0
92
Тип публикации: Публикация
Рубрика: рассказы

         Удивительно, как быстро идёт время! Вроде бы только вчера мы с Колькой учились в школе, и он, пытаясь увеличить свой маленький рост, под жарким солнышком обмазывал себя майонезом на крыше нашей многоэтажки. А с того дня миновало уже четверть века. Мы стали взрослыми, женились и завели детей: у меня – мальчик, у Кольки – девочка. В общем, мчит время!

         Я по-прежнему проживал в нашем родном городе и, после окончания института, работал журналистом в издательстве одной из центральных газет. А Колька, осуществляя свои детские мечты, «двинул» в науку. После досрочного окончания Бауманки и аспирантуры Кембриджа, он трудился в разных научных центрах Европы, а последние пять лет - Америки.

Естественно, мы с ним общались по скайпу. Но это бывало не очень часто: у каждого из нас были и свои насущные проблемы, и нехватка времени, свойственная темпу современной жизни. А разговоры часто происходили по стандартной схеме, характерной для вечно спешащих  людей: «Привет! Как дела? У меня тоже - нормально!.. Пока! До связи!»         

         И вот неделю назад, когда я на минутку отлучился на кухню, задребезжал звонком мой комп. Колька!

         - Привет, Серёга! Как дела? Ты сейчас сильно загружен? Я имею в виду… - последняя часть Колькиной фразы «уплыла» из эфира.  

         - Привет! Загружен ли я? Не очень! Давай поговорим! – ответил я, думая, что Колька решил поболтать со мной.  

         - Что?.. Звук немного глючит… А Татьяна твоя сейчас работает? 

         - Татьяна?.. Слушай, Доля! Тебе кто нужен, я или моя супруга?

         Физиономия Кольки расплылась в улыбке. Он рассмеялся тем своим обычным смехом, к которому я привык со школьной скамьи.

         - Серёга, я здесь! То есть, мы здесь  - я с женой и дочкой! В Сочи! Берите с Татьяной отпуск на недельку и прилетайте к нам.

         - Что!? Какое Сочи? Как прилетать? – залепетал я, ещё не совсем вникнув в смысл сказанной Колькой фразы.

         - Не тупи! Включай мозги! Посоветуйтесь с Татьяной  и прилетайте! Номер в гостинице я вам забронирую. Билеты на самолёт закажу. От вас только - желание! Всё, мы идём на пляж купаться. Через пару часов я тебе перезвоню, - Колька отключился.

         В первые минуты предложение Кольки показалось мне нереальным. Вот так вот с бухты-барахты…  и в Сочи! Но, включив по Колькиному совету мозги, я вскорости пришёл к противоположному выводу. Собственно, почему бы нам и не поехать? Татьяна может взять отпуск без проблем:  сейчас лето, а она как-никак учительница. А мне вообще отпуск теперь был не нужен: только вчера я имел довольно-таки неприятный разговор со своим шефом – главным редактором газеты. И всё из-за моей последней статьи, в которой я осветил одну из городских проблем так, как посчитал нужным.  Оказалось, моё мнение кардинально отличается от мнения главного спонсора газеты, за что мой редактор и отхватил по шапке. Ну, сам виноват! На то ты и редактор, чтобы «фильтровать» идущий в печать материал. В общем, в грубоватой форме шеф посоветовал мне идти на все четыре стороны, тем самым предоставив возможность самому решать, ехать на море или нет.

         Воспользоваться Колькиным предложением и отдохнуть за его счёт?.. Хотя в недалёком будущем у меня и намечались финансовые проблемы из-за конфликта на основном месте работы, я решил не пользоваться добротой друга. Всё-таки, какой-то капиталец и мне удалось нажить.

         - Артёмка, Танюха! – крикнул я, обращаясь к своим домочадцам. – А хорошо бы нам отдохнуть. Например, на Чёрном море! Кто «против»? Кто «за»?

«Противников» не оказалось.

***

         Начался наш беззаботный жизнерадостный морской отдых! Мы загорали, купались, развлекались на различных водных аттракционах, осматривали достопримечательности города и его окрестностей, прогуливались по Олимпийской деревне. Уделяя время своим семьям, мы с Колькой первые два дня всё никак не могли  поговорить друг с другом наедине. Но вечером третьего дня, когда жара и развлечения вымотали наших детей и жён до такой степени, что они отправились спать раньше обычного, мы взяли из холодильника по баночке пива и уселись в кресла на лоджии.

