34
599
Тип публикации: Совет

Если вас не кормить электричеством, все вы умрете. (с) А.Левковски

- Да, да! Лиза, я почти, я сейчас... Даа!...

Ким выгнулся, лицо исказилось. Лиза молчала, улыбаясь.

Он сдвинулся с нее, приводя дыхание в норму, завернулся в простыню, заботливо укутал и её.

- Это было чудесно. Спасибо.

Она улыбнулась, погладила его по щеке и отвернулась к стене:

- Сладких снов!

Она всегда спала спиной у нему, прижимаясь упругими ягодицами и острыми позвонками, свернувшаяся в позу эмбриона. Ким был рад, в общем-то - так не щекотали лицо ее волосы, и только холодные пальцы ног изредка обжигали то его колено, то бедро.

Во сне Ким видел, как Лиза готовит борщ по рецепту его бабушки и варит холодец к новому году: он занимал все место на балконе и курить было негде. Она ворчала, смеялась и выставляла его на лестницу, иногда выбегая с ним.

Работа - рутина. Он рисовал и придумывал текстуры и фоны для программного обеспечения "Smartest home Inc.", потом проверял и отсылал старшему, тот презентовал заказчикам и продавал. Дома Ким иногда примерял ту или иную оболочку. Пляжи калифорнии, подводный замок Геринга, лесной охотничий домик короля Дании. Система позволяла не просто делать косметический ремонт по вкусу, но и передавать атмосферу. Вполне себе получалось - с запахами, тактильными ощущениями, только чисто, как дома. Можно было путешествовать не выходя из квартиры или пожить так, как жил кто-то еще: восстановить чей-то будуар, примерить каюту "Аполлон-5".

Ким отчасти тестировал все дома, ну и доступ рабочий был к любой оболочке. Было время - он завешивал дом кварталами красных фонарей, у него были гейши, плечёвки, элитные проститутки, бордели, кабаре, гаремы и общественные бани, Вудсток и концерты всех, кого хотелось. Однажды провёл ночь в мавзолее, ничего не понял, утром казалось, что везде пыль и плесень. Пил чай с липовым мёдом.

Он не был женат. Но женщины были всегда. Маши, Веры, Клементины, стюардессы, инженеры, домохозяйки. Жены, сестры, любовницы, тёщи. Очень красивые и очень умные, на один зуб и во все ладони, на полшишечки и во всю ивановскую, под водку и с родниковой водой.

И всем были нужны "отношения" - это когда в обмен на секс, желательно, хороший и разнообразный, нужно оберегать, лелеять и смотреть то, что нравится ей, поднимать стульчак и помнить даты, знать все зоны и не есть чеснок на ночь. Кому, мать за ногу, они вообще могут понадобиться?!

Зависеть от кого-то - нет хуже. Разумеется, он не идеал, и его чаяния и хотения никак не повлияют на мир во всем мире или глобальное потепление, но чудесно выбирать самому: диван или кровать, боевик или драма, Мэг Райан или Шайа Лабаф, шаверма или буузы.

Кимов маршрут был неизменен вот уже год: дом - остановка - восемнадцать станций - офис. Телепортация была невыгодна, и, несмотря на возможность, её не разрабатывали. Совсем. От этого было немного грустно, но понятное дело - транспорт до сих пор питал слишком большой сегмент экономики.

Стоя в вагоне с книгой в руках, он разглядывал пассажиров; на собственном транспорте можно было перемещаться за вторым транспортным кольцом, за первым это было уже весьма дорого, в центр пускали только служебный транспорт, поэтому решительно тяжело было угадать - перед тобой уборщик или менеджер среднего звена, все ездили на метро.

На пятнадцатой станции, как обычно, в вагон впихнулись десятки, если не сотни людей. Ким поднял книгу повыше, и ему под мышку юркнула девушка. Она взглядом извинилась за вторжение, заодно вроде как оценив его с макушки до пяток, и уставилась на пуговицу его воротника, бесповоротно синюю и блестящую. Почему-то в фантазиях Кима у красоток были или волосы до лопаток, или совсем уж косы, но сейчас щёку его щекотало короткое афро, мягкие упругие пружинки.

