Инесса, но в ответ лишь услышала короткие отрывистые гудки.

Сон пропал, как рукой сняло. Времени раздумывать совершенно не было. Нужно было ехать. Правда это или нет,  все сказанное этим анонимным «доброжелателем» проверить Инесса может, лишь посетив мотель «Горькая луна». Хорошо, что она знает, где находится указанное место в их городе.

На дорогу всего потребовалось пять минут и ее красная мазда уже удачно припарковалась в тени насаженных по периметру стоянки декоративных деревьев, на территории мотеля. И как раз вовремя, никуда идти и что – то узнавать Инессе не требовалось. Алекс собственной персоной спускался по ступеням здания в сопровождении какой – то девицы.  

   «Стоп!» - одернула себя Инесса.  Что – то показалось ей смутно знакомым в облике этой красотки. Но что? « Эта девушка… лицом, фигурой странно ей кого – то напоминала.  Камилу. Да она ей напоминает Камилу ,– пронеслась в голове Инессы догадка. Не может быть, чтобы это была Камила!»  - яростно протестовало ее сознание. «Но это, кажется, она. Только какая – то другая». Она это или не она, Инесса не определилась. Парочка села в машину и скрылась за поворотом.

«А в общем, это не так уж важно. Важно то, что Алекс ей изменяет. Но, наверное, чего – то такого она уже давно ожидала. Иначе быть и не могло. Просто совершенно ничем иным нельзя было объяснить такое невнимание со стороны Алекса. Но все же, до самого последнего момента она хотела верить, что это не так.

Кажется, еще пять минут назад все в этом мире было по – другому. Она верила, что все еще может быть хорошо. А сейчас, ее словно размозжили с огромной высоты по бетону.

Если сознаться честно, то все чего она достигла, она достигла благодаря Алексу, точнее благодаря его нелюбви. Она безумно все это время хотела получить его одобрение, хотела ему нравиться, хотела соответствовать его идеалам. Ему нравились эффектные успешные деловые женщины, она стала полностью такой, как он хотел. Она полностью изменила себя, она стала другим человеком, она променяла на это иллюзорное одобрение чувства человека, который ее по – настоящему любил, который мог ее сделать счастливой. И что взамен? Она несчастлива. Теперь она полностью поняла и прочувствовала смысл выражения: с мужчиной женщина должна быть не сильной, а счастливой. Но, конечно же, Инесса и дальше никому не расскажет о своих переживаниях. Она слишком гордая, чтобы сознаться в своих слабостях. Она также, как и раньше,  одиноко будет нести свой крест. Она же сильная, она и это сможет. Алексу о том, что она сегодня видела, она тоже не скажет. А от мысли, что Аглая была права насчет Камилы, Инессе становилось грустно.

Беда не приходит одна – сколько раз Инесса слышала это выражение, и только вот сейчас ей представился случай в полной мере его на себя примерить. Тяжелое, наэлектризованное пространство ее комнаты нарушил телефонный звонок.

«Утренний анонимный доброжелатель?» - возникла  первой в голове ее мысль.

- Слушаю, – быстро подняла она трубку, приготовилась услышать вновь все тот же тусклый невнятный голос. 

 

Известие о пропаже ребенка

 Известие, произнесенное взволнованным, даже крайне перепуганным голосом директора частной школы, где воспитывалась ее дочь, повергало Инессу в шок. Всегда деловитый голос директрисы, словно прошелся по всем ее нервным окончаниям и впился сотней раскаленных иголочек ей в сердце, в легкие так, что стало невозможно вздохнуть, невозможно пошевелиться. Лишь по прошествии нескольких минут, которые, казалось, длились для нее вечность, до нее, наконец, стал доходить смысл сказанного.

- Инесса Константиновна, – словно на повторении звучал непривычно робкий и запинающийся голос директрисы. – Ваша дочь куда – то исчезла еще утром, мы не хотели Вас беспокоить, думали, найдется, но ее все нет и нет. Нам пришлось пригласить следователя, мы очень сожалеем, что так получилось. Вам обязательно нужно к нам подъехать, -  Инесса тяжело опустилась на стул, приложив трубку к уху, не в силах поверить в услышанное.

- Инесса Константиновна, Вы меня слышите? – напомнил о себе голос из трубки, подтвердив тем самым, что это не сон, а самая настоящая жестокая реальность.

- Это розыгрыш такой? Таким не шутят, – сразу же пошла она в наступление. – Как это случилось? Как вообще такое могло случится? – кричала она что было сил в телефон, пытаясь таким образом справиться с подступавшей к горлу паникой.  – Я на вас в суд подам, слышите! Я доверила вам своего ребенка, а Вы не уследили. После такого ваше заведение не имеет право существовать.

- Мы правда не знаем, как такое могло случится. Мы надеемся, что это просто недоразумение и скоро все разрешиться.

- Сейчас буду, – рявкнула Инесса и швырнула телефон на стол. «Пара глубоких вдохов, нужно успокоить дыхание, это всего лишь недоразумение и моя девочка найдется», -  как мантру повторяла она себе, на всей скорости мчась в сторону частной школы. Она ехала почти не смотря на дорогу, просто автоматически по памяти ведя машину, по знакомой ей местности.

В частной школе ситуация не прояснилась, а только еще усугубилась. 

Девочка, как в воду канула: играла вместе с детьми, потом решила порисовать, а остальные дети дальше продолжили играть. Поэтому девочку хватились не сразу. И куда она могла деться – никто не знает.

- А Вероника могла куда – то уйти без спросу? – поинтересовался следователь у непомнящей себя от переживания Инессы. Это чувство нельзя ни описать, ни передать словами. Это просто панический ужас, что ты никогда больше можешь не увидеть своего ребенка. Разве есть еще что – то страшнее в этой жизни для матери? – Ничего. Любая нормальная мать отдаст все, и даже жизнь, за своего ребенка.

- Нет, она бы никогда так не поступила. Она была всегда послушной, разумной девочкой.

- Но тогда напрашивается вывод, что ее кто – то увел насильно. Или вам в течении дня позвонят за выкуп, или это могут быть ваши недоброжелатели. У Вас есть предположения кто бы это мог быть?

- У меня нет совершенно ни одного предположения, – устало выдавила из себя Инесса.

- К сожалению, официальное расследование  можно начать только по прошествии трех дней, – огорчил и так не знающую, что делать Инессу, детектив. – Но если у меня уедут какие – то зацепки, я с Вами обязательно свяжусь. 

С того самого момента, как прозвенел тот ненавистный телефонный звонок, девушка была словно на иголках, устраивать скандалы было бесполезно, это не помогло бы найти ее девочку, нужно было что – то делать, но, что она совершенно не знала. Она поспрашивала всех гулявших с Вероникой детей, кто – то что – то заметил необычное, но, к сожалению, никто из них ничего нового добавить не смог. Инесса подняла на ноги весь город: полицию, всех своих влиятельных знакомых, даже наняла частного детектива. Но пока все было безрезультатно. Она ничего не смогла сделать, ей приходилось только ждать. Для привыкшей всегда действовать Инессы это было катастрофой.

Домой Инесса добралась полностью опустошенная, не знающая, что теперь ей делать.

Руки трусились и не слушались ее расплескавшийся  на ноги горячий кофе, больно обжег ее, но Инесса даже не обратила на это никакого внимания. В голове кружился хоровод неприятных мыслей, от которых невозможно было никуда деться. И самая четкая из них была чувство вины. Как она могла так поступать? Как она могла заблуждаться так долго? Как она могла оставлять своего самого любимого человека в мире так надолго, одну оправдывая свои поступки тем, что так ей будет, зарабатывает для своего солнышка деньги, но ведь внимание, которое она могла бы ей дать, не купишь ни за какие деньги. 

Как же она была не права по отношению k своему ребенку. «Сейчас, когда у нее возникла угроза потерять ее, она явственно понимала, что если что – то с ней случится, она себя это ни за что не простит. Если бы она была в это ты день с ней, то ничего бы такого не случилось.

Калейдоскоп воспоминаний прокручивался яркой лентой у нее в голове.

С самого рождения Вероники у Инессы постоянно не хватало времени на ее воспитание, ведь у нее было два важных критерия, отнимающих все свободное время – это работа и Алекс, который требовал внимания не меньше, чем маленький ребенок.

Не важно, была она занята или нет, была она уставшая или нет, когда ему было скучно, он желал активного отдыха, и Инесса соглашалась, потому, что любила его. Это он посоветовал отдать Веронику в частную школу, с проживание ведь там с ней будут заниматься профессиональные педагоги, а Инесса будет забирать ее по выходным. Да и все равно, у нее на это не хватило бы времени среди недели, и Инесса, хорошо подумав, согласилась. Ведь и правда она бы не смогла с ней заниматься в достаточной мере, все силы отнимала работа. Вот попозже когда она добьется успеха, все будет совсем иначе, а пока придется потерпеть. Она совсем не понимала, что завтра может и не наступить. Потом они решили с Алексом открыть свой бизнес, но для этого нужны были деньги. И Инесса решилась ехать зарабатывать деньги в другой город. Для этого ей пришлось оставить еще на какое – то время Веронику. Как тяжело Инессе пришлось на заработках, об этом она вспоминать не любит, да и не зачем. У нее теперь бизнес, а Вероника так и осталась учится в частной школе, потому что времени по – прежнему не хватало. Иногда она думала, что таких никудышних матерей еще поискать нужно, но потом она думала,

 что важнее обеспечить безбедное существование своему  ребенку, чтобы она ни в чем не нуждалась. 

К слову сказать, Алекса все всегда устраивало. У него был талант, он умел всегда все повернуть в нужную для него сторону. К тому же Веронику он никогда по – настоящему не любил: она была не его дочкой,  он был всегда очень эгоистичным. А эгоизм не предполагает внимание к кому бы то ни было.

Все было в корне не правильно. И как она могла так ошибаться, но уже ничего не вернуть назад. От грустных мыслей Инессу отвлек поворот ключа в замке. «Наконец – то, вернулся Алекс!» - с надеждой подумала девушка. – Может, он что – нибудь придумает.

- Алекс, – лишь только он ступил на порог, обратилась она к нему в надежде на помощь и поддержку.

 – Вероника пропала еще утром и ее до сих пор не могут найти. Я не знаю, что мне делать. В полицию можно обратится лишь по прошествии трех дней, – сказала Инесса печальным голосом, еле сдерживая слезы.

Всегда такая сильная в делах касающихся работы,  бизнеса, сейчас она была просто морально уничтожена. Ей очень нужна была мужская поддержка. Пускай всегда она не обращалась к Алексу за поддержкой, сейчас ей было нужно крепкое мужское плечо, но Алекс развеял все ее самые лучшие ожидания.

- Загуляла твоя Вероника где – то. Чего ты переживаешь? Она уже не маленькая, дорогу назад найдет, – сказал Алекс недовольным голосом, только таких проблем ему еще не хватало. Больше всего он ненавидел утешать кого – либо. Ему нравилось, когда вокруг него находятся сильные люди, сильные женщины, а все остальное его раздражает.

- Как ты так можешь говорить, Алекс?  Неужели тебе совершенно все равно? Неужели ты не капельки не беспокоишься за нее? – еле сдерживаясь, спросила она.

- Нет, не все равно, – начал все более злится Алекс. – И не делай вид, что ты такая заботливая и любящая мать, ведь ты сама отдала ее в частную школу.

Фраза, произнесенная Алексом,  больно резанула ей слух. «Что с ним такое? Он стал совершено другим, чужим. Как можно вообще такое говорить? Да ему все равно не только до Вероники, но и до меня», - пронесся в голове хоровод таких тяжелых мыслей.

- Все ясно, – подвела она итог. – Ты не любишь никого кроме себя.

- Я не люблю?! – взъелся еще сильнее ее любимый мужчина. – Все не хочу продолжать этот разговор, не хочу наговорить лишнего. Успокоишься, поговорим, – фраза оборвалась стуком захлопнувшейся за ним двери. Инесса уставшая, напуганная и удрученная, опустилась на стул. Это был конец всему. И почему она столько надежд положила на Алекса? Как она могла думать раньше, что он любит ее? Разве любовь бывает такой? Когда тебя кто – то любит, ты это чувствуешь, а она не чувствовала ничего. Скорей, она только чувствовала пустоту и холод.

«Вот закончится весь этот ужас, я заберу Веронику, и мы будем жить вдвоем. И никто нам больше не нужен. Самое главное – быть с тем, кому ты нужен, а остальное: работа, деньги, материальные ценности – сущая ерунда».

 

 

Звонок

Утро тянулось бесконечно долго. Инесса, забыв о работе, о предстоящих деловых встречах и назначенном на сегодня деловом договоре удрученно гипнотизировала телефонную трубку. Новой информации никакой не поступало. Все, что было еще так недавно важным, потеряло всякое значение. Ничего нет в мире важнее того чтоб нашелся ее ребенок. Даже уход Алекса не так ее волновал. То, что он оставил ее в такой ситуации одну, не поддавалось никакому описанию. После такого в ее груди словно что – то умерло в одно мгновение, сердцем овладело какое – то всепоглащающее равнодушие. Осталось лишь одно желание – найти Веронику. Боли от поступка Алекса не было, если честно, что – то подобное она ожидала от него.

 Где – то в глубине души Инесса знала, что рано или поздно нечто подобное может произойти. Алекс никогда не был заботливым, не любил слабости и слез. Это научило Инессу быть сильной, рассчитывать только на себя. Но всему есть предел. Если нельзя получить поддержку от любимого мужчины, то чего стоят все эти отношения? И где сейчас он, ее мужчина, на которого она потратила столько сил?  К сожалению, он не потрудился поставить ее в известность. Инесса ходила по дому раненым зверем, одинокая и незнающая что делать. Ход мыслей девушки прервал телефонный звонок.  

«Это, наверное, насчет Вероники»,- пронеслась мысль в ее голове.

- Да, слушаю вас, – услышала она, словно не свой металлический голос.

- Тебя, наверное, интересует, где и как проводит время твой мужчина? – раздался неожиданный вопрос, произнесенный не понятно мужчиной или женщиной, все тем же знакомым шелестящим голосом. 

«Наверное, на  голос звонящего наложен компьютерный эффект», - догадалась Инесса.

- Кто это? – встрепенулась Инесса. – Что Вы хотите? – задала она все тот же вопрос.

- Можешь считать, что я просто хочу тебе открыть глаза на Алекса. – Приходи сегодня в девять к клубу « 7 – е небо» и все увидишь своими глазами.

В трубке раздались короткие гудки, Инесса опустошенно опустилась на стул.

«Кто этот таинственный доброжелатель? Что она должна увидеть своими глазами?» - множество вопросов и не одного ответа.

По правде говоря, ситуация с Алексом сейчас потеряла для Инессы свою важность. Все ее мысли были только о дочери, но найти ее она пока не может. Сидеть и ждать, тоже было выше ее сил, и Инесса решила ехать. 

«Ну что ж, я, наверное, опять узнаю что – то новое. Хотя я, наверное, уже ничему не удивлюсь, или удивлюсь?» - в нехорошем предчувствии сердце неприятно сжалось.

Время до девяти вечера тянулось бесконечной резиновой жвачкой, но стрелка часов никак не хотела двигаться к отметке девять.

Наконец, Инесса открыла двери своей красной незаменимой mazdi и помчалась по направлению к клубу. Ситуация чем – то напоминала экранизацию фильма про шпионов. Инесса оставила машину во дворах, и ее темный силуэт растворился в ночной мгле, неподалеку от клуба. Время практически не двигалось, девушке ничего не оставалось, как затаив дыхание, полностью превратится в ожидание. Вскоре послышался шум подъезжающей машины, эту машину Инесса могла узнать легко, даже в темноте, ведь когда – то они с Алексом так часто ездили на ней отдыхать. Тогда, в то время, когда они еще были счастливы. Сейчас, с того времени, кажется, уже прошла целая вечность. Машина затормозила у входа в клуб, освещая фарами, выходящую оттуда роскошную брюнетку. Высоченная шпилька, сэксапильная походка, шикарная фигура. Казалось, девушка сошла с обложки журнала. Алекс незамедлительно вышел из машины и подал подошедшей ему навстречу девушке руку. Это была точно Камила. Сейчас Инесса уже не сомневалась и ничему уже не удивлялась.  За этим последовал страстный долгий поцелуй, в течении которого, Инесса пыталась вдохнуть в легкие хоть глоток воздуха, но, к сожалению, у нее это не получалось. Горькая, раздирающая все изнутри ревность, заполонила все ее существо, не давая пошевелиться, не давая перевести дыхании. Это был шок, больнее этого чувства, может быть, только потеря близкого человека. Предательство двух людей, которым она доверяла – это было свыше ее сил. Хотя это и была потеря близких для нее когда – то людей. Ведь если человек так поступает, его уже нельзя назвать близким.

На мгновение ей пришло в голову мысль, что было бы  хорошо, если бы это все оказалось сном. Инесса даже на мгновение прикрыла глаза, но открыв их увидела все ту же картину. Страстно целующуюся на ходу парочка села в машину, на прощание осветив фарами стоянку перед клубом. Инесса со всех ног кинулась к своей машине. Ей нужно было во что бы то ни стало увидеть, куда они поедут, и что будет дальше, хотя ответ и так напрашивался сам собой.

Девушка в полной прострации ехала по ночному городу. В голове не было ни одной мысли только ноющая, притупляющая все чувства, с каждым моментом разрастающаяся боль.

Впереди следующая машина остановилась неподалеку от самого злачного района города, находящегося на отшибе и увенчанного горсткой, стоящих скопом многоэтажек.

 Алекс с его длинноногой красоткой покинули джип, и направились к ближайшему от них подъезду. Инесса, глубоко вздохнув и сдерживая себя изо всех сил, чтобы не выскочить вслед за ними из машины, осталась ждать на месте, пристально вглядываясь в окна.

Наконец, на пером этаже зажегся свет, и сквозь просвечивающуюся красную тюль девушка увидела два прильнувших друг к другу силуэта. Выносить это было выше ее сил. Все что нужно было доказать и так было доказано. Она обреченно опустила дрожащие руки на руль машины. Ехать куда – нибудь в таком состоянии, не имело никакого смысла, сколько он вот так просидела в машине, Инесса не знала. Окна дома гасли одно за другим, и вскоре вся пятиэтажка почти полностью погрузилась во мрак. Единственной отчетливой мыслью, крутящейся в ее голове наряду с тысячью других, была мысль: почему они выбрали место для встреч, в таком малопривлекательном  районе. Это совершенно не было похоже на любящего красивую жизнь и роскошь Алекса. Инесса резко встрепенулась от своих мыслей, она чуть не пропустила выходящего из подъезда Алекса и направляющегося к своей машине. Через пару мгновений машина скрылась за поворотом. Куда он теперь поедет, уже не имело совершенно никакого значения. Инесса, автоматически встала из машины и направилась к подъезду своей соперницы. Зачем она туда идет, и что она будет делать в следующие несколько минут, она и сама еще не знала. На вопрос хочет ли она устроить скандал или просто взглянуть в глаза той, которую ей предпочел Алекс, ответить она тоже не могла. Девушка толкнула дверь подъезда, вошла в пахнущий кошками и мочой, плохо освещенный тамбур, все еще продолжая удивляться, что в таком месте забыли Алекс и его избранница. Неожиданно, ей в нос ударил еще какой – то резкий неприятный запах, понять свойства которого было очень сложно. Голова резко закружилась, ватные ноги стали подкашиваться. «Только бы не упасть! Только бы не упасть на этот грязный, немытый, дурно пахнущий пол», - билось в ее сознании. Закончить мысль она так и не успела. Свет в глазах померк, и много натерпевшаяся за эти дни Инесса погрузилась в пустоту.

 

      PS. Призраки прошлого

Желание вернуться к мужу и детям возникло внезапно, словно извержения давно уже дремавшего мощного вулкана. Она долгое время запрещало себе думать о доме, скучать, зная, что она должна обеспечить своим детям достойное будущее. Вернуться домой она должна была только на коне, с полной победой. И вдруг ей стало до этого решительно все равно. Она вернется домой такая, какая она есть, забудет обо всем, что с ней здесь было и начнет все с чистого листа. Ведь она тоже может быть счастлива: у нее есть семья, близкие люди, а все остальное не важно – думала она, собирая чемоданы, но девушка себе и представить не могла, что возвращаться уже совершенно некуда. Ее верный и, как она думала, надежный муж, не дождался ее. Ее дети теперь называют мамой совсем другую женщину и, кажется, ее семья счастлива, счастлива без нее. Теперь уже не ее семья. А что она хотела? Положить чувства своих близких людей в жертву материальным ценностям, амбициям и думать, что все пройдет гладко, она вернется, и ее встретят с распростертыми объятиями. Нет, она не будет мешать счастию своих «чужих» детей.

После этого известия она ощутила свободу, а может быть и безразличие. После этого известия она опустилась на дно. Девушка не могла уже определить, было ли это фактом из ее прошлого или всего лишь извращенным переплетенным с вымыслом кошмарным сном.

- Камилла, с тобой все хорошо? Я за тебя последнее время начинаю беспокоиться,– поймала ее на горячем вездесущая Аркадия Вячеславовна – ее свекровь. Камилла с остервенением вываливала все из своего рабочего стола и шкафов в поисках хоть каких – то снимков нескольких прошлых лет. Ничего совершенно не было, словно ее не существовало все это время.

