0
118
Тип публикации: Совет

В восемь утра отличная слышимость в любой панельной пятиэтажке. Из соседней квартиры, сквозь стены и мебель, пробился взвинченный женский голос. В ответ что-то забубнил мужчина. Заплакал ребёнок. На минуту все затихло, потом на лестничной площадке хлопнула дверь. Хлопок гулко ударил волной по соседним дверям, ещё больше привлекая внимания к скандалу. 
- Ну и иди отсюда! – послышался женский голос. Следом снова  надрывный детский плач.
"Вот же дрянь! Очередного хахаля выгоняет" - со злостью  подумала одинокая пенсионерка баба Вера, припадая к дверному глазку:  «Вот ведь неугомонная». На лестничной площадке начинался очередной скандал, который она наблюдала раза два в месяц, начиная с того времени, как её новая соседка въехала в квартиру, оставшуюся после её подруги Машки. Машка померла, квартиру оставила внуку Алексею, а тот стал её сдавать. Теперь вот этой вот девахе, третий месяц, как сдаёт. Сперва соседи думали приличная мать, с ребёнком. Однако чем дольше они жили с ней в одном доме, тем больше задумывались, что прошлые жильцы Алексея - пара семейная, хоть и пьющая, но тихая, были гораздо лучше этой истерички. «И что съехали то, чем не жилось» - подумала она, как-то подзабыв, как сама бегала к участковому жаловаться на тихую семейную пару, за то, что они шастали с бутылками по дому каждый
 день. Хоть и тихо, а вдруг пьяные уснули бы в кровати с сигаретой, а там недалеко до пожара. «Теперь на эту лахудру надо идти к Василию, заявление писать» - мысли бабки не мешали ей слушать разгорающийся скандал и смотреть в глазок на лестничную клетку.                                       
Из квартиры напротив вышел мужчина лет сорока, в новенькой, однако дешёвой рыночной куртке, с лицом начавшего спиваться интеллигента.                                                            
 - Светлана, позвольте Вам пояснить мою мысль, которую Вы сейчас неверно поняли! Я люблю детей, они очень милые, когда, гммм… сидят у себя в гамаке и лепечут, ну или спят. В данный же момент, именно тогда, когда у меня творческий кризис, Ваш сын, он как бы не хочет ни спать, ни лепетать в своей кроватке. Он, простите меня, у Вас орёт! Его крик мешает мне сосредоточиться. При всем моем весьма любезном к Вам отношении, я не могу творить в такой обстановке, моя муза не переносит детского плача.
- Вали давай писатель недоделанный, и макулатуру свою забери. В спину мужчине полетела пара книг.
- Дремучая вы женщина Светлана, за эти стихи мне сам Витольд Анатольевич руку пожал.
Мужчина ступил в спасительное для него нутро лифта, предварительно бережно подобрав книги.  Дверь соседской квартиры хлопнула, ставя точку в бушевавшем скандале. Даже плач ребёнка стих.
Открылась дверь шумной квартиры ещё раз, уже после обеда. На площадку сперва выкатилась детская коляска, следом была выкинута большая спортивная сумка, последней из дверного проёма появилась девушка лет двадцати с бутылкой самого дешёвого пива в руках. "Как же мне все-все надоело!" - выразилась она в сердцах и покатила коляску к лифту. В коляске заплакал ребёнок. 
- На, не ори! - девушка щедро плеснула пива в бутылочку с кашей, закрутила крышку с соской и дала ребёнку, - Жри мелкий гад. 
В том, что этим утром от неё ушёл очередной перспективный для совместного житья мужчина, она винила сына. Как ни крути, он ей мешал. 
- Опять из-за тебя мужик сбежал! Понимаешь, из-за тебя! Лучше бы я тебя не рожала. Ты орёшь и орёшь, всех женихов распугал. Вдвоём с тобой, у меня шансов вообще нет.
Звонок в дверь застал за просмотром очередного женского сериала. Виктории Николаевне Громовой было 36 лет, и сегодня у неё был первый день отпуска. Двенадцатилетняя дочь и восьмилетний сын были в школе. Ничего не мешало женщине насладиться любимым сериалом и печеньем. 
- Кого это там принесло? - подумала она. Встала, подошла к двери, посмотрела в глазок. Перед дверью стояла девушка примерно лет двадцати, со спортивной сумкой в руках.  Виктория узнала в ней жиличку из соседнего подъезда с которой она встречалась на детской площадке, та гуляла с ребёнком примерно четырёх месяцев от роду.