         - Красота! – сказал Колька, наблюдая, как красное солнце погружается в море за горизонтом.

         - Красота! – согласился я и перевёл взгляд с солнца на Кольку.

         А он посмотрел на меня. Мы пялились друг на друга и улыбались.

         - Ты совсем не изменился, - подвёл итог осмотру Колька и добавил: - Только седина появилась.

         - Ты тоже не изменился, - сказал я. – Те же торчащие в разные стороны уши-локаторы, те же  веснушки на щеках и на носу. Только вот залысина появилась спереди. От умственной работы, наверное?

         - Наверное, - Колька усмехнулся.

         Мы помолчали. Паузу нарушил я:

         - Доля, а ты сейчас у нас кто? Я имею в виду, гражданин какого государства?

         - Как и был - России.

         - Почему? Живёшь ведь в Америке. Не смог их гражданство получить?

         - Не захотел, хоть и предлагали. И я уже не живу, а жил в Америке. Теперь решил вернуться в Россию.

         - А чего так? Сейчас ведь все в Штаты рвутся, а ты из Штатов. Проблемы по работе?  

         - Никаких проблем! Есть предложения и от американских, и от европейских, и от российских институтов. Просто мир посмотрел, поднабрался кое-какого опыта и потянуло, так сказать, к родительскому очагу.

         - Ясно. Значит, как и мечтал, двигаешь вперёд науку? Успешно реализуешь пункты своего плана «дальнейшего развития нашей цивилизации»?

         Колька снова усмехнулся. Но его усмешка была какой-то грустноватой или, скорее, ностальгической.

         - Розовые очки уже с меня слетели, - ответил он. – На смену детским мечтаниям пришла реальность и приходится работать в несколько другом направлении.

         - В каком, если не секрет?

         - По аналогии с названием той моей таблицы, можно назвать это направление «Планом спасения нашей цивилизации».

         - Заинтриговал, - сказал я. – Объясни, пожалуйста, от чего нам нужно спасаться.

         - Ну, угроз хватает! О них материала полно в Интернете. Достаточно прочитать прогнозы Стивена Хокинга. Некоторые из них весьма пессимистичны.  

         - Но ведь вы же – учёные трудитесь над тем, чтобы человечество не исчезло.

         - Кое-что делается, - ответил Колька. – Например, всего через несколько лет произойдёт спуск на воду первого в истории человечества плавучего города на пятьдесят тысяч жителей.

         - Да, я читал об этом. Но причём здесь угроза? Просто некоторые люди, имеющие солидные деньги, хотят жить не на суше, а на искусственном острове.

         - На искусственном плавучем острове, - поправил меня Колька. – Плавучем! А знаешь, как этот город-остров будет называться?

         - Как?

- «Ноев ковчег».    

         - Дай-ка сообразить… Если решили назвать «Ноев ковчег», то возможно наступление на сушу воды. А это произойдёт из-за потепления, из-за таяния льдов на полюсах. Правильно? 

         - В принципе, правильно. Но потепление - это не самая страшная угроза. Ведь таяние льдов – это длительный процесс, который может длиться несколько веков. Думаю, за это время человечество найдёт способы своего спасения от потопа такого вида. А вот, если произойдёт не медленный потоп, а очень быстрый, тогда…  

         - Что значит, очень быстрый потоп?

         - Ты слышал об эффекте Джанибекова?

         Я порылся в памяти:

         - Джанибеков… Джанибеков… Это ведь космонавт. Он, кажется, проводил какие-то исследования в невесомости?

         - Он собирал прибор на космической станции, и у него из руки выскользнула гайка. Обычная гайка. Джанибеков стал за ней наблюдать. Вращаясь вокруг своего центра тяжести в одной плоскости, гайка медленно перемещалась в невесомости и через  строго определенные промежутки времени совершала переворот на 180 градусов вдоль оси своего вращения.

         - Ну и что?

         - Если это делает гайка – маленькое тело, то почему точно также не может сделать это и большое тело? Например, планета.

         - Ты хочешь сказать, что Земля может перевернуться?