- Все хорошо, – успокоила ее Камилла, как всегда спокойным ровным голосом. Она всегда была послушным и покладистым человеком, избегающим конфликтов и острых углов. Все окружающие люди дома и на работе считали ее милой, робкой и ранимой. Муж был готов заботиться о ней и носить на руках. Камиле нравилось это ощущение всеобщей любви и снисхождения к ее слабостям, и она совершенно не хотела это менять. Ей нравилось, что она так выглядит в глазах окружающих. Она и была такой: доброй, отзывчивой, наивной. Такой человек с виду, казалось, полностью живет в гармонии с собой, никто и не догадывался, что она может быть несчастлива, недовольна собой. Никто не догадывался, какие демоны порой терзают ее душу. Как  это не звучит страшно – она и сама не догадывалась. В силу своей природной мягкости, все ее недовольство, тайные даже для нее желания, сглаживались, трансформируясь в недовольство собой и своей жизнью, которое она тщательно скрывала от себя и окружающих.

Иногда Камилла любила ходить пустынными городскими улицами, забредая порой в очень укромные уголки. Даже в самом шумном городе она умела находить такие места – различные скверы, рощицы, места, где она чувствовала единение с природой.

Камилла не могла понять, откуда бралась эта странная, изматывающая душу тоска, почему она видит постоянно эти странные, неизвестно по какой причине возникающие в ее сознании сны. Двое маленьких детей – мальчик и девочка тянут к ней свои ручки и плачут.

- Мама, мамочка, ну почему ты нас всегда бросаешь? Почему ты нас бросила?

У нее на глаза наворачиваются слезы, она хочет их обнять. Она чувствует, что всем сердцем любит их и любила их все это время. Протягивает к ним свои руки и видит, что они все перепачканы грязью. Она смотрит на себя в зеркало и видит себя со странным сверкающим взглядом, всю перепачканную не понятно в грязи или крови. Переводит взгляд на детей и видит лишь надломленные гипсовые фигурки детей и разбросанные возле них черепки. Все тело ее пронизывает парализующий ужас, она не в силах пошевелится. Через мгновение проходит это странное оцепенение, и она обнаженная начинает дико хохотать, со всех сторон к ней подходят  различные мужчины, множество различных мужчин. Круг сжимается все плотнее. Девушка просыпается, судорожно хватая ртом воздух. Вся подушка под ней в слезах.

Сегодня у нее выходной. У нее целая куча свободного времени. Но она совершенно не знает, что делать с этим свободным временем. Она не может так, как она видела, делает множество ее знакомых людей – лежать часами у телевизора на диване, наслаждаясь полным ничегонеделанием или просто просиживать вечера в компании друзей за кружкой пива. Ей это все казалось пустым. Такие бытовые вопросы, как приготовление пищи, уборка и даже работа ей тоже не доставляли истинного удовольствия.

Она понимала, что они необходимы для нормального существования. Они всего лишь вынужденная необходимость. Иногда она даже завидовала тем счастливчикам, которые получают удовольствие от таких насущных дел как уборка, обустройство своего жилья, какие – то мелкие приятные мелочи. Она была совершенно равнодушна ко всему этому.

Даже хорошо приготовленные кулинарные шедевры не вызывали в ней никакого восторга. Порой Камилла со стороны наблюдала за своей свекровью, которая с вдохновением хлопотала по хозяйству, постоянно что – то переставляла с места на место, наводила в доме чистоту и, казалось, что это занятие полностью занимало все ее внимание. А потом с удовольствием делилась со своими соседками рецептами новых блюд. У Камиллы все было не так. Чтобы она не делала, ей казалось, что это совершенно пустое и скучное занятие, просто вынужденная необходимость. Вкусная еда, дорогая мебель, красивая одежда – все это несущественно. А что существенно она не знала. В ее мозгу словно звенело множество хрустальных колокольчиков, которые напевали ей: «Нужно успеть жить, сделать что – то важное. Не трать время и внимание на мелочи». И Камилла продолжала корить себя за то, что она как раз не успевает жить.  Все в ее жизни было как – то не так, как ей хочется. А как ей хочется она и сама не знает.

Порой ей снилось, что она старая больная женщина, которая делает яркий макияж, одевает красное короткое платье, укладывает красиво волосы. Она не понимает, что она выглядит нелепо в этом наряде, она по – прежнему, считает себя красивой, молодой и привлекательной. Она собирается в ночной клуб, потому что там будет молодой человек, который ей очень нравится. 

Когда она приближается к нему, тот начинает судорожно над ней хохотать.

- Ты посмотри на себя. Ты для меня стара.

Всему свое время – заводить случайные отношения нужно в более раннем возрасте,  а в твоем возрасте нужно быть счастливой с мужем в браке и воспитывать внуков. Она переводит взгляд на свои морщинистые руки и с глаз у нее начинают капать слезы. Она вспоминает, что в молодости она вообще не выходила из дому и не знакомилась с мужчинами.

Странные беспорядочные сны, неуемное недовольство собой, недовольство своей жизнью.

- Дочка, ты почему еще не сделала то, что я тебе говорила? – материализовалась на пороге ее комнаты мама, которая по – прежнему относится к ней, как к ребенку.

- Сделаю. Мне просто нужно ненадолго выйти на свежий воздух. Я приду и обязательно сделаю.

Камилла быстро накидывает пальто и выбегает на улицу, пытаясь скрыть свое раздражение. Приятная вечерняя прохлада должна успокаивать, но она не успокаивает. Состояние напряженное  и отчего – то на душе очень тревожно, даже немного моторошно и страшно. Ее жизнь превратилась в постоянную череду не дающих ей жить спокойно, бередящих ее душу снов, кажется, что демоны выбираются из глубин ее подсознания, чтобы уничтожить ее.

Она ходит по незнакомому городу, к ней должны приехать ее дети. Она очень счастлива, она хочет им показать город, зоопарк, сводить в кафе, она хочет подарить им весь мир. Вот они идут ей навстречу, она видит их, она очень счастлива, и вдруг, они теряются в потоке идущих ей навстречу людей. Она судорожно начинает искать их, но в этой снующей туда – сюда толпе уже невозможно их найти. Тоска раскраивает ей душу на части. Через время она узнает, где находятся ее дети, но вернуться к ним она уже не может. Потому что она помнит, что она совершила преступление – убила случайно какую – то женщину камнем в висок и в любой момент ее могут найти. Она уже не может быть со своими детьми. Такие сны всегда были очень явственными и оставляли неприятный осадок.

- Странные сны, – думала Камилла, идя по безлюдной темной улице. – Не понятно, что они несут и имеют ли какое – либо значение.

Впрочем, думать об этом Камилле совершенно не хотелось, она постаралась побыстрее выкинуть эти мысли из головы.

Вдруг ее внимание привлекла вышедшая из – за поворота и идущая теперь впереди нее женщина. Что – то в ее облике настораживало девушку, Камилла и сама сначала не могла понять что. Она знала точно, что должна пойти за ней и узнать про эту странную незнакомку как можно больше. Камилла быстро пошла за ней следом, стараясь соблюдать дистанцию и остаться незамеченной. Зачем ей это было нужно? Почему эта девушка ее так взбудоражила? Вопросы, так и  не приобретя четкую форму, оседали непонятным волнением на подсознании. Незнакомка впереди нее шла уверенным стремительным шагом в направлении самой многолюдной улицы их города, которая даже ночью была всегда оживленной. Это совсем не те места для прогулок, которые выбирала обычно она. Камилле требовалось все больше и больше усилий, чтобы не потерять девушку в толпе. Неожиданно та обернулась и Камилла увидела свою копию. Это была она – там и здесь. Такого просто не могло быть. Такого не бывает. В глазах Камиллы потемнело, в голове закружилось, и она взялась за выступающий поручень, чтобы не упасть.

- Этого не может быть! Это же она. Нужно обязательно догнать эту девушку и все выяснить, наконец, – решила она для себя, но заинтересовавшей ее девушки уже нигде не было. Камилла усталым, медленным шагом направилась в сторону дома. В мыслях ее царило смятение и одновременно, она была опустошена. Это было как какой – то странный знак, как предзнаменование чего – то. Чего – то неминуемого. Чего – то ужасного. Девушку бил озноб, ей было страшно.

Встреча после клофелина

Инесса усилием воли открыла глаза, голова болела неимоверно. Немного растеряно девушка обвела взглядом помещение, напоминающее подвальное. Как долго она здесь пролежала и как она здесь очутилась. Инесса представляла плохо, явно что она попала сюда с чьей – то посторонней помощью. Только чьей? Кому это все нужно? – еще в расплывающемся сознании Инессы крутилось тысячи вопросов.

Серые, облупившиеся стены, сырость и плесень по углам. Инесса, превозмогая головную боль, зябко поежилась, почувствовав под собой холодный цементный пол. Никто не потрудился кинуть ей под спину хоть какую подстилкy, стараясь двигаться как можно аккуратнее, она подтянула под себя ноги, пытаясь перевернуться на колени, но сильное головокружение заставило ее остановиться.

- Что, очнулась? – услышала она одновременно с открывающейся дверью смутно – знакомый голос.

Девушка посмотрела в направлении говорившего, по неведомой причинe изображение плыло перед глазами.

- Камилла? – спросила она неуверенно.

- Я не Камилла, я Рита, – недовольно высказалась собеседница и уселась напротив нее, закинув деловито, с нагловатой улыбкой ногу на ногу.

- Что на полу валяешься? Закаляешься? – издевательски усмехнулась та.

- А что у меня есть выбор? По – моему, это ты меня сюда положила. Где оставила там и лежу, – не осталась в долгу Инесса.

- Смотри, какая прыткая. Это ты сейчас такая, поголодаешь с месяцок, заговоришь по – другому.

- Зачем это тебе нужно? – удивилась с ужасом Инесса.

- Чего ты хочешь? Денег? – выразила Инесса в вопросе свое непонимание.

- Нет, ты все узнаешь позже, – перед тем как уйти, ее надзирательница кинула в угол комнаты матрас. Еще раз, на последок, глянула на сжавшуюся в углу Инессу и за ушедшей закрылась дверь на несколько оборотов ключа. Девушка обессиленно опустилась на матрас, в ногах чувствовалась слабость, кружилась голова, а сердце учащенно билось. «Зачем это ей нужно, держать Инессу здесь? Как теперь отсюда  выбираться? Эта девушка явно не в себе. А вдруг она также причастна и к исчезнoвению ее дочери?»  - множество вопросов, ответов на которые она не находила. Она перевела взгляд с тяжелой металлической двери на зарешеченное крошечное окошко, Инесса была полностью изолирована от мира. Девушка не потрудилась подергать двери, проверить каждый миллиметр своей камеры, нет ли где случайной лазейки, хоть ничтожного способа к бегству. Все было тщетно. Дверь была прочно закрыта, а в крохотное окошечко совершенно ничего нельзя было разглядеть. После получаса бесплодных попыток найти хоть какое – либо решение, девушка свернулась калачиком на предоставленном ей матрасе и закрыла глаза. Больше ей ничего не оставалось делать, как ждать.

Часы, а может быть, минуты тянулись мучительно медленно. Самое обидное, что стрелка ее наручных часов, уже довольно продолжительное время стояли на отметке два. Наверное, стали при падении – подумала сокрушенно девушка. Плохая примета – пришло ей невольно в голову, и с горла раздался чужой, хриплый и пугающий нервный смех. В пустом темном помещении он прозвучал особенно зловеще, заставляя ее ежится, как от холода. Ее до ужаса злила мысль, что там за пределами этой ее вынужденной камеры время течет совершенно по – другому, а здесь оно, словно замерло вместе с ее наручными часами. А там остались проблемы и нерешенные проблемы, там осталась ее девочка, которую ей нужно обязательно отыскать. Раздался ее чужой, громкий, оглушающий крик боли, первый раз за долгое время она не знала что делать. А может быть, сейчас ей нужна помощь? Может быть, сейчас ей звонят похитители, чтобы потребовать выкуп, а ее нет на месте. Она ничего, совершенно ничего не  может сделать, она привязана к этой полоумной. Как глупо. Ситуация была сродни триллеру или фильму ужасов. Из глаз брызнули слезы злости. Нет, нельзя все так оставлять. Она знает, что делать. Она должна напасть на ее надзирательницу и убежать. Инесса всегда была довольно сильна физически и в своих силах не сомневалась. Инесса затаилась возле дверей готовая в любой момент к побегу. Она прокручивала каждую деталь плана действий в голове множество раз. Открывается дверь, Инесса с разбегу бьет вошедшую каблуком своей шпильки по голове, желательно в висок и бежит. Инесса ждала, но двери так не открывались и не открывались. Неужели она про меня забыла? Не может быть, – приходили Инессе в голову непрошенные мысли. Это было совершенно нелепо, но по еле пробивающемуся свету в окошке девушка поняла, что на улице наступила полная темнота. Инесса так и не дождалась, от постоянного внутреннего напряжения резало в глазах и хотелось спать.

Глаза закрылись сами собой. А затем потянулась череда ожидания: ночь сменил день, а день сменила ночь, сколько раз менялось время года, Инесса не помнит, сбилась со счета. Ее надзирательницы так и не было. Катастрофически хотелось есть и пить, желудок сводило болезненными спазмами, голова кружилась и тело было полностью обессиленным. Инесса теперь проводила время, в основном лежа, сил совершенно ни на что не было. Моменты бодрствования чередовались со странными видениями.  

Надзирательница Инессы вошла довольно незаметно, так что девушка и не заметила ее прихода. Она просто подсознательно почувствовала, что в помещении кто – то есть. Открыв глаза, девушка, и правда, увидела возвышающуюся над ней знакомую фигуру. 

-Так что же ты от меня все – таки хочешь? – поинтересовалась уже обессилевшая предположительно шестой, а может быть, и больше день без еды и воды  Инесса у своей наблюдательницы.

- Я хочу, чтоб ты получила по заслугам за все плохое, что ты сделала. За то, что ты так долго пользовалась благами, которые совершенно не заслуживала.

- О чем ты говоришь? О каких таких благах? – вопросительно подняла она покрасневшие и опухшие от недосыпания глаза.

Все это время Инесса не могла уснуть, тяжелые мысли постоянно одолевали ее. Последнее время сложившаяся ситуация перешла yже все доступные рамки: у нее пропал ребенок, ее мужчина изменяет ей, а она  попала в заточение к какой – то сумасшедшей и не может ничего совершенно сделать.

- Ты не заслужила такую жизнь, – продолжила свою мысль ее собеседница. – Тебе даны все блага, а ты не умеешь ими пользоваться. У тебя есть прелестная дочь, а ты не уделяешь ей время. Твой мужчина уже не хочет быть с тобой и в этом виновата только ты,  превратилась из женщины в кусок льда. Да вы никогда по – настоящему друг друга и не любили. А мужчину, который тебя любил, ты предала. Ты красива и пользуешься своей красотой ради своей выгоды. Скажи разве это справедливо? – почти кричала разъяренная девушка напротив, черты лица которой, нельзя было рассмотреть в полной темноте.

Инессе хотелось сказать: «А кто ты такая, чтобы судить меня?», - но ей нужно было корректно подбирать слова, чтобы ее собеседница не пришла в еще большую ярость. 

- Но почему ты так говоришь? Разве ты не красива или у тебя в жизни что – то сложилось не так? – осторожно выводила ее на разговор Инесса.

- А я тебе скажу, – ответила та. – Все мои несчастья именно из – за тебя. Ты живешь жизнью, о которой я мечтала, это ты украла мужчину, с которым нам так хорошо было вместе. 

- Ты имеешь в виду Алекса? – удивилась Инесса.

- Дa, Алекса, – почти разъяренно закричала собеседница. – Это с тобой он стал жить после проведенных со мной двух замечательных недель.

Камилла, казалось, закипала от ярости, дикая злоба распирала ее, готовая в любой момент вырваться на ружу, неконтролируемым потоком. У нее и раньше случались такие приступы, где в мечтах она расправлялась с ненавистными ей заслужившими наказание людьми, но сейчас это чувство перешло все границы. Любые слова, слетавшие с губ Инессы, только еще сильней раздражали ее.

- Но я об этом совершенно ничего не знала, – пыталась успокоить кричащую девушку Инесса.

 Внутри ее расширенных зрачков плескался ужас, она понимала, что ее собеседница находится в критической точке своего неконтролируемого умопомешательства и он измученная голодная и обессиленная, не сможет с нею справится. Собеседница, не слыша никаких ее слов, продолжала свою речь.

- Но теперь все будет иначе. Не будет тебя – не будет преград для моей любви и тогда все станет так, как я этого хочу.

- Но ты не права, – пыталась она уразумить ее. – Моя смерть ничего не изменит. Если человек хочет с кем – то быть, он будет с этим человеком, а если не хочет – его нельзя заставить.

Сказав эти слова, девушка сразу же пожалела о них. Девушка напротив, схватила стоящую возле умывальника железную миску, и с силой швырнула ее об пол, по пустому подвальному помещению эхом прокатился оглушительный звук. 

- Ты хочешь сказать, что Алекс не хочет быть со мной вместе? – взревела неожиданно Камилла. Нет, он хочет, я это знаю точно, но почему – то, когда я сказала ему что буду с ним в том случае, если он бросит тебя, он не согласился. Чертов Алекс! – со злостью выругалась она.

- Я хочу узнать, почему он так поступил и насколько ему важны деньги? Что важнее ты или деньги?

- Я и сама не знаю, какой он сделает выбор. Я не уверена, что он будет в мою пользу, – печально прошептала Инесса.

- Меньше разговаривай, а то мне уже начинаешь действовать на нервы! – закричала на Инессу раздраженно девушка.

- Хорошо, – послушно согласилась Инесса, – только у меня к тебе одна просьба: я очень хочу пить… И есть, - через время добавила она. 

- Ты хочешь пить и есть?  - переспросила, словно удивляясь девушка. – Ах да, ты же находишься здесь довольно долго. Но это еще нужно заслужить.

- Каким образом? – не поняла пленница. 

- Я буду лепить из тебя гениальную скульптуру.

- Что? – округлила Инесса непонимающе глаза на девушку. – Какую скульптуру?

- Я хочу видеть на твоем лице все оттенки чувств, полную твою деградацию. Я хочу видеть, как успешная девушка теряет всякую надежду и полностью отчаивается. Я хочу видеть выражение боли физической и душевной боли на твоем лице. Это все я хочу передать в своем творчестве.

Инесса смотрела на свою надзирательницу расширившимися от ужаса глазами.

- Камилла, ты нездорова. Нужно обратится к врачу, я могу тебе помочь, – прошептала Инесса.

- Я тебе уже говорила, что я не Камилла. Называй меня Рита, – обозлилась девушка.

- Хорошо, Рита, -  покорно согласилась девушка. – Но почему ты думаешь, что я не сбегу?

- Потому что твоя дочь у меня, – был ответ, после которого сердце девушки сжалось железными клещами. 

- С ней все в порядке? – спросила она дрожащим голосом.

- Можешь не переживать, с ней ничего не случится пока ты здесь, – сказала девушка и за ее словами последовала полная пугающая тишина. Девушка напротив, стояла, словно к чему – то прислушиваясь.

- Стучат, – неожиданно изрекла она. – Это точно она, – непонятно о ком сказала она и быстро выбежала из комнаты, оставив Инессу в полном недоумении и смятении. Никакого стука она не слышала и с каждым мгновением все больше приходила в ужас, не зная чего можно еще ожидать от этой больной девушки. Она удивлялась, как она такая опытная и всегда собранная, не могла заметить раньше странностей в ее поведении. Ее невнимательность теперь может обернуться для нее фатальными последствиями.

Она еще долго лежала, вглядываясь в полную темноту, пытаясь найти выход из сложившейся ситуации. От того, что она ей скажет, может теперь напрямую зависеть ее жизнь и жизнь ее ребенка. В том, что это именно она причастна к ее исчезновению, Инесса уже не сомневалась. Нужно искать выход и поскорее. 

Мысли никак не хотели формироваться в четкую картинку. Перед глазами все плыло от голода и душевной усталости.

Инесса и сама не заметила, как провалилась в сон. Долго ли он длился, она не знает. Проснулась девушка от чувства, что на нее кто – то смотрит. В глазах, блестевших в темноте, мерцали какие – то безумные искорки. Инесса зябко поежилась.

- Ты не спишь? – попыталась она спросить, как можно более миролюбиво у сидевшей напротив нее Риты. Девушка совершенно не знала, что нужно было говорить в таких ситуациях, но контакт как – то налаживать было нужно.

Девушка напротив нее пристально посмотрела на нее и сказала ровным бесстрастным голосом. « Я хочу, чтоб ты перед смертью осознала все свои ошибки»

От этого голоса и от слов, произнесенных ею, девушкe еще более стало моторошно. Она, привыкшая при деловых переговорах держать самообладание, из последних сил, пыталась не потерять в этот момент его. Может быть раньше, в другой ситуации, Инесса бы действовала не так и постаралась бы сбежать, но не сейчас. Сейчас она была сильно обессилена и измотана. Физических сил почти не осталось, но она все равно верила, что рано или поздно ей предоставится удобный момент. Лучше конечно рано. А пока она пыталась наладить контакт со своей надзирательницей. 

- Я знаю, какие ошибки я совершала в жизни и очень о них сожалею, – продолжала Инесса спокойным голосом. – Самая большая моя ошибка – это то, что я мало уделяла внимания своему ребенку, – начала она.