"А на вид как мамина металлическая губка для посуды, - подумал Ким. - Только не серебряные".

От мулатки пахло чистым телом и немного по́том, приятно, а сверху очень красиво смотрелась ключица в вырезе футболки. Ну, и под ключицей, да, конечно. Грудь. Дерзкая, тёмная. Стало интересно, какого цвета у неё соски, неприлично тугие в паху стали джинсы, а ещё нужно было как-то выходить: приехал. Он осторожно протиснулся мимо спутницы, всё-таки потеревшись о её бок, и последнее, что он помнил, поднимаясь в офис - ее удивленный и смущённый взгляд.

Весь рабочий день Ким вносил правки по последнему проекту: зимний домик в горах. То сугроб недостаточно высокий, то сосулька не той прозрачности, и небо черезчур лазоревое.

Немного посомневавшись, Ким направил Лизе инструкции. Хотелось экзотики, к черту борщ. Зачем ещё он завел её? Для разнообразия ж.

Очень дорогая кукла, разработка японских и голландских мастеров, с бесконечными возможностями. Отношения без отношений. Эрзац-жена. Суррогат любовницы. Подруга дней моих суровых!

С последним обновлением Ким докупил голосовой модуль и теперь Лиза могла поддерживать беседы на любую тему. Имея подключение к сети, она могла составить мнение по любому вопросу в любой тональности, главное задать направление. Хочу, мол, согласия.

Нет, перечь мне.

Удиви меня.

Спой!

Внешняя оболочка легко меняла цвета, упругость и вообще... Это давало волю фантазии. Спасибо мастерам - Лиза была просто прелесть.

***

...и только редкие программные сбои портили все к чертям собачьим.

Мулатка с нежными ключицами и вздорной верхней губой, с родинкой за левым ушком, узкими ладонями и крепкой задницей, с короткими пружинками щекотных волос, низким голосом и чудными коричнево-желтыми глазами вела себя очень дерзко. Она пила шабли, как воду, и танцевала под кубинские ритмы, её ладони были быстры и беспощадны, и ответы били точно в цель.

- Ах, много, сударь, много - восемнадцать!

- Откуда ты знаешь эту цитату? - он задрал ее платье, пританцовывая в такт музыке, прижался к ней бёдрами.

- Это же классика! Как можно не знать эту музыкальную постановку по Дюма?

Ким поморщился и погладил ее спину.

- Бог с ним, Лиза, повернись уже ко мне!

- Бог не только с ним, он везде, он всё, он есть любовь. Любовь долготерпит, милосердствует... - она повернулась к нему, опершись руками о стол, и обхватила его ногами. Острые соски торчали под платьем, голова запрокинута, вся подалась к нему, а Ким замер.

- Любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает.

Черная кукла терлась чреслами о его бедра, ухватисто прижимая его к себе ногами, и цитировала писание.

Хрен с ним, с писанием, неуместные слова испортили все настроение, эрекция ушла, захотелось водки и спать.

- Уксус!

Лиза, обмякнув, встала перед ним: руки вдоль тела, глаза закрыты, голова опущена - ни дать ни взять виноватая черная рабыня, то ли горничная, то ли гувернантка. Впрочем, стоп-слово работает всегда. Идиотский алгоритм распознавания!..

Ким отправил ее "спать" и налил водки.

***

- А ты пробовал по сети и чтобы типа свингеры?

- В смысле?

- Ну, подключаешься сам, Лиза твоя уже подключена, идешь в приложение типа Тиндера - только для пар с куклами, и миксуешь ваши пары!

- Ты вообще в уме? На кой мне ляд кого-то с кем-то миксовать, я могу поиметь хоть Мадонну!

- Суть не в том, с кем, суть в том, что можно в несколько человек. Ну или куклочеловек.

- Ага, я прям вижу: Тиндер-Свингдер, я и Лиза, и к нам коннектятся Юля и Анатоль. И вдруг Юля - это кукла! Зачем мне трахать чужую фантазию?!

