0
94
Тип публикации: Публикация
Рубрика: фантастика

Последний день перед сингулярностью

 

Грохот и пронзительный свист! Снова чёрное небо Сан-Хосе расцветилось вспышками праздничных фейерверков.  Рядом раздался звонкий женский смех. Смеялась симпатичная пышная блондинка – очередная подруга Макса. Он ей что-то шептал на ушко, а блондинка, смеясь, прижималась к его плечу. Впрочем, перехватив взгляд Дениса, она кокетливо улыбнулась и ему. Денис вежливо улыбнулся в ответ. Как же зовут эту толстушку? Десять минут назад, когда Максим знакомил их, он думал совсем о другом и пропустил её имя мимо ушей. То ли Марта, то ли Майя? Нет. Кажется, Мия. Да какая разница! Он посмотрел на часы.    

            - Ден, чего ты такой хмурый? – почувствовал неладное Максим. – Почему ты всё-таки пришёл без Моники? Где она?

«Я бы и сам хотел знать, где она», - подумал Денис, но промолчал и только неопределённо пожал плечами.

Два часа назад, когда они собирались на этот городской праздник, он пошутил по поводу новой причёски Моники и она обиделась. «Согласен, шутка была неудачна, - подумал Денис, в который уже раз вспоминая этот инцидент с Моникой. – Но разве из-за этого пустяка можно так обижаться, плакать и вообще исчезнуть неизвестно куда. А я тоже хорош: ведь знаю, какой у неё взбалмошный характер. Чёрт меня дёрнул за язык! Ну, и где она сейчас?»

Он достал телефон и снова позвонил. Моника упрямо не брала трубку. И зная, что он её сможет найти при помощи GPS, отключила на телефоне эту функцию.    

            - Ага, значит, поссорились, – догадался Макс. – Не печалься, старик. Всё образуется. Поверь мне: уж я-то женщин хорошо знаю. Женщина – взрывное, крайне эмоциональное существо. Но и быстро успокаивающееся. Нужно подождать: перебесится и через часок, другой, сама тебе позвонит.

            «Моника не эмоциональное, Моника - сумасшедшее существо! – зло подумал Денис. – Перебесится? И где она сейчас бесится? Вдруг, разозлившись на меня, поехала к своему бывшему дружку? К этому Мартину. Не зря она вчера обмолвилась, что он ей во вторник звонил и даже приглашал встретиться. Да нет! Не может быть! Не станет она менять меня на этого идиота». Но промелькнувшая мысль о возможной измене Моники прочно засела в голове и теперь не давала покоя.    

- Нам сегодня следует не грустить, а веселиться, - продолжал убеждать его Максим. - Ведь такие праздники бывают всего раз в году. Поэтому нам сегодня позволено всё. Правда, Мия? 

            Он провёл ладонью по бедру своей спутницы. Хотя блондинка  и  хлопнула его по руке, было видно, что внимание Макса очень даже ей приятно.   

В небо взметнулась очередная порция фейерверка, а на экране монитора, установленного на площади, возникла эмблема фирмы, в которой работали Денис и Максим. 

            - Смотри, тебя показывают! – вскрикнула блондинка, обращаясь к Денису.

Это интервью снималось три дня назад специально ко Дню Города. Хотя Денис и знал почти наизусть его содержание, но он не без удовольствия стал смотреть на экран: всё-таки приятно, когда тебя показывают по телевиденью, да ещё и на центральной площади при стечении громадного количества народа.  

- Меня зовут Стив Кларк, - начал репортаж корреспондент. – Я нахожусь в одном из офисов компании «Туско Системс». И сейчас буду вести беседу с Денисом Антоновым - замечательным компьютерным гением и одним из главных специалистов компании… Ден, судя по фамилии, вы русский?

Камера оператора повернулась к Денису:

- Да, пять лет назад я приехал в США из России!

- Всего пять лет назад? – Стив удивлённо присвистнул. – И уже главный специалист всемирно известной «Туско Системс»! Блестящая карьера!.. Ден, хотя бы в общих чертах объясните мне и нашим телезрителям, что же это такое – точка сингулярности?

- Сейчас и учёные, и средства массовой информации всё чаще и чаще употребляют этот термин - точка технологической сингулярности. Если говорить кратко, это некий временной момент, после которого произойдёт небывало резкий скачок технологического развития нашей цивилизации, после которого человечество за короткое время сможет достичь того, о чём сейчас ещё не может даже мечтать.

- В принципе понятно… И значит, лично вы и работники вашей компании стараетесь приблизить этот временной момент – время достижения человечеством точки технологической сингулярности?

- Как и все учёные мира, мы работаем над ускорением научно-технического прогресса.

- Мы – это кто?.. Я имею в виду, специалисты каких профессий работают под вашим руководством?

- Мы – это прежде всего около сотни высококвалифицированных программистов, синтезирующих современные открытия в самых разнообразных отраслях науки и техники. И не только программистов. Наша группа очень тесно сотрудничает и с НАСА, и с физиками-ядерщиками, и со специалистами в области медицины.

- Я слышал,  что «Туско Системс» занимается проектами, которые нам – обычным обывателям кажутся невероятными, почти сказочными? Можете рассказать о некоторых из них хотя бы в общих чертах?

- Один из наших основных проектов – это дублирование материи. Тема так называемого «дубликатора» довольно часто муссировалась и муссируется до сих пор писателями-фантастами. Недавно в одной из наших лабораторий мы создали «дубликатор» и провели несколько удачных экспериментов.

- Вы научились дублировать материю? Грандиозно! И когда же мы увидим «дубликаторы» на полках магазинов?

- До магазинных полок ещё далеко. Пока наш «дубликатор» очень громоздок и экономически невыгоден из-за огромного количества потребляемой энергии. Но, уверен, пройдёт несколько лет и портативный «дубликтор» появится в каждой семье или даже у каждого человека, как обычный мобильник.

- Значит, если я помещу в «дубликатор» даже сложный прибор, например, мобильный телефон, то смогу получить его дубль – точно такой же телефон?

- Совершенно верно.

- Это непостижимо! Но… но, точно так же, как и телефон, я могу получить и дубль пистолета, или даже атомной бомбы.

- Согласен, это серьёзная проблема. И всё зависит от социальной культуры каждого человека. Ведь любое изобретение можно использовать как во благо, так и во зло. Всё-таки я надеюсь, что наш «дубликатор» будет использоваться только в мирных целях. Надеюсь также, что скоро мы, находясь здесь в Сан-Хосе в своей лаборатории, при помощи «дубликатора» в рамках проекта сможем хоть как-то обеспечивать пищей и водой голодающие районы Африки.

- Извините, но это как?       