- Правильно, продолжай, – довольным голосом похвалила ее собеседница. – Что ты еще можешь сказать?

- Может быть, я неправильно вела себя с Алексом.

- Может быть? – сразу же взорвалась собеседница, - ты не имела права заводить отношения с Алексом. Ты никак не могла разобраться, кого ты любишь, его или Павла? Ты была недостойна их обеих – ты предала и того и другого, бросив и даже не узнав, что с ним случилось и как он себя чувствует.

Девушка напротив начала полностью терять контроль над собой. Инесса уже начала боятся, что та может что – то с ней сделать, но неожиданно резко она поднялась по ступеням и закрыла за собой дверь. 

Инесса с облегчением перевела дух. Ей было страшно. Ей было безумно страшно. Калейдоскоп мыслей хаотичной массой кружился у нее в голове.  Яркие отчетливые воспоминания из прошлого вставали перед ее глазами, словно это было здесь и сейчас. Ее отношения с Павлом, ее отношения с Алексом, вся  боль прежних переживаний и тот мучительный выбор – все это в своей полуяви – полубреду она пережила вновь.

 

      Это был сон

Это был не сон. Она очень устала от двойственности своего положения. Алекса не было уже довольно долго, и она очень тосковала по нему. Дни тянулись серой бессмысленной чередою, и казалось, что конца и края этому не будет. Как назло поговорить им последнее время не удавалось, а их разговоры по телефону приравнивались к коротким бессодержательным фразам: «Привет как дела?» - «Хорошо» .«Плохо» .«Работаю» ( в зависимости от ситуации). Ей не хватало теплоты его слов о любви. Простого человеческого – «Я скучаю». А как ей не хватало его объятий об этом лучше вообще не упоминать. К тому же Алекс был так красив и расчетлив, что она не могла поверить любит ли он ее. Он, конечно, ее любил, но это была не та «киношная» любовь, которой ей хотелось, и про которую снимали фильмы. Сейчас они любят друг друга,  нравятся друг другу физически – безусловно идут на взаимные уступки, но между ними никогда не было огнедышащего накала чувств, такого как у нее когда – то был с Павлом. К тому же она жутко ревновала Алекса, боясь что он может соблазнится одну из смотрящих на него с вожделением девиц. Он был таким мужчиной, которого жалко было потерять, и она боялась. А еще она боялась измены. Измены его и своей. Своей, наверное, даже еще больше. Она не хотела обманывать человека, который ей доверяет, но последнее время вокруг нее как назло было множество соблазнов. Появились новые знакомства, на улице на нее все больше и больше обращали внимания мужчины. По какой – то неведомой причине она больше привлекала их внимании, чем ранее.

В добавок ко всему на ее горизонте опять появился Паша, как всегда из ниоткуда. Возник он, как обычно, неожиданно и, как ни в чем не бывало, предложил устроить мини – шашлыки на природе и напиться.

- Привет, – в обычной своей манере поприветствовал он ее. Сейчас он был более загорелый и подтянутый, чем когда она видела его в последний раз.

 – Пойдем на шашлыки, – как само собой разумеющееся добавил он.   

Эта его манера очень злила Инессу, получалось, что он может пропадать долгое время неизвестно где, а она должна послушно его ждать и он был уверен, что она никуда не денется. В ее памяти еще были свежи последние встречи с ним.

- А с чего ты решил вдруг меня пригласить? – ехидно поинтересовалась она.

- Меня бросили, – поведал он, глядя на нее такими печальными глазами, что сразу пропадала вся злоба, и исчезали обиды. – Нужно напиться, – закончил он.

 - Но почему со мной? – задала девушка вполне уместный вопрос.

Но Паша, игнорируя его продолжал: « Я так и не понял, что было не так. Раз и она уже с другим»

- Причин расставания – другой мужчина, – как маленькому пояснила ему она.

- Я ему шею поломаю, – возмутился наиграно Павел, – так что идем на шашлыки?

- Я вообще не собиралась никуда идти и у меня совершенно другие планы. Мне завтра рано вставать на работу, – начала выкручиваться девушка, зная, что все их встречи заканчивались или в одной постели или ссорой, после коtoрой они переставали общаться на долгое время. Допустить это вновь было нельзя, у нее есть Алекс, которого она не хочет променять на такого родного, но непутевого Пашу. Извечная холостяцкая жизнь, посиделки с друзьями всегда заканчивались каким – нибудь глупым поступком, да и еще непостоянный заработок и частая смена работ. В этом был весь Павел. Это были составляющие его веселой кутежной жизни, так разительно отличающиеся от ее собственной.

- А я на ней даже жениться хотел, с родителями знакомился, дарил подарки, – обижено засопел Паша.

- Что же в ей особенного, что она смога покорить тbое холостяцкое сердце? – с обидой вырвалось у Инессы.

- Да ничего особенного. Обычная. Просто понравилась.

У Паши всегда все было просто. Если он чего – либо хотел – делал, если не хотел - не делал, и ничего не нужно было усложнять. Самый интересный факт, что у них никогда не было такого, что им не о чем было поболтать. Вот и сейчас, они уже во всю втянулись в разговор.

- Паш, мне нужно бежать, – вскрикнула от неожиданности девушка, посмотрев на часы.

И встречи для нее всегда были, как вспышки. Короткие вспышки – мгновения, которые успевали выпалить все внутри. Она не знала, почему он так на нее действует, ведь в нем не было ничего особенного: обычный темноволосый парень, довольно худощавый, с холостяцкими убеждениями, который живет одним днем и очень дорожит своей свободой.

В нем чувствовалось какое – то лихачество, граничащее с глупостью. Паша жил одним, здесь и сейчас и нисколечки не дорожил своей жизнью. Если прибавить к этому прямо таки детское простодушие вырисовывался довольно интересный характер. «Бедовый»,- так о себе говорил он явно с каким – то легким удовольствием. От природы он был совсем не глуп, просто ленился пользоваться своей головой. О его странном характере девушка могла думать бесконечно долго, пытаясь понять, что ее все – таки в нем зацепило. Она не знала названия тому чувству, которое она к нему испытывает, но точно знала одно – без долгого общения с ним она чахнет и превращается в унылое подобие девушки. Сначалa она пыталась искать этому объяснение, а потом просто смирилась. Все есть, как есть.

- Ну не хочешь, как не хочешь, – уже обижено выкрикивал Павел ей в догонку, когда она спешила удалиться от него, как можно дальше, довольная, что изbежала общения с ним наедине. Это было для нее огромным испытанием.

Мыслями еще витая в их предыдущей встрече, пальцами уже девушка набирала номер телефона Алекса.

- Привет, малыш. Я сейчас не очень свободен, – услышала она знакомый голос в трубке с деловым тоном. Она бы все отдала, если бы он сейчас был таким мягким и нежным, каким только он бывает, когда они вместе.

- Ничего особенного, только скажи, когда ты приедешь

- Через две недели, я же говорил.

- Да – да я помню, через две недели. Ладно… больше не буду отвлекать тебя.

Две недели – это так катастрофически много, когда ты чего – то ждешь.

В Алексе ей нравились его безмерная целеустремленность, рассудительность и практичность. Он никогда не витал в облаках, всегда трезво смотрел на вещи. Это те качества, которых в ней самой ей было мало и смотря на него, она развивала их в себе. Сама она жила какими – то понятными только ей идеалами и понятиями. Она любила, уважала и восхищалась Алексом, закрывая глаза на некоторые его недостатки, и знала, что она для него никогда не будет на первом месте. Ее натура словно делилась на две никак не могущие ужиться в себе половины. Одна – романтичная, эмоциональная,  жаждущая любви, а вторая старалась выкинуть, даже вытравить из себя всю эту сентиментальную чушь. Она была более практичная и приземленная. С Алексом у нее были общие цели, общие планы, с ним она становилась более опытной, обретала некоторый лоск, повадки знающей себе цену женщины.

С Пашей весь этот блеск слетал, как мишура, и она уже смотрела горящими,  наивными глазами на окружающий мир. Это были две ее противоположности, которые проявлялись при общении с двумя этими разными мужчинами.

Сейчас ее более рассудительное «я» преобладало, и общения с Пашей девушка категорически избегала.

Но не избежала.

Пара дней позднее она, уставшая и измотанная после тяжелого трудового дня, уснула, когда еще и не было девяти, только положив голову на подушку. На этот раз оказалась, мериадой всевозможных хаотичных мыслей отогнать сон ей так и не удалось. Это спасительное беспамятство прервали негромкие постукивания в окошко. Девушка сначалa испуганно      вжалась   в постель, надеясь, что проблема решится сама собой, но постукивания не прекращались. Она перевела взгляд на не полностью задернутое шторой окно и увидела Пашу.

- Боже мой, что ты тут не делаешь? – в ужасе поинтересовалась она, открывая спешно раму, чтоб он пролез в комнату.

- Да ты на ногах еле стоишь, – продолжала браниться она, думая о том, как он выпивший залез на второй этаж, рискуя в любой момент сорваться. Хотя пьяному и море по колено. Сколько раз она слышала истории о том, как пьяные падали с пятого этажа и оставались живыми невредимыми, отряхивались и под взглядами изумленной публики двигались дальше нетрезвой пошатывающейся походкой.

- Ко мне друзья приехали, и мы напились, – пояснил он, как ни в чем не бывало свое поведение. – Я уже давно не пил. А у тебя кофе есть? Кофе хочу ужасно, у меня как раз дома закончилось.

- Есть, – несколько растеряно ответила она.

- Я к тебе пришел кофе пить, – сказал он и без спросу последовал на кухню. Девушке ничего не оставалось делать, как последовать за ним.

- А у тебя тут изменения ремонт сделала, – сказал он, усаживаясь за стол и не сводя взгляда со стоящей на полочке подаренной им когда – то статуэтки.

Все было, как тогда, несколько лет назад. Ничто никуда не ушло и не исчезло. От этого было еще обидней, потому что уже было слишком поздно.

Девушка смотрела в его серые, с карими ободками, словно светящиеся изнутри глаза, и этот свет словно проникал ей внутрь, растекался по всему телу, по каждой клеточке и она сидела, смотрела на него и улыбалась неизвестно чему. Ей почему – то очень нравилось его лицо.

- Еще кофе? – спросила она, когда уже чашка показала дно.

- Нет, я спать хочу, – сказал он. – Почитай мне анекдоты, пока я не засну.

- Хорошо.

Она расстелила ему в гостиной, и когда он удобно устроился, села на край кровати с планшетом.

- Сейчас найду, – пообещала девушка и начала долго читать что – то на экране гаджета. – Так… это не подходит…. Это слишком пошлый.

- Я все понял,– засмеялся он. – Анекдотов я сегодня не дождусь. А какая у тебя музыка в плейлисте? Дай посмотреть.

Девушка протянула ему телефон, с интересом наблюдая за его реакцией.

- О, это же наша песня, – удивился он. – А это та песня, которую мы тогда слушали  с тобой вместе, – продолжал он, листая список аудиозаписей вниз.

- Ничего подобного они мне просто нравятся – перебила она его, совсем не желая, чтобы он узнал, что слушая эти песни, она всегда вспоминает его.

- А у тебя какие? – спросила она, забирая у него из рук свой планшет.

- Почти такие же, – и они начали слушать музыку теперь уже у  него в телефоне.

За окнами стояли сумерки, весь город спал, уснули даже всегда беспокойные соседи – полуночники, у которых каждый день по ночам обязательно что – то происходит.

Только играющая рядом музыка и ощущение безграничного счастья.

- А ты меня когда – то любил? – задала девушка давно мучавший ее вопрос.

- Любил, но уже разлюбил, – спокойно ответил он.

- Я тоже, – солгала она.

- А ты меня никогда не забудешь? – спросила она, зная, что это невозможно забыть.

- Вдруг меня завтра по голове ударят, и у меня будет амнезия, – отшутился он.

Лица их склонились друг к другу все ближе, пока его губы не коснулись ее губ.

Полное забвение длилось не долго, всего пару мгновений.

- Паш, ты же знаешь, что я не одна живу.

- Знаю, – сказал он, продолжил уже начатый ими поцелуй.

- Тебе не стоит этого делать. Это неправильно, – сопротивлялась она из последних сил 

– Все уходи, сейчас же, – выскочила она из его объятий, одновременно раскрывая перед ним двери.

- Ночью? – был обреченный вопрос.

- Ночью, – был обреченный ответ, и он неясной тенью шмыгнул за дверь и растворился в темноте.

Девушка до утра смотрела невидящим взглядом в потолок. Это было наваждение, и она с этим совершенно ничего не могла сделать. С одной стороны она безумно радовалась, что не переступила эту зыбкую грань, она осталась верной Алексу, которого любила и который ей доверял. Но с другой стороны, она боялась себе в этом признаться,  но Пашу она тоже любила.

После бесплодных попыток уснуть, она набрала его номер,  котoрый все это время она помнила по памяти.

- Алло, – раздался его голос.

- Паш,  больше так никогда не делай, хорошо?

- Ты не хочешь меня больше видеть? – спросил он, по голосу она поняла,  что он вот – вот бросит трубку и в ближайшее время врядли уже поднимет на ее звонок.

- Хочу, но больше так никогда не делай, ладно?

- Хорошо, – согласился он – Не буду. Тогда поехали ко мне печь курицу. Я сейчас за тобой заеду на мотоцикле.

- Но мне завтра на работу и я хочу спать.

- Ну, ничего одну ночь не поспишь. Ну, так что, за тобой ехать?

- Да, – удивилась она своему ответу и сама не зная, почему это делает, нырнула в джинсы, на ходу одевая курточку, и обувая кросовки.

«Хм, меня можно брать в армию», - подумала она, удивляясь, что успела собраться за две минуты.

Через несколько минут она услышала звук мотора мотоцикла  гулким эхом разносящийся в тишине ночного города.

- Садись, – сказал он, вплотную подъезжая к ней и они быстро понеслись на большой скорости, по возникающей словно из ниоткуда дороге.

- Паш, не едь так быстро, – взмолилась она.

- Не могу у меня нет прав, нужно побыстрее доехать, – пояснил он.

«Если они вдруг упадут или врежутся, им мало не покажется», - думала она, все сильнее прижимаясь к нему.

«Быстрей бы мы уже приехали. Лучше бы мы пешком пошли», - носились хаотично в голове ее мысли.

- Все, приехали, – неожиданно сказал Паша, и она пулей соскочила на землю.

- Больше я на нем не поеду, – вынесла она свой вердикт, и они вошли в дом.

А дальше началось то, что обычно называют моделью семейной жизни. Они вместе готовили курицу, пили чай и смотрели фильм.

«Эти приятные мелочи, наверное, они намного хуже измены», - думала позже девушка уже после, по прошествии нескольких дней, а тогда она конечно ни о чем таком не думала. Она просто готовила курицу, заваривала чай, спрашивая у Паши, сколько ложек ему положить, смотрела в его лучащиеся глаза и жила. Каждая деталь каждая мелочь стойко откладывалась в ее памяти, чтобы потом эти обманчивые образы – миражи вставали перед глазами не давали уснуть, крутясь навязчивой мыслью в голове.

«А что было бы ?» К сожалению, на этот вопрос совершенно нет ответа. Она знала об этом и ничего не могла сделать, а еще она знала, что Паша тоже вспоминает эти момент. Он не может их не вспоминать. Это был ее собственный ад, ад воспоминаний, тягучих и сладких как нуга.

Конечно же, у нее был и еще один ад – это чувство вины перед Алексом. Конечно, она еще не совершила ничего такого, за что она могла бы себя не простить. С виду это были вполне невинные встречи, а о том чего по – настоящему они с Пашей хотели, девушка предпочитала не думать. «В доме, в постели, в голове – должен быть всегда один человек», - знала она давно известную истину. Иначе жизнь может превратится в кошмар, и она превратилась.

Через два дня из командировки вернулся Алекс. Она сначала со страхом ждала этого момента, думала, что не сможет смотреть ему в глаза и что обязательно выдаст себя.

Но за эти 48 часов до его прибытия она вполне уже успела оправдать себя: «А что такого? Это всего лишь невинное общение. К тому же Паша сам первый ко mне пришел, я его не звала. И, конечно же, это не повторится»

Потом главной причиной ее страхов стало то, чтобы Алекс ничего не узнал о ее ночных приключениях.

Он вошел в квартиру такой красивый с улыбкой на лице. Со всеми остальными такой опасный, с ней он был мягок, потому что доверял ей, знал, что она его не предаст. Она посмотрела на него, и сердце защемило от тоски.  Больше всего на свете она сейчас боялась его потерять. Она точно знала, что он ее никогда бы за ее поступок не простил.

Алекс был ей очень нужен – такой твердый по натуре, но мягкий с ней. Трезвомыслящий и знающий жизнь Алекс, который точно знает, чего хочет, не строит воздушных замков и не живет одним днем, как это делает Павел. И он точно не исчезнет, испугавшись ответственности через несколько дней общения. Девушка со слезами на глазах кинулась ему на шею.

- Привет, любименький, я так скучала!

Алекс радостно принял ее в свои объятия, поднял на руки и закружил. Она уже и забыла, какой он сильный. Он мог ее кружить, как пушинку, легкую и воздушную. В этот момент в голове девушки созрело точное убеждение, что это никогда не повторится. Она так больше не поступит, не посмеет поступить и все. Тревожившие ее последнее время мысли исчезли из ее сознания. 

«Это был всего лишь сон»,- написала она сообщение Паше и, спрятав горькую улыбку, вернулась к ожидающему ее в другой комнате Алексу.

«Как же рада она его видеть! Она сделала правильный выбор», - посещает ее первая мысль. – «Но почему – то мне кажется, что может я и допускаю ошибку. Я точно знаю, что Паша меня любит я читала это чувство в его глазах. И я его тоже люблю», - вслед за первой приходит вторая мысль. 

             «Я люблю их обеих. Разве это возможно? Не может человек  любить сразу двоих. Я – бесчувственная эгоистка. Нужно забыть обо всех этих мыслях. Я уже сделала свой выбор».

Но лежа в объятиях Алекса, девушка волей – неволей вспоминала глаза Паши, находящиеся от нее совсем близко и излучающие такой теплый и спасительный свет.

 

11.Это был не сон

Через неделю ее счастливой жизни с Алексом мысли девушки все реже возвращались к Павлу. Она была счастлива, она наслаждалась каждым мигом с любимым человеком, полностью выкинув все из головы, как далекое прошлое. Как это не было страшно, но из встреч с Пашей она помнила все до мельчайшей подробности. С Алексом же все слилось в одно настроение. Это было ощущение счастья, но не безграничное, а опасливое потому, что отношение Алекса может быть переменчиво с ним нужно всегда стремиться только вперед, развиваться. С ним девушка хоть и была счастлива, никогда не могла до конца расслабиться, а с Пашей, не смотря на то, что он сам по себе по жизни был безответственным, она знала, что ощущение покоя, которое возникало при общении с ним, никуда не исчезнет. Ей не нужно для него меняться и развиваться, он принимает ее любую, но зато он и сам не будет меняться в лучшую сторону. Их жизнь всегда была бы простой и счастливой, как у первобытных людей. Но не будет. «Не будет и точка!» - отгоняла девушка непрошенные мысли, возникавшие после невольного сравнения этих двух совершенно разных мужчин.

Дни с Алексом летели безмятежно одним коротким мигом, если бы не один случай, лишивший ее уже обретенного более – менее равновесия. Вечером они пошли прогуливаться с Алексом по городу, весело болтая о чем – то своем и смеясь. Ей очень нравилось идти с этим красивым мужчиной, на которого с интересом смотрели девушки. Инесса наслаждалась теплым летним вечером их молодостью и общением. Неожиданно она увидела идущую ей навстречу знакомую фигуру, которую она бы ни с кем не перепутала. По мере его приближения ее бросало то в жар, то в холод. Она не сводила глаз с его наполненыx болью и злостью глаз. Они, словно прожигали ее изнутри, сердце неистово билось, сжимаясь все сильнее, словно комок. Еще миг и она не сможет вдохнуть воздух. Еще миг и оно остановится. Во рту полностью пересохло. Он ей казался таким близким, и она больше всего на свете боялась, что они больше не встретятся. Но еще больше она боялась, что Алекс увидит ее состояние и догадается о ее мыслях. Алекса она боялась потерять больше, но он ни о чем не догадывался, он продолжал ей что – то увлеченно рассказывать. Девушка даже не слышала слов беседы. Ей казалось, что прошла целая вечность, прежде чем Паша прошел мимо, хотя прошло не больше минуты.

- Ты меня слушаешь? – выдернул ее из ее переживаний Алекс и обнял за талию.

- Да, конечно, любимый, – сказала она, подумав, что с этим всем нужно заканчивать, и ничем хорошим это не может закончится.

Это был последний их вечер с Алексом перед его новым отъездом. В маленьком уютном кафе, где играла томная музыка девушка весь вечер просидела как на иголках.

- Все веди себя без меня хорошо, – словно шутя, сказал Алекс и поцеловал ее в губы.

«Как же он был близок к истине сам того не осознавая», - подумала девушка. «Но это все в прошлом», - утешила она сама себя и вполне искренне ответила: « Конечно, все будет хорошо, можешь не переживать»

Еще раз с любовью поцеловала Алекса и закрыла за ним двери.