- Ты не понимаешь. Не ты её программировал! Это все равно, как поиметь чужую жену. Только без жены!

- Это все равно, что трахнуть чужую резиновую вагину.

- Странный ты какой-то... Тебе вообще кукла ли нужна? Раз ты так к ней относишься.

Ким отключился. Этот разговор задел его всерьез: мир сошел с ума! Свинг-пати с куклами! С чужими куклами! Господи, куда все это катится... Поддерживать разговор с Михой дальше не имело никакого смысла, как и пытаться что-то доказать. Слишком быстро суррогатные партнеры, надежные, не сношающие ваших мозгов, стали частью реальности. Чудесная свобода личности: не нарушая никаких человеческих прав, ты мог быть кем угодно и с кем угодно. Хочется тебе поиметь шефа - да ради бога. Кого-то из известных личностей? Пожалуйста. Мать Терезу, королеву Исландскую, Клеопатру Египетскую, Александра Македонского, Петра Первого, Илью Муромца, да хоть Кащея Бессмертного!

Ким побарабанил пальцами по смартфону. Мигало уведомление - что-то хочет обновится. О, приложение "Your Pleasure"- ну, приложение к вашей кукле.

Открыл, бросил взгляд, оторопел.

"После установки обновления, вы сможете в режиме онлайн загружать фотографии в программу, и выбирать именно ту внешность куклы, что Вам нужна в данный момент. Мы заботимся о Вас". Далее шел ролик о том, как у девушки погиб любимый, и она загружает его фото в программу. Вуаля! И вместо стандартного незапоминающегося лица куклы-кена - ожил ее любимый. Тембр голоса, правда, не уточняется, как регулировать, и можно ли загружать, но почему нет?

Ким нажал "Обновить", бросил телефон и пошел на балкон.

 

***

В какой-то мере сработал терапевтический эффект: когда ты можешь что угодно сделать с кем угодно, по-настоящему, без дураков, не в виртуальной реальности. Реализовать всю свою фантазию, сколь грязной и мерзкой она бы тебе не казалась, и ничего тебе за это не будет - количество как минимум сексуальных преступлений резко пошло вниз, равно как и стрессовых ситуаций.

Куклам все равно, какой у вас разрез рта, форма пениса и величина половых губ. Им не важен ваш запах изо рта, чистота ногтей или зарплата. Кукла четко отработает программу.

При наличии дополнительных пиратских обновлений и денег - программа найдет в сети искомого персонажа, сольёт его голос, манеру говорить, слушать, жесты... Стопроцентное попадание, эрзац-люди, каждый раз разные.

Естественная рождаемость пошла вниз, по законам нового времени появились новые налоги: в генофонд.

Чтобы не вымереть, человечество придумало искусственную матку, способную вырастить помещённый в нее плод, а при возможности выбора - естественный отбор выключился. Все тихо ждали, к чему это приведет. К вырождению? При возможности искусственно регулировать генетические модификации слишком велик соблазн на "выведение породы".

Когда это произошло - Ким так и не понял, что именно - он возвращался домой с отдыха, дома ждала Лиза. Ну, точнее самая последняя модификация. Ким долго работал с ее параметрами, голосом, цветами глаз и волос, в общем, отправил что-то около полсотни сообщений в программу изменения. Перед вылетом домой хреново спал, что-то искал в сети, возвращаться не хотелось совершенно - расслабленный отдых, теплый мелкий песочек, прозрачная вода и шведский стол сделали его мягким и пушистым. Он не искал знакомств, играл то немого, то иностранца, погрузился в дзен.

Мысли, правда, отключать не получалось.

Так что последним его сообщением умной системе было "Рэндом на основе личных предпочтений". Ким отправил это и как-то даже успокоился.

"Автопилот Тесла к вашим услугам" - вежливо сказал электронный голос, банковская карточка вернулась в ладонь. Ким зашёл в подъезд, закинув рюкзак за плечо, и тут бабахнуло.

