0
74
Тип публикации: Публикация

            – Скажите, Фай, вас ничего не насторожило?

            – Знаете, – заткнув одно ухо берушами и поигрывая шприцом с надписью «Адреналин», ответил миловидный молодой человек, – насторожило.

            – Что? – поощрительно спросила девушка в кольчужной стальной маске.

            – Оловянная кружка, прикованная к зеленому жестяному бачку, который стоит у вас при входе возле большого напольного зеркала.

            – Вообще-то это был не бачок, а наш робот-бармен.

            – Робот? Однако, – Фай задумчиво почесал щеку жалом шприца и сделал пару танцевальных па, будто слышал недоступную прочим музыку. – Почему же кружка прикована?

            – Воруют, – усмехнулся сидящий рядом с женщиной мужчина с синим бейджем «Криспиан».

            – Хорошо, вы нам подходите, – женщина зазвенела маской и заволновалась грудью, обтянутой футболкой с надписью «Лучшая воительница королевства». – Меня зовут Фабиолла, это Криспиан, – а вот он, – указала веером на стоящего возле подоконника худощавого мужчину в майке с черным ящером, – Мартин.

            – Чернокнижник, – хмыкнул Криспиан.

            – Почему чернокнижник? – спросил Фай.

            – Он книги в черных обложках по квартирам разносит.

            – Библии?

            – Нет, труды Мартина Лютера Кинга, – ехидненько рассмеялся Криспиан.

            – А как зовут робота? – Фай спрятал шприц во внутренний карман.

            – По-разному, по техпаспорту 2765, но мы называем его Железным дровосеком и Война за ресурсы.

            – Почему? – Фай достал из уха и начал задумчиво жевать беруши.

            – Потому, что эта жестяная дурилка повадилась жрать туалетную бумагу!

            – Ничего себе!

            – А почему Фай? – уточнила девушка. – Да еще и Метов?

            – Родители были фанатами Кая Метова.

            – Кто это такой? – спросил Криспиан.

            – Певец такой был, но это не важно.

            – Лучше бы они Егора Летова слушали, – подмигнул Чернокнижник.

            – Да ты не дрейфь, Файка, – Криспиан покровительственно похлопал новичка по плечу, – пошли лучше покурим.

            – А в офисе нельзя?

            – Нет, а то сигнализация так запищит, будто костяной дом рушится. Пошли лучше во дворик.

            Они вышли из приёмной и в заднюю дверь прошли в маленький заплеванный дворик, где почему-то пахло кислым вином и конским навозом.

            – Куришь? – Криспиан прикурил вонючую сигару от зажигалки с черным пламенем.

            – Да нет, не курю.

            – Напрасно, – он понизил голос, – попробуй. От этих сигар начинаешь в зеркале королевства видеть.

            – В любом?

            – Нет, только в нашем, но все равно прикольно, – он совал Фаю портсигар. – Курни, может, повезет и принцессу увидишь. Курни, – уговаривал он, – потом будет стоять как огромный сильный огнедышащий ящер…

            – Кстати, как тут у вас с принцессами? – Фай выплюнул беруши и взял предложенную сигарку.

            – На Фабиоллу не советую западать, – доверительно выдохнул дым Криспиан, – феминистка и бывшая футболистка. Но если станет совсем невтерпеж, – он подмигнул, – можешь подержать меня за гениталии.

            – Чего?!! – драконом вызверился Фай.

            – Прикуривай, говорю.

            – А-а, – он прикурил, – а то мне показалось…

            – Бывает… Это у меня аллегории такие, привыкай, – он откинул голову, заложил левую руку за обшлаг пиджака и продекламировал:

            «Что дерево сухое, протягивая руки,

            Стою я на краю у пропасти своей.

            Живя один, с тобой в разлуке,

            Как камень, брошенный среди людей».

            – Сам сочинил?

            – Нет, – он снова выдохнул дым, – кореш мой один. Хлебал отвар мухоморный, да стишки клепал. Пропал…

            – Соболезную.

            Они стояли и молча курили.

            – Если что, то у нас еще одна есть, – Криспиан выбросил окурок через стену и потянулся.

            – Нормальная?

            – Не принцесса, конечно, но женщина видная. Клавдия, наша клиринговая компания.

            – Кто???

            – Уборщица, воду в ведрах таскает и на пол выливает.

            – Небось старая?

            – Да нет, молодая, только…

            – Что?

            – Считает себя Розой из сериала и еще… весит пудов десять. Но зато сильная, дракона унести может.

            – Хм…

            Они пошли обратно и в дверях столкнулись с высоким мужчиной. Уверенная походка и черные волосы ниже пояса, прикрывающие наготу как юбка, выдавали в нем человека непростого. Хищные черты лица и неестественно яркие синие глаза приковали взгляд Фая.

            – Чего уставился? – грубо спросил мужчина.

            – Ничего, Ричард, он ничего, – примирительно поднял руку Криспиан.

            – Я не тебя спрашиваю, нарик. Чего вылупился, что прямостоячее?

            – Да я… – попятился Фай, и на всякий случай сунул руку в карман, нащупывая шприц.

            – Мы еще встретимся, – Ричард погрозил пальцем и длинно сморкнулся на бетонную стену.

            Криспиан потянул растерявшегося Фая.

            – Чего это он?

            – Не обращай внимания, это Ричард Красивый, бывший стриптизер. Корчит из себя мачо, а так безобидный.

            – Точно? – Фай опасливо оглянулся.

            – Ну… в бане со спины лучше не подпускай, – Криспиан поежился каким-то воспоминаниям.

            – А чего он голый?

            – Мнит, что на нем экзоскелет.

            – Правда?

            – Истинная, он еще расписание работ по ладони смотрит.

            – Офигеть!

            – И не говори.

            – А чем вы тут занимаетесь?

            – О, наконец-то первый дельный вопрос. Мы тут работаем, чтобы сказку сделать былью.

            – Это как?

            – Скоро узнаешь.

 

Дата публикации: 13 марта 2018 в 20:27