А все – таки, сколько всего у них было. У них тоже были и слезы, и счастье просто они последнее время вместе и отношения у них стабильно счастливые. Ведь все маленькие детальки припоминаются на расстоянии или в минуты горя ,когда ты не можешь находиться вместе с этим человеком, тогда только ты начинаешь по – настоящему ценить каждую ту мелочь, которая у вас с ним была.

Девушка прикрыла глаза, очень явственно припомнив их последний вечер у костра. Они любили уединенные вечера      на природе, где был только лес, постепенно погружающийся в вечерний мрак и они.

Алекс разжег огромный жаркий костер, отпугивающий всяких насекомых, играла музыка, а они пили горячий кофе из термоса и танцевали. Разве можно это забыть? Счастье есть, вот оно рядом, вполне осязаемое так почему же мысли периодически возвращаются к Павлу? Да она просто глупая – думала девушка, наводя в квартире идеальный порядок.

 Когда ее мучили какие – то неразрешимые вопросы, она переставляла в квартире вещи с места на место, вытирала пыль и просто натирала все до блеска. К вееру ее квартира сияла. Со спокойной совестью можно было приступить за чтение книги.

( Отрывок из какой – либо книги. Классика)

Стук в дверь. Девушка в недоумении отложила книгу.

- Паша? Ты почему здесь? – на ее лице застыла маска удивлении.

Сейчас между нею и ее первой любовью стояла высокая непреодолимая стена. Она знала, что не согласится ни на какие его предложения. Но дальнейшие слова Паши стали для нее полной неожиданностью.

- Ты можешь мне помочь? – вместо приветствия спросил он.

- Как тебе помочь? – удивилась она.

- Ты можешь сделать вид, что ты моя девушка? Я просто сказал бывшей, что нашел другую, и мне нужна твоя помощь.

- Но почему именно моя? – недовольно спросила она. Где – то в глубине души девушка ожидала совсем не таких слов и сейчас была несколько разочарована. Она понимала, что это глупо, и она ведет себя, как собака на сене, но ей нравилось, когда Павел любил только ее, и сейчас она ощутила в груди уколы такой неуместной ревности. Ей захотелось пойти с ним, и чтоб он увидел, что она лучше той бывшей его девушки. Все это, конечно, она почувствовала лишь подсознательно, сознательно она просто подумала, что ему нужно помочь.

- Хорошо, куда идем и какая форма одежды?

- Ночной клуб.

- Ок, пол часа подождешь?

Павел сел в ожидании у телевизора.

Ночной город оглашался пьяным заразительным хохотом. Они шли нетрезвой походкой, еле стоя на ногах и поочередно опираясь друг на друга. Они уже и забыли, по какой причине сегодня встречались. Бросившая Павла девушка довольно быстро вышла у него из головы, на смену мыслям о ней пришло то эйфорическое состояние, которое появлялось, когда они снова и снова проводили время вместе. Алкоголь немного притупил ощущение реальности, исчезли все страхи и сомнения, укоры совести. Существовало только здесь и сейчас. Девушка не успела опомниться как это «здесь и сейчас» оказалось у него дома.

Они лежали вместе в кровати, глядя друг другу в глаза. Она, положив голову ему на плечо, он нежно ее полу обнимал свободной рукой.

- Этого не может быть, – вдруг дошло до ее сознания. – Нужно срочно уходить пока не случилось непоправимого, – спохватилась она, начиная судорожно хватать ртом воздух.

- Все, Паш, я ухожу – сказала она, спешно покинув его квартиру.

- Стой! Куда ты? – выскочил Павел за ней вслед вдогонку. На улице не было ни одной живой души. Павел, оббежав по кругу дом и заглянув в соседний дворик, вернулся домой ни с чем.

 

Потерять все

События прошлого всегда выражались у нее сильным посасыванием под ложечкой, и чувством какой – то небывалой щемящей тоски. Она не была сама по себе порочной, но умудрилась совершить множество таких поступков, из – за которых очень корила себя.  И осознание этого навсегда останется тяжким грузом у нее на сердце с ужасом вспоминая события того памятного вечера.

Алекс позвонил ей и сказал, что приедет через несколько дней, девушка с воодушевлением ходила по магазинам, намереваясь придумать для него какой – то сюрприз. Но как обычно телефонный звонок Павла выбил ее из колеи. Она не знала, как это называется, но это действовало на нее безоговорочно. Не смотря на все доводы рассудка, Павел был именно таким человеком, услышав голос которого она забывала обо всем. И на этот раз случилось нечто подобное. Она словно бы отстраненно наблюдала за собой со стороны.

- Хорошо, – несколько робко согласилась она. – Пойдем, погуляем, но это будет в последний раз.  

Самое главное, что нельзя было сказать, что Паша ее преследует, а она избегает общения с ним. Причиной такого его поведения была отчасти она сама. У нее был один маленький секретик – когда Паша очень долгое время не писал ей и не звонил, она сама невольно напоминала ему о себе, делая вид, что это произошло случайно. Не будь этих, нелепыx ее попыток, сейчас у нее были бы крепкие отношения с Алексом, и не было бы этого нещадного чувства вины.

И вот она с неясным чувством толи трепета, толи страха, идет сквозь ночную мглу на место их назначенной с Пашей встречи. Она знает, что она не права ведь Алекс думает, что она сейчас спокойно отдыхает. Это нечестно по отношению к нему, но с другой стороны она не делает ничего предосудительного. Они просто посидят немного вместе и поболтают. К тому же это была их последняя встреча она так Паше сегодня и сказала.

- Садись, – предложил Паша ей место в одной из беседок ее двора.

- Холодно немного, – дрожа, пожаловалась она.

- У меня на этот случай есть пиво и теплая кофта, – сказал предусмотрительный Паша и накинул ей ее на плечи.

Через время девушка забыв обо всем, рассказывала о событиях своей жизни, положив голову ему на плечо. Приятную атмосферу нарушил такой знакомый голос Алекса: «Вот как ты проводишь время в мое отсутствие?!»

Перед ее глазами, словно все поплыло. Такого она совершенно не ожидала и хотя она предполагала что если она не прекратит эти встречи, нечто подобное может случится, это было для нее полной неожиданностью. О том, что было позже, девушка не хотела даже вспоминать. Потом Алекс накинулся со злостью на Павла, Инесса честно пыталась его защитить, но лишь получила удар кулаком по лицу. После этого случая, она больше не видела Павла, ну разве, не считая этой недавней встречи в кафе. После того случая она простила Алекса. Какой бы был выбор правильным, она до сих пор не знает. 

 

      Пленница

- Привет, – раздался заговорщицкий шепот за спиной Камиллы, лишь только она вошла в один из длинных коридоров офиса, миновав вестибюль и охранника, и чья – то рука потянула ее в сторону курилки, где еще в такое время никого не было.

- Вчера сюда приходила полиция по поводу исчезновения Инессы Константиновны, – поделился он с девушкой свежими новостями. Тебя как раз не было в офисе. Полиция интересовалась всеми сотрудниками и твоими частыми выходными.

- Мне иногда нужно время, чтобы побыть одной, – пояснила она.

- Я ни о чем и не спрашиваю. Можешь ничего не объяснять. Если у тебя проблемы, я тебе помогу, – великодушно продолжал Петечка, наслаждаясь своей ролью.

- Она и так еще не появилась на работе. Уже третий день ни слуху, ни духу. Как сквозь землю провалилась, уже даже начали возникать по этому поводу различные слухи. Может ее выкрали и скоро выкуп потребуют, а может быть, это происки конкурентов, -  продолжил встревожено Петечка.

- Спасибо тебе, Петечка. Если будут еще какие – то новости, рассказывай, – сказала садким голосом девушка и чмокнула его в щечку.

Петечка еще долго смотрел ей с мечтательной улыбкой вслед.

И почему другие мужчины не замечают красоту, которая скрывается в ней, – недоумевал он. Как – то раз Петечка решил спросить мужское мнение о ней у знатока мужских сердец охранника Олега.

      - Кто, Камилла? Я вообще на нее никогда не обращал внимания, как на женщину. Странная она какая – то, всегда ходит, как тень, молча. О чем она там размышляет? И взгляд у нее странный, иногда  даже страшно становится – как не от мира сего. Девушка больше всего ненавидела расспросы и любопытные взгляды, они ей казались посягательством на что – то личное.  Ее коробило только от одной мысли, что у нее начнут интересоваться, почему она так поступила и передумала. Как это не было парадоксально, она категорически не переносила в свою сторону повышенного внимания и тайно в душе очень его жаждала. Она всегда с завистью относилась к ярким неординарным девушкам, приковывающим всеобщее внимание, как же ей хотелось хоть ненадолго оказаться на их месте. 

       Камилла без препятствий дошла до своего рабочего места.

- Где она? – с диким ревом ворвался в приемную секретаря Алекс. – Почему ее еще нет на месте? – бушевал он.

- Она не давала никаких объяснений. Скоро будет, – заикаясь, объясняла под его натиском, секретарь Лидочка, перепугано лупая своими огромными глазищами, и растеряно морща свой маленький, вздернутый носик.

      Камилла с досадой отвернулась. Ей совсем не хотелось наблюдать за этой сценой. Инессе Константиновне всегда доставались только лучшие мужчины, она всегда купалась в их внимании. Любая другая женщина на ее месте должна была бы быть довольна, но только не она. Порой казалось, что ее сердце высечено из камня. Она была совершенно равнодушна к ухаживаниям самых лучших мужчин. Это просто не вкладывалось в голове у Камиллы.

      Алекс прождал в приемной больше 2- х часов, но всегда пунктуальная и обязательная начальница так и не появилась в этот день на работе. Взбесившийся мужчина отправился домой ни с чем. Рабочий день для Камиллы прошел довольно быстро: она во все глаза наблюдала за красавцем Алексом, который с недовольным видом ходил из стороны в сторону в приемной. «Если бы меня любил такой мужчина!» - не покидала ее навязчивая мысль, бьющая в висок, словно стальной молоточек.

- Что не работается? – услышала она за спиной неожиданно голос Петечки, как только объекту ее наблюдения надоело ждать, и он покинул здание.

       Камилла с недовольным видом оторвалась от своих мыслей. Ей совершенно не хотелось, чтоб кто – то о них догадывался.

- С чего ты взял? – с плохо скрываемой агрессией спросила она. В глазах Петечки все чувства, которого были видны, как на ладони, читалась обида.

- Да ты целый день на него смотришь! – выпалил он.

      Его слова неприятно хлестнули девушку по лицу. «Нельзя себя вести так неосторожно. И Петя здесь ни в чем не виноват», - подумала она.

- Извини, просто он такой колоритный. Настоящий, брутальный мачо, – пояснила она свое поведение.

- А тебе такие нравятся? – опять выпалил с детской непосредственностью настырный Петечка и Камилла поняла, что начинает терять терпение.

- Нет, Петь, просто интересно, – из последних сил сдерживая себя, сказала девушка. Последнее время она стала чрезмерно раздражительна.

- Петь, я что – то себя не хорошо чувствую, – неожиданно сказала она. – Прикроешь меня, ладно? Если вдруг будут спрашивать.

- Хорошо, – не заставил себя долго упрашивать парень. – Но завтра мы вместе обедаем.

- Договорились, – лишь бы он отстал, сказала Камилла, и на ходу схватив сумочку, выбежала из здания.

      Петя еще некоторое время задумчиво смотрел вслед девушке. Последнее время она вела себя очень странно и это его волновало. Особенно ему не нравилось, как она смотрела на посетителя их начальницы. Он не хотел себе признаваться, но когда Камилла захотела уволиться, Петечке стало неимоверно страшно, что она не вернется. Он понял, что вопреки всем законам здравого рассудка, он питает к ней симпатию. Петр знает, что Камилла старше его и замужем, поэтому ничего не возможно. А еще он удивлялся, как она может так одеваться, чтобы так уродовать себя. Огромные очки на пол лица, бесцветные волосы, собранные в тугой хвост и мешковатая одежда серых или черных тонов. Довершает картину поведение серой мышки и нежелание общаться. 

      Он удивляется, как на нее вообще муж обратил внимание. Он бы и сам не обратил, если бы однажды случайно не забрел с другом в ночной клуб. Он готов поклясться, что видел там Камиллу. Но какую Камиллу! Такую Камиллу не видел еще никто. Это была настоящая соблазнительница и покорительница мужских сердец: идеальная фигура,  длинные, черные, ниспадающие мягкими волнами волосы. А выражение ее глаз, мимику и жесты невозможно было передать словами. Это была совершенно другая женщина, интригующая, сексапильная, привыкшая покорять, но в тоже время он был уверен, что это была она - Камилла. В тот момент Петр был в этом совершен уверен. После танца ей подал руку какой – то «денежный мешок» и увел ее за столик VIP– класса. Петя еще некоторое время стоял пораженный, не в силах поверить своим глазам.

- Ты чего? – тряхнул его за руку удивленный друг.

- А, нет, ничего, видно ошибся, – потрусил в растерянности он головой.

Но образ «той» Камиллы никак не исчезал из памяти. Ночами она ему снилась, и он ничего не мог с этим поделать, а утром, не выспавшись, он приходил на работу и искал схожие черты между «той» и «этой» Камиллой. Он уже не мог сказать точно, был это один и тот же человек. Петя был в полной растерянности, но теперь «эта» Камилла уже не казалась ему такой серой и скучной. Он стал следить за каждым ее поступком и находил в них свою прелесть.

      Петя стал рассеянным и девчонки, которые работали рядом с ним уже стали подшучивать над ним. Тогда он решил раскрыть им свой секрет об увиденном им когда – то но ему никто не поверил и «местные кумушки» еще больше подняли его на смех, затем еще долго косились на него и хохотали. «Хорошо хоть это не дошло до ушей Камиллы» - с облегчением думал он. Так совпало, что пик этой новости пришелся на ее временное увольнение. Но теперь он будет более разумным, ни одна догадка не сорвется с его губ. Чтобы еще больше утвердиться в своем решении, Петя с силой сцепил зубы. За своими мыслями он и не заметил, как весь оставшийся в конце рабочего дня коллектив переместился в курилку.

      Петечку в курилку не брали.

- Ты еще такой молодой.

- Зеленый, – добавлял кто – то со смешком из коллектива.

- Не стоит тебе травить твои молодые чистые легкие, – говорили его более старшие коллеги, удаляясь.

- Мы  перекурим чисто женским коллективом, – выкрикивал уже кто – то издалека.

И его чисто женский коллектив удалялся.

Пете было обидно, но он твердил себе мысленно в таких случаях: «Да сложно быть одним

 мужчиной среди всех, но нужно привыкать. Что с них возьмешь женщин»

- Извините, молодой человек, – услышал он голос, подходящей к нему женщины лет 50 – ти. Небольшого роста, полная, с обычной для своего возраста завивкой. Но была в ней одна особенность – цепкий взгляд, от которого, казалось, никуда не скрыться.

- Я Вас слушаю, – вежливо ответил он и выжидательно посмотрел на женщину.

- Я мама Камиллы Савиной, – продолжала она. – Я бы хотела поговорить с ее начальницей по поводу слишком частых командировок дочери. Почти каждый месяц, в течении недели,  я не наблюдаю свою дочь дома. Это что же, других вообще в командировки не отправляют? А если девочка молодая так нужно этим пользоваться!

      Петя ошарашено смотрел на нее, не в силах понять, о чем говорит эта женщина.

- Командировки? – на всякий случай переспросил он.

- Молодой человек, Вы, что плохо слышите? Я уже несколько раз сказала о командировках.

      Тут, наконец – то, до парня дошло. Мать Камиллы почему – то считает, что ее дочь часто ездит в командировки. Нужно ей подыграть.

- Ах да, Камилла какраз сейчас в командировке, – начал он бодрым голосом. – Но не волнуйтесь, у нас всех с такой регулярностью отправляют в разъезды. Вот я, например, только вернулся два дня назад. А начальницы сейчас нет и почему – то целый день не было, – добавил Петя.

-А когда она будет? – поинтересовалась настойчиво женщина.

- А этого я Вам не могу сказать, но я могу передать ей Ваше пожелание,  - предложил любезно Петя.

- Не стоит, я сама еще зайду на днях, – отрезала она и направилась в сторону выхода.

Петя облегченно

перевел дух. «Надо же, как вовремя! Как раз никого не было, а вон и из курилки дамы возвращаются. Хорошо, что они не столкнулись. На этот раз пронесло, но на следующий раз все может быть и не так удачно» - крутились мысли в его голове. «Но все это очень интересно, не зря ему Камилла кажется загадочной. Он обязательно в этом разберется» - окончательно решил для себя Петечка.

Камилла, оставив Петечку в размышлениях о ней, шла по коридору, слушая отовсюду версии встревоженных или просто желающих посплетничать сотрудников, куда делась их начальница. У Камиллы были свои предположение на этот счет.

В тот вечер, когда она приехала в клуб вслед за Ритой, которая на удивление могла не только обходиться без костыля в опровержение ее рассказу, но и отлично зажигательно проводила время, танцуя и общаясь с каким – то молодым человеком. В тот вечер Камилла заметила в этом клубе Инессу, чему очень удивилась. А еще она заметила, что она не осталась в этот вечер незамеченной. На нее был устремлен взгляд не одной пары глаз. Но больше всего ей запомнился взгляд Риты – полный жгучей ненависти. Хоть он и длился пару мгновений, этого было достаточно, чтобы по ее телу поползли мурашки. Столько злобы в нем было. Казалось, что она может убить легко, жестоко и расчетливо.

“ Нужно сегодня же после работы пойти к Рите. Она точно должна что – то знать».

День тянулся очень долго в ожидании предстоящего вечера. Когда ждешь чего – то, каждая минута тянется вечностью, в праздном же или расслабленном ничегонеделании мы проводим тысячи вечностей, не замечая их.

Наконец, стрелка на настенных часах в кабинете подошла к долгожданной отметке.

- Ты знаешь, куда исчезла Инесса? – вместо приветствия выпалила Камилла.

- Давай по порядку: кто такая Инесса? – спокойным голосом, продолжая совершать какие – то известные только ей ритуалы с глиной, – спросила Рита.

- Не делай вид, что ты не знаешь. Я видела в клубе, как ты на нее смотрела. Ты ее ненавидишь, – вспылила Камилла.

- А может быть, это ты ее за что – то ненавидишь? – перевела тему на нее Рита. Камила даже потеряла дар речи от такой наглости, у нее вырвались только какие – то, нечленораздельные междометия.

- С чего бы мне ее ненавидеть, – наконец возразила она. Инесса Константиновна – моя начальница и все.

- Да, начальница, – согласилась Рита. – Ты работаешь на нее и наблюдаешь каждый день за ее красивой и успешной жизнью. Она живет, как хочет, она делает, что хочет, она красива и у нее множество поклонников. Не так ли? Может быть, ты ей завидуешь, потому и ненавидишь, – улыбнулась Марго хитрой усмешкой.

- Нет, конечно, что ты говоришь? – с возмущением возразила Камилла.

А Рита лишь захохотала, высоко запрокинув голову.

- Ты ненормальная! – выкрикнула в сердцах Камилла и вылетела быстрее пули вдохнуть свежего успокаивающего воздуха.

Камилла летела по мостовой, сбивая свои строгого вида серые ботинки с квадратным носком об асфальт. Пепельные волосы выбивались из ее извечной прически – собранного на затылке в пучок хвоста. Девушку, саму не зная почему, взволновали слова Риты.

 

Алекс

Последнее время дела в бизнессе шли не очень хорошо. Алекс пропустил несколько крупных сделок и был страшно зол. В таких ситуациях он обычно приходил к Инессе и с недовольством и гневом начинал докладывать ей ситуацию. Инесса обычно спокойно выслушивала, его соглашалась с ним, что ситуация сложилась не очень и давала какой – нибудь дельный совет. Она умелo сочетала в себе черты бизнесс – вумен и понимающей женщины. Это был именно тот человек, на которого можно было положиться. Сейчас, после их последней ссоры с Инессой, Алекс не видел ее уже три дня. В голове появилось осознание, что ему ее, видимо, не хватает. Да, может быть, он и перегнул палку, но ему очень не нравилось, когда его в чем – то упрекают, а тем более перекладывают на него за что – tо ответственность. Как в этой ситуации ответственность за пропавшего, а точнее загулявшего ребенка. Алекс никогда не любил детей, а точнее они его раздражали. Веронику он терпел только ради Инессы. Но сейчас, когда в его жизни появилась его таинственная незнакомка, интерес к Инессе резко сократился и она его уже не возбуждала. Все проблемы, связанные с ней, стали его раздражать. Сейчас, проанализировав ситуацию, он понял, что ему нужно извиниться, но, конечно же, он этого делать не будет, он просто придет к ней, обнимет ее, расскажет о своих делах, а она в свою очередь внимательно его выслушает,  сделает вид, что ничего не произошло. Так бывало уже и раньше, так будет и в этот раз. Лишь много позже, когда они будут лежать в обнимку в постели, Инесса скажет, словно между прочем, что так ему не следовало поступать. Он знает, что такие ситуации больно задевают ее, но она старается не подавать 

виду. Инесса, такая строгая и принципиальная в делах касаемых работы, с ним всегда была очень мягкой и покладистой . Это, конечно же, Алекс в ней очень ценил, Марго была страстной, сексапильной, необузданной и неукротимой женщиной.