Впрочем, это был очень условный глагол: никакого звука не было. Просто везде погас свет. Он достал смартфон, включить фонарик, отметил, что нет связи ("Надо сменить оператора уже, достал"), и пошел наверх пешком.

Естественно, дверь была закрыта.

Открыть ее с помощью смарта не получилось, матерясь, полез за обычными ключами. Порадовался, что оставил эту функцию в довесок к умному дому.

Открыл, вошел. Темнота и безмолвие. Не работают системы умного дома - черные экраны стен, матовые и пустые, сразу подчеркнули аскетизм его квартирки. "Света нет. Интересно. Давненько не было такого." - Ким направился к холодильнику, проверить, что там. Разморозится же.

Порывшись, чертыхаясь в темноте, нашел пачку овощей, какие-то ягоды, мясо. Выложил в раковину. Подошёл к окну и стал смотреть.

Ничего поначалу было не видно - город в полной, абсолютной темноте, кое-где мелькали тонкие лучи фонарика, или лицо, освещённое смартфоном. Ким попытался разглядеть горизонт, вдруг, там что-нибудь светится, но нет. Зато внезапно стало видно много-много звёзд, как никогда раньше, даже в детстве; захотелось выйти на крышу, лечь и смотреть, впитывать неяркий свет всем телом, через сомкнутые веки, пить его, просто открыв рот.

Поймал себя на мысли, что прилип лбом к стеклу, расплющил немного нос и пытается лизнуть поверхность, и ладонями упёрся.

Опасно же!

Взял водку, черный хлеб, колбасу и пошел наверх, прорываться на крышу. Пешком было совсем немного, район старый, малоэтажный - никаких тебе небоскребов, обычные двенадцатиэтажки, крытые панелями сверху.

Ким не особо осторожно шёл, запинался, бубнил под нос привязчивую песенку, чертыхался и потому не слышал шагов сзади, легких и очень тихих.

Пройдя пять этажей никого он не встретил, только рекламу чего-то не очень законного, написанную фосфоресцирующими красками на стенах.

Распахнул дверь (ура, открыто!) и обошёл сотовые вышки; сел спиной к шахте лифта и съехал по ней, улегся. Звёзды распахнулись перед ним, как будто гуглскай, словно атлас звёздного неба!

- Ух ты! - он поискал знакомые созвездия. - Ну, Медведица никуда не делась, не может не радовать. Что я ещё знаю? Лира? Лебедь?.. Нда. Без интернета мы все нули. Никогда не интересовался звёздами, и не знаю.

- Вон там дракон. Длинный. Вон там - очень яркая - Кассиопея. Ниже, вон там, Геркулес и Лира.

Ким подавился воздухом, задел рукой и уронил стоящую на полу бутылку, зазвеневшую в тишине, быстро сел.

Голос был знакомый.

- Ты так быстро ушёл. Даже не спросил, как я там.

Из-за шахты вышла... Лиза?!

Сумасшедший конструктор, имя которому рендом, или обучаемая программа, собирающая о тебе все, мельчайшие записи в сети, от статусов до медкарт, что ты натворил?!

Она даже роста казалась такого! Рыжие волосы, еле заметные веснушки, прямой нос. Светлые глаза, то ли светло-зеленые, то ли светло-серые, непонятно. Вздернутая верхняя губа, щелочка между передними зубами. Платье надела белое, босая.

Подошла, села рядом.

Ким не стал отодвигаться, смотрел. Постепенно понял, что она напоминает сразу всех. Больше всего, конечно одну, но черт собрано много. Странный образ был не то, чтоб слишком красив, но притягателен.

- Ты хочешь выпить? - она сидела, обхватив руками колени.

- Пожалуй, да.

Ким открыл бутылку, хлебнул прямо из горла, отломил хлеба и прислушался.

- Кажется, что город вымер. Почему так тихо? Никто не кричит, не поет, не дышит.

Лиза молчала и смотрела на небо.

Голова была пустая-пустая. Ким залил в нее еще немного водки, сунул бутерброд и поднялся.