- Параллельно с проблемой непосредственного дублирования мы занимаемся и проблемой создания дубля неживой материи на расстоянии.

- Неужели вы достигли успехов по телепортации материи?

- Это не совсем телепортация, это создание дубля. И об успехах пока говорить рановато. Но современные исследования в области ядерной физики, совершенствование лазерных технологий и новейшее оборудование спутников НАСА позволяют надеяться на успех в самое ближайшее время.

- Всё! Больше вопросов я не имею. Потому что просто потрясён! У меня шок! – заявил Стив Кларк. – Думаю, что также потрясено и шокировано большинство наших телезрителей. Итак, готовьтесь, друзья: технологическая сингулярность не за горами. Спасибо вам, мистер Антонов, за это интересное и увлекательное интервью. Успехов вам и вашим сотрудникам в ускорении научно-технического прогресса.  

На экране появился клип с Фредди Меркури и зазвучало знаменитое «Мы чемпионы». Во время трансляции интервью Денис продолжал периодически названивать Монике, но она по-прежнему не отвечала на его звонки. Ну где же она? Вдруг сейчас с этим Мартином…

- А я и не знала, что ты такой, - игриво сказала блондинка Денису. – Такой… такой умный.

- Да и я тоже не дурак, - шутливо заметил Макс. – И не смей строить мистеру Антонову глазки, не то я начну ревновать… Зря ты, Ден, этому Стиву Кларку не сказал ещё и про «МИЖ».

- «МИЖ»? Что такое «МИЖ»? – заинтересовалась блондинка. – Ещё одно ваше изобретение?

- Ещё одно! – Максим обнял блондинку. – Вот у тебя, Мия, есть какое-нибудь заветное желание?

Блондинка наморщила лобик:

- Ну-у, я бы сейчас выпила пива.

- Тоже мне – заветное желание, - Максим рассмеялся. – Сейчас куплю я тебе пиво. Ден, ты будешь? Эй, Ден, да очнись ты!

- Что? – рассеянно спросил Денис. -  Пиво? Нет, не хочу.

«Наш проект «МИЖ». Моника и «МИЖ» - вихрем завертелось у него в голове. – Сумасбродство? Но почему, сумасбродство? Просто очередной эксперимент. Даже очень интересный эксперимент».

- Не хочется мне пива. Я лучше сейчас… Вот что, Макс, мне нужно отлучиться на часок.

- Будешь мириться с Моникой? - догадался Максим. – Правильно! Бери её и обязательно возвращайся к нам. Будем гулять всю ночь.

 

* * *

Денис ещё не знал конкретно, что хотел сделать. Но терзаемый неизвестностью и ревностью он жаждал побыстрее встретиться с Моникой. И в этом ему мог сейчас помочь проект «МИЖ».

Расстояние от площади до одной из лабораторий «Туско Системс» он преодолел почти бегом. Окна здания были тёмные, лишь в комнате охраны горел свет. Денис нажал на кнопку вызова охраны и посмотрел в глазок видеокамеры, расположенной над входом.          Включился динамик.

- Мистер Антонов? – уточнил охранник.

- Да! Это я! – нетерпеливо сказал Денис. – Откройте, пожалуйста.

- Но время уже позднее. Согласно инструкции я обязан…

- Послушайте, - перебил охранника Денис. – Согласно инструкции вы обязаны подчиняться своему руководству. Если вы забыли, то напоминаю: я главный специалист этой компании. Сейчас у меня очень важное и очень срочное дело, поэтому я не намерен вступать с вами в дискуссию. Или вы немедленно открываете, или вы завтра будете уволены. Выбирайте.  

Долгая секунда, другая, третья. Но наконец-то щёлкнул замок-автомат и дверь приоткрылась. Денис влетел в фойе и помчался на второй этаж.

- Всё-таки я доложу руководству о вашем приходе, - недовольно пробурчал охранник ему вослед, - и сделаю запись в журнале.

- Обязательно запишите и доложите.

Нажатие кнопки – и видеосистема «свой»-«чужой» открыла перед ним двери в лабораторию. Он включил рубильник, затем – центральный сервер. Готовясь к работе, компьютер весело заурчал, замигал своими индикаторами.

На большом мониторе возникла эмблема «Туско Системс», а потом появилось название проекта - «Машина Исполнения Желаний».  Конечно, сами возможности этого проекта далеко ещё не соответствовали такому звучному названию. Ведь реализовать материальное желание машина пока не могла. Но пробуждать в человеке уникальные сверхвозможности уже сейчас «МИЖ» было вполне по силам.

Денис надел шлем с датчиками и сел за пульт. Голосом и при помощи клавиатуры ввёл команды вспомогательному оборудованию. Он торопился. Наверняка сейчас охранник с помощью камер внутреннего  наблюдения следит за ним и уже звонит начальнику охраны. А тот обязательно сразу начнёт разыскивать президента компании и сообщать ему о том, что мистер Ден Антонов почему-то во внерабочее время пришёл в лабораторию и даже включил оборудование. Объясняться с шефом не хотелось. Лучше с ним объясниться потом, после удачного эксперимента. В том, что эксперимент будет завершён удачно, Денис нисколько не сомневался.

Дольше всего пришлось повозиться с кодами доступа и подключением пятнадцати спутников, которые НАСА специально запустило для реализации нескольких проектов компании и в частности этого. 

Готово! Что теперь? Теперь осталось ввести самую главную команду. Но, какую? Как её сформулировать: хочу найти Монику? Или: где Моника?   

Денис даже рассмеялся, представив реакцию президента, своих сотрудников и самой Моники, когда они узнают о таком желании главного специалиста компании «Туско Системс»: от мальчика сбежала его любимая игрушка и он бросился на её поиски.

Нет, если уж решил задействовать такую машину, то и желание должно быть глобальным. Такое супержелание, благодаря которому он узнает и где сейчас Моника, и ещё многое-многое интересное для себя. 

Орешек знаний твёрд, но всё же
мы не привыкли отступать!
Нам расколоть его поможет
киножурнал «Хочу всё знать!»

- вспомнил Денис стихотворение-девиз из научно-популярного журнала, который любил смотреть в детстве. – Вот и я тоже хочу всё знать!

Он сделал запись в графе «Ввод желания» и быстро выбрал нужные  функции. Затем проверил застёжки шлема и нажал на «Enter». В голове раздался приятный, постепенно возрастающий звон. Стало слегка подташнивать, однако о возможности тошноты и шума при работе этой программы предупреждали врачи-консультанты. Так что порядок!

Неожиданно его охватило беспокойство: в главную программу ещё не успели ввести несколько тестировочных подпрограмм, а он второпях позабыл протестировать своё желание на возможность опасности его реализации! Вдруг его желание таит в себе какую-то угрозу, как для самого экспериментатора, так и для общества?