“Вещи, что ли будет продавать”, -  подумала она и нехотя открыла дверь. 
- Добрый день! - женщина первой поприветствовала гостью. 
- Привет! – фамильярно прощебетала незваная гостья и до Вики донеслись ароматы перегара. 
-  Покупать ничего не буду - сразу предупредила Вика. 
- А я ничё и не продаю. Я тебе, наоборот, заработать предлагаю.
- Мне? Как?
-Ребёнка моего понянчи, месяцок. Мешает он мне, а я уехать хочу, на заработки.
- Кого? - переспросила Вика. 
-Да сынулю моего, достал он меня, никакой личной жизни. - Света покачнулась и неприятно резко рассмеялась: -  Да ты не ссы! Не просто ж так. Я потом, это, денег тебе дам, за няньство. Да не надолго, на месяцок. Ты же безмужняя, тебе деньги не помешают. Да не обману, я же порядочная женщина. – Она ещё раз рассмеялась увидев, какие круглые становятся глаза у её соседки. «Эта мамаша сейчас мне откажет» - верно истолковала она всплеск руками Виктории и торопливо рванула вниз по ступенькам. 
- Короче! Я его в коляске во дворе оставила, нужен будет, заберёшь, ты баба хорошая, детей любишь. И это, того… адьёс, короче.
- Светка, ты что! Вернись! Зачем он мне?  Мне такая подработка не нужна! – Вика рванула было за соседкой, но не смогла с перепугу сразу всунуть ноги в тапочки.                                                                 - Вернись!!! Как я, по твоему, без мужа, должна ещё чужого ребёнка кормить?!                                                                   
Муж Виктории погиб в ДТП - пьяный водитель сбил его на пешеходном переходе три года назад. Женщина уже досыта хлебнула одиночества и бытовых трудностей. Мысли о муже, как всегда принесли поток воспоминаний.
Познакомилась Виктория с будущим мужем вполне обычно, на свадьбе двоюродной сестры. 
В банкетном зале закончился очередной свадебный конкурс. «А теперь танец жениха и невесты!» - Объявил тамада: «Присоединяйтесь, гости дорогие. Мужчины, не стесняемся, приглашаем дам потанцевать» 
К Виктории подошёл молодой человек, который сидел напротив неё за столом. По - старинному щёлкнул каблуками, кивнул головой. 
- Мадам, разрешите вас пригласить. 
Через год они поженились. С тех пор прошло пятнадцать лет. Двенадцать лет семейной счастливой жизни и три года воспоминаний о ней.
Через год они поженились. С тех пор прошло пятнадцать лет. Двенадцать лет семейной счастливой жизни и три года воспоминаний о ней.
Мысли о муже перешли в мысли о чужом ребёнке. 
- Почему я? Я же с ней практически не знакома. Даже фамилии её не знаю, виделись в подъезде пару раз...
Знать о том, что происходило часом ранее, в квартире Светки, она не могла. 
- Ты слышь, матрёшка, я сегодня уезжаю, хочу тебя с собой взять. У меня там связи, меня все знают, шуры-муры навожу, ловэшка крутится. Бушь у меня как королевна жить. Клиенты - только миллионеры. Через месяц на машинёшку заработаешь. Шубу себе купишь. Ты же не просто девочкой по вызову будешь, а суперэлит, так сказать, высший класс. Должна соответствовать. И должна понимать, что я тебе предлагаю!

О прелестях будущей красивой жизни, Светке рассказывал мужчина, примерно 32 лет, по хозяйски сидящий в единственном на всю квартиру кресле.  Звали его Дмитрий. С Дмитрием,  Светка познакомилась неделю назад. Ну как познакомились, он приехал по делам в их город, и в один из вечеров заказал себе «массажистку индивидуалку» , найдя объявление в местной газете.
- А где я жить буду? - спросила девушка. 
- У меня дом под Ростовом, в Батайске, – ответил мужчина. Мебель мягкая, все дела, ковры новые. В натуре не дом, а замок. Там пока поживёшь, через годик квартиру купишь, денюшка ведь,  рекой потечёт. Но за дом будешь мне платить, не дорого, договоримся, мы же друзья! Паспорт свой мне давай, я билет тебе куплю, потом тебе временную регистрацию сделаю, потом постоянную. А пока без паспорта походишь. 