         - Исходя из странного движения гайки – из эффекта Джанибекова, который наука пока не может объяснить, такая вероятность есть. Возможно, через какие-то равные промежутки времени: десятки или сотни тысячелетий, а, может и миллионы лет, Земля совершает такой кувырок. При этом Северный полюс перемещается на место Южного полюса, а Южный - на Северный.

         - И что произойдёт тогда, когда такое случится? – спросил я.

         - Тогда человечеству и всему живому на Земле будет, мягко говоря, не очень хорошо, - сказал Колька. – Мы смоделировали эту планетную катастрофу на компьютерном тренажёре. Вышло жутковато! Волны высотой километров в пять вдоль и поперёк начнут утюжить всю поверхность Земли. И только суток через сорок энергия волн ослабнет.

Я представил себе эту картину. Действительно, жуть! В горле сразу пересохло и мне пришлось увлажнить его большим глотком пива.

- Продолжай, Доля, - попросил я. – Очень интересно!

         - Не знал, что ты любишь ужастики, - Колька рассмеялся. – В принципе, рассказывать больше особо нечего. Пройдут сотни лет, прежде чем воды океанов постепенно стекут обратно в низины и освободят сушу. Ясное дело, ландшафт земной поверхности преобразится, да и сами очертания материков тоже.  

         - А жители плавучих городов спасутся?

         - Естественно, у жителей плавучих городов есть шансы выжить. Но если мчащаяся со скоростью самолёта волна направит город на торчащие из воды горы… Например, на Памир или Гималаи. То,.. сам понимаешь, что с этим городом произойдёт. 

         - А если всё-таки город не напорется на гору, то горожане спасутся и цивилизация не погибнет?

         - Цивилизация не погибнет, и потомки жителей города когда-нибудь перейдут жить на сушу. Они начнут добывать себе пропитание и, скорее всего,  постепенно, поколение за поколением деградируют. Люди разучатся читать, писать, считать. И цивилизация человечества снова начнётся с примитивного первобытного строя. А о ковчеге Ноя будут слагаться всевозможные сказания, которые через тысячелетия запишут в религиозных книгах.

         На стоящем перед нашими креслами журнальном столике задребезжал телефон. Колька взглянул на его экран.

         - Извини, Серёга, коллега из Калифорнии звонит, - сказал он мне и обратился к звонившему абоненту: - Привет, Игорёк! Рад тебя слышать… Да!.. Высылай мне расчёты по плазмотрону… Думаю,  месяца хватит… Найдём ошибку, не переживай… Ага…

         Я принялся рассматривать  яркую Луну, зависшую над морем, представлял город-остров, болтающийся на гигантских волнах и людей, выходящих на сушу, после отступления океана. Наконец Колька закончил разговор с калифорнийским Игорьком.

         - Послушай, Доля, - сказал я ему. – Это что же получается? Если Земля периодически совершает подобные перевороты, то жизнь на ней циклична? Человечество развивалось, развивалось, а потом – бац! Переворот! И всё началось заново?

         - Есть и такая гипотеза.

         - Но, если ранее происходили подобные циклы, то возможно, мы уже жили там… в тех периодах. И сидели вот так, как сейчас: в креслах на лоджии в Сочи, пили пиво и обсуждали этот самый эффект Джанибекова.

         - Эк, как тебя, Серёга, проняло! - Колька расхохотался: - Да не парься ты! Это всего лишь гипотеза на уровне фантастики. А таких гипотез-страшилок тысячи!

         - Нет, нет! Обожди! – не унимался я. – Ведь по телеку и в инете в самом деле проскальзывали сообщения о том, что в доисторических пластах осадочных пород находят вполне современные болты и даже части мобильных телефонов, а при раскопках древней китайской гробницы найдены часы-перстень швейцарского производства! Слушай, Доля…

         - Серёга, уймись, пожалуйста! – перебил меня Колька. – Пойдём спать! У нас ведь завтра с утра морская прогулка на катере. А о проблемах человечества поговорим как-нибудь в другой раз.

***

         Быстро промчалась неделя нашего отдыха в Сочи! Мы уже готовились к отъезду домой. За день до отлёта, когда мы с Колькой расположились на лоджии в креслах, на журнальном столике зазвонил телефон. На этот раз - мой!

         - Здравствуй, Сергей Геннадьевич!

         - Здравствуйте, Альфред Терентьевич! – поприветствовал я своего шефа-редактора.