«Ничего, - успокоил себя Денис. –  Нет никакой угрозы. Точно установлено, что облучение со спутников будет в пределах нормы и ни один человек, ни одно живое существо из-за таких минимальных доз никогда не пострадает.  И для меня нет никакой угрозы. Ведь нейропсихиатры Гарварда доказали, что мозг  под контролем подсознания отфильтрует, воспримет и сохранит только интересующую данного индивидуума информацию. Так что можно спокойно продолжать сканирование». 

Сканирование?! Он взглянул на экран, на котором светились открытые окна работающей программы.

Его мгновенно охватил леденящий, пронизывающий всё тело ужас. Он смотрел на монитор и сквозь наплывающий серый туман, вдруг появившийся в глазах, видел, что в этой своей спешке выбрал функцию не «копирования», а «пересылки».

Стоп! Необходимо немедленно остановить всё это!

Уже теряя сознание, Денис попытался дотянуться до нужной кнопки, но не смог даже шевельнуть рукой.

 

 

 

Один из дней после сингулярности

 

Она встала с лежака и подошла к окну. Ещё сумерки, но на востоке небо было уже розово-светлым. Наступало новое утро и значит скоро ей приведут детишек. Шаркая по полу старыми рваными тапочками, она вернулась к топчану и взяла кусок плотной, уже изрядно изорванной ткани, столько лет заменявшей ей и одеяло, и плед. Хорошо бы сейчас выпить горячего отвара из трав, но ей не хотелось без весомой причины разжигать в печи огонь. Ведь скоро начнутся холода, и дрова следовало экономить. Она сделала несколько глотков из кувшина с водой и, кутаясь в ткань, вышла из комнаты в длинный, ещё не освещённый солнцем, коридор. Пройдя мимо груды разного ненужного хлама, открыла закрытую на засов дверь и вышла из здания.

На улице было холодно из-за ветра. Он прижимал к земле пробившиеся сквозь камни разрушенной мостовой траву и кустарник, кружил в воздухе пыль и лёгкий мусор. Его порывы с громким скрипом раскачивали ещё уцелевший на входе в здание пластиковый щит с надписью «Туско Системс».

Сразу замёрзнув, она сильнее закуталась в свою ткань и опять вернулась в здание. Ведь можно подождать детей и в вестибюле. Скорее бы их уже привели родители! Общаясь со своими воспитанниками, она опять отвлечётся от той тоски, которая грызёт её вечерами, и особенно в ночные часы бессонницы. Раньше ей было легче. Раньше с ней здесь жили Дженни, Мария, Том и Макс. Много лет назад они решили держаться вместе и жить в том здании, в котором и  работали до катастрофы. Нет, не жить, а выживать. Выживать и стариться. И вот все её ровесники уже умерли, а она осталась одна. Одна в этом громадном и пустом здании. «Пожалуй, сейчас я самый старый житель Сан-Хосе, - подумала она. – А может и всех США… бывших США». Чтобы отвлечься от горьких мыслей, она принялась сама себе подымать настроение: «Да, я долгожитель! Но не немощна и ещё нужна людям! Ведь жители нашего района только ко мне приводят своих детей. А кто же ещё будет воспитывать малышей, когда их родители занимаются земледелием и охотой, ловят рыбу и охраняют свой город от набегов мародёров? Так что выше голову! Будем улыбаться!.. Хотя… это будет отвратительно – беззубая улыбка». Представив себе, как выглядит сейчас её старушечья улыбка, она действительно улыбнулась.    

Заскрипела потемневшая от времени и пыли пластиковая дверь.

- Доброе утро, Моника! – поприветствовал её молодой парень по имени Дик. За его спиной висел громадный лук и колчан со стрелами, на поясе болтались два длинных ножа, а за руку он держал своего шестилетнего сынишку Роя. - Принимай моего оболтуса. Будь построже с ним. А ты, Рой, больше не шали. Если на тебя ещё раз мама или кто-то другой пожалуется, надеру тебе задницу. Нет, лучше посажу тебя в тот страшный тёмный погреб, где мы храним овощи… Кстати об еде… Моника, я завтра обязательно принесу тебе яблок, три кукурузных лепёшки и немного орехов. А ещё принесу мешок сухой травы для растопки печки и питьевой воды. Хотел сегодня, но не успел во время собраться - только что пришли и срочно позвали в отряд самообороны. Вот видишь, - Дик кивнул на пояс с ножами. -  Ночью со стороны Сан-Франциско наши наблюдатели заметили передвижение каких-то людей. Шли по нашим полям. Сколько их - десяток, сотня или целая тысяча, пока неизвестно. Вдруг это опять банда! Ничего, пусть только сунутся, мы им покажем!

Дик сжал свой жилистый  кулак и зло посмотрел на север, словно уже увидел там нападающих на город мародёров. 

- Может быть, они побоятся нападать, - с надеждой сказала Моника. – Ведь наверняка они уже знают, что вы научились драться и стали гораздо организованнее. Не хотелось бы узнать, что кто-то из вас…

- Да, - перебил её Дик. – В прошлой стычке наших немало полегло. Но мы ведь всё-таки их победили… Не волнуйся, Моника. Всё будет хорошо. Вечером я приду за Роем. А ты, сорванец, не балуйся.

Снова дверь открылась. Хелена силком втащила в вестибюль свою хныкающую сонную дочку. Следом за ней Бритни привела совсем ещё маленьких дочку и сына. В окно было видно, как по улице к зданию спешили и другие родители. Они передавали своих детей Монике на воспитание и спешили заняться своими насущными проблемами. А их сейчас в это тяжёлое время у жителей Сан-Хосе хватало.

Постепенно вестибюль наполнился детским гомоном: смехом, писком, хныканьем.  Как и обычно, Моника сразу пересчитала своих воспитанников. Сегодня их было двадцать шесть. Самым младшим: Джону, Чаку и Джейн было не более трёх лет. Старшим: Бобу, Саре и Натали скоро исполнится семь. Ребят более старшего возраста среди  воспитанников Моники никогда не было. После семи лет ребёнок считался взрослым и помогал своим родителям: работал дома, в поле и в саду, учился охотиться и воевать.   

- Внимание, - Моника постаралась, чтобы её голос звучал строго и звонко. – Старшие берут младших за руку, и все парами поднимаются в класс. Никто не торопится, не дерётся и не плачет.

Дети поднялись на второй этаж и парами зашли в свой класс - комнату, в которой  до катастрофы проводил свои совещания научный состав «Туско Системс». Пока ещё не так холодно, можно заниматься и в этом огромном помещении. 