 Женщиной, которая пробуждала в нем желание. Но она была слишком избалована, слишком эгоистична. Это была та женщина, которую всегда нужно было покорять . Алексу, у которого совсем не было друзей, все равно нужен был человек, которому можно было бы доверять. Алекс – волк – одиночка по жизни, все равно, как он внутренне это не отрицал, нуждался в верной волчице. 

Алекс решил поехать проведать Инессу, но ни дома, ни на работе ее не оказалось. Все подчиненные в один голос твердили, что не знают, где она. Никто не видел еe уже на работе больше трех дней. Эта ситуация оставила на сердце Алекса неприятный осадок. Что если у Инессы закончилось терпение и она больше не хочет видеть его, Алекса? Может быть, она проводит сейчас время в компании какого – то мужчины. Острая булавка ревности больно уколола его, но он попытался взять себя в руки. Это все предположения и у него нет никаких оснований для ревности. Сам, поступивший с Инессой не лучшим образом, Алекс был катастрофически ревнив. «Наверное, уехала по каким – то своим запланированным делам и не потрудилась никого поставить в известность. Налаженная работа фирмы может существовать некоторое время без нее в отсутствие Инессы», - утешил себя Алекс, не привыкший долго из – за кого – то переживать. «Приеду в следующий раз», - подумал он, садясь в машину, но маленький,  надоедливый червячок сомнений уже прочно поселился в его груди.

Знакомый из прошлого

Камила шла растерянно по мокрой после дождя грунтовой дороге ведущей к дому Марго. Ей нужно было срочно ее увидеть и обо всем расспросить. Камила была почти уверена, что это именно Рита связана с исчезновением Инессы. Почему она так решила и чем руководствовалась, делая такие выводы, она не знает. Ей просто так кажется.

На душе почему – то было неспокойно, словно в предчувствии чего – то нехорошего.

- Привет красота, – неожиданно легла на плечо девушки чья -  то рука. Сердце замерло и застучало в два раза быстрее, по телу прошла непроизвольная дрожь.

Девушка оглянулась и увидела позади себя симпатичного шатена спортивного телосложения с очень гадкой ухмылкой на лице.

- Я Вас знаю? – удивилась девушка.

- Не прикидывайся, красота, – окинул он ее оценивающим взглядом. – Что это у тебя за маскарад? Новый образ или ты опять придумала какую – то аферу? – еще гаже ухмыльнулся он.

- Я не понимаю, - вполне искренне удивилась девушка.

- Не выделывайся, детка, хватит уже шутки шутить. Или ты хочешь сказать, что позабыла наше общее дельце.

Камила продолжала во все глаза таращится на  красивого, но гадкого парня с неподдельным выражением непонимания и искренности на лице.

- Я Димон, – растеряно стушевался он. – Ты что не помнишь, как ты подсыпала чудо – снадобье своему клиенту, чтобы найти нужные документы, а у него нечаянно не выдержало сердце? 

- Какому еще клиенту? Вы видимо что – то путаете? – стояла она на своем.

- Отличная актриса, – похвалил парень , - но меня не проведешь. Я тебя узнаю даже ночью с завязанными глазами. Слишком много общего нас связывает, и я думаю, это не конец.

Парень еще раз гадостно хохотнул.

- Мне нужно, чтобы ты еще мне помогла с одним дельцем.

- Я, правда, совершенно ничего не понимаю, – как сломанная пластинка, твердила девушка.

- Ах, не понимаешь? – обозлился парень. – Ну, тогда смотри.

Он достал с кармана миниатюрную камеру и поближе придвинулся к ней.

- Дима, Димочка, что же мы теперь будем делать? – носилась она, как заведенная, в одном нижнем белье по комнате. Рядом с ней стоял, глядя на лежащее на полу тело мужчины в возрасте, ее новый знакомый.

- Ну не молчи же! – вдруг взорвалась девушка и накинулась на него с кулаками.  – Это ты меня в это втянул, это ты во всем виноват.

- Эй, не надо, крошка. Ты также замешана в этом, как и я. Снотворное ему подсыпала ты. Так что теперь мы в одной упряжке.

Еще некоторое время после того как экран погас, Камила неподвижно стояла, глядя туда немигающим взглядом. В том, что это была она, не могло быть сомнения.

- Ты, я вижу, удивлена, – ухмыльнулся гаденько Димон. – Да я специально сохранил эту запись, знал, что ты еще мне пригодишься.

- Этого не может быть. Я не понимаю, – вдруг сорвалась с места и побежала в неизвестном направлении девушка.

- Я тебя все равно найду, можешь не стараться, – кричал вдогонку Димон.

Через какое – то время Камила, выбившись из сил, остановилась. Она не знала, где она находится и что это значит. Она бежала, не разбирая дороги, пытаясь убежать от этого гадкого неизвестно откуда появившегося «якобы» ее знакомого. Но в первую очередь ей хотелось убежать от себя, от сумятицы царившей в ее голове. Эти странные сны, которые она видела так часто по ночам. А может быть, это были не сны?

 

 

      Легкая жизнь

Инга, с легким чувством страха, собирала вещи с больницы, чтобы возвращаться в свое уже ставшее родным общежитие и продолжать работать в неподходящих для нее условиях. После нескольких дней лечения девушка очень расслабилась и теперь предстоящая перспектива работы, то, что она делала уже продолжительный период времени,  выглядело для нее пыткой. Да, она знала, что ее работа – это не тюрьма, и она всегда вольна с нее уйти. Но куда уйти? Реально оценив свои возможности найти что – то другое, Инга понимала, что ее ждет ее завод.

- Ты, все таки, решила возвращаться? – неожиданно вошла в палату и прервала ее грустные размышления соседка по палате.

- Тебе же сказали, что тебе нельзя работать в таких условиях. Или ты хочешь, чтобы все закончилось более плачевно. И кому ты потом такая беспомощная нужна?

Альбина сразу же наступила на ее больной мазоль. Больше всего она здесь этого и опасалась – остаться беспомощной в этой агрессивно настроеной чужой стране, стать бесполезной для своих детей и не смочь больше им помочь. Эти мысли Инга изначально гнала от себя прочь, а сейчас Альбина одновременно воскресила все ее страхи и сомнения.

- Поехали со мной, – предложила она.

- Куда? – удивилась девушка.

- Меня приглашает мой один хороший знакомый в путешествие, там будет его друг. Я тебя с ним познакомлю. Увидишь что такое другая жизнь, – весело подмигнула Марго на готовое уже сорваться с уст Инги возражение, сказала: - Ты в любой момент можешь вернуться на свой завод, и это тебя ни к чему не обязывает.

И почему – то даже прежде чем Инга сама успела опомниться и подумать, она уже согласно кивала головой: «Ну, хорошо я попробую», - услышала она сама свой ровный голос.

- Отлично, – обрадовалась Альбина, автоматически этими словами открыв вход в сказку, которая длилась всего лишь несколько дней, но которая кардинально изменила многое.

Инга, которая до этого во все отказывала себе, попала в такую жизнь, о которой даже и не могла мечтать.

Весь первый день они с Альбиной потратили на то, чтобы привести себя в порядок. Косметические процедры, дорогие приятные для кожи крема и массажи, и, кажется, что она уже помолодела лет на 5. Лицо уже сияло чистотой и свежестью. Инга давно уже не испытывала такого чувства, но глядя на себя в зеркало, она чувствовала себя молодой и красивой. Она вдруг поняла, что тоже могла бы так жить – любить себя и баловать, это же так приятно.

- В порядок мы себя привели, теперь нужно привести в порядок свой гардероб. Мы же должны быть на высоте, – продолжила подруга.- Но для начала нам нужно пообедать. Ты какую кухню предпочитаешь?

- Не знаю, – был ее растерянный ответ.

- Значит нужно попробовать всю, а потом выбирать.

Итальянская, азиатская, скандинавская кухни, походы по ресторанам. Приятная для кожи одежда дорогих марок, мягкая удобная постель с белоснежными простынями. Инге казалось, что это происходит не с ней. Вся жизнь « до», уже казалась не реальной, ее тяжелая работа, недавняя болезнь, а тем более ее жизнь с семьей. «Как странно», - думала девушка, лежа на мягких приятных простынях в шикарном номере гостиницы. – «Сколько всего произошло и как быстро забывается все, что было до этого. Реально существует только здесь и сейчас. И как же быстро человек привыкает к хорошей жизни.

- Готовься, сегодня они за нами заедут, – предупредила утром Альбина. 

События последнего времени переплелись в один сумбурный комок, напрочь потеряв все свои границы. У мыслей уже не было четких очертаний.

Ужин вчетвером с обеспеченными мужчинами, которые знают цену деньгам и могут их зарабатывать. И у нее, может, появилась возможность жить, как в сказке, так, как живет Альбина. Не думать о том, что ей нужно растянуть три пакетика чая на три дня, а хлеб на неделю. Не думать о способах, чтобы прокормить своих детей. Все это у нее может быть, если только она этого захочет. Она может также, как ее подруга, завести отношения с обеспеченным мужчиной, но это будут отношения без чувств, где тебе при любой первой возможности укажут на твое место.

Все произошло очень быстро, все было, как в сказке. Она даже не успела все хорошенько обдумать. И вот они уже вчетвером прилетели на Танарифы. Неделя пролетела, как в сказке, Инга знала, что ничего не бывает просто так, но ей стало вдруг все равно.

Она не хотела больше быть сильной, работать до изнеможения, не хотела больше есть дешевые макароны на обед, завтрак и ужин. Она узнала, как это жить красиво, почувствовала, как это жить в окружении роскоши. Ей было хорошо, она просто отдыхала и душой и телом. Выбросив простодушно из головы все страхи и сомнения, беззаботно пустив все на самотек. В тот момент ей все было весело, интересно, многое происходило с ней впервые, лишь порой к Инге приходило осознание действительности. Проводить время с мужчиной не по любви уже не казалось ей чем – то ужасным. Марк 45 – летний вполне симпатичный бизнесмен был с ней вполне мил и обходителен, выполняя каждый ее каприз и пожелание. Никаких мук совести по отношению к своему мужу девушка не чувствовала. Она просто наслаждалась каждым моментом своей жизни. Но, к сожалению, время на островах пролетело очень быстро, и нужно было возвращаться назад в ее серую жизнь пугавшую ее предстоящей неизвестностью. Она прекрасно осознавала, что по возвращении домой чары развеяться и общение с Марком полностью прекратится. Ему будет нужна новая игрушка. Так оно и получилось.

Вновь серое общежитие. Теперь она замечала все его недостатки более остро:  все облезшие углы, не починенный кран, душ, в котором нет никогда горячей воды. Первые дни работы прошли в эйфории, она заново переживала все счастливые моменты, которые произошли с ней. Рабочие часы в грезах пролетали на одном дыхании. Она видела себя вновь рассекающей атлантический океан на дорогой яхте с бокалом свежевыжатого сока или в дорогом ресторане, облаченная в элегантное платье. Девушке начало казаться, что  ей очень идет эта роскошь.  

Жизнь в общаге текла все также размеренно в ее отсутствие, как и при ней. Лишь иногда люди сменяли один другого, кто – то уходил, появлялся кто – то новый. Но в принципе, все оставалось по – прежнему. После нескольких дней эйфории и воодушевления, когда она еще наслаждалась пережитыми событиями, пришло осознание, что больше это все не повторится, что впереди ничего похожего ее не ждет. Просто еще один день сменяет другой, жизнь уходит, а она коротает одинокие вечера. Вокруг нее всегда крутилось множество мужчин, готовых на многое, лишь только она поманит их пальцем. Но какая – то магия уже была развеяна, никто из них не был ей интересен, как мужчина. Она словно уже перегорела, пережила все, прочувствовала и уже была не способна на какие – либо эмоции.

- Привет, пойдем со мной смотреть интересный фильм, – предлагал постоянно один из них долговязый Максим.

- Со мной ты можешь быть, как в раю. Я могу тебе показать столько всего, чего ты еще никогда не видела. А хочешь мы с тобой поедем в путешествие, скажи мне «да» и ты не пожалеешь, – ежедневно ей пел диферамбы Роман.

Денис был просто всегда рядом со своими пошловатыми шуточками, но готовый выполнить любое ее пожелание. Артем постоянно задаривал ее конфетами и маленькими презентиками. Дима всегда был готов отвезти ее куда угодно на своем новеньком БМВ.

Но она долгое время не могла выбрать никого из них, а потом одним из свободных вечеров вся ее будничная и ничем не интересная жизнь словно слетела с накатанной колеи.

«А что я теряю, если пойду с Максом, все таки, смотреть фильм?» - в один из выходных подумалось ей. «Так и состарится можно на этой работе. Я ведь ничего не теряю и всегда смогу уйти», - ее знаменитая отговорка, после которой она совершала самые безумные свои поступки. И в тот же вечер она пошла к Максиму смотреть фильм. Что побудило ее на это и зачем она это делает, девушка и сама не знала. Знала только, что их губы встретились и даже раньше, чем она успела опомниться, она оказалась у него в объятиях. Лишь некоторое время позже остался лишь один неясный вопрос – зачем она это сделала, ответа на который она так и не смогла отыскать. Но дальше все еще больше запуталось. На следующее утро они пошли с Денисом за покупками, и он подарил ей огромного белоснежного медведя, теперь они с Артемом, словно сговорившись, наперегонки задаривали ее подарками. 

А потом было празднование Нового года, где Инга старалась лавировать между всеми своими ухажерами, никому не отдавая предпочтения и не отвечая отказом. Через время она полностью запуталась, кому она что говорила и как дальше ей поступать, что казалось, что узел окончательно затянулся на ее шее. Она и сама удивлялась и не понимала, зачем ей все это было нужно. А может быть это было всего лишь бегство от себя и от того чувства подсознательного страха, которое вызывала у нее ее работа. Страх возникавший от того, что она может с ней не справится, и у нее вновь может повторится ее приступ. Но все равно такое ее поведение был в край не разумным,  но отношения с кем – то из них она не прекращала. Что это – нехватка жизненных эмоций или равнодушие ко всему? Она словно доверилась божьему провидению, решив для себя – будь что будет. Она не хотела ничего решать, она не хотела никого выбирать. Ей просто нравился этот период ухаживания, внимания к своей персоне. Бесконечные подарки, бесконечные развлечения, бесконечная новизна жизни. Также Инга понимала, что не исключено, что при таком образе жизни могут поползти различные слухи вокруг нее, ведь здесь все были друг у друга на виду, и ничего нельзя было утаить друг от друга. Она очень боялась, что каждый из ее ухажеров может узнать о другом, и тогда все это хрупкое сооружение отношений рухнет. Так и произошло, но привычка к такому образу жизни осталась.

Ей было больно. Она давно себя не чувствовала такой потерянной и опустошенной. Инга знала, что ни к кому нельзя привязываться, случайные связи так и останутся случайными связями. И от этого никуда не деться. Она сама изначально знала, на что шла. Но от этого менее больно не становилось. Она опять привязалась, она опять поверила в счастье. Но этот человек тоже уезжает также, как и Антоний. Каждые ее новые отношения были лишь попыткой обмануть подсознание. Каждый раз она делала это, потому что надеялась, что на этот раз все будет серьезно, но каждый раз все оказывалось не так, как она хотела. Ей очень одиноко и тоскливо. Ей нужен человек, которому можно довериться, забыться в его объятиях, поделиться своими переживаниями. Но все временно, как бег по замкнутому кругу. Люди вокруг нее сменяются так быстро, как декорации в фильме. Новые знакомства, попытка завязать отношения, что – то наподобие привязанности и болезненное расставание.

- А это правда что у тебя был роман с … ? – интересуется ехидная соседка по общежитию.

- С чего ты взяла? – удивленно поднимает на нее глаза Инга. 

- Слухи такие ходят по общежитию, – с издевкой не унимается та. – Ты, наверное, очень страдаешь ведь он уехал также как и Антоний, правда? – пытается говорить ее собеседница сочувственным голосом, а глаза так и светятся от плохо скрываемого злорадства.

- Пусть те, кто распускает слухи, сами и придумают, как я буду дальше жить, – коротко ответила Инга и удалилась.

Она была совершенно подавлена, ее достали уже эти вездесущие люди, распускающие разные слухи все про всех знающие и придумывающие даже то, чего не было. Хотя была в этом и доля правды.

Инга знала, что это нормально в не очень большой компании мужчин и женщин, у которых совершенно ничего не происходит в жизни, дни которых пусты, скучны и неинтересны, придумывать различные слухи об окружающих.

- Ничего не поделаешь, переживу и это, – устало закрыла глаза Инга, желая погрузиться в спасительный сон. Но сон не шел, бессонница последнее время стала ее роком.

Она очень устала. Зачем она это делает? Зачем она заводит отношения с двумя мужчинами одновременно, один из которых женат? Она знает, что это мерзко по отношению к ним обеим, жене и детям. Инга знает, что в этом маленьком местечке ничего не утаишь, но совершенно ничего не может с этим поделать. Она словно бы включила режим самоуничтожения. Когда она сюда приехала, ей казалось, что здесь очень много разнообразных  людей, так, что она не могла всех запомнить. Сначала у нее завязались отношения с Антонием. Это было так по – настоящему, но он уехал … Не обделенная мужским вниманием, что ей очень льстило, добавляло ярких красок в ее рутинную жизнь, она избавлялась от тоски. Ей было интересно проводить время с Денисом, они много шутили и флиртовали, часто проводили вместе вечера, и потому стало полной неожиданностью даже для нее то, что однажды, после бурного веселья, она проснулась в объятиях Макса. Порой ее поступки удивляли даже ее. Это получилось само собой, она не собиралась завершать так вечер. Теперь между ней и Максом завязалась какая – то невидимая связь, ее вновь и вновь тянуло к нему как магнитом. Она знала, что окружающие потом ее осудят. Она знала, что делает больно Денису, которому дала надежду на отношения, но она уже катилась по наклонной вниз. Механизм был запущен, и все происходило само собой. Каждое действие влечет за собой следующие действия, которые уже нельзя изменить. Можно колебаться, когда делаешь первый шаг в пропасть безнравственности, а дальше каждый поступок влечет за собой следующий. Инга запуталась в своей фальши: она приходила по ночам к Максу, днем флиртовала с Денисом еще и успевала принимать знаки внимания от Миши. Она запуталась, но она уже не могла остановиться или просто не могла переступить через свою гордость и признаться себе в этом. Она продолжала играть и заставлять себя верить, что все еще не поздно изменить. Никого из этих троих мужчин она не любила она пряталась в их объятиях от себя от мук совести раскаяния и пустоты и увязала во всем этом еще больше.

- Ты не достойна уважения, – твердила ей все та же, не дающая покоя соседка. – А что если обо всем узнает жена Макса? А что если Макс узнает, что ты общаешься еще с другими?

И Инга начинала терзаться, терзаться не оттого, что ей было совестно, а терзаться от страха, что все ее подлые поступки будут раскрыты. Она была испорчена настолько, что если бы не эта назойливая «поборница правды», она бы совершенно ни о чем не задумывалась. Ее все устраивало. А потом Макс неожиданно уехал, и она вдруг поняла, насколько сильно успела к нему привязаться. На работе, дома, ей казалось, что вот сейчас он к ней придет, и она опять будет тонуть в неге его нежных объятий. Ей хорошо было с ним, она опять успела испытать привязанность, за которой следовала апатия и тоска. Потом были еще одни отношения и еще одни отношения, привязанность, ложь, разочарования, наслаждения, – все смешалось. С каждым днем Инга опускалась все ниже. Признания в любви, и какие – либо обещания, стали для нее лишь пустыми словами. Она в них уже не верила. Она ничего не чувствовала.  

Дальше последовали еще другие мужчины, и вскоре девушка уже не помнила на следующее утро имена мужчин, с которыми она проводила время.  Ее не мучила совесть, но чувство разрaставшееся с каждым днем в ее груди было очень трудно описать словами.

Да, она проводила весело время в роскошных ресторанах, облаченная в шикарные наряды, но почему – то не чувствовала себя удовдлетворенной. Пришло чувство пресыщения, осознание собственного унижения и брезгливости, которые невозможно было не смыть с себя, не заглушить алкоголем. Вскоре она поняла, что нет уже никакой новизны. Что все эти отношения, встречи и расставания идут по накатанной схеме. Да, она уже не работалa на заводе, теперь она могла себе позволить за счет многочисленных ухажеров жизнь на съемной квартире в приятных условиях.

Периодически она высылала деньги своей семье. Эта мысль хоть немного согревала ее, помогая девушке жить дальше.