         - Что это тебя не видно, не слышно? В редакцию не заходишь?

         - Выполняю ваши рекомендации, Альфред Терентьевич, пошёл на все четыре стороны.

         - Ага, - озадаченно произнёс шеф и после паузы поинтересовался: – Ну, и в какую сторону ты двинул?

         - На юг.

         - И всё ещё идёшь?

         - Уже перестал. Тормознул в Сочи.

         - В Сочи? – голос шефа стал раздражённым. – Значит, вино, шашлыки… и всё такое прочее?

Всё-таки дерзить шефу – это рискованное занятие. Главное, не перегибать палку! Я стал раздумывать над тем, чтобы такого ответить, и тут меня озарило:

- Что вы, Альфред Терентьевич! Какие вино с шашлыками и со всем таким прочим! Я здесь работаю!

- Как работаешь?

- Узнал, что в Сочи сейчас отдыхает известный учёный-американец русского происхождения Доля Коликов,.. то есть, Николай Доликов.

- Кто?

- Николай Доликов! Молодой очень перспективный учёный. Сейчас он очень в научных кругах котируется. Да и вы, наверное, слышали о нём! Физик-теоретик Доликов!

- Ах, Доликов! Конечно, слышал! – соврал шеф.

- Так вот, мне удалось с ним подружиться и я теперь ежедневно беседую с ним - беру интервью. Думаю, написать серию статей о перспективах развития человечества. Кстати, он сейчас рядом со мной…

- Кто – он?

- Ну, Доля… То есть, учёный этот - Николай Доликов. Чтобы вы не сомневались, могу дать ему трубку.    

         - Ненужно!.. Перспективы развития человечества, говоришь… Что ж, тема вроде бы интересная. Хорошо! Собирай материал… Так чтобы и фото были, и тексты такие, от которых у читателя дух бы захватывал. Работай, короче! Вернёшься в город, заходи. Я тебе командировку оформлю… Удачи!  

         Динамик у меня в телефоне сильный. Колька слушал весь этот разговор и тихонько похохатывал.

         - Вот так-то, дружище, - сказал я ему, выключая мобилу. – Теперь ты, Доля, просто обязан порадовать моего редактора и удивить читателей нашей газеты какими-нибудь научными сенсациями.   

         - Попробую! – смеясь, ответил Колька.

            ***

Наш самолёт улетал из Сочи сегодня вечером. Утром я и Колька встали пораньше - на рассвете. Пока наши жёны и дети спали, мы пошли на море. А вдоволь наплававшись, решили выпить в гостиничной кафешке кофе. Когда мы сели за столик летнего павильончика, я спросил:

- Ну что, Доля, приступим?

- К чему приступим?

- К сочетанию приятного и полезного: будем пить кофе и обговаривать материал для серии газетных статей о проблемах человечества, - ответил я. – Начнём выполнять задание моего шефа Альфреда Терентьевича. Я ведь теперь не на отдыхе, а в командировке.

- Ах, вот ты о чём! – Колька усмехнулся. – Давай!

- Для любителей ужастиков в одну из статей мы обязательно включим материал о возможных будущих катастрофах, - я достал из кармашка рубашки смартфон, открыл его блокнот и протянул Кольке: - Вот смотри, я здесь уже составил некоторый перечень.

Колька пригубил кофе и стал читать мои записи, бормоча их себе под нос:

- Так… эффект Джанибекова… ладно, пусть будет… увеличение солнечной активности и разрушение защитного озонового слоя Земли, согласен… извержение супервулкана Йеллоустоун в Америке, согласен… столкновение Земли с астероидом или крупным метеоритом, согласен… создание искусственного интеллекта или превращение компьютерных вирусов в самостоятельную форму жизни, которые смогут истребить человечество, согласен… мутации биологических вирусов, против которых человечество не сможет найти защиту, согласен… истребление человека человеком в результате войн, согласен… вторжение инопланетян, согласен… Слушай, Серёга, а зачем об этих катастрофах писать газетные статьи, если подобный материал можно и так найти в Интернете?

 - У нас в России ещё полным-полно народу, который знаком с Интернетом только понаслышке, - ответил я Кольке. – А узнаёт этот народ что-нибудь интересное и новое для себя только из телеящика или из газет. Так что, не будет ничего страшного, если известный физик-теоретик Николай Доликов в своём интервью корреспонденту известной всероссийской газеты кратко охарактеризует несколько возможных катастроф.