- Малыши идут играть, - скомандовала Моника. – Остальные садятся возле меня.

Самые маленькие бросились в угол, где были сложены их незатейливые, в основном сшитые из лоскутков, куклы. Старшие привычно сели на пол у стены, возле которой находился весь учительский арсенал Моники: самодельные счётные палочки, а также десятка два детских и недетских книг, уцелевших после катастрофы. В качестве школьной доски использовались стена  и древесные угольки.  

 - Сегодня мы продолжим наше обучение. Сначала закрепим знание счёта. Потом после отдыха  вспомним азбуку, затем будем учиться писать и читать, - Моника опустилась на остов разобранного компьютера, заменявший ей стул.

- А когда мы опять будем учиться шить? – поинтересовалась Сара. – Я очень хочу дошить ту юбку.

- Эй, там в углу, быстро прекратили драку. Чак, уступи Джейн куколку, ведь ты же мальчик, - одёрнула Моника задиру Чака и, обернувшись к старшим, объявила: - Хорошо, завтра у нас будет урок шитья. Не забудьте принести иголки, нитки и какие-нибудь ненужные дома тряпочки.

- И мальчики? – спросил Рой. – Я слышал, как папа говорил, что шить мужчина не должен.

- Мужчина должен уметь всё. Особенно в наше время. 

- Что значит «в наше время»? – не сдавался Рой. – Бывает и не наше время?

- Давным-давно было совсем другое время, - неожиданно для неё самой вырвалось у Моники.

- Какое другое время? Расскажи, Моника, - потребовал Рой и добавил: – Пожалуйста!

- Да, расскажи, расскажи, - попросили и другие ребята.

- Что же вам рассказать, - Моника растерялась и, собираясь с мыслями, потёрла седые виски. - Хорошо... Сейчас мы проведём урок истории…  Много-много лет назад, когда ещё даже не родились ваши мамы и папы, люди жили не так как сейчас. Люди жили по-другому. Гораздо лучше. По земле, по воде и даже по воздуху они могли перемещаться с большой скоростью на специальных аппаратах. Даже хотели до ближайших звёздочек долететь, хотя они и находятся от нас очень далеко.

- Я вспомнил! Эти ап-ап-аппараты были волшебными! – выкрикнул пятилетний Ричард. – Мне про них когда-то рассказывал дедушка, когда был ещё живой.

- Да, сейчас эти аппараты вам и вашим родителям показались бы волшебными. Но тогда никакого волшебства не было. Люди каждый день могли пользоваться этими аппаратами. И главное, они умели их строить. Если аппарат ломался, его починяли, или изготовляли другой, ещё лучший аппарат. Все ткани или тряпочки, из которых сшиты сейчас ваши одежды, это ткани, сохранившиеся с тех времён. Тогда люди могли создавать много-много такой ткани. А когда наступал вечер, люди включали в доме лампочку – такое маленькое солнышко, и становилось светло как днём. Ещё были такие аппараты, которые сами рассказывали и даже показывали сказки.

- Здорово! – воскликнул Рой. – И куда же эти все аппараты делись?

- Они никуда не делись. Они остались. Но люди вдруг разучились строить эти аппараты и даже позабыли, как ими пользоваться.

- Почему?

- Почему? – Моника вздохнула. – Потому что жил такой человек… можно сказать, волшебник. Под его руководством был создан такой прибор, из-за которого все люди на нашей планете вдруг потеряли память. Не всю память, но большую её часть.  

- А ты тогда уже жила на свете? – спросил Боб.

- Жила ли я? Жила! И даже знала этого волшебника. И даже… – дрожащей высохшей рукой Моника вытерла навернувшиеся на глаза слёзы и, закрыв лицо пледом, тихонько прошептала: - И даже очень любила его… И, я уверена, если бы мы… мы с ним тогда не поссорились… Нет, если бы не моя глупая обида…

Много лет прошло. Конечно, сейчас ей казалось, что тогда её обида была по-детски пустяшной и глупой. Но в тот день…

 

 

 

Последний день перед сингулярностью (продолжение)

 

Тот день, его утро и предшествующую ему ночь они провели вместе в квартире Дена. Оба наслаждались жизнью и друг другом, были безмятежно веселы и счастливы. А ближе к вечеру они стали собираться на городской праздник – День Города. Точнее, стала собираться она одна, начав прихорашиваться у зеркала. Ден, валяясь перед телевизором на огромной кровати, по мобильнику решал с Максом, в каком ресторане после вечерней прогулки по городу они продолжат дальнейшее празднование.

- Макс сегодня будет с новой подругой, - сообщил ей Ден.

- Что? – удивилась она. – А куда же делась его любимая Сандра?

- Подробностей не знаю, - ответил Ден, сладко потягиваясь. – Ты ведь знаешь Макса: сегодня - с одной, завтра - с другой. У него слегка повышена влюбчивость.

- Ничего себе – слегка! – фыркнула она и подытожила: - Бабник!

- Да, - Ден сладко зевнул и сел на кровати. – В наши времена такого постоянного однолюба, как я, тяжело отыскать. Подумать страшно, уже четыре месяца живу с одной и той же брюнеткой. Причём, с коллегой по работе.

- Ах, значит вот, как ты заговорил? – она бросила на столик косметичку и, кошкой прыгнув на Дена, повалила его обратно на кровать. 

- Помогите! – дурачась, закричал он. – Девушка, чего вы от меня хотите?

- Я хочу… - она не смогла говорить дальше, так как он закрыл ей рот поцелуем и ловким движением подмял под себя.

Она делала вид, что сопротивляется. Но, легко уступая напору Дена, позволила распахнуть на себе халатик. А потом, быстро слабея от его ласк, сама стала страстно отвечать на них.

- Как её зовут? – спросила она, когда они обессиленные отодвинулись друг от друга и неподвижно застыли на кровати.

- Кого – её? – не понял Ден.

- Подругу Макса.

- Откуда я могу знать, - Ден взглянул на часы. – Через полтора часа мы с ней познакомимся.  Всё, Моника, подъём! Я бегу первым в душ. А потом минут двадцать посижу в «Скайпе»: хочу пообщаться с одним моим московским приятелем.  

Вслед за ним приняла душ и она. Расчёсывая перед зеркалом мокрые волосы, вдруг вспомнила причёску Анжелины Джоли в том старом фильме, который они сегодня утром смотрели с Деном. «И мне бы такая подошла, - решила она. – У меня волосы ничуть не хуже, чем у Анжелины. Даже ещё длиннее». Пока Ден в соседней комнате что-то весело рассказывал своему приятелю по «Скайпу», Моника подсушила волосы феном и уложила их в аккуратную башенку. 

- Ты – просто прелесть! – радостно сказала она своему отражению. – Очень оригинально! Надеюсь, Ден будет в восторге.  