С каждым днем накапливалась все большая усталость, ей хотелось стабильности простых человеческих отношений, где она стоит на равне с мужчиной, где ее уважают. Но все было не так, как она этого ожидала. Инга испытывала зависимость от красивой жизни, на которую она не могла самостоятельно заработать. Она привыкла уже пользоваться дорогой косметикой, одеваться в модных бутиках и есть здоровую и полезную пищу. Материальные удовольствия стали у нее на первом месте. Она сама удивлялась себе: но истинное наслаждение она получала только одевая новое роскошное платье или рассматривая свое отражение в зеркале, в придающих ей таинственности серьгах с изумрудами. Она оправдывала себя, считая себя в душе ценительницей прекрасного. Ювелирные украшения должны быть только тончайшей работы, очень женственными. Девушка могла часами ходить по бутикам, выбирая себе что – то интересное. Ей нравилось делать себе маски для лица, наносить тонким слоем приятный для кожи на ощупь крем. Она никогда не следила за модой, для нее никогда было не важно материальное, но сейчас она стала просто зависимой от вещей. Может быть так, получая новую красивую «безделушку», она получала то, чего ей так не хватало в жизни. Но за все материальное ей нужно было платить. Ее жизнь превратилась в неразбериху, все смешалось в одно горькое неопределенное чувство тоски, безысходности и омерзения к себе, от которого хотелось плакать. Она ощущала себя как загнанный в ловушку зверь: подвыпившие, нахальные мужчины, которые считали, что им все дозволено. Или немолодые уже, но еще считающие себя отличным  вариантом мужчины в возрасте, похотливо смотрящие на нее и пытающиеся при любом удобном случае ощупать ее своими ручищами. Ингу уже тошнило от всего этого. Эти унижения стали для нее уже немыслимой пыткой. Еще одни чужи  руки, еще одни пытающиеся ее поцеловать пахнущие перегаром губы. И ее терпению пришел конец. Вот – вот и слезы просто брызнут сейчас с ее глаз от омерзения и жалости к себе. 

Инга выбежала прочь на улицу, на ходу накидывая на себя пальто. Лишь бы подальше от этого кошмара. Деньги сумочка ключи от квартиры – все осталось там, но возвращаться категорически не хотелось. Куда она бежит и зачем? Без разницы. Лишь бы подальше отсюда от этого кошмара. Это стало невыносимо. Она сама стала себе невыносима. 

Ее память услужливо нарисовала ей картины прошлого день за днем – с того самого момента как она покинула одной дом и до этого момента. Еще недавно в ней жило столько надежды. Она верила в себя, верила в свои силы, что у нее все получится. Она жила она рисовала, она впитывала в себя каждый день что – то новое. Она любила она рисовала. Ей хотелось прожить с пользой каждый день каждый фрагментик ее жизни. Она хотела создавать красивые шедевры, чтобы на них смотрели, чтобы ими любовались. А потом в одно мгновение она как – то сразу во всем разуверилась. Теперь у нее нет больше желания рисовать, она этого больше не хочет, да и просто у нее нет вдохновения. 

Теперь ей хотелось красиво жить, красиво одеваться, получать удовольствие от жизни. Так все и было вначале – постоянное движение постоянные новые знакомства. Все очень интересно и непривычно для нее. Все просто смешалось в один шар, новизна исчезла, и осталось чувство неопределенности и пресыщенность всем.

- Вас куда – нибудь подвезти? – остановился возле неe автомобиль, Инга удивленно подняла глаза на сидевшего за рулем серьезного вида мужчину. На этот, казалось бы, простой вопрос она совершенно не знала что ответить. Куда она бежит и зачем?

- Я не знаю, – решила она, что лучше всего сказать правду. – В бар, да я хочу в бар, – решилась вдруг она. – В любой, без разницы.

Она смотрела, как этот приятный положительный мужчины ведет машину и думала, что с ней такой мужчина никогда не захочет быть. У нее уже   никогда не будет нормальной семьи, она уже отвыкла жить нормально 

- Вы кем работаете? – поинтересовалась она, чтобы завязать разговор.

- Я – водитель и строитель. Хочу заработать на дом.

- Это очень похвально, – ответила Инга, с уважением глядя на своего водителя. -  Хорошо когда есть мечта

- Да, – протянул мужчина за рулем, глядя на нее своими пронзительно – серыми глазами. – А у тебя есть мечта?

- Да, – подумав, ответила девушка – Я очень много чего хочу. Но об этом мне не хочется говорить.

- Почему же? Гораздо легче это сказать незнакомому человеку, чем тому, кого ты уже давно знаешь. Это дает тебе гарантию того что об этом больше никто не узнает. Попробуй и тебе станет гораздо легче.

- Ну не знаю, – засомневалась на долю секунды Инга. – Я всегда мечтала сделать выставку своих картин, и я очень жалею, что потеряла по глупости свою семью.

- Может быть, еще все можно исправить? – поинтересовался ее попутчик.

- Думаю, что нет. И картины я больше не рисую – печально продолжила девушка.

- Обещайте мне, что Вы будете рисовать и подарите мне одну из ваших картин – попросил ее собеседник.

- А я желаю купить Вам обязательно дом, – пожелала Инга, уже выходя с машины перед входом в один из знакомых ей баров, где работал ее знакомый друг – бармен.

- Спасибо, – вежливо ответил он.

- И Вам спасибо – поблагодарила девушка его в ответ, выходя из машины и зная, что они больше скорей всего не встретятся. Просто вежливый ни к чему не обязывающий разговор, но почему – то он оставил на душе горький тяжелый осадок. Образ ее нового знакомого так был схож с ее идеалом: сильный мужчина, на которого можно было опереться, который будет стараться ради своей семьи, не выставляя себя на первый план. Трудолюбивый и надежный. На его фоне она чувствовала себя жалкой слабой и запутавшейся с ее беспорядочным образом жизни непостоянными любовными отношениями и изменой мужу за плечами. Попробовав вкус такой жизни, уже невозможно стать такой как была прежде.

- Привет, давно тебя не видел в этих краях, – поприветствовал Ингу с радостной улыбкой бармен. – Видно тебя совсем прижало, если ты пришла сюда. Ты приходишь сюда, если тебе уж совсем плохо. Тебе как обычно? – понимающе поинтересовался он.

Инга лишь согласно утвердительно покивала несколько раз головой и плюхнулась за одно из свободных мест за столиком. Бар, где работал ее друг гомосексуалист Патрик – было одно из тех мест где она позволяла себе полностью расслабиться не думая ни о чем: ни о приличиях, ни о безопасности, ни о деньгах. Она знала, что если будет нужно, Патрик ее обязательно подстрахует. Инга всегда мечтала иметь друга мужчину, с ними ей всегда было намного легче. Ему можно всегда рассказать свои секреты и не бояться что потом, о этом узнает весь мир. Друга, в котором всегда можно найти поддержку и защиту когда этого так не хватает.

С этими мыслями Инга позвонила себе полностью расслабиться, наплевав на все существующие правила приличия. После энного количества алкоголя девушка уже не помнила, что с ней было дальше. Проснулась она далеко за полдень с жуткой головной болью. Окинув удивленным взглядом, небогатые незнакомые апартаменты девушка начала судорожно вспоминать события предыдущего дня. Память была, словно напрочь стерта ластиком.

- Доброе утро. Долго же ты спишь! – вошла в комнату фигуристая женщина лет 45, oдетая в ярко – малиновый пеньюар, от которого начинало рябить в глазах. Девушка недовольно поморщилась, прокручивая разные варианты событий в голове, что же могло связывать ее с этой женщиной?

- Не бойся, все нормально - успокоила ее та.- Ты вчера просто очень сильно перебрала и я решила, что не стоит тебя оставлять в таком состоянии. Сейчас я сделаю тебе завтрак, а пока можешь привести себя в порядок.

При мысли о завтраке к горлу девушки непроизвольно подступила тошнота.

- Все понятно, – понимающе изрекла ее новая знакомая и уже через пару минут вернулась со стаканом какой – то пенящейся жидкости. – На выпей. Это рецепт еще моего деда. Обещаю, тебе сразу станет легче.

Инга залпом осушила стакан и правда почувствовала через некоторое время облегчение.

- Спасибо, – сразу же появилась улыбка на лице девушки.

- Не за что. Завтракай, приводи себя в порядок. Посидишь где – нибудь в сторонке, а ко мне сейчас должен придти клиент.

- Клиент? – непонимающе переспросила она.

- Да, не вижу ничего в этом особенного. Я девушка легкого поведения,- легко ответила хозяйка в ярко – розовом пеньюаре, словно это было что – то само собой разумеющееся и прежде, чем Инга успела что – то возразить, быстро удалилась из комнаты.

- Не хочешь пойти со мной в храм? – спросила она Ингу после некоторого отсутствия.

- В храм? – удивилась, не поверив своим ушам девушка.

- Да, я регулярно хожу на службу. А что в этом такого? – спросила уже переодевшаяся в обычную строгую юбку и джемпер новая знакомая.

- Я, конечно, ничего против не имею, но это как – то не вяжется с твоей профессией, – удивленно заметила Инга.

- Моя профессия ничем не отличается от всех остальных. Это просто мой способ зарабатывать на хлеб, ничего больше.

- Но ты же продаешь себя! Разве можно после этого посещать храм? Разве это не является грехом? – как не старалась, Инга не смогла скрыть возмущения в голосе. Ей это казалось неимоверным кощунством, посягательством на святая святых.

- А ты разве, так или иначе, не продаешь себя? Разница в том, что я получаю за секс деньги как за работу, а ты получаешь от своих многочисленных любовников дорогие подарки возможность отдыхать на дорогих курортах. Разве это не есть одно и тоже? Только я смотрю на это как на свою профессию, а ты боишься себе в этом признаться.

- Не знаю, это совершенно разные вещи, – не могла успокоиться девушка.

- Нет, это почти одно и тоже, – не согласилась та. – Так ты идешь со мной в храм?

- Хорошо, пойдем, – удивила Инга себя своим ответом, потому что в душе ей вся эта ситуация казалась противоестественной и чуждой. Может быть, в глубине души девушка надеялась положить на лопатки свою собеседницу в словесном споре.

Марта, так звали Ингину новую знакомую, была католичкой, и раз в неделю посещала костел.

- Самое главное, – поучала она Ингу по дороге – думать о душе. Раз в неделю нужно забыть обо всех насущных делах, посвятить его Богу и исповедаться. Смыть с себя все грехи, которые накопились за неделю.

- И что так можно? – удивилась Инга. – После этого грехи смываются автоматически?

- Да, – с убеждением ответила Марта и начала фанатично подпевать вместе с хором людских голосов.

Инга с удивлением наблюдала за своей новой соседкой, которая так свято верила, что можно делать что угодно, а потом на следующий день пойти в храм исповедаться и считать себя верующей.

После бесконечной череды случайных связей, когда она уже не помнила, кому и когда она что обещала, ее жизнь превратилась в одно сплошное яркое пятно. Ей было очень трудно определится в своих чувствах и эмоциях, слишком много впечатлений.

Вот она в комнате Дениса, смотрит на него с флиртующей улыбкой, и как бы случайно проводит рукой по его плечу. Она знает, что нравится ему, и он в ее власти. Ей нравилось это чувство флирта, и осознания, что ее хотят. Денис попался в ее сети или она попала в сети этого безумия. Она словно уже не могла получать удовольствие от жизни более прямым, простым способом, только такими вот извращенными методами.

Вот она, заглядывая в глаза Максу, детским чистым взглядом обещает наивным правдивым голоском провести с ним вместе следующие выходные, уже изначально зная, что этого не будет. В глазах Макса тоже читается желание быть с ней и ей это безумно нравится.

 Макс ей покупает фрукты и вино, водит в кафе и рестораны, а более сентиментальный Денис дарит не дорогие, но приятные подарки.

На следующий день Миша везет ее  в небольшое путешествие. Они очень много пьют в этот вечер, и на утро девушка случайно просыпается в его постели. Через время это повторяется, хотя она знает, что у него есть жена и дети.

Переступив через свои легкие угрызения совести, она делает еще один шаг по наклонной, который еще больше ее запутывает в сетях беспорядочной жизни.

Ей было очень скучно. Все ее многочисленные романы без любви порождали в ее душе ощущения полного одиночества. Она была не в ладу с собой, она была себе противна. Сегодня она решает провести вечер с Денисом, завтра с Максом, после завтра еще с кем – то. Не одного чувства все приелось все однообразно. Ничего не может не притупить, не заглушить этого чувства. Инга безрезультатно брала в руки кисти, но ничего не получалось. Она не могла больше рисовать. Она была пуста. У нее больше не было вдохновения, это очень травмировало ее, это словно ты не можешь говорить, выразить себя, свое состояние. Это словно тебя нет, это словно ты – пустое место. Ее съемную, обставленную дорогой мебелью комнату, захламляли целые тонны изорванных в клочья картин. С каждым днем ее все больше покоряла себе пустота и одиночество. Развлечения алкогольные напитки почти каждодневный шопинг. Ее вещи почти уже не вмещаются в гардероб. От скуки она заказывала себе разнообразные экзотические блюда, но вскоре и это ей надоело. Полная пресыщенность своей жизнью.

- Ты мне очень нравишься, – заглядывает она в синие глаза Макса, – кажется, я влюбилась – говорила Инга и сама в тот момент верила в это.

- Я хочу иметь с тобой серьезные отношения. Скажи, ты согласна? – спросил однажды ее знакомый Андрей.

- Я подумаю – серьезно ответила девушка, желая только оттянуть время и зная, что она совершенно этого не хочет.

Она запуталась запуталась в том когда кому и зачем она лгала.

- Миша я хотела бы быть с тобой. Жаль только, что ты женат.

- Я тебе раньше не говорил этого, но у меня не так все гладко с женой. Я давно уже подумывал о разводе – клюнул еще один поклонник на ее крючок.

Когда она оставалась наедине с собой она  долгое время проводила в душе. Ей хотелось отмыться. Отмыться от грязи ей казалось, что все видят, какая она развращенная видят ее истинное лицо. Жизнь превратилась в одну бесконечную ложь и фарс.

- Я не лучше той продажной женщины, которая ходит по выходным в храм – думала она, нанизывая на пальцы и шею украшения из своей коллекции. Это было ее страстью – красивые ювелирные украшения и когда ей было особенно плохо, она любовалась ими и настроение немного поднималось.

Затем она ненадолго засыпала в чьих – то чужих объятиях, а утром ее настигало чувство глубочайшего раскаяния. Нужно было обязательно что – то изменить так продолжаться уже не могло. Она должна пересилить себя и прекратить этот беспорядочный образ жизни, который затягивает ее все больше как трясина. Она найдет нормальную работу, порвет со всеми своими многочисленными, не приносящими истинного удовольствия, лживыми связями, заработает денег, вернется к своей семье и вновь сможет рисовать. Она не хотела больше никого обманывать, она хотела стать вновь хорошей, как это было раньше, когда ее совесть еще была чиста и ее все любили. Такие мысли посещали ее каждое утро, когда она просыпалась после бурного времяпровождения с жуткой головной болью, выпивала пару чашек горячего бодрящего кофе, строя праведные планы на день. А потом все шло вновь по кругу: выпивка – приятное времяпровождение в мужском обществе – ложь – раскаяние. 

Вокруг громко разносилась музыка. Инга на короткий промежуток времени осталась одна за столиком, потягивая из трубочки коктейль.

- Скучаешь? – возле нее материализовался симпатичный молодой человек.

- Нет, нисколько. Жду своего друга.

- Значит, скучаешь, – не унимался ее назойливый поклонник. – Хочешь, я помогу тебе испытать то, что тебе еще испытывать не доводилось? Обещаю, ты не пожалеешь.

- Нет, не хочу. Мне и так вполне хорошо – не поддавалась Инга.

- Как ты можешь так говорить, еще не зная, что я предлагаю? Ты ведь еще не знаешь, от чего отказываешься.

Через некоторое время уговоров, Инга согласилась попробовать «легкие» наркотики.

Эти ощущения было невозможно передать. Сначала ей сопутствовал   легкий страх, что она будет себя плохо чувствовать и что ничего хорошего из этого не получится. Но буквально через минуту она забыла обо всем. Сознание начало затуманиваться, перед глазами повисла легкая пелена блаженства, через которую весь мир казался ярким и красочным. Ее новый знакомый был таким мужественным и сексуальным, что девушке казалось, что она влюбилась в него с первого взгляда. Оставив столик, так и не дождавшись своего неизвестно куда девшегося спутника, Инга ушла со своим новым знакомым.

Ей еще никогда не было так весело. Мир казался прекрасным, Инга безумно хохотала, не думая ни о чем. Она чувствовала себя свободной и счастливой, как бывает только в детстве. Затем ее новый знакомый провел рукой по ее груди, и по телу разлилась горячая приятная нега. Это было состояние эйфории, самые яркие чувства, которые она когда – либо испытывала. Такого как в тот вечер она еще никогда не делала. А на следующий день ее настигла депрессия. Весь мир казался серым и безжизненным. В ее жизни не было бы ничего, из – за чего стоило бы жить. Ей хотелось забиться в угол и не показываться оттуда. Никто и ничто уже не способен был расшевелить ее остывшую спящую душу. Ей хотелось еще раз попробовать то, что она пробовала с Димой, но девушка боялась привыкнуть к этому к тому, что потом она без этого просто не сможет. Инга честно собрала в кулак все свои силы и решила покончить со всем этим.

А потом она познакомилась с Юрием – симпатичным обеспеченным мужчиной лет 35 привлекающим внимание своей мужской харизмой. Это первый мужчина за долгое время, с кем бы Инга была не против продолжить отношения не только потому, что ей это выгодно. Это был мужчина, которым невольно любуешься, с которым хочется проводить время и с которым еще больше чувствуешь себя женщиной. Он сам ценил и любил красивую жизнь и умел окунуть в эту атмосферу женщину, которая находится с ним. Когда она шла с ним по городу или сидела за столиком в кафе, она видела завистливые взгляды окружающих женщин. Это льстило честолюбивой девушке, и она решила для себя: если она и хочет быть с мужчиной, то это должен быть очень эффектный мужчина, как и она сама. Инга решила остепениться и порвать со своим не очень правильным образом жизни.  Но она и представить себе не могла, что жизнь с этим, идеальным с виду мужчиной, может превратится в кошмар. Юрий оказался настоящим деспотом. Он следил за каждым ее шагом, каждая минута ее жизни строго отслеживалась. Инга не ожидала, что ей придется жить с таким собственником.

- Ты почему так долго разговаривала с почтальоном? И почему ты так на него смотрела? – предъявлял ей постоянно Юрий свои немотивированные претензии. Жизнь девушки превратилась в настоящее заточение. С одной стороны она была обеспечена всем, чем только пожелает с другой стороны ее свобода была полностью ограничена. Словно породистая любимая кошечка или канарейка, она жила под бдительным присмотром своего хозяина. Высказывать свое мнение или проявлять инициативу строго возбронялось. Такая желанная обеспеченная жизнь оказалась все тем же кошмаром.

Инга начала стараться не выходить одна из дому без Юрия, чтобы не травмировать его психику, старалась угодить ему во всем, чтобы не возникало этих лишних ненужных скандалов. Инга полностью растворилась в своем мужчине, полностью во всем угождая ему, но его претензии и болезненная ревность от этого не становились меньше. Любое ее действие или слово обращалось против нее.

- Мне нравится мужское имя Тимур – как – то сказала девушка, когда разговор зашел об именах.

- Так звали одного из твоих мужчин? – спросил холодным металлическим голосом Юра.

- Нет, с чего ты взял? Конечно, нет.

- Я тебе не верю. Почему ты, когда говоришь это, так волнуешься? Ты, наверное, что – то скрываешь!

- Да нет же, – пыталась убедить его девушка, но ее мужчина, словно уже потерял контроль над собой. В глазах появился легкий яростный огонек безумия.

- Ты с ним до сих пор продолжаешь отношения? – спросил он еще более холодно.

Инга не знала что ответить. Он не поверит любому ее слову. Все, что она не скажет, будет использоваться против нее. Девушке сделалось страшно. Юрий подошел к ней, как можно ближе,  схватил за горло и начал сжимать.

Инга даже не успела по – настоящему понять, что происходит. Она хотела сказать ему, чтоб он перстал, что все это очень глупо, но с горла вылетали лишь судорожные хрипы. Последнее, что Инга помнила, это дрожащая и мигающая разноцветными лампами перед ней новогодняя гирлянда и яростное лицо Юрия. Затем свет в глазах начал меркнуть, в легких не хватало воздуха, она погрузилась в полную темноту.

- Прости меня, я так не хотел. Я очень испугался. Я не знаю, что на меня нашло – увидела она через время его раскаивающееся лицо.

- Я знаю, – сказала девушка успокаивающим голосом, хотя до ужаса боялась этого человека. Она уже точно знала, что на следующее утро ее здесь не будет. Ее попытка начать новую обычную жизнь, как у всех людей, закончилась крахом.

- Если что – обращайся, – припомнились ей слова ее новой знакомой, которая посещала костел. Инге вдруг стало решительно все равно, кем она будет работать. Ниже, чем она упала, уже опуститься невозможно.

- Хорошо, что пришла, проходи, – на следующее утро приветливо ей улыбалась ее старая знакомая, широко распахивая перед Ингой двери своего подпольного мира. – Я думаю, у тебя быстро появится достаточное число постоянных клиентов, – ободряюще произнесла она.

- Надеюсь, – сказала робко Инга и переступила через порог.

 

Стабильная жизнь

Встреча с Виктором была самым приятным, что с ней происходило за последнее время.

В ее голове давно уже не было никаких романтических мыслей. Отношения с мужчинами превратились во что – то пресное и обыденное. Даже не смотря на то, что ее нынешняя работа была легче, чем на заводе, морально ей было не легче. Если тогда у нее был слабый лучик надежды, что это временно, она пересилит обстоятельства и выпутается, то сейчас она уже не на что не надеялась. Она понимала, что опустилась на самое дно. Картинки из прошлого ее теперь посещали все реже. Она не рисовала, она не мечтала. Она просто выполняла свою работу. 