- Согласен, - в который уже раз произнёс это слово Колька. 

- А что в этот перечень ещё можно дописать?

- Ещё,.. – Колька на несколько секунд задумался. – Есть гипотеза о расширении Земли, которое в конечном итоге может привести к планетной катастрофе. Кстати, эта гипотеза способна объяснить дробление единого когда-то суперматерика на более мелкие, и постепенное удаление этих маленьких материков друг от друга. 

- Расширение Земли? Это что-то новенькое! Изложи, пожалуйста, суть гипотезы.

- Принято считать, что в центре Земли находится раскалённое ядро, состоящее из двух металлов: железа и никеля. Но советский учёный Владимир Ларин ещё в прошлом веке выдвинул гипотезу, что в состав ядра входит ещё и водород, образуя с металлами соединения, так называемые,  гидриды. Гидриды образовывались из-за большого давления и высокой температуры внутри Земли, когда она ещё из космической пыли превращалась в раскалённую планету. Эта химическая реакция…

- Доля, ну не грузи ты меня и моих будущих читателей химией, - взмолился я. – Излагай как-нибудь попроще.

- Постараюсь! В общем, существует парадокс: соединения металлов с водородом имеют гораздо меньший объём, чем сами эти металлы. Ну, молекулы гидридов располагаются очень близко друг к другу.  И эти соединения устойчивы только при высокой температуре. Но время идёт и внутренность Земли постепенно остывает. И что происходит при этом остывании?

- Что? – не стал я себя утруждать догадками.

- Водород начинает улетучиваться и без него металлическое ядро Земли помаленьку увеличивается в объёме. А если расширяется внутреннее ядро, что происходит с земной корой?

- Она начинает лопаться! - озарило меня. – И Земля может разлететься на куски. А когда?

- Ну, до этого ещё далеко, - улыбнулся Колька. – И маловероятно. Гораздо реальнее выглядит возможность катастрофы из-за деятельности человека.

- Ты имеешь в виду войну и экологию? Война у меня уже включена в перечень. 

- Я имею в виду не только войну, но и неразумные масштабные эксперименты. В частности, адронный коллайдер. Ты знаешь, что во время его последнего запуска небо над Швейцарией поменяло свой цвет и образовался вихрь, всасывающий в себя облака? Хотя это происшествие постарались не сильно афишировать.  

К моему стыду, об этом случае мне ничего не было известно.

- А что говорят учёные по этому поводу? – спросил я.

- Один из участников запуска - работник лаборатории физики высоких энергий признался, что целью эксперимента было слияние микрочастиц, ускоряющихся в коллайдере. Представь, что могло бы произойти, если бы коллайдер вовремя не выключили.

- Что?

- Вполне возможно, произошло бы не только слияние микрочастиц в ускорителе коллайдера, но и слияние всех частиц, составляющих нашу планету, а то и всю Солнечную систему. То есть, Земля бы превратилась в чёрную дыру.

- Кошмар! – совершенно искренне ужаснулся я.

- Согласен! – отозвался Колька. – Может быть ещё по кофейку?

- Согласен! – теперь сказал и я, а когда перед нами работница кафешки поставила чашки, продолжил начатую тему: - Значит, человеческая наука может не защитить, а угробить человечество?

- Вполне может! Это и есть одной из ключевых проблем, связанных с точкой сингулярности.

- Точка сингулярности… Это… что-то знакомое, - начал «рыться» я в памяти.

- Точка технологической сингулярности – это исторический момент, после которого произойдёт небывало резкий скачок развития нашей цивилизации, способный изменить и жизнь человека, и самого человека. И это изменение возможно как в лучшую сторону, так и в сторону глобальной катастрофы.

- Примеры положительной стороны сингулярности можно найти в той твоей школьной таблице? – догадался я.

- Совершенно верно.

- А примеры глобальной катастрофы? – спросил я и сам же ответил на свой вопрос: - Это применение ядерного, тектонического или какого-либо другого вида нового оружия. А ещё создание искусственного разума или вируса, способного уничтожить человечество. Или такие вот рискованные запуски коллайдера.

