52
277
Тип публикации: Публикация
Рубрика: миниатюра

Она не спеша выбирала лыжи. Вот «Salomon», французские, легкие. Она их не любила: слишком девочковые. Уж лучше немецкий «Fisher», с графитом. Или «Нововятские» - подарок советского посла. Когда посол с семьей был у них в гостях, ее муж впервые подрался. А наутро, похмелившись и помирившись, они горланили: «Гуд бай, Америка, о…».

   Ботинки. Тут есть разных размеров, ведь раньше у них часто бывали гости. И он всегда напивался. И все чаще распускал руки. Последний раз, когда на рюмку чая зашли Столтенберги, Йенсу прилетело в челюсть. Муж был пацифистом. Она тогда испугалась и за себя, ведь тайком от мужа, подрабатывала снайпером в горячих точках.

   Смазка, две палки. Когда-то эта двусмысленная фраза так возбуждала ее, что она, отдаваясь ему прямо в этом ангаре, с закрытыми глазами наблюдала полярное сияние.

   Крепления, на гвозде. Раньше на этом гвозде висела картина «Посейдон». Айвазовский точно передал спокойную красоту женщины, спрятавшейся за надежной спиной седобородого атлета. Вот только снег заменил морем. Когда пьяный муж впервые ударил ее, перестав быть надежным, она передала картину музею автора в Феодосии.

 - Разводись с ним, - советовала внучка, уезжая работать на «Ленфильм», - пропащий ведь колдырь, не работает, достал всех своим «О-хо-хо». Она не смогла. Даже когда он заложил в ломбард сани с оленями.

 

   Накладная борода, тулуп, мешок с подарками. Встречайте, детки. К вам едет Баба Мороз.

Дата публикации: 15 февраля 2018 в 21:57