Ей было слышно, как он заканчивает разговор и уже прощается с приятелем. Вот сейчас он выключит свой ноутбук, зайдёт сюда и…

- Что это? – удивлённо спросил он, застыв на пороге комнаты. 

- Нравится? – наивно спросила она.

- Ты с ума сошла! Зачем ты на голове это гнездо построила? Птенцов выращивать будешь?

В первые мгновения она растерянно хлопала ресницами, от обиды не зная, что и ответить. 

- Быстро распусти волосы по плечам, как ты обычно их носишь, - скомандовал Ден. – И поторопись, у нас уже мало времени.

Но теперь уже к обиде добавилась решительность, даже злость:

- Позволь мне самой решать, с какой ходить причёской.

- Пойми, это гнездо на голове тебя старит. Ты сейчас выглядишь, как пятидесятилетняя фрейлина на королевском приёме в каком-нибудь допотопном дворце.

Это было уже слишком!

- Значит, я – старуха? – воскликнула она. – Может, тебе со мной и гулять сейчас будет стыдно?

- Если ты пойдёшь с такой причёской, - тихонько пробурчал он и, отвернувшись, не договорил.

- Ах, так? – на её глаза навернулись слёзы. 

Вытирая их, она быстро собрала свои вещи в пакет и оделась. 

- Моника, успокойся! – пытался остановить её Ден. – Не нужно всё так эмоционально воспринимать. Остынь, говорю тебе. Ну хочешь, оставь эту причёску, если она тебе так нравится. Моника милая, я сейчас тоже оденусь, и мы пойдём… 

- Иди без меня! – она отпихнула его руку. – Не прикасайся ко мне. Боже, какая я была дура!

Открывая дверь квартиры, она обернулась и крикнула:

- И больше никогда не звони мне! Слышишь? Никогда!

            Её «Хонда» была припаркована рядом с домом. Она швырнула на заднее сидение тяжёлый пакет и села за руль. Понимая, что он сейчас наблюдает за ней из окна, сразу же завела машину. Проехав несколько перекрёстков, завернула на большую автостоянку и, остановившись там, дала волю слезам.

Три раза по мобилке звучала «Стена» Пинк Флойда. Эту мелодию Ден собственноручно закачал в её телефон и поставил на свой звонок. Все три раза она сбрасывала вызов. «Смотри, как раззвонился!» – удовлетворённо подумала она, когда «Стена» зазвучала в четвёртый раз. Чтобы Ден не мог определить её местонахождение, она отключила на телефоне функцию GPS: «Теперь помучайся, не зная, где я, с кем я и что сейчас делаю! Возможно, и отвечу тебе, когда наберётся пятьдесят,… нет, сто твоих пропущенных звонков».

            Слёзы уже высохли. Она достала из сумочки косметичку и, принимаясь за макияж, заглянула в зеркало.  «Гнездо, говоришь? – вспомнились ей слова Дена. - Пятидесятилетняя фрейлина, значит?.. Ничего-то ты, дружок, не понимаешь в женской красоте». Но, чуть подумав, она всё-таки разобрала причёску и распустила волосы по плечам.

            - Сделала всё так, мистер Антонов, как вы и приказывали! – с вызовом произнесла она, словно Ден был рядом.

            Что теперь? Ехать домой? Ну, уж – нет! Зачем ей торчать дома одной, когда сегодня праздник - День Города, кругом звучит музыка, а по улицам прохаживаются разряженные весёлые люди. Для начала можно посидеть где-нибудь и взбодриться чашечкой кофе.

Оставив машину на стоянке, она зашла в ближайшее летнее кафе.  Здесь пока ещё было мало посетителей и даже имелись свободные столики. Маленькими глоточками смакуя ароматный напиток, она радовалась, когда из лежащей перед ней сумочки периодически раздавалась «Стена». «Сто звонков, милый! – мысленно обращалась она к Дену. – Ладно, пусть не сто, но не меньше тридцати».

            Сумерки сгустились и уступили место ночи. В городе зажглась яркая иллюминация. Людей на улице прибавилось.  Пёстрая толпа шумным потоком двигалась в центральную часть Сан-Хосе, где на площади и в прилегающей к ней парковой зоне уже начались основные мероприятия по празднованию Дня Города. Многие из горожан украсили свои головы потешными светлячками-обручами, а некоторые даже щеголяли в маскарадных костюмах и масках.

            Кофе допит. Она вместе с толпой неспеша направилась в центр. Обида на Дена постепенно испарялась. Ей было приятно чувствовать на себе восхищённые мужские взгляды, и она ещё раз поздравила себя с такой удачной покупкой – этим красным вечерним платьем, купленным три дня назад.  Оно эффектно облегало тело, подчёркивая стройность её точёной фигурки, а вместе с высокими каблуками завораживающе действовало на мужскую часть толпы. Впрочем, и женщины тоже обращали на неё внимание, в их оценивающих взглядах угадывалась затаённая зависть.

            Впереди громыхнуло и в чёрном небе распустился цветок первого фейерверка. За ним - второй, третий,.. десятый. Когда канонада стихла, едва слышно в людском гомоне зазвучала из сумочки «Стена». В который уже раз! «Может, хватит его мучить? Надо бы уже ответить»,  - подумала она и открыла сумочку. Но пока среди разной женской всячины нашёлся телефон, мелодия стихла. «Ничего, подожду следующего звонка», - она уже не спрятала мобилку в сумку, а оставила в руке, даже снова включила функцию GPS: вдруг Ден сейчас попытается её найти.  

            До площади осталось всего несколько сот метров. Здесь людей ещё больше. Наверняка где-то на площади и Ден. Что-то давно не было от него звонков. Интересно, что он сейчас делает? Беседует с Максом и его новой подругой? А может он всё-таки определил маршрут её движения и, хоть в толпе крайне тяжело встретиться, сейчас подойдёт к ней? Может быть, Ден решил пошутить и  тихонько идёт следом за ней? Она  несколько раз оглянулась. Нет, Дена не видно. Кругом незнакомые лица.   

            - Девушка, ты не меня ищешь? – раздалось сзади.

            Она снова оглянулась. Следом за ней шествовали три парня с открытыми банками пива в руках.

- Вот же – я! – один из них ткнул себя банкой в грудь, выплеснув при этом на рубашку пиво. – Меня Майклом зовут.

            - Прекрасное имя, - холодно ответила она. – Но я ищу вовсе не тебя.

            - Значит, ты ищешь меня? – поинтересовался другой парень.

            - Нет, она ищет меня, - сказал третий. – Выбирай меня, красавица. Не ошибёшься. Мы отлично с тобой проведём сегодня…

            - Я свой выбор уже сделала, - ответила она. – И он не в вашу пользу. Гуд бай, ребята.