- Точно! – сказал Колька. - И это очень серьёзная проблема будущего. Ведь с прогрессом науки совершенствуется и оружие. Пройдёт совсем немного времени и мощную, но маленькую по размеру ядерную бомбу можно будет изготовить не в заводских, а в домашних условиях. И это притом, что мир всё больше и больше захлёстывает волна терактов.     

- Всё, Доля! Хватит ужасов, - предложил я. – Давай перескочим на другую тематику.

- На какую?

- Расскажи, чем ты занимался в Америке.

- Компания «Spacehabs», в которой я работал, проектировала крупные космические станции и космические города.

- Охренеть! – вырвалось у меня. – Ты серьёзно?  

Увидев такое моё удивление, Колька довольно рассмеялся:

- Вполне серьёзно.

- Расскажи!

- Да что рассказывать… Ну представь себе гигантский огурец длиной с километр и диаметром метров четыреста или полусферу почти такого же диаметра. И в этом огурце или полусфере смогут жить от трёх до десяти тысяч жителей. Кстати, такие космогорода в случае какой-то катастрофы на Земле важны для сохранения человечества… По крайней мере, его части.  

- А конкретно ты, чем занимался?

- Наша лаборатория занималась разработкой новых жизнеобеспечивающих систем для автономной жизни в космосе: энергоснабжением, водоснабжением, кислородоснабжением.

- Как же ты мог бросить такую интересную работу? – возмутился я.

- Бросил, потому что возникли некоторые обстоятельства. И самое главное обстоятельство - прекращено финансирование проекта. Космогород - это ведь разработка, нужная в  будущем, а сейчас от неё нет никакой выгоды. Вот и решили ребята из Белого дома и Пентагона заморозить многие космические программы. Предпочли вкладывать бабло  в военный бизнес. Ведь торговля оружием всегда была самым выгодным делом. Между прочим, многие учёные авторитеты утверждают, если бы деньги, потраченные за последние пятьдесят лет на военную промышленность, вкладывались в разработку космических программ, то человечество уже бороздило бы не только всю Солнечную систему, но и добралось бы до планет ближайших звёзд. 

С минуту мы молча смаковали кофе. Я мысленно прорабатывал всё услышанное от  Кольки и соображал, в каком виде лучше изложить этот материал в своих статьях.

- Интервью закончено? – прервал наше молчание Колька. – Смотри, уже народ потянулся на пляж. Скоро наши проснутся.

- Интервью не закончено, но уже подходит к финалу, - постарался обнадёжить я его. – Думаю, читателям газеты будет интересно, какими научными проблемами учёный Николай Доликов будет заниматься в России. Или это секрет?

Колька озадаченно почесал на носу веснушки:

- На этот вопрос у меня пока нет точного ответа. Могу только сказать, чем мне хотелось бы заниматься.

- И чем бы ты хотел заняться на благо человечества? – спросил я.

Колька усмехнулся и ответил:

- На благо человечества я хотел бы завершить исследования в области альтернативной энергетики и доказать целесообразность её широкого использования.

- Круто! – приободрил я Кольку. – Продолжай!

- Хочу доказать, что холодный ядерный синтез и эфир – это не гипотетические, а вполне реальные понятия. И что, используя их, человечество получит доступ к малозатратным и безграничным видам энергии, - Колька замолчал. 

- Ты всё сказал? – уточнил я.

- Вроде бы.

- Доля, представь, что перед тобой сидит не эрудированный журналист с офигенно большим айкью, а степенная пожилая домохозяйка. И вот этой домохозяйке объясни, пожалуйста, что такое холодный ядерный синтез и что такое эфир. Хотя бы в общих чертах.

- Ну, ты и задачки ставишь, - недовольно поморщился Колька. – Ладно, постараюсь… Что такое ядерный синтез? Это слияния мелких ядер атомов какого-либо вещества в более крупные атомы с образованием нового вещества. Такой синтез происходит внутри нашего Солнца: при слиянии двух атомов водорода в конечном итоге получается один атом нового вещества - гелия. При этом превращении высвобождается колоссальная энергия. Но почему происходит на Солнце этот самый синтез?

