28
453
Тип публикации: Критика

Стою на балконе. Питер. Март. Серое небо рассыпается миллиардами белых осколков. Мокрый снег ласкает задранное вверх лицо. Уши безраздельно заняты звуками «Утра Полины» Наутилуса. Старая добрая песня, так ярко напоминающая мне каждый раз о старом добром друге. Первом друге.

Как будто я снова в маленьком саманном домике. Лето. Утро. Я пришла звать Катю играть. Но в тот день, я не увидела в привычном окне любимое лицо. Вместо этого её бабушка пригласила меня в дом.

Катя спит.


«Сонные глаза ждут того, кто войдёт и зажжёт в них свет.»


По интонации поняла, что мне оказана честь разбудить подругу. Кивнула. И тихо проскользнула в комнату.


«В её хрустальной спальне постоянно, постоянно светло.»


Солнечный свет украшал маленькую комнату шестью жёлтыми вытянутыми прямоугольниками. Он пронизывал аквариум с зазеленевшей водой. Освещал лежащую на секретере раскрытую тетрадь с выполненным домашним заданием. Подсвечивал выбитых на белом тюле бабочек, сидящих на цветах. Заставлял гореть алым пятно на ковре на стене. И… И остроконечным треугольником согревал Катину щёку.


«И все эти годы я слышу, как колышется грудь.

И от её дыханья в окнах запотело стекло.»


Я слушала её дыхание, затаив своё. Внимательно рассматривала каждую веснушку на её лице. Скользила взглядом по тёмным, почти чёрным, вьющимся волосам. И с жадностью едва не утонувшего, выброшенного на берег, втягивала наполненный запахом Кати воздух. Я до сих пор помню этот запах, и ни с каким другим его не спутаю. Так, и только так, всегда пахли её игрушки, её одежда, её тело. Так пахли мои руки, после того, как мы держались за руки.


«Утро Полины продолжается сто миллиардов лет.»


Я больше двадцати лет помню эти несколько секунд перед пробуждением Кати. Иногда мне кажется, что они длятся часами. Хотя, я знаю, что они длятся уже больше двадцати лет. И знаю, что они будут длиться всю мою жизнь. И продолжатся, когда умру.

И сейчас я стою на балконе. В Питере. В марте. Ловлю лицом мокрый снег. Но вижу алый вытянутый прямоугольник света на стене. И ютящийся в жёлтом треугольнике на бледной щеке солнечный луч. В Иноземцево. В июле.


«Я люблю тебя за то, что твоё ожидание ждёт

Того, что никогда не сможет произойти.»


В моём большом животе толкаются двое маленьких детишек. И я слышу дыхание их ещё девятилетней несбывшейся крёстной матери. Мы детьми договорились быть крёстными наших детей. Но, Катю забрала смерть, а меня оставили жить дальше. Я долго не могла понять зачем, а потом смирилась, даже научилась быть счастливой.

И я стою на баконе, улыбаюсь падащему мягкому снегу. Лёгкому, как белый тюль с бабочками. И слышу Катино ровное глубокое дыхание. И вижу россыпь веснушек на светлой коже. Хотела бы сказать, что и запах её снова вдыхаю, но вдыхаю, скорее, память об этом запахе. И сейчас, именно в этот миг, понимаю, что мне не жалко того, что так бесконечен мой путь.

Дата публикации: 14 марта 2018 в 12:53