Через пару месяцев станешь королевой. Ночные клубы, выставки, вернисажи, загородные виллы миллионеров, только работай. Через годик мужика себе подцепишь, с деньгами, да и забудешь меня. Замуж выскочишь, помашешь мне ручкой. 
- Я ж чо, я правильный пацан, отпущу, конечно, и забуду о тебе. 
- А ребёнку няню найдёшь? - выпив очередную рюмку, спросила Светка. 
- Ну ты чё, матрёшка, ты че! Так бизнеса не получится. Эта, оставь его кому-то, на месяцок, потом заберёшь. 
- У меня здесь никого нет! – сквозь пьяные слёзы сказала Светка. 
- Ну раз нет, прощай красивая жизнь. Не видать тебе, Светка, шубы с машинёшкой и мужа миллионера. Держи паспорт, я ещё рюмаху выпью и пойду, у меня поезд скоро. 
От выпитого лицо Светки горело, она подошла к окну и лбом прислонилась к холодному стеклу. 
- Покупай билеты, я поеду с тобой. – сказала она.
По двору шла Виктория, с пакетами из местного супермаркета, в которых угадывались очертания продуктов. Женщина прятала лицо от снега под большим капюшоном. Она и не знала, что сейчас, кто-то решает свою судьбу переплести с её. До рокового момента оставалось меньше часа.

    Вика вынырнула из мыслей и подошла к окну во двор. Бежать за соседкой она уже не успевала. Перед подъездом стояла коляска, засыпаемая снегом, который шёл с самого утра. Женщина перевела взгляд на градусник - было минус 12. Она ещё раз посмотрела из окна на коляску. В её голове не помещалась сама реальность факта, что можно бросить своего ребёнка, свою кровинушку, часть себя. Для неё, такой поступок казался чем-то чудовищным, сродни убийству. К коляске подошла стая бродячих собак, самая большая стала обнюхивать колёса. Во дворе не было ни одного человека. А если Светка сказала правду? И в коляске её ребёнок? Собаки не уходили. Две стали драться у коляски. Коляска зашаталась. Вика открыла окно и хотела криком отогнать собак. Но голос от волнения её подвёл, крик был больше похож на стон умирающего от жажды.
Перед глазами женщины пронеслась череда телевизионных репортажей о детях, покусанных собаками. 
“Сейчас они её опрокинут и сожрут ребёночка!” - от этой мысли сердце сначала кольнуло, а потом застучало с такой силой, что казалось сломает рёбра и влетит в горло. Вика, в тапочках и халате, выскочила из квартиры и, не дожидаясь лифта, понеслась вниз  перепрыгивая через ступеньки, от того спотыкаясь и все время теряя тапочки. 
“Сожрут! Сожрут!” Казалось, что она слышит крик ребёнка. “Быстрее, не успею” - билась в голове мысль. Она так и выскочила из подъезда, босоногая, прижимая тапочки к груди, готовая увидеть самое страшное. Коляска так же стояла у подъезда, стая бродячих собак ушла к соседнему дому. В коляске лежал ребёнок. Он спал. Виктория, вздохнула, казалось, что она не дышала с того момента, как выбежала из квартиры. Изо рта вырвалось облачко пара. Вика посмотрела на свои босые ноги, одела тапочки и одёрнула домашний халат. От холода возиться с коляской желания не было. Женщина вытащила верхнюю часть коляски с ребёнком, как переноску, отстегнула колясочную сумку и забежала в подъезд. Повезло - лифт стоял на первом этаже. Зайдя в квартиру, достала тёплое одеяло и укрылась им вместе с ребёнком. От мороза кожа горела. Ребёнок спал.
Через десять минут женщина отогрелась, а ребёнку должно было стать даже жарко, одет малыш был по зимнему. 
“Надо его раздеть,” - подумала женщина и аккуратно, стараясь не разбудить, малыша, потянула за молнию на комбинезоне. Он продолжал крепко спать. Из комбинезона, выпала криво оторванная половинка тетрадного листа. На нём, печатными буквами было написано: «БОГДАН»
«Вот и познакомились», - подумала Вика. Под одеждой оказался мальчик, примерно четырёх месяцев. «Ну, привет, Богдан»,  – улыбнулась женщина и поморщилась. От пелёнки пахло пивом. «Она что, ребёнка пивом облила? Мамаша криворукая! Такой миленький”,  - Вика умилилась и наклонилась, чтобы поцеловать ребёнка в щёчку. От мальчика пахло перегаром. "Вот же мамаша тупая"- не удержалась она и выругалась в пустоту, хоть и была женщиной очень интеллигентной. «Напоить ребёнка пивом, что бы не кричал», - слезы потекли по щекам.