Я пожал плечами, дескать, кто ж его знает. И Колька сам ответил на свой вопрос:  

- Потому что на Солнце, особенно в его центре, сверхвысокая температура и очень большое давление. Поэтому данный синтез называется термоядерным. Мы можем создать его и искусственно: реакция термоядерного синтеза происходит при взрыве водородной бомбы. Но производство большого количества такой энергии экономически невыгодно, ведь для него требуются уж очень высокие температура и давление. Поэтому нам и нужно научиться производить не высокотемпературный, а холодный ядерный синтез. То есть, синтез ядер при комнатной температуре и обычном атмосферном давлении, что существенно снизит затраты. Вот, вкратце ,и всё… Ну не буду же я твоей пожилой домохозяйке всю технологию расписывать… Думаю, понятно в общих чертах?

- Если в самых-самых общих чертах,.. – согласился я. - А эфир?

- Что касается эфира, то к единому мнению о его существовании наука ещё не пришла. Но многие учёные уверены, что он существует. Даже создан новый раздел теоретической физики — эфиродинамика.  Сам Менделеев был уверен в существовании эфира и даже отводил для него место в своей таблице, - Колька замолчал, допивая остатки кофе.

- Так что это за штука такая  - эфир? – решил уточнить я.

- Это легчайший газ с очень малой плотностью. Сторонники существования эфира считают, что им заполнено всё межзвёздное пространство Вселенной. А энергоёмкость кубометра этого газа во много миллионов раз больше энергоёмкости кубометра обычного воздуха.

- Стоп! – воскликнул я. – Какой газ в космосе? Мы со школьной скамьи знаем, что космическое пространство – это пустота, вакуум.

- В школе мы изучали лишь азы классической физики. Но наука – это не догма. И в ней возможны и исключения, и ошибки, и даже намеренная подтасовка результатов экспериментов или фальсификация теории.

- Подтасовка и фальсификация в науке? Зачем? Ты прикалываешься, Доля?

- И он ещё себя считает эрудированным журналистом с офигенно большим айкью! – Колька даже всплеснул руками. – Пораскинь мозгами, Серёга! Представь, что ты бизнесмен-миллиардер, торгующий газом и нефтью. Ты монополист в области энергоресурсов! И вот тебе становится известно, что в каком-то городе N какой-то учёный открыл супервещество, которое очень дешёвое в производстве и сможет легко заменить собой все доселе существующие энергоресурсы. Что ты сделаешь?

- Ну, обрадуюсь, - тупо ответил я. – Ведь для человечества это будет…

- Какое человечество? – перебил меня Колька. – Заработавший миллиарды человек меньше всего думает о каком-то человечестве. Новое дешёвое супервещество – это капец для всей его энергетической монополии: для всех его нефтевышек, скважин, трубопроводов, нефтеперегонных заводов. Уяснил?

- Уяснил! - наконец «въехал» в тему я. – Ну да, миллиардер будет заинтересован, чтобы мир никогда не узнал о новом супервеществе.

- Поэтому многие перспективные проекты под тем или иным предлогом закрывают, а шибко умных учёных или подкупают, или… или устраняют, - Колька сказал это с улыбкой, но было понятно, что он не шутит.  

На столе рядом с пустыми чашками из-под кофе затренькал мой смартфон.

- Пап, ну где ты пропал? – обиженно вопросил Артёмка.

- Я здесь рядом с гостиницей сижу за столиком. Мы с дядей Долей… то есть, с дядей Колей кофе пили. А ты что делаешь?

- Я уже проснулся, умылся и даже покушал кашу. Целую тарелку! А теперь хочу на море.

- Так бери маму и выходи. Я вас внизу буду ждать.

В трубке было слышно, как Артёмка стал вести переговоры с Татьяной о походе на пляж. К их голосам добавился и голос Людмилы – жены Кольки.

- Пап, мы выйдем через десять минут, - сообщил мне Артёмка. – И тётя Люда с Алёнкой тоже. 

         После этого телефонного звонка наш разговор с Колькой несколько подувял. Мы продолжали сидеть за столиком, а мимо нас проплывал всё увеличивающийся ручеек идущих к морю пляжников и пляжниц.

- Итак, материал кое-какой мы заготовили, - изрёк я. – Напишу вступительную статью, дам тебе её на согласование, а затем отправлю в редакцию. И если Альфред Терентьевич благословит,.. - я замолчал, невольно провожая взглядом эффектную блондинку в чересчур открытом купальнике.

- Не отвлекайся, - Колька пощёлкал перед моим носом пальцами. – Ты здесь в командировке. Думай о работе: о своих статьях и о будущем человечества.