Иногда к ней приходили вполне симпатичные счастливые мужчины, показывая между делом свои семейные фотографии, на которых они стояли в обнимку с красавицами- женами и весело улыбались.

- Зачем ты сюда ходишь? – спросила как – то она одного из своих постоянных клиентов. – У тебя ведь такая красивая жена.

- Ты тоже красивая, – был его ответ, на который было уже невозможно что – то возразить.

Жизнь девушки уже начала приобретать какую – то стабильность, она начала привыкать,  а это какая – никакая замена счастью. Иногда когда она проводила время с одним из своих клиентов, все предыдущие образы в ее голове смешались и мелькали отдельными яркими запоминающимися фрагментами. Яркие с дымчатой поволокой серые глаза Антония и шепчущие ей что – то губы, ее еще счастливые моменты семейной жизни с мужем, смотрящий на нее немного по – детски наивно и вожделеющее Денис, красивый и властный Юрий. У нее не было настоящего, у нее не могло быть будущего, у нее были только эти мелькающие перед глазами фрагменты ее воспоминаний, которых было столько много, что они даже уже не складывались в один пазл.

По вечерам девушка ничего не делала, просто сидела под теплым пледом, глядя не мигающим полусонным взглядом без единой мысли в голове в пустоту. Это был период какой – то прострации. Период пока она не встретила вновь когда – то подвозившего ее серьезного мужчину. Мужчину, который смог за 10 минут разговора затронуть все тайные стороны ее души.

Но перед этим она пережила ад. Она полностью опустилась на дно, ниже упасть, чем она упала было уже невозможно. В один из своих обычных вечеров она познакомилась с Димоном. Он ее пристрастил к наркотикам, она стала от него зависима. Сначала он просил выполнить ее небольшие услуги за очередную дозу, затем требования его стали возрастать и возрастать. У Димона были различные фантазии, как очистить кошельки  клиентов Инги от денег. Но последнее их дело закончилось неудачей: доза подмешанного в вино снотворного оказалась слишком велика и сердце клиента Инги не выдержало. Девушка растеряно смотрела на лежащее у ее ног тело мужчины. Шок, ужас, паника. Она не знает, что теперь делать, она не контролирует себя и не помнит, что говорила в тот момент. Инга выбежала из дому, потеряв последние остатки контроля. Перед глазами прыгали разноцветные круги, Инга совершенно ничего не замечала вокруг, она словно выпала из окружающей ее реальности.

Инга совершенно не замечала несущиеся мимо нее на большой скорости машины.

Толчок, резкая  боль и визг тормозов слились в одно ощущение. Она не помнит, что с ней только что было, она не понимает, что произошло, она просто смотрит на заботливо склонившегося над ней мужчину. Она знала только одно, что видела его раньше и что может ему доверится.

Для нее он почему – то казался образцом стабильности и надежности, таким где – то глубоко в подсознании она представляла себе настоящего мужчину. Она знала, что его зовут Виктор. Вся остальная информация была скрыта неясной пеленой тумана. 

- Ты можешь двигаться?- с тревогой спросил он, помогая ей подняться.

Девушка утвердительно кивнула.

- Прости, ты выскочила прямо из под ног. Поедем, я отвезу тебя к врачу.

Девушка еще раз растеряно кивнула, пытаясь справится с головокружением и странным чувством оцепениния. Она ничего не помнила, она не знала что делать.

- Поедем со мной, – вырвалось неожиданно у него. Девушка казалась ему очень трогательной и беззащитной.

- Поехали, – согласилась она.

 Он  пробуждал в ней  незыблимую уверенность в том, что он ее защитит, что ей с ним хорошо. Она почему – то знала, что этого положительного, надежного, постоянного мужчину Инга  никогда не полюбит, но это было совершенно не важно. Девушка вдруг спонтанно, наплевав  на все, решила ехать с ним. Она и сама не знала почему, но она ему верила. У нее словно гора упала с плеч, Инга всегда мечтала о любви, чтобы ее любили. Она часто искала подтверждение несуществующих чувств в глазах и поступках других, придумывала то, чего на самом деле не было. А сейчас она ничего не искала. Сейчас она и так знала, что этот мужчина может ей стать надежной опорой. И она согласилась. Через пол часа Инга уже ехала со всеми своими скромными пожитками в неизвестное, но как ей казалось счастливое будущее с Виктором.

- Я до сих пор не знаю как тебя зовут прекрасная незнакомка – сказал, улыбаясь он ей.

- Камилла, – коротко ответила она.

- Тебе это имя очень подходит оно словно экзотический нежный цветок, как и ты.

- Спасибо, – улыбнулась в ответ девушка.

 

      Камилла и Рита

Камила потеряно сидела на своем рабочем месте. Совершенно ни о чем не хотелось думать и вспоминать. Встреча с ее знакомым из прошлого перевернула весь ее мир с ног на голову. Как ей теперь жить со всем этим Камилла не знала. На некоторое время девушку отвлекла довольно громкая дискуссия по поводу исчезновения Инессы Константиновны.

Переполох на работе достиг своего апогея. Служащие не находили место от любопытства, снуя по офису и судача, куда же это так неожиданно пропала загадочным образом их начальница. Камилла наблюдала весь этот хаос со смутным чувством, что во всем этом деле не обошлось без Марго. Почему она так решила, девушка затруднялась ответить, но после работы твердо решила проведать свою новую знакомую. При том что девушка очень переживала за Веронику. Ей просто необходимо было получить хоть  какую – то свежую информацию.

- Привет, - немного настороженно встретила ее на пороге дома Рита. – Ты решила заскочить ко мне в гости? Весьма польщена. Проходи, – открыла она пошире перед ней двери.

- Если ты, не против, – как всегда, немного робко ответила Камилла.

- Куда уж тебя теперь денешь, раз пришла. 

Неожиданно до ушей Камиллы донесся какой – то невнятный шум, словно из подвального помещения.

- Ты не одна?  - удивилась она.

- Не бери в голову, это у меня крыса – зараза завелась, – Марго, как ни в чем не бывало,  продолжала наносить повторно слой лака на свои  холеные ноготки.

Лак Марго взяла за минуту до прихода гостьи. Каким – то тайным образом почувствовав его.

«Камилла не зря сюда пришла, она что – то подозревает», - крутилось у нее раздраженно в голове. Она оценивающе изучала лицо девушки из под опущенных бровей. «Никому нельзя доверять, нельзя недооценивать врага. Вот, вроде бы серая мышка, а что – то пронюхала».

Через мгновение ход ее мыслей поменялся в кардинально другую сторону. «А может быть у нас с ней схожие интересы.» - пришла ей новая идея в голову. –« Я даже уверена, что Камилла обрадуется, когда узнает о бедственном положении своей начальницы» 

- Хочешь, я открою тебе небольшой секрет? – подмигнув, поинтересовалась Марго, потянувшись лениво, словно кошка.

В ответ Камилла лишь бросила на свою непредсказуемую знакомую несколько тревожный и настороженный взгляд.

- Пойдем, – потянула ее за руку вниз по лестнице Рита ведущей в какое – то подвальное помещение.  

Камилла осторожно спускалась вниз  за своей попутчицей на ощупь, ступая по сырым шатким ступеням. Было слышно как где – то текла по трубам вода, издавая обычный хлопающий звук. Они дошли до металлической двери, запертой на засов и замок. Рита с загадочной улыбкой достала ключ. Где – то внутри Камиллы закрутилось нехорошее предчувствие, еще не успевшее оформится в какую бы то ни было мысль. Дверь открылась, и девушка увидела лежащую на полу очень худую и изможденную Инессу.

- Ну как тебе сюрприз? – поинтересовалась Марго.

- Что ты с ней сделала? – почти закричала Камилла не в силах поверить в увиденное.

- Ничего она просто спит ,– усмехнулась та. – Но ведь ты этого хотела, не правда ли? – продолжала свой безумный диалог Рита.

- Нет, я этого совсем не хотела. Та в ужасе смотря на Камиллу, державшую занесенный нож.

Нет, ты ведь завидовала ей, ты тайно желала ее смерти. Ведь тебе так нравился  Алекс, – продолжала Рита.

Лежащая на полу Инесса открыла красные, словно в них насыпали песка глаза.

- Камилла, не делай этого! – прокричала она.

- Это не я. Это все Рита, – ответила та, продолжая направлять держать занесенный над ней нож.

- Нет здесь никакой Риты, Камилла. Мы вдвоем в помещении. Камилла ты нездорова, ты придумала этот образ Риты, – продолжала говорить как по наитию Инесса, старательно подбирая слова. Она знала, что единственный способ выжить – это подобрать нужные слова для Камилы. Она также знала, что слишком слаба, чтобы бороться и первес будет явно не на ее стороне.– Давай выйдем отсюда, положи  нож, я помогу тебе.

 Все будет хорошо. Не нужно этого делать, – говoрила Инесса громким полу сбивчивым шепотом.

- Ничего уже нельзя исправить – ответила Камилла и нанесла несколько ударов своим орудием.  Камилла с ужасом поняла, что держит в руке весь перепачканный в красное нож. На полу в луже крови лежала Инесса, кроме них в комнате никого не было.

На мгновение в голове стало все предельно ясно. Ведь нет совершенно никакой Риты. Есть лишь она, наркотики, ее темное прошлое, ее неуемная нездоровая любовь к Алексу и Инесса, лежащая перед ней в луже крови. Нет, это наверное происходит не с ней!

- О Боже, что я наделала? – вскрикнула в ужасе Камилла – Инесса была права. Я нездорова! Зачем продолжать это бессмысленное существование, где нельзя отличить реальность от вымысла. Камилле стало очень страшно.

«Больше не нужно этого! Она не может больше этого выносить. Она повинна в смерти двоих людей». Сознанием овладело бесконтрольное подавляющее чувство страха, побороть которое она не могла. Чувство паники и не одной трезвой мысли в голове.

Лестничные пролеты старой пятиэтажки, незакрытый выход на чердак. Камилла в несколько пролетов преодолела эту дистанцию и вот она уже стоит на краю крыши, а под ней разворачивается полная свобода и умиротворение. Всего один шаг отделяет ее от покоя. В этой жизни у нее больше ничего нe осталось. Зачем ей нужна реальность, которая в действительности оказалась вымыслом? Зачем ей реальность, в которой она совершила непростительный перед совестью и законом поступок: убила человека? Зачем ей реальность, в которой мужчина, которого она любит, не любит ее. Нужно собрать все свои силы и сделать всего лишь один шаг,  который избавит ее от всех этих мучений и недоразумений. 

 

Былое

Лицо Аркадии Вячеславовны вырисовывалось застывшим каменным изваянием на фоне опускающегося на город сумрака. Ее всегда немного навыкате глаза позападали, округлые щеки осунулись. Вокруг нее стояли в огромном количестве вылепленные из глины различные статуэтки ее дочери, некоторые из них были искусно разукрашены гуашью. «Штаб квартира» Камиллы была просто заставлена ими. Падающий сквозь незанавешенные окна свет неонов ожившего ночного мегаполиса, освещал мужественные торсы красавцев мужчин и изящные фигурки танцовщиц, каждая деталь, каждый узорчик на платье были именно на своем месте. Убитая горем Аркадия Вячеславовна – очень властная, своевольная натура и не подозревала, что ее дочь так талантлива. Только сейчас, когда уже было мучительно поздно, на нее нашло озарения. Только сейчас она поняла, что отвергла очевидное. Еще в самом раннем детстве, когда ее дочь была совсем крохотной, она своими же руками задушила в ней веру в себя в свой талант. Как же она глубоко ошибалась, как теперь корила себя. Только теперь, прочитав все ее дневники от корки до корки, она поняла, как это было важно для ее дочери. В ее неприспособленном винить себя, а не кого – то, сознании мелькнула мысль, что в смерти дочери тоже есть отчасти ее вина. От этого, не привыкшей себя винить за что – либо пожилой женщине, сделалось немного не по себе, но она быстро, по привычке, отогнала это чувство прочь. Она, не привыкшая к проигрышам и каким – либо неудачам, вдруг предстала перед фактом, что ее жизнь, хозяйкой которой она себя считала и которую выстраивала по кирпичику, оказалась разрушенной в одно мгновение. Аркадия всегда считала что «ее дом – это ее крепость! И все домочадцы – это ее легион, ее государство, которое полностью должно подчиняться как монарху. О каждой мельчайшей детальке она должна была знать. И вот оказалось, что она многое пропустила, многое не заметила из того, что происходило у нее под носом. Она не заметила, что на протяжении всего этого времени, ее дочь, которую, ей казалось, она может читать, как открытую книгу, вела двойную жизнь.

Аркадия просто не могла поверить, что она, всегда старающаяся не на минутку не оставлять свою дочь, которая была такой не приспособленной к жизни и, казалось, что она без опеки и ее правильных советов просто пропадет. Аркадия Петровна и так корила себя за свой недочет, за то время, когда дочь исчезла на несколько лет из ее жизни. Она всегда старалась быть осведомленной о каждой подробности ее жизни, не заметила психического нездоровья Камиллы и ее пагубного пристрастия к наркотикам. Аркадия Вячеславовна давно уже замечала странности в поведении своей дочери. Бдительная мать решила провести расследование и сегодня, истина, открывшаяся внезапно ей, стала ощутимым ударом по больному самолюбию.

 Печальнее всего еще было и то, что сегодня от нее ушел и ее муж, ее Валера, который всегда исполнял все ее даже самые нелепые просьбы и желания, всегда потакал ее капризам, был таким привычным и проверенным, как старый диван, который стоит посередине комнаты и ты всегда знаешь, что он никуда не денется и не сбежит. Он просто взял, молча собрал чемоданы и уехал. Перед мысленным взором этой женщины проплыли 35 лет ее жизни, начиная с того момента как они познакомились с Валерием и до сегодняшнего вечера, когда у ее всегда тихого, спокойного и терпеливого мужа   закончилось вдруг терпение и он пытаясь сдерживать негодование, поведал ей об этом, а еще о том, что у него уже много лет была другая женщина, другая семья и другая жизнь, как и у ее дочери.

Вынести эту новость было свыше ее сил. И не потому, что она так сильно его любила, а потому что она потеряла власть над ним, над ситуацией. А это был болезненный удар по ее уязвленному самолюбию. Манией всей ее жизни было всегда контролировать своих близких людей и все знать о каждом их шаге и мыслях.

Наверное, эта предрасположенность появилась у нее еще в раннем детстве, когда она еще совсем маленькой девочкой наблюдала за отношениями ее родителей. Отец – очень строгий властный человек, державший свою ферму, привык, чтобы все всегда ему повиновались. Может быть, что – то ей и передалось с его всегда жаждущего контроля и стабильности  характера. Мать же наоборот порхала по жизни, как мотылек. Ее заветною мечтою было стать актрисою, но, к сожалению, для нее и всех ее окружающих это так и осталось просто мечтой. Сначала последовала весть о рождении одного ребенка, потом второго. В итоге карьера красавицы Агаты закончилась рождением Аркадии и еще троих детей – погодок. Все они стали нежеланным препятствием для жаждущей признания и славы девушки в осуществлении ее целей. 

Это препятствие растянулось на долгие годы. Аркадия и еще трое ее сестер – братьев жили обособленно, предоставленные сами себе, никому не нужные, лишь со стороны наблюдающие за развитием отношений в их семье. Отец – человек спокойный и терпеливый был страшен в гневе, а поводов у него было предостаточно. Он долго следил за всеми интрижками и романчиками, буквально преследовавшими его ненаглядную супругу, которую он безумно любил, а потом в бешеной ярости рвал и метал все, что только попадалось ему под руку. В такие моменты лучше было вообще не попадаться ему на глаза. Отец и так предельно строгий к ним, в такие моменты их жизни с каждым днем все более участившиеся, он мог их просто избить за любую провинность. Ни отцу, ни матери по – настоящему они никогда не были нужны. Вечно занятые выяснениями своих отношений, они совершенно не думали о том, что чувствуют их дети. Все они были недолюбленными, но больше всего это сказалось на Аркадии. В душе не признанная ни дома, ни в школе, девочка была глубоко несчастлива. Особенно усугубилось     положение после смерти матери. Агату застрелил при новом диком приступе ревности их отец. Девочка корила себя за то, что не смогла предотвратить этого, ведь она случайно узнала о намечающемся свидании их матери с одним из ее многочисленных ухажеров. Если бы она постаралась помешала этому, они могли бы избежать этого несчастья, которое сразу лишило их и отца и матери. Может быть, после этого случая у нее появилось стойкое неукоренимое желание все контролировать.

Это совсем замкнуло и так замкнутую Аркадию в себе. Для нее существовал только ее маленький мир, в котором она жила с окружающими ее близкими людьми. Это и была для нее вся вселенная. Остального мира не существовало. Да и не нужен он ей был. Аркадия была именно таким простым человеком, у которого не было никаких стремлений и амбиций. Она просто жила жизнью окружающих ее людей – двух ее братьев Александра и Виталия и сестры Юлии. Всю силу своих нерастраченных чувств она была готова отдать им, но вскоре у них появились свои привязанности. Все они считали ее любовь навязчивой.

Вскоре любвеобильная, заботливая и желающая охватить все и всех натура сестры переключилась на новый объект для любви – молодого красавца Олега. Сначала они довольно много времени проводили вместе. С этим обаятельным парнишкой никогда не было скучно. Он любил путешествовать, весело проводить время, шутить и придумывать все новые способы для того, как можно по – новому интересно провести время. У него всегда было множество друзей и он совершенно не испытывал недостатка в общении. Еще вокруг него всегда вилось множество девиц, что ужасно злило собственническую натуру Аркадии. Но ничего поделать она не могла. Все же ей приходилось мирится со сложившимся положением вещей. Таков был характер Олега, при том, что большую часть времени они проводили вместе. Аркадия окружила его безмерной заботой, готовила для него всевозможные вкусности, помогала ему с учебой (он был тогда студентом) и с приобретением некоторых вещей, которые он себе не мог позволить. Для Аркадии это было не сложно, после смерти обоих родителей у них осталось хорошее состояние. Через некоторое время эти отношения вошли в привычку, и она уже не представляла себе иной жизни без веселых шуток и глаз Олега. Затем эти отношения как – то сами собой переросли в нечто большее, чем дружба с ее стороны, с его стороны все оставалось по – прежнему. Аркадия готова была отдать всю себя без остатка этому человеку, посвятить каждую минуту жизни ему. Ей совершенно ничего не было больше нужно: каждый день просыпаться с ним в одном доме, готовить вместе обеды, путешествовать, шутить, делать в доме ремонты. В этом девушка видела простое счастье, еще для нее было очень важно много разговаривать, чтобы Олег делился с ней самыми сокровенными мыслями, но все его разговоры были поверхностны, душу открывать он не любил и не хотел. Аркадия видела, что у него есть еще другая, своя жизнь помимо нее, это ее коробило u злило. Она безумно его ревновала ко всем его знакомым приятельницам, но ничего поделать не могла. У нее другой жизни кроме него не было.

Ее идеалом мог бы стать необитаемый остров, где живут только он и она и никого больше вокруг. В ее тайных мечтах Олег ее сильно любил, но не решался признаться ей в этом, потому вел себя  с ней только как друг.

С каждым новым днем Аркадия все больше убеждалась, что она не ошибается в своих выводах, Олег правда к ней неравнодушен, но, может быть, из – за своей хорошо скрываемой нерешительности, может быть, еще по какой – то причине, скрывает от нее свои чувства. Теперь подтверждение этому она видела везде, в каждом его поступке. А еще она не понимавшая до этого, отчего рушатся семьи, отчего супруги изменяют друг другу, отчего некоторые на многое готовы ради ночи с определенным человеком, наконец – то поняла это, испытав это чувство на себе. Такого с ней еще ранее не было. Она безумно хотела провести с Олегом ночь и везде находила подтверждение тому, что он этого тоже хочет. Но почему же он тогда ничего не предпринимает? – гадала она и не находила ответа, подбирая всевозможные варианты. Однажды она ему намекнула на это, но Олег почему – то после этого несколько дней не приходил. «Испугался», - пояснила она себе его поведение, после чего еще больше начала задаривать его подарками. Он ведь все это не может сам себе позволить.

Каково же сильно было ее разочарование, когда через несколько дней она увидела Олега с какой – то девушкой, весело смеющихся и казалось, не замечающих никого вокруг. С этого дня жизнь Аркадии превратилась в кошмар: Олег стал меньше общаться с ней, а все больше с каким – то другими малознакомыми ей девушками. Теперь она ревностно следила за каждым его шагом, выучив всех его знакомых, зная теперь о каждой из них все факты из их биографии и личной жизни, но изменить что – то она не могла. Теперь Олег стал с ней холоден и даже груб. А еще ее убивало то, что она не старалась, ее внешность оставалась серой, а Олег, она знала, любил яркое.

С этого момента ее навязчивой идеей стало провести с Олегом ночь любым способом, даже идя на обман, например, напоить его.

Через какое – то время у нее это получилось, а еще через какое – то время она узнала, что ждет ребенка. Аркадия была на седьмом небе от счастья – ведь это ребенок от ее любимого мужчины. Но где – то в глубине души у нее, все же, томился червячок сомнений, что для Олега эта новость может оказаться и не такой радостной, как для нее. Но Аркадия упорно отгоняла ее от себя. Она с надеждой продолжала фантазировать, как она расскажет обо всем Олегу, как он обрадуется и как у них все будет хорошо. Но жестокая реальность оказалась не такой красочной, как она того хотела. Олег не только не обрадовался этой новости, но и обвинил ее в том, что она обманом напоила его и что он больше не хочет иметь с ней дело, как с человеком.