            - Как это – гуд бай? – не сдавался тот, который назвался Майклом. – Знаешь, сколько мы за тобой идём? Что, мы зря теряли время? Не упрямься, крошка, пойдём, выпьем шампанского.

            Она обошла парней и, чтобы они отвязались, пошла в другую сторону. Но они с пьяным упрямством последовали за ней. Она особо не беспокоилась. Метрах в тридцати у бигборда стоял здоровенный полицейский. Достаточно было пожаловаться ему, и он сразу бы осадил навязчивых ухажёров.

            - Эй, ты куда? – крикнул кто-то из парней.

            Она остановилась и повернулась к троице:

            - К полицейск…

Ей не удалось договорить до конца. В голове вдруг раздался щелчок, а за ним  странное, какое-то многоголосое жужжание, словно мозг в одно мгновение превратился в улей с пчёлами.

            Глотавший в это время своё пиво Майкл, вдруг поперхнулся и судорожно закашлял. А его друзья как по команде уронили банки на тротуар и схватились за головы.

            Точно также схватилась за головы и молодая семейная пара, а их малыш испуганно закричал:  

- Мама, у меня в головке кто-то гудит. 

            Происходило что-то странное, неестественное, из ряда вон выходящее. Казалось, что все сразу сошли с ума. Ещё только что радостные и беззаботные люди стали похожи на перепуганных муравьёв, беспорядочно снующих у своего неожиданно растревоженного муравейника. И на проезжей части ситуация была не лучше: несколько десятков машин врезались в друг друга. А шикарный «Линкольн» вообще перевернулся, и его колёса бешено крутились в воздухе. 

Чтобы не попасть под ноги мечущейся и кричащей толпе, она смогла добежать до перекрёстка и  завернуть за угол. Здесь людей было гораздо меньше. Монотонное жужжание пугало и мешало сосредоточиться. «Нужно позвонить Дену», - всё же смогла сообразить она. Два раза она вызывала нужный номер, но Ден не отвечал. Почему же он не отвечает? Где он? Наверное из-за волнения она долго не могла вспомнить, какие кнопки следует нажать, чтобы GPS определила местоположение нужного абонента. Не сразу, но ей это удалось сделать. На экране телефона возник план центральной части Сан-Хосе. Масштаб автоматически увеличился раз, второй, третий. Она узнала план главного корпуса «Туско Системс». На этом плане в левом углу пульсировала яркая маленькая крапинка, обозначающая мобильник Дена. 

            - Он сейчас в нашей лаборатории, - догадалась она. – Но почему? Что он там может делать?

            Что-то подсказывало ей, что случилось нечто ужасное и весь этот неожиданно начавшийся кошмар как-то связан с Деном. Она сбросила туфли и босиком помчалась к зданию «Туско Системс».

            Обычно заполненная автомобилями площадка перед крыльцом была пустынна. Свет горел только в помещении охраны и на втором этаже – в лаборатории.

Она нажала на кнопку звонка. Сразу же щёлкнул динамик, словно охранник ждал её:

- Мисс Хоулд, это вы?

            - Да! Скажите, Ден… то есть, Антонов здесь?  - спросила она, тяжело дыша, ещё не восстановив дыхание после бега.

            - Здесь! Здесь! – воскликнул охранник. – Я ему говорю - нельзя, согласно инструкции. А он пообещал меня уволить, если…

            - Впустите меня!

            - Согласно инструкции, я не имею права, но сейчас он там… и творится что-то такое…

            - Да впустите же меня!       

Щёлкнул открывшийся замок. Она пробежала мимо охранника, а он продолжал кричать ей вслед, держась за голову и жалуясь:

- Мисс Хоулд, я, кажется, серьёзно болен. Голова лопается от звона. Хочу доложить руководству, но никто на звонки не отвечает. Словно все умерли. А тут ещё мистер Антонов…  

            Она подбежала к лаборатории и нажала на кнопку входа. Видеосистема «свой»-«чужой» открыла двери. 

            На левой стене мерцал экран включённого монитора. У окна пульсировал своими индикаторами главный лабораторный сервер. Ден полулежал в кресле спиной ко входу. На его голову был надет шлем.            

- Ден, что ты делаешь? – с порога закричала Моника.

            Она приблизилась к креслу и взглянула на экран. Кроме мелькающих строк нескольких десятков одновременно работающих программ в верхней части монитора алело название одного из их проектов - «Машина Исполнения Желаний», чуть  ниже в графе «Ввод желания» светилась надпись: «Сбор всей информации». 

            - Ты что задумал, Ден? – спросила она и коснулась его плеча.

            Он не пошевелился.

            - Ден! – только сейчас ей стало видно, что по рубашке на его груди расползлось большое красное пятно.

            - Ден! – она дёрнула кресло и развернула его к себе.

            Широко открытые глаза Дена неподвижно смотрели в потолок. Из его носа, рта и даже из глаз сочилась кровь, капельками стекая на грудь.

            - Ден! – она попробовала стянуть с него шлем, но замки под подбородком намертво склеились липкой кровью.        Превозмогая этот ужасный гул в голове, попробовала выключить программу, но  до сих пор идеальная память почему-то стала изменять ей: никак не удавалось вспомнить, какие кнопки на клавиатуре и в какой последовательности следует нажимать. Единственное что она смогла сделать – выключить главный рубильник и обесточить лабораторию.

 

 

 

Один из дней после сингулярности (продолжение)

 

            - Что с тобой? Ты плачешь?

            Детский голосок отвлёк её от воспоминаний.

            - Ты плачешь, Моника? – повторил Рой и подошёл к ней.

            Она отняла от лица плед и заставила себя улыбнуться:

            - Нет, я не плачу. Просто задумалась.

            Малыш внимательно посмотрел ей в глаза:

            - Не обманывай. Я вижу, что ты плакала. Тебе плакать можно, ты ведь – женщина. Это мне папа не разрешает плакать. Он всегда говорит, что мужчина плакать не должен. А я мужчина!

            Боб тоже поднялся с пола, подошёл поближе к Монике и спросил:

- А зачем тот волшебник сделал такой плохой аппарат? Зачем он захотел, чтобы люди потеряли память? 

            - Просто это был очень злой волшебник, - решил Рой.

            Моника грустно покачала головой:

            - Нет, волшебник вовсе не был злым. Он хотел создать такой аппарат, который бы исполнял все желания людей. Тот аппарат так и назывался «Машина Исполнения Желаний».

            - Машина Исполнения Желаний? – воскликнул Боб. – Здорово! Мне бы такую машину! У меня есть много желаний. А куда делась эта машина?