   Женщина сидела в кресле, на её кровати спал ребёнок. «Что же, что же мне с ним делать?», - думала она - «У меня самой двое маленьких детей. Почему Светка пришла именно ко мне?» 
“Что, что с ним делать? Думай Вика, думай.” – монотонно звучал голос в голове.
От мысли, что этого карапуза придётся сдать в детский дом, становилось не по себе. Ребёнка было жалко до слёз.
- Хорошо, поживёт дня три-четыре у меня, а там и мамаша дурная вернётся. От принятого решения стало легче.
 Услышав, как открылась входная дверь, она встала и вышла в коридор, пришли дети из школы. 
- Пришли, мои герои! - поприветствовала она детей. 
- Как дела в школе?
- Привет, мамочка! Всё хорошо. Я так рад, что у тебя выходной, – прильнул к ней сын. Дочь приобняла её с другой стороны.
- Хорошие мои, идите, мойте руки и раздевайтесь, не забудьте, что школьную форму надо повесить на плечики, а не раскидывать по детской. 
Дети почти синхронно разделись, побросали портфели на пол и сперва побежали в ванную, толкая, и подразнивая друг друга. Возле двери в спальню матери, оба замерли удивлено и отпрянули назад.
- Мама, кто это? - шёпотом спросил сын.
- Это Сереженька, мальчик. Богдан. 
- Мамочка, а что он у нас делает? 
- Он у нас в гостях.
-  Откуда он взялся, - спросил мальчик. 
- Это сын тёти Светы, которая живёт во втором подъезде. Ты, наверняка, видел ее во дворе с коляской.
- Мамочка, можно я с ним поиграю? Пока его не забрали.
-  Конечно можно, но только после того, как он проснётся.
- Эта та коляска, которая стоит сейчас у нашего подъезда? – спросила изумлено дочь.
- Точно, коляска же ещё. – Вика тяжело вздохнула, - мне надо сходить в магазин за продуктами. Последите пока за ребёнком, смотрите, чтобы он не упал с кровати.  
- Хорошо мам, только не задерживайся.  
Виктория оделась и пошла в магазин за памперсами и детским питанием. Возвращаясь домой, закатила коляску в подъезд. Малыш проснулся примерно через час, но не плакал. С удовольствием играл с детьми, кряхтел и жизнерадостно улыбался.
“Какой солнечный карапуз”, -  глядя на малыша, думала Виктория. “Был бы жив муж, мы бы его усыновили.”
Второй день отпуска начался с крика Сергея.
- Мама, мама, от ребёночка какашками пахнет! Он, наверное, укакался. 
Виктория спросонья не могла понять, какой ребёнок, почему укакался, и откуда он вообще взялся, этот ребёнок. 
- Какой ещё ребёнок? 
- Как какой! - Ответила дочь. - Тот, которого тебе вчера принесли. А он у нас, почему-то ночевать остался. Где его мама? 
- Дети, его мама скоро его заберёт. Сейчас я встану и переодену его. Вы, кстати, тоже так пахли, ничего выросли. Живо собирайтесь в школу.
- Да уж, повезло, так повезло, – подумала она, неся сонного малыша в ванную. Малыш не капризничал, не плакал, а просто доверчиво сопел ей в руку. От этого щемило в груди и невольно наворачивались слезы.
Переодев и покормив кроху, она наскоро позавтракала сама и вышла с малышом на прогулку. На детской площадке во дворе, встретила знакомых из соседнего дома. 
-  Привет Вика! - поздоровались они. - Ты родила третьего малыша? 
 - Ой, нет, знакомая попросила посидеть пару дней, пока я в отпуске. Светка из второго подъезда.
- Точно, это ее коляска! - Сказала одна из женщин и заглянула в коляску. - Ребёночек тоже её! Вика, что происходит?
Пришлось Вике рассказать всё, что вчера произошло.