Через месяц Аркадия приняла предложение давно уже ухаживающего за ней Валерия.

Печальные мысли Аркадии нарушил звонок ее горячо любимого зятя.

- Вы не знаете где Камила? – услышала она его запыхавшийся голос в трубке.

- Кажется, знаю, – задумчиво прошелестела она, листая дневники дочери. – Записывай адрес. 

 

Прыжок

Она стояла на краю крыши. Мысли в голове были предельно ясны. Именно сейчас реальность предстала перед ней во всей ее неприглядной красе. Она осознала, кто она есть на самом деле, она поняла, что она психически нездорова. А может быть, это все действие испортивших ей жизнь наркотиков. Она не знала, но это уже было и не важно. Фрагменты ее жизни постепенно сложились из разрозненных кусочков, в один целый единственный пазл. Она поняла, что больна на короткий промежуток времени, пока нещадная болезнь опять не взяла в тиски ее рассудок. Ее жизнь была сплошным фарсом. Никогда она не была настоящей, девушка всегда пыталась убежать от, от гложущего ее изнутри страха и неполноценности. Даже тогда когда она была Ингой, она пыталась забыться, все больше и больше погрязая в череде бессмысленных, не приносящих по – настоящему удовлетворения романов. Это было неправильно, она корила себя. Подсознательно она нашла способ измениться, память напрочь отказалась воспроизводить неприглядные для нее моменты прошлого. А может это уже болезнь подбирала к ней свои беспощадные щупальца. Она никогда не могла быть той, кем ей хотелось. Она никогда не могла жить так, как ей хотелось. Она никогда не могла делать то, что ей хотелось. Она поняла, как была несчастлива и сколько зла она принесла окружающим. Ее подсознание пыталось найти оправдание ее поступкам, создав образ Риты. От осознания этой горькой для нее правды, девушку  пронзила острая режущая боль, которая, казалась, не давала даже вдохнуть глоток воздуха, а потом к ней пришло одним махом осознание – с этим нужно покончить. Нужно покончить с ее жалким существованием. И от этого решения вдруг стало так легко и свободно. Она освободилась. Хоть раз в жизни она поступит честно, без лишней фальши, бесконечных игр и смен масок. Она покончит с собой. Очень легко и естественно, ни о чем не сожалея, никого  не виня, не виня себя. В ее сознании, словно настал момент просветления. Ей было хорошо и тепло. Ну, конечно же, она этим поступком все исправит. Вся ее многогранная натура, все ее личности воссоеденились в одну. Ее подсознание, устав от самообмана, одиночества и боли, просто придумало новые образы. Это был всего лишь способ самозащиты, который сделал из нее монстра.

- Все, все уже в прошлом! Теперь я свободна! – прошептала девушка и сделала еще один шаг к краю.

Мелькают вспышки - образы:

Она уныло сидит за письменным столом, светлые перетянутые в тугой узел волосы, очки,  мешковатая одежда серых оттенков.

Немного поодаль разговаривают две ее коллеги, думая, что она их не слышит.

- А не рано ли мы собираемся домой? У нас же еще остались незаконченные отчеты, кто их будет делать?

- Давай попросим коллегу, она не откажет. Она никогда не отказывает. На ней можно ездить и ездить, – подмигнула заговорщицки одна из них. 

…Камилла сидит за семейным ужином. С одной стороны сидит ее любящий и надежный муж Виктор. Муж, который стал последнее время очень ее раздражать. Муж, которого она никогда не любила и не полюбит. С другой стороны сидит ее мать и надоедливым, нудным голосом, как обычно, ее поучает: «Доченька, ( как маленькую девочку называет она ее) почему ты не внесешь разнообразие в ваш рацион? Нельзя же все время есть одно и тоже.

- Да, обязательно внесу, – как всегда, соглашается со всеми ее предложениями Камилла, но мысли ее далеки отсюда.

Она вспоминает, как на днях вечером она осталась до поздней ночи присматривать за дочкой Инессы Вероникой.

- Нас сегодня с Алексом приглашают на деловой ужин. Не могла бы ты присмотреть за Вероникой, – еще звучат в ушах слова Инессы, а перед лазами стоят садящиеся в машину Инесса и Алекс. Такие красивые, такие уверенные и эффектные, так друг другу подходящие. На нее Алекс даже и не посмотрел, лишь провел равнодушным взглядом. Он ее, как обычно, не заметил.

Камилла невольно вздохнула. «Конечно, с таким мужчиной, как Алекс, должны быть именно такие женщины, как Инесса».

- Пойдем уже, – потянула ее за руку маленькая, приятная на ощупь теплая ручка.

- Пойдем, – улыбнулась она девочке, к которой успела очень привязаться. Камилла мечтала, чтобы у нее была такая дочка, как Вероника, но к огромному горю у них с Виктором так и не получилось завести ребенка, что было еще одной причиной ее горя. – Я покажу тебе новую игру. Думаю, тебе понравится,– предложила она и они ушли в комнату.

Вспышка яркого света и перед ее глазами уже всплывает образ другой девушки.

В зеркало на себя смотрит Рита.

Струящиеся темным каскадом волосы, яркий макияж, кроваво – красные губы, взгляд женщины – победительницы. «Сегодня … станет моим», - предвкушает Марго вкус еще одной победы.

- Откуда я знаю, что думает Марго? – удивление Камиллы смешивается с оседающим где – то в душе неприятным холодком смутной догадки.

Образ задумчивой печальной Камиллы, образ уверенной в себе Марго. Неясная догадка.

Девушка в ужасе схватилась за грудь, воздух совершенно не хотел попадать в легкие. У нее – Камиллы и у Марго одно и тоже лицо. Ужас. Вспышки яркого света.

Плохоосвещенная комната без единого окна подвального помещения. В свете тусклогой лампы Камилла видит себя и связанную, рядом лежащую на полу, на матрасе девушку – Инессу.

Инесса смотрит на нее удивленными глазами.

- Камилла, зачем ты это сделала? Зачем ты меня держишь здесь?

- Меня зовут Рита, – поправляет возвышающаяся над ней девушка.

- Я уже ничего не знаю: ни кто ты, ни как тебя зовут, – устало ответила Инесса – Так зачем ты это сделала? Зачем ты меня держишь здесь?

- Я хочу, чтобы восторжествовала справедливость, и каждый получил по заслугам.

- Я не понимаю, – на лице пленницы отразилась гамма эмоций.

- Все ты понимаешь! Это я сейчас должна быть на твоем месте. Это я должна сейчас быть с Алексом. Ты не достойна их – его и Вероники. А дальше … дальше и вспоминать не хотелось. Она вышла из себя она была в ярости. Она помнит это кипящее внутри нее дикое чувство, которое подступало к горлу и не давало ей  даже вдохнуть в легкие  воздух. Оно словно полностью покорило ее, выплескивалось через край. Девушке нужно было обязательно с ним что – то делать, иначе…. Иначе она сама и не знала, чтобы было. И она со всей, какой только имевшийся у нее силой, вонзила в тело Инессы нож по самую рукоятку. Ей показалось, что она ударила по чему – то мягкому и податливому. На голове, сразу же потерявшей сознание Инессы, образовался ровный рубец, и вниз потекла алая струйка, образовывая постепенно на полу лужицу. Девушка в панике ущипнула себя, не в силах поверить, что она могла это сделать. Ей нужно на воздух. Ей нужно разобраться в ситуации, разобраться в себе. Кто она есть. Кто такая Камилла? Добрая, отзывчивая девушка, желающая всем помочь или за этой отзывчивостью прячется ее другая сторона? Она бежала по лестничным пролетам, не чувствуя под собой ног. Бежать, бежать, как можно дальше от себя, от своих мыслей и догадок, от правды.

Ее любимые место: уединенный райончик окраины города, где редко бывают случайные посетители с недостроенным пятиэтажным зданием, в подвале которого она и прятала Инессу.

Камилла? Инга? Марго? Кто я? – со слезами на глазах металась девушка. 

Неожиданно на несколько мгновений картинка ее жизни стала ясной и понятной. Все маленькие отрывочки ее непростой и необычной жизни сложились в одну историю. Несчастливый брак с мужем и два миленьких малыша, ради которых она поехала в дальний путь на поиски денег. Ее вера в то, что все получится, в то, что она пересилит обстоятельства и все сможет. Камила даже решила сменить имя на более твердое сочетание букв – Инга, как залог успеха в ее будущих начинаниях. Но ничего путевого у нее так из этого и не вышло. Муж не дождался ее, а ее два любимых малыша стали называть мамой совсем другую женщину. Она отчетливо вспомнила что было дальше, от этих мыслей болестно  сжалось стальными щипцами сердце, не давая вздохнуть полной грудью. Это и не удивительно, что ее нервы не выдержали, и подсознание решило избавиться от ненужных разрушительных воспоминаний, напрочь стерев их с ее памяти. Но длилось это не долго. И вот на pинг вышла Рита – порождение ее уже нездоровой психики и результат ее пагубного пристрастия к наркотикам.  

– Впрочем, все уже не имеет совершенно никакого значения. Уже ничего не исправить. Всего лишь один шаг и все станет на свои места. Всего лишь один шаг.

Девушка, собрав в кулак всю свою волю глубоко вдохнув воздух, подошла к краю крыши и ступила в пустоту.

- Не делай этого! – раздался ей вдогонку знакомый голос, но было уже поздно, она стремительно падала вниз. В голове не было ни одной четкой мысли, сумасбродное нечто между: «Зачем я это сделала?»  и «Я,  кажется, это сделала», - отдавали липким ужасом и раскаяньем. Все это длилось пару мгновений, так как она этого и хотела, наступила полная пустота.           

Инга сделала шаг. Это был ее выбор. Каждый имеет право сделать в жизни свой выбор. Сделав какой – то выбор, мы запускаем механизм, предопределяющий наши и чужие судьбы.

Красивое, миниатюрное тело молодой девушки распласталось на траве, возле клумбы с розами. Лицо ее было свежо, на лице было запечатлено выражение так долго искомого ею умиротворения. Казалось, что девушка спит…

 

В больничной палате

В больничной палате сидел мужчина средних лет с усталым взглядом поникших глаз. Казалось, что в них в одно мгновение потушили весь свет. Черты его лица казались огрубевшими. Рядом на постели лежала спящая девушка, одетая в белые больничные одежды от рук ее тянулись трубки, соединяясь с какими – то аппаратами. Возле кровати стояла корзина с фруктами. Мужчина еще пару мгновений посидел, раздумывая уходить ему или нет. Затем решительно встал, собираясь уходить, и чуть вплотную не столкнулся с вошедшим высоким накачанным мужчиной с породистым лицом. Вошедший вопросительно посмотрел на подошедшего ему навстречу и протягивающего руку «великана». Потому что иначе его и нельзя было назвать. Вошедший по сравнению с ним казался мелковатым, хотя рост у него был более метра восьмидесяти.

- Здравствуйте, я Виктор. А Вы, наверное, Алекс, – поздоровался он. – Я муж погибшей Камиллы, из – за которой Ваша супруга попала в больницу. Все лечение и все расходы будут мною уплачены, – продолжал он свою речь, в течении которой, Алекс не сводил с него пристального недовольного взора, на последней фразе его взгляд более – менее смягчился.

- Хорошо, что Вы это понимаете, – наконец отозвался он, – Да, ситуация сложилась ужасная. К счастью для Инессы, у нее не был задет ни один жизненно важный орган, поэтому в скором времени она встанет на ноги. Мне очень жаль, что так получилось с Вашей супругой. Вы, надеюсь, понимаете, что я не был с ней знаком.

- Да это я понимаю, – протянул Виктор. – Это я виноват, не уследил за ней. Несколько последних лет я замечал странности в ее поведении, но не придал этому должного значения, Камилла всегда была своеобразной. А потом я, все таки,  решился прочитать ее дневник, в нормальной ситуации я так никогда бы не поступил. – Виктор резко замолчал на некоторое время, словно думая о чем – то свое. - Я знал, что Камилла меня никогда не любила.

В нашей семье я любил ее за двоих, пытаясь оградить от всех жизненных невзгод. Она так страдала последнее время, а я совершенно ничего об этом не подозревал. Хорошо, что хотя бы что – то хорошее я смог сделать: вовремя оказался в нужном месте и смог спасти Вашу жену. – Виктор на некоторое время замолчал, Алекс не стал нарушать его молчание. 

- Похороны состоятся послезавтра, приходите.

- Да, непременно приду, – ответил Алекс, уже выходящему из комнаты Виктору.

- Забыл Вам сказать, что Вероника находится сейчас у меня. Пускай остается до полного выздоровления Инессы.

Через мгновение дверь уже закрылась за ним.

Алекс задумчиво подошел к кровати Инессы, рассматривая ее немного осунувшиеся, но от этого не менее красивые черты лица. Сейчас он корил себя за свое неправильное поведение в прошлом. Как он вообще не рассмотрел истинное лицо Риты? Мало того он был так увлечен ею, ее странности лишь придавали девушке шарма. Отношения с Инессой на их фоне казались такими пресными, из –за его мимолетней прихоти пострадал для него близкий человек. Алекс удрученно тормошил рукав своей идеально выглаженной белоснежной рубахи.

- Привет, – неожиданно Инесса открыла глаза. 

Алекс опустил на нее расчувствовавшийся взгляд.

- Привет, ну как ты? Я очень за тебя переживал. Хорошо, что ты, все таки, пошла на поправку. Прости меня за все.

- Привет, Алекс, – слабым голосом отозвалась Инесса. – Что со мной произошло? – непонимающе огляделась она, затем ее взгляд на некоторое время затуманился, словно она что – то вспоминала. 

- Алекс, где Вероника? – тревожно поинтересовалась она.

- Не волнуйся, твоя дочь находится у Виктора – мужа Камиллы, – успокоил он взволнованную девушку. – Он сегодня мне об этом сказал и добавил, что она может оставаться у него до полной твоей поправки.

Инесса посмотрела на Алекса долгим задумчивым взглядом.

- Алекс ты, что до этого момента не знал где моя дочь? Тебе, что это было абсолютно не интересно? – спросила она каким – то неожиданно искусственным голосом.

- Конечно же, это для меня важно, но я очень беспокоился за тебя, и мне было просто не до этого.   Инесса закрыла глаза. В этот момент внутри нее словно все перевернулось. Алекс не потрудился узнать, что случилось с ее ребенком. Он же знал, что это для нее важнее даже, чем ее собственная жизнь.

- Я устала, Алекс, – прошептала она тихим голосом. – Я хочу отдохнуть.

- Конечно, родная я все понимаю. Я зайду позже.

 Алекс поцеловал ее в щечку и быстро покинул комнату. Девушка еще долго смотрела задумчиво ему вслед.

- Нужно обязательно найти Пашу, – прошептала она тихим решительным голосом. – Я больше не допущу тех ошибок, которые допускала раньше. Теперь я буду жить так, как хочу именно я и для тех людей, которые меня по – настоящему ценят.

Через несколько дней Инесса уже стучала в двери Пашиной квартиры. Еще легкая слабость после болезни давала о себе знать, к тому же ее волновало, как он ее встретит, после того, что было в последнюю их встречу. После продолжительного перерыва в общении Инесса чувствовала себя очень неловко перед предстоящей неизвестностью. Через несколько мгновений двери открылись, и Инесса увидела заспанного Павла. Сердце учащенно забилось, как и прежде тогда в прежние времена. Они долго стояли молча, не сводя друг с друга глаза.

- Привет, – прошептала девушка.

- Привет, – удивленно застыв на месте, вторил ей Паша, после чего они остались стоять в том же положении.

- Можно войти? – через мгновение спросила девушка.

- Дa, конечно, проходи, – открыла пошире двери ее первая любовь.

Девушка прошла в комнату и как ей показалось, окунулась в обстановку прошлых лет. Все тот же бардак, конечно, несколько другой, но ситуации это не меняло. Окурки и пивные бутылки в углу, неприбранная постель и тарелки с едой возле компьютера. Ничего не поменялось, прошло много лет – другая квартира, другая мебель, но все в принципе по – прежнему.

- Ну как ты живешь? – поинтересовалась девушка.

- Да как видишь, по – прежнему, – обвев взглядом комнату, сказал Паша.

- Да, вижу, – протянула Инесса.  

- А как в остальном? – поинтересовалась она, хотя уже заранее знала ответы на все вопросы. Паша перебивается с одного места на другое, нигде не задерживается по жизни. Все также самым важным в его жизни являются друзья и мотоциклы ну и она конечно. Они любили друг друга но… Всегда на пути к счастью у них было это но. Но он не готов к серьезным отношениям. Они могут встречаться от случая к случаю проводить вместе время и это правда любовь, но… Знакомая ситуация еще с тех лет. Ничего не изменилось и ничего не изменится. Инесса тяжело вдохнула, взглянув в его глубокие, взволнованные и испуганные глаза.

- Все также, – обреченно ответил он.

- Ну да, я понимаю, – ответила Инесса. Говорить уже было совершенно нечего, слова  ненужным балластом фальшиво наслаивались одно на другое. Если бы они сказали что – то такое необычное, нетривиальное, что зацепило бы их за живое, все можно бы было изменить, но… Время шло, а также нужные слова так и не были произнесены. И вот между ними словно образовалась стена. Холодная высокая и непробиваемая стена. Стена, которую все сложнее и сложнее с каждым моментом разбить. 

- Как ты после того случая? – сделала одну попытку Инесса.

Паша посмотрел на нее  взглядом, в котором читалась гамма эмоций, начиная от невысказанной боли до злости на все и всех: на судьбу, на Алекса и на нее, в частности, что она так малодушно исчезла из его жизни в тот момент, когда она ему была больше всего нужна. Инесса, понимая, что уже точно ничего нельзя исправить, опустила глаза. Паша молча задрал штанину, где в области колена виднелось два неровных некрасивых шрама.

- Это Алекс сделал? – подавленно спросила девушка.

- Да, – помолчав, ответил Паша.

В этот момент Инесса поняла, что уже ничего никогда не сможет быть по – прежнему. Паша ни  за  что не простит ее. Слишком много времени прошло, слишком много воды утекло и то, что разбито им уже не собрать. Это только в фильмах и книгах бывает так, что два героя, которые друг друга любили, встречаются после долги лет разлуки, смотрят друг другу в глаза и понимают, что несмотря на все препятствие они теперь будут вместе. У них такого не произошло. Инесса смотрела на Пашу, когда – то такого близкого, а теперь  такого далекого и  понимала, что ей, наверное, пора уходить.

- Я, наверное, пойду? – полу сказала – полу спросила она.

- А зачем тогда приходила? – удивился Паша.

 – Не знаю, – ответила девушка и, молча, вышла из квартиры. Паша не сделал ни одной попытка ее остановить,  Инесса шла пешком по городу, полностью опустошенная, ехать на машине совершенно не хотелось. Нужно было собраться с мыслями, придти в себя. Постепенно, одна за одной рассеивались ее иллюзии, не оставив ей больше ничего, не одной надежды на счастливое будущее. Все мужчины, которых она когда – либо любила, оказались совершенно не теми, кто ей был нужен. После ситуации с Камиллой, она многое поняла, многому научилась. Все ее представление о жизни, чем она так долго жила, словно перевернулось с ног на голову. То, что было более важным, стало менее важным и наоборот.

 Пускай у Камиллы было не все в порядке с нервами, но в чем – то она оказалась более мудрая, чем большинство окружающих ее людей. Она, по крайней мере, пыталась изменить то, что ей не нравилось. Пуская, это была и не удачная попытка.

«Сейчас самое важное, забрать Веронику», - подумала Инесса, садясь в машину. – Несколько последних дней, когда еще лежала в больнице она созванивалась с Виктором по поводу своей девочки. По разговору этот мужчина показался ей очень надежным и подумала что такому человеку можно на время оставить своего ребенка. Сегодня, когда ее выписали и уже расставлены все точки над «и». Инесса с нетерпением ехала по направлению к своему дому, где сейчас находится ее девочка. И чем ближе она подъезжала, тем больше нетерпение одолевало ее. Она уже просто не могла усидеть спокойно на месте, ей хотелось посильнее нажать на газ и мчать на бешеной скорости. Казалось, что она долгое время сдерживала себя, а сейчас вся ее любовь к дочери готова была огромной волной выплеснуться наружу. Инесса уже и сама не понимала, как она поднялась по ступеням дома Виктора. Звук дверного звонка прозвучал самой приятной для нее мелодией.

- Проходите, – улыбаясь, жестом пригласил ее в дом войти жестом высокий, статный мужчина. Инесса на мгновение даже невольно им залюбовалась. – А мы как раз с Вероникой пьем чай с блинчиками с джемом и слушаем сказки. Присоединяйтесь.

«И почему Камилла так пренебрежительно отзывалась о своем муже? Это же идеальный мужчина», - подумала она.

В ответ на его приглашение она лишь скромно улыбнулась и вошла в комнату, где с распростертыми объятьями ее уже ждала ее любимая маленькая девочка и новая счастливая жизнь…

 

Фещенко Алиса Ярославовна.

38(066)9084962,

38(095)8629525,

feshenko.alisa@mail.ru.


Дата публикации: 12 февраля 2018 в 22:27