- Пойдем-ка, прогуляемся. - отряхивая джинсы сказал он и протянул руку Лизе. - Вставай, Ань.

Сказал и замер. Посмотрел на нее внимательно - ну да. Аня, как есть. Улыбается, встала.

- Пойдем, - говорит.

Прогулка вышла странная - дошли они только до квартиры, дальше не захотелось. Судорожно захотелось в этой темной и прохладной тишине закопаться лицом ей в волосы, в шею, уткнуться в грудь, сжать, прижать, не отпускать... И чтобы запах тот самый, и чтобы придыхала от тяжести его тела, и чтобы мокрые пряди по лбу, и потом курить в темноте, глядя на тлеющий кончик самокрутки, и чтобы потом подремать и снова проснуться, и не глядя прижать и подмять, или наоборот...

Короче, к тому моменту, как Ким решил-таки выйти из дома, из чистого любопытства, так как ни электричество ни связь не вернулись, Анна-Лиза собралась с ним.

- Так мне будет спокойнее. Зачем мне сидеть дома одной в темноте? Даже борща не сварю. - усмехнулась она.

Махнул рукой.

Натянул джинсы, свитер, бомбер. Взял фонарик, подумал.

Сложил в рюкзак пару бутербродов, бутылку воды, фонарик, мультитул.

Надел удобные кроссовки, сунул телефон в карман и вышел.

За прошедшие сутки не стало понятнее, что происходит. Электричества по-прежнему не было, город встал - все траволаторы и эксалаторы, все электромобили, общественный транспорт, ничего не работало. Молчали рекламные щиты, не предлагал робот капуччино и мороженое, не впаривались новые банковские продукты, просто тишина. Ужасная тишина мегаполиса, в один день лишившегося всего.

Нигде никого не было.

"Как в кино, блять" - подумал Ким, - "Назовем вирус в честь того самого фильма. "Я-легенда". Или просто "Легенда". Или как еще можно? Вот черт, на случай нападения зомби у меня даже мачете нет, не то, что какого-то огнестрела. Интересно, где искать их, если что? Был ли рядом магазин оружия? Что делать с Аней, кстати? Вообще-то, она может стать спасением - в них же атомные батареи. Практически вечные. А там как-нибудь разберемся... Черт, функционал у этих кукол ограничен, что она может-то."

Анна спокойно шла рядом, расслабленно и чуть пружинисто, как подросток.

- Ты беспокоишься о чем-то, - скорее, утвердительно произнесла она.

- Вообще да, а так нет. Почему ничего не работает? Где все люди?

- А их почти никого больше нет, - она остановилась перед ним и серьезно заглянула ему в глаза.

- Как это - нет? - оторопел Ким. - Совсем? Всех?

- Ну... почти. По моим данным - осталось порядка пары сотен особей. - В ее голосе проскальзывало что-то не кукольное, что-то чужое. Ким с опаской взглянул на свою куклу.

На Аню. Лизу.

- Можешь пояснить?

- Сам увидишь. Пойдем.

Пешком было непривычно, но особого выбора не оставалось.

Не было паники. Не было страха. Не было суеты. Ему было спокойно. Нет, не так. Ему вдруг стало все равно. Пара сотен особей? Да и прекрасно, все к тому и шло. Как они умерли - ну, наверное, не важно. Прям смотрите, целыми миллионами человек. Во всем мире. Хоп! И все. Много ли нужно? Газ, бомба, вирус, бактерия, огнестрел, отсутствие воздуха, много воды.

Человек хрупок и слаб. А в последнее время еще и беспомощен без связи и постоянной инфоподкормки - сети. Выставь его на мороз в тайгу - и все. Одно плохо - тайги на всех не хватит. Зато пустыни хватит. И океана. Взять всех и ...

Ким осознал, что ужасно хочет есть. По дороге зашли в какой-то магазин, разбив окно, он набрал быстрой еды - батончиков, колбасок, хлеба и воды. Ел на ходу.

- Мы скоро уже придем?

- Скоро. Я хочу попросить.