- Ну и дура же ты Вика! Вывод женщин был единогласным: - В детдом его сдай.
- Ну я же не могу его бросить, - защищала себя и ребёнка Виктория: - Он у неё, наверное, и не кушал нормально. Поживёт у меня четыре пять дней, мамаша вернётся. Я надеюсь, протрезвеет, поймёт что сделала, и вернётся. Не может же она и правда на месяц уехать, оставив ребёнка практически чужому человеку? А ребёночек,  смотрите, какой - улыбается, кушает хорошо, не капризный, золото а не мальчик! 
- Ну, ну, жди ветра в поле. - сказала одна из молодых мам, стоящая с дорогущей коляской "Porsche": - Не вернётся твоя Светка. Живёт сейчас в своё удовольствие. Ребёночка то, в хорошие руки пристроила, что ей переживать.  
 Виктория попрощалась с собеседницами и покатила коляску вокруг детской площадки. Путь ее пролегал мимо бабушек, сидящих на "своей" лавочке с утра до вечера. 
- Здравствуйте! - поздоровалась она. 
- Здравствуй, Викуся! - Ответили вразнобой старушки. 
- А что это за ребятёнок у тебя? Коляска больно знакомая. Никак, Светки из моего подъезда? - спросила одна из бабушек, баба Вера. 
- Да, её. Вот, попросила посидеть четыре-пять дней. 
- Понятно, - ответила баба Вера: - А денег то, дала на памперсы ребятёнку? 
- Нет, обещала потом отдать, – ответила Виктория.
- Вот ребятёнку праздник, в нормальной семье поживёт. – Сказала одна из бабушек.
- Ну, едь, едь, гуляйте. Ребёнку воздух нужен. 
Бабушки заулыбались и дружно закивали головами.
«Ну хоть кто-то, не называет дурой, и ребёнка им жалко», - подумала Виктория. 
Когда женщина с коляской отъехала от лавочки, баба Вера шёпотом сказала подругам: "Ну и дура же эта Вика, у самой дочка в старой куртке ходит, а она ещё одного взяла". 
- Да, да! - закивали головой товарки, - Дура - дурой.
Прошло три недели, с тех пор, как мальчик поселился в новой семье. Улыбчивый, лучезарный ребёнок. Младший сын Виктории называл его братик. 
К Виктории подошла дочка: - Мама, мы всем классом на зимних каникулах в турпоездку собираемся, надо деньги сдать... 
- Доченька, ты извини, но деньги кончились. Я все на Богданчика потратила, у него же ни чего не было, пришлось всё покупать. 
Видно было, что дочь расстроилась. 
- Мама, а как мы дальше жить будем?
- Дочка, я что ни будь придумаю.
В голосе женщины, уверенности в своих словах, не было.
          

Родители Виктории были давно на пенсии, и финансово поддержать дочь не могли. Нет, они конечно помогали, мама Виктории без подарков к внукам ни когда не приезжала. Всегда оставляла внукам по 200-300 рублей каждому на конфеты. Но, под Новый Год денег не было и у них. На следующий день, Виктория заняла денег у соседки, ровно десять тысяч рублей, две бумажки по пять тысяч. Всего две бумажки, за которые придётся отдать весь аванс, и опять остаться без денег. Снова придётся перезанять до зарплаты. От мамы Богдана, никаких вестей не было. Что дальше делать, она не знала. Был бы жив муж, всё было бы по другому.

Всю ночь женщина не спала, искала выход из создавшейся ситуации. Задремала под самое утро. Из полудрёмы сна вырвал будильник, надо детей в школу собирать, подумала она. Встала, разбудила детей. 
- Мамочка, ты заболела? - спросила её дочь.
- Да нет, - ответила она и зашла в ванную комнату. Из зеркала на стене, на неё смотрела, постаревшая за ночь на пару лет, женщина с заплаканными глазами. 
Накормила детей завтраком и отправила в школу.

Подошла к сладко спящему Богдану, во сне ребёнок улыбался своим детским снам. Наклонилась, поцеловала его в лобик -  «Надеюсь, ты будешь счастлив». Достала из кармана халата телефон. 
- Алло, милиция? Мне ребёнка подкинули. Пишите адрес. 
Закончила разговор, села на кровать к малышу. 
- Прости меня малыш! Слёзы горячими дорожками катились по щекам.

Дата публикации: 11 марта 2018 в 21:32