6
133
Тип публикации: Критика

Я чувствовал её повсюду. Она оставила плёнку на моих глазах, ослепив меня, сделав слабее. Я чувствовал её в пропитанном напряжением воздухе, в мокром асфальте, ярко-красных бутонах крови на моей рубашке и на её чёрно-синем платье в цветочек. Я чувствовал ненависть даже в своей /её/ улыбке.

 Я сорвался, уничтожая прошлое, в котором была она. Я рвал книги, сжигал вещи, кричал в голос и глотал таблетки, пока сцены из воспоминаний, словно глумясь надо мной, застывали перед моими опухшими глазами. Я не мог отпустить её, следил за ней. это моё вечное наказание. По-другому не скажешь.

Её отвратительно-прекрасная улыбка каждый раз всплывает в моём больном мозгу, когда я пытаюсь быть счастливым. Но из-за неё я не могу. Я буду счастлив лишь тогда, когда она навсегда уйдёт из моей жизни. Я должен забыть о ней.

Мягкие сумерки, обочина дороги. В воздухе металлический запах крови и тяжёлый – ненависти. Кровь растекается по асфальту, капая на клочки земли. Нож в руке всё в той же крови, и ужас, навсегда застывший в глазах. Испуг, удивление, паника, чистый животный страх.

Я не мог мыслить трезво. Чёрт возьми, я свободен. Я свободен от её объятий, свободен от её мыслей, свободен от её лжи и её неудач. Я просто могу быть.

Наконец-то я смог посмотреть на мир глазами счастливого человека. Человека, в чьей жизни никогда не было, нет и не будет её. Я смог морально подняться на ноги и улыбнуться. Но улыбка моя пуста, как и душа. В ней не осталось каких-либо чувств и мыслей, кроме одной – я свободен. Я даже забыл о её привычке опускать глаза, когда она смеётся. Я смог отпустить её руку, хотя боялся сделать это очень давно. 

Хладный труп на несколько секунд завис в полёте, хотя мне казалось, что прошла вечность. Затем он громко пробил тонкий лёд воспоминаний. Я начинаю осознавать, что никогда больше не увижу её.

Не заметил, как оказался среди белых стен и кучи кабинетов, лабораторий и операционных. Врачи словно и не замечали меня, хотя смотрели прямо мне в лицо. Они сновали из одной двери в другую, но всегда возвращались в комнату, которая находилась рядом со мной.

У меня резко закружилась голова и поплыло зрение. Не понимаю, где я нахожусь. Все мысли словно превратились в огромный ковер одинаковых осенних листьев, покрытых грязью. Они мешались под ногами, путались, мялись и пачкались, не давали пройти дальше и понять хотя бы кто я. 

Чтобы развеять дымку непонятного, что туманила мне глаза, я резко встаю и с уверенностью открываю ту самую дверь. Голова начинает болеть ещё больше, а шум в ушах только усиливается. Я опускаюсь на колени прямо перед входом и поднимаю голову выше.

Аппарат показывает отсутствие пульса, вокруг бинты, измазанные бордовой кровью, непонятные люди в медицинских масках, которые разглядывают что-то на больничной койке. 

Я вглядываюсь, напрягая глаза как могу, чтобы среди всех трубок и бинтов увидеть что-то, что заставит меня закричать от ужаса. Там я вижу до безумия знакомое лицо. Моё /её/ лицо.

Дата публикации: 27 февраля 2018 в 09:28