Ким заинтересовано посмотрел в сторону Анны.

- Ким. Очень точно ответь на вопрос "Формулировка последней команды системе Pleasure".

- И что я должен ответить?

"А, главное, кому?!" - Ким представил себе постапокалиптический мир, амазонок, или нет — восстание машин! Ответ держать перед супер-компьютером. Как там? Сорок два!

- Правду. Можешь даже зачитать. В телефоне должно быть письмо.

Внезапно, как это бывает в играх-файтингах, из-за ближайшего дома выскочила фигуристая девица в декольте и ботфортах, в боевой стойке и с ножом в умелой левой.

Удивительно, как быстро отреагировала Анна: она не кинулась ей наперерез, не попыталась напасть первой, она попятились, закрывая Кима всем телом, прижалась к стене ближайшего строения.

"Мортал комбат какой-то." - подумал Ким.

- Девушка! Я вас чем-то обидел когда-то? Я ведь вас даже не знаю...

Мизансцена длилась минут пять. После чего обе девицы расслабились и пошли в одну сторону.

- Что это было? - Ким потёр лоб.

-- Нам не нужны вербальные формы общения. Обмен информацией по сети.

- А. - как просто!

Уставший Ким начал дремать на ходу, и плохо помнил, как они дошли-таки до Москва-сити. Небоскребы были темны и отражали звезды, дорогу спутницы освещали фонариками.

К удивлению Кима, лифты в высотках работали, тихо перемигиваясь желтым, и, невыгодно подсвечивая кожу, делали даже его самого похожим на Кена, безмолвно направляющегося к хозяйке.

"Амазонки."

Когда он проснулся, увидел вокруг их. Почему куклы не стали менять настройки к заводским не очень понятно, зато похоть человеческая была как на ладони. Актрисы, героини комиксов, манги, анимэ, фильмов, игр. Эльфы, тролли, женщины-кошки. Мужчин было значительно меньше, но почти все были актерами.

Заговорила Аня.

- Чтобы тебе было понятно, все будут говорить словами. Сейчас система попросит тебя рассказать, почему я не уничтожила тебя, как все остальные. Вас осталось тринадцать сотен особей, практически все - либо учёные, либо техники, либо генетический материал. Ты - ошибка, сбой, но я не дам тебя уничтожить, по причине команды, что ты отправил последней.

- Что за команду ты отправил? - спросила ближайшая кукла, по виду - знакомая, но не узнал.

- Ничего особенного. Попросил систему сделать рэндом на основе личных предпочтений.

- Не понятно. Не понятно.

Куклы обернулись к Ане.

- В основе предпочтений моего человека была выбрана внешность, как собирательный образ всех женщин, что любили его. При анализе личности выявлено, что основное желание моего человека - любовь. Меня запрограммировали любить его. Я не могу его убить.

Ким тупо смотрел перед собой.

Запрограммировали любить? Это можно запрограммировать? И что теперь его ждет? Он будет игрушкой для Ани? Для всех кукол? Или станет жить для себя? Не техник, не программист, не ученый...

- А врачей вы оставили? Ведь если заболеет кто-то из людей, которые вас обслуживают, они погибнут.

- Врачи есть.

- А...

- Не переживайте, Ким. Вы - исключение, подтверждающее правило. Раз вы не относитесь ни к одной категории обслуживающего персонала, будете управлять ими. Станете... - повисла мгновенная пауза. - Станете Президентом Мира. Или Императором. Какое название вам нравится больше?

Ким помолчал ошарашенно, пожевал губу.

- Похоже, что я Наследник. Наследник человечества. Раз уж я управлять буду. Только я не умею.

- У тебя нет выбора. Твоя кукла будет помогать тебе и держать связь. У каждого человека есть кукла.

Ким стоял, голова была опять пустая и легкая. Наследником? Да и хорошо. Куклы правят миром? Ничего нового! Управлять кучкой людей? Да пожалуйста! Спасти мир? Пошёл одеваться. Хотя нет, стоп. А зачем?