            - Она поломалась. Вы видели в коридоре у выхода из здания большую свалку разных ненужных вещей? Там среди других обломков лежат и остатки той машины. 

            - Это волшебник поломал её? – спросила Сара, вставая с пола.

            - Нет. Наоборот, это машина убила волшебника. Она так сильно начала работать, что у волшебника от её работы лопнули сосуды в голове, и он умер рядом со своей машиной.   

            - Наверное, он слишком большое желание загадал, - решил Боб.

            - Или, может быть, загадал сразу много-премного желаний, - предположил Рой.

            - Значит, нельзя, чтобы все твои желания исполнились сразу, - не по-детски рассудительно произнесла Сара, поправляя осевший вниз штопаный, бесцветный от старости чулок. –  Я перед сном всегда мечтала и загадывала много желаний. А потом подумала: «Если вдруг все мои желания сбудутся и у меня будет много всего-всего, то кому-то чего-то может и не хватить».

            - Тогда нужно каждому человеку по одной Машине Исполнения Желаний, - сделал вывод Рой. – И у всех всё будет.

- Но только перед загадыванием нужно хорошенько подумать, стоит ли это желание загадывать, - сказала Сара, поправляя второй чулок. - А то вдруг загадаешь что-то такое, отчего у тебя лопнут в голове сосуды, и умрёшь.  

            Она опять опустилась на пол и спросила:

            - А что было потом, когда он умер?

            - Потом? – не зная, как лучше рассказать детворе про те страшные события, Моника задумалась. – Когда Ден… то есть, волшебник умер, его машину выключили.  Но было уже поздно: у людей пропало много знаний. Из-за этого ужас охватил всех людей, а их все сложные аппараты остановились и стали никому не нужны. Сначала люди не знали, как жить дальше. В больших и маленьких городах воцарился голод. Тот, кто был сильнее, или у кого было оружие, силой отбирал пищу у того, кто был слабее. Из-за этого погибло огромное количество людей. Прошло много лет, прежде чем человек научился жить так, как мы живём сейчас.     

            - Моника, я кушать хочу, - раздался чей-то голосок из угла, где играли самые маленькие. 

            - И я! И я! И я! – закричали следом за ним другие малыши.

            - Тогда, ребята, начинаем кушать! – громко объявила Моника. – Достаём из сумочек еду, которую вам положили родители, и кушаем не спеша. Никто ни у кого ничего не отбирает.

            Она встала со своего «стула» и прошлась по комнате, чтобы видеть сразу всех ребят. Нет, всё хорошо: на сей раз все двадцать шесть её воспитанников принесли с собой еду и драк из-за пищи не возникло. Увидев  в руках у Сары зажаренную на огне небольшую тушку, Моника быстро отвела взгляд и подошла к окну. Она всё ещё никак не могла привыкнуть к тому, что люди начали употреблять в пищу крыс.

            За окном светило яркое солнце и по-прежнему хулиганил ветер, кружа в воздухе пыль и мелкий мусор. По пустынному участку улицы, видневшемуся из этого окна, шёл какой-то мужчина и толкал перед собой наполненную мешками тачку. Вот он обогнул остовы трёх сгоревших автомобилей, десятки лет валяющихся на перекрёстке, и вслед за тачкой исчез за углом.    

            - А я первый! А я первый! – раздался крик.

            Моника обернулась.

            - А я самый первый всё съел! – радостно сообщил ей малыш Джон. – Даже быстрее Чака.

            - Молодец! Только не нужно так громко кричать, Джон. Бери игрушки и продолжай играть. Нет, пусть лучше каждый из вас придумает весёлую сказку про свою любимую игрушку. Потом определим, у кого сказка окажется самой интересной.  – Моника вернулась к своим более взрослым воспитанникам и, убедившись, что все уже поели, сказала: - А мы с вами сейчас повторим счёт. Один, два, три, четыре, пять, шесть..   Элиз, продолжай.

            - Семь, восемь, девять, десять, одиннадцать, тринадцать…

            - После одиннадцати идёт двенадцать, - поправила ученицу Моника. – А потом уже тринадцать.

            Она взяла уголёк и стала на стене записывать числа.

            - … шестнадцать, семнадцать, девятнадцать… А Рой ушёл и до сих пор не пришёл.

            - Что? – Моника повернулась к ученикам.

            - А Рой ушёл, - повторно доложила Элиз. – Тихонько открыл дверь и ушёл. Когда ты, Моника, у окна стояла. 

Действительно, только сейчас она обнаружила, что Рой исчез.

            - Сара и Боб, следите за порядком, - скомандовала Моника. – Вы старшие. Я сейчас вернусь.  

            «Куда же мог деваться, этот несносный мальчишка, - встревожено думала она, спускаясь по лестнице к выходу из здания. - Вдруг он решил помочь Дику сразиться с бандитами? Взял, и убежал! Что мне теперь, по всему городу за ним бегать? Сегодня уж точно пожалуюсь на него. Пусть Дик задаст ему трёпку».  

            Быстро, насколько это ей позволяли рваные тапочки и возраст, Моника прошла мимо груды хлама и остановилась перед дверью. Засов был закрыт. Значит, Рой где-то в здании. Моника облегчённо вздохнула. Она уже стала подниматься по лестнице обратно, когда за её спиной послышался лёгкий стук. Моника вернулась и принялась обходить эту большущую кучу с обломками когда-то нужного дорогого оборудования. За кучей сидел непоседа Рой и рассматривал какой-то небольшой плоский прибор размером с обычную книжку. Мальчишка так увлёкся, что даже не увидел остановившуюся в метре от него Монику.

            - Ты что здесь делаешь?

              Рой поднял голову, а прибор быстро спрятал за спину.

            - Ты что здесь делаешь? – повторила вопрос она.

            - Ты ведь сказала, что здесь лежат кусочки от Машины Исполнения Желаний, - виновато пробормотал Рой. – Я хотел собрать эти кусочки и починить машину.

            Моника едва удержалась, чтобы не рассмеяться, но всё же смогла сохранить суровый вид.

            - Чтобы собрать такую машину, - она выдержала паузу и произнесла стандартную фразу, которую хотя бы раз в своей жизни слышал каждый школьник: - Нужно очень много учиться… А ты у меня спросил разрешения выйти из комнаты?

            Рой шмыгнул носом и промолчал.

            - Может быть, рассказать об этом твоему папе?

            Рой шмыгнул вторично и просительно сообщил:

            - Я больше не буду без спроса выходить.

            - Пойдём обратно в класс.

            Они поднялись на второй этаж и пошли по коридору.

- А ты папе точно  не скажешь?

            - Если больше не будешь самовольничать, не скажу.