- Что?.. – постарался сосредоточиться я. – Ах, да! Человечество! Ты что-то хочешь ещё сказать о его будущем?

- О будущем?.. Хорошее будущее не очень-то возможно без хорошего настоящего.

- А чем тебе настоящее не нравится?       

Колька заложил руки за голову и, покачиваясь на стуле, сказал:

- Сегодняшний мир мне всё больше и больше напоминает котёл с закипающей водой. Котёл накрыт крышкой. Представляешь, что будет, когда вода закипит?

- Ну, горячий пар сорвёт крышку.

- Точно! А если крышка очень тяжёлая, то и сам котёл может разлететься на куски.

- Ты что, на третью мировую намекаешь? – догадался я.

- И на войну, и на экологию – Гольфстрим ведь угробили, он почти уже на издыхании. И ни для кого сейчас не секрет, что с каждым годом климат изменяется. Да и сам человек меняется, причём далеко не в лучшую сторону. Вот и получается, что вполне возможно, скоро с нашего котла сорвёт крышку.     

- Доля, что-то у тебя настроение испортилось. Или ты с самого утра не с той ноги встал? Нужно быть оптимистом.

- Не получается быть оптимистом, потому что я реалист! И если уж мы снова заговорили о будущем человечества, то выскажу тебе лично своё мнение: я думаю, оно встало не на те рельсы.

- Кто, оно?

- Человечество.

- Доля, ты меня пугаешь. Объясни!

- Человечество пошло не по тому пути развития… или какая-то неведомая сила ловко завела человечество в тот тупик, в котором мы сейчас оказались.

- Ё-моё! Что ты этим хочешь сказать?

- Что несколько веков назад человечество тормознуло в своём  духовном развитии или… или это его развитие сознательно притормозили и даже остановили.

- А как же современная наука – двигатель прогресса?

- Современная наука удовлетворяет только потребности человеческого тела и помогает нынешним массмедиа постепенно превращать большинство людей в легко программирующихся биороботов. А если человек имеет своё личное мнение, то он может стать изгоем.   Ты знаешь, что делала в средние века инквизиция? 

- Ну, еретиков сжигала.

- Это так утверждает классическая история. Но есть данные, что инквизиция уничтожала не только еретиков, но и целенаправленно истребляла людей, обладающих знаниями.

- Какими знаниями?

- Которые мы сегодня называем сверхъестественными.

- Доля, ты же учёный, а не фантаст.

- Все учёные прежде всего фантасты, - возразил Колька. – Ведь чтобы что-то изобрести, над этим чем-то нужно думать, а значит, и фантазировать. Например, можно размышлять о сверхъестественных человеческих возможностях… Ты как относишься к легенде о Китеж-граде?

- Ну, как отношусь… Легенда, как легенда. Красивая, конечно! Татары напали, город окружили, а город взял и утонул. Так?

- Конечно, не так! – Колька поморщился: -  Напали… окружили… утонул... А где основной смысл? Где изюминка? Ведь суть легенды в том, что в наивысший момент опасности горожане Китежа взялись не за обычное оружие – за копья и мечи, а применили оружие духовное. Они сотворили коллективную молитву, которая и спасла их город, перенесла его в другой незнакомый пока ещё нам мир. Представляешь, какая святость! Какая сила духа у людей была, какая энергетика! Куда там всем японским ниндзям и индийским йогам! И если предположить, что люди прошлого действительно обладали сверхъестественными возможностями и увязать это с дьявольскими кострами инквизиции, то…

 - Пап, а вот и мы! – ко мне на колени плюхнулся Артёмка.

- Папуля, мы пришли! – на колени Кольки уселась его Алёнка.

Артёмка посмотрел на наши пустые кофейные чашки и сообщил:

- Пап, хочу мороженое!

- Ты же кашу только что кушал, - напомнил я ему.

- Мороженое, - Артёмка приготовился захныкать.

- Сначала - море, а потом – мороженое, - нашёл компромисс Колька. – Идёт?

- Идёт! – дети мигом освободили наши колени.

Мы с Колькой пошли к морю вслед за нашими детьми и жёнами.          

- По семейным причинам интервью прервано, - сказал я. – Но его продолжение следует.

Колька рассмеялся.

 

 

Дата публикации: 11 марта 2018 в 13:59