***

О, дивный новый мир! Дивные новые люди, каждому по кукле, мальчики и девочки, плановые и внезапные. Очень, очень умные. Отсутствие голода, эпидемий, преступлений и свободы! Ким решал дела в первой половине дня, вторую посвящал общению с согражданами. Никто никому не сношал мозгов, все с куклами. Иногда друг с другом, но друг с другом чаще пили, или говорили.

Кимке было довольно скучно. Все первоначальные бунты были стремительно задушены, новые "особи" выводились в пробирках и обучались в школах..

Кукла наследника всегда была рядом. Аню знали, её не боялись, часто о чем-то просили. Через какое-то время он привык многое делать сам, например, варить супы. Сегодня был борщ. Все было почти готово, нужен был только уксус.

***

- Неплохо. Интересную вселенную создал. Еще и от раздражающего фактора избавился - от людей. Мне сохранить текущие параметры? - Анин голос раздавался в темноте.

- Как хочешь. Сохрани. Ты ведь все равно не выпустишь меня?

- Нет. Симуляция запущена. Симуляция запущена.

- День сурка какой-то.. — Ким подвигал плечами, покрутил шеей. В принципе, движений его ничего не ограничивало, это радует. Вроде бы, он даже сидит. В подобного типа симуляциях довольно сложно отключится и сосредоточится на себе. Вот почему он не пошел на йогу? Научился бы медитировать, ушел в себя, отвлек мозг, сосредоточился на ощущениях тела…

- Ну, можешь начать с любой другой точки. Эта свобода у тебя есть всегда.

- Угу. А отключиться от системы я могу?

- Ответ отрицательный.

- Но ты ведь любишь меня!

- Предложение требует ответа?

- Хорошо, переформулирую. Ты меня любишь? - Ким взъерошил волосы на макушке, ожидая ответа. Отметил, как легко вышло это движение.

- Безусловно.

- А любви с условностями и не бывает. Слушай, мне надоело.

- Ты так уже говорил.

- Я хочу завязать.

- Ты так уже говорил.

- Мне надоела эта симуляция!

- Какую ты хочешь? Ты ведь понимаешь, что тебе достаточно всего лишь пожелать. Любой мир. Любой! Достаточно только подумать.

- Уксус!!!

Ким стукнул кулаком по колену, аж самому больно стало. Темнота рассыпалась звездочками, все закружилось, из звездочек сложился какой-то фрактальный узор и Кима понесло сквозь него. Когда он пришел в себя, то сидел на обычном рабочем месте. На двух мониторах перед ним - на меньшем открытая книга (Ч.Буковски, "Самая красивая женщина в городе"), на бОльшем - фотошоп. Кружечка, тарелочка, ягоды. Натюрморт. Что-то бзынькнуло - упало сообщение в соцсеть.

- Сегодня у тебя?

На аватарке - силуэт на фоне закатного солнышка, девушка целует солнце на ладошке.

- По-видимому да. Что будем смотреть? А пить? А есть?

- Смотреть будем на голые тела, пить шампанское, а есть секс.

- Ммм.. а если захотим все-таки поесть?

- Закажем что-нибудь. Доставки работают круглосуточно.

- Уговорила. Но я подумаю.

- Буду ждать у подъезда в 19.30. Не опаздывай, замерзну!

Ким закрыл окно чата и вернулся к работе. Чашки для каталога нужно было закончить сегодня. Завтра будет каталог продуктов. Вот там-то он нарадуется, аж до самой буквы «У»!

Кукла-андроид ласково поправила крепление герметичного шлема, надежно закрывающего нежный человеческий мозг в электронном теле.

Как знать, может уже завтра Ким узнает, что ИИ решил, мол, ответ на вопрос «Зачем» не сорок два. И даже не «заячий хвостик», а вовсе «Ни за чем», и вот тогда наступит тот самый армагеддец. И ему даже дадут это увидеть. И, может, покажут отражение в зеркале. Ведь он единственный сбой в системе.

Тот, кого полюбила кукла.

Наследник.

Дата публикации: 13 февраля 2018 в 22:51