            Заметно повеселевший Рой вытащил из-за спины руку:

            - Смотри, что я нашёл в той куче, Моника. Вот эта штуковина лежала между двумя железяками, я едва её оттуда выковырял. 

            Она взяла в руки «штуковину». Надо же! Столько лет прошло, столько раз в этом здании бывали мародёры, грабя и ломая оборудование, а он целый, только весь в пыли. Как же этот прибор с экраном называется? Нетбук… Айфон… Айпад... Да, кажется – айпад!  Ведь и у неё был точно такой.

            - А сзади на нём надпись есть, - продолжал говорить Рой.

            Она перевернула прибор и чуть не вскрикнула: на задней крышке айпада была наклеена пожелтевшая от времени бумажка с надписью «Моника Хоулд». Точно! Это её айпад! Президент компании тогда запретил использовать рабочее оборудование в личных целях, вот Ден специально купил и подарил ей этот айпад, даже наклеил на него именную бумажку. А нужен был ей айпад для того, чтобы общаться с отцом. У неё была своя жизнь, у отца – своя. После того, как он овдовел и, женившись во второй раз, переехал в Кейптаун, они виделись друг с другом только по «Скайпу». Писать письма отец не любил, но любил по видео поучать свою дочь, пускаясь, как ей казалось, в длинные и нудные наставления. Когда у неё не было свободного времени или желания разговаривать, она включала на «запись» айпад и, пообещав папе обязательно дослушать его потом, занималась своими делами. Правда, времени для этого она почти не находила и папа частенько говорил впустую.    

            - Эй, Моника, что с тобой? – спросил Рой, возвращая её из прошлого в действительность.

            - Ты знаешь, - произнесла она, волнуясь: - Это мой айпад… моя штуковина.  Отдай мне её, пожалуйста.

Мальчишка с сожалением посмотрел на прибор и уточнил:

            - А это точно не машина желаний?

            - Клянусь тебе.

            - Тогда забирай.

            Они вошли в класс. Положив айпад на подоконник, она продолжила урок со старшими детьми. Потом уделила внимание младшим. Перед уроком чтения все её двадцать шесть воспитанников сделали физкультурные упражнения, даже провели маленькие спортивные соревнования.

Солнце теряло свою яркость и начинало прятаться за крыши стоявших в западной части города зданий. Скоро уже родители должны были прийти за своими детьми. Ближе к вечеру ветер стих и она вывела ребят на улицу. Одного за другим их забирали закончившие свои сегодняшние дела папы и мамы. Последним пришёл за своим сыном Дик. Цел и невредим. Он улыбнулся Монике и сообщил:

- Это была вовсе не банда. Восемь семей пришли откуда-то с севера и попросились жить у нас в Сан-Хосе. Мы им разрешили поселиться в пустых домах нашего района. Между прочим, у них четверо малышей. Так что работы у тебя, Моника, прибавится.

Затем он обратился к сыну:

- А ты как себя сегодня вёл, проказник? Не шалил?

-  Не шалил, - ответила за Роя Моника. – Он у тебя просто золотой ребёнок.

- Пошли домой, золотой ребёнок, - сказал Дик и по-дружески хлопнул Роя по плечу. – У меня для тебя есть подарок… До завтра, Моника. Как и обещал, я утром принесу тебе еду, воду и сухую траву.

Она закрыла на засов здание, поднялась на второй этаж и зашла в опустевший класс. На подоконнике лежал её айпад, а на его боку маленьким светлячком горел индикатор. Неужели в нём солнечные батареи не утратили ещё работоспособность? Волнуясь, она долго не решалась, но потом всё-таки нажала на большую кнопку. Чудо! Экран засветился и на нём появилась заставка, которую она сразу вспомнила: садящееся за морской горизонт солнце и яхта с наполненными ветром парусами. На заставке появилось с десяток иконок-папок. На одной из них было написано «Отец». Она осторожно нажала на эту папку и, открыв её, наугад выбрала файл. Сердце едва не выскочило из груди, когда на экране появился красивый пятидесятилетний мужчина с густой шевелюрой и седыми висками - её отец. Он улыбался и смотрел на неё с экрана сквозь столько уже промелькнувших лет.         

- Да, конечно, иди работай, Моника, - произнёс отец. – Но я бы хотел тебе кое-что сказать. Надеюсь, у тебя всё-таки найдётся свободная минутка, чтобы выслушать меня… В прошлый раз мы говорили о твоей работе и ты сказала, что вы уже даже начали осуществлять такой проект, как «Машина Исполнения Желаний». По-моему, ты не шутила. Хотя в голове не укладывается, как такое может быть. Но, конечно, мне уже тяжело угнаться за прогрессом, новыми технологиями. Я даже не смогу представить себе возможности некоторых ваших изобретений. Моё поколение уже старовато для этого… Но всё-таки мне хочется сказать кое-что тебе и твоему другу Дену по поводу этого вашего проекта - «Машины Исполнения Желаний»…  Для этого позволь рассказать сначала сказочку. Помнишь, как в детстве перед сном ты любила слушать мои сказки… Так вот, на одной, очень похожей на нашу Землю планете, трое учёных тоже решили создать Машину Исполнения Желаний. Долго ли, коротко ли, они её создавали, но всё-таки создали. Причём их желания могли осуществляться мгновенно. Радость с гордыней обуяли учёных и затмили их разум. Они сразу же решили исполнить свои желания. Одному захотелось получить в своё  распоряжение огромный звездолёт для изучения Галактики, другой решил стать самым богатым человеком на планете, а третий – самым умным и знающим. Вот желание каждого из них и исполнилось.  На орбите планеты появился гигантский звездолёт, но на его создание ушёл весь металл и уже добытый людьми, и ещё бывший в месторождениях. Построить хотя бы маленький космический аппарат, для того чтобы добраться до этого звездолёта, теперь было не из чего. На счету второго оказались все деньги мира, но они тут же потеряли цену, потому что их больше ни у кого не осталось и экономики всех стран рухнули. А третьего учёного машина сделала самым умным и знающим, уничтожив при этом все накопленные цивилизацией знания. И что же получилось? На планете наступила новая эра, которую можно назвать временем Ж-О-П… Знаешь, почему я его так назвал в этой своей сказке? – отец рассмеялся: - Потому что Желание Осуществлённое всегда ведёт…

Изображение исчезло: энергии старых батарей хватило лишь на короткий срок работы айпада.

Моника продолжала стоять у окна, за которым уже начиналась ночь, очередная ночь новой эры человечества.

 

- Я знаю, отец, почему ты так назвал это время, - прошептала она. – Потому что Желание Осуществлённое всегда ведёт к Последствиям...

Дата публикации: 14 февраля 2018 в 10:20