0
62
Тип публикации: Публикация

Колёса поезда мерно постукивали, вагон слегка покачивало, пейзаж за окном всё не менялся: леса, поля, и снова леса. Он почти сутки в пути, за это время не съел ни крошки, не спал ни минуты, единственное, что он делал – наблюдал за бескрайними лесами и полями в окне. Но мысли его находились далеко от этого поезда, где-то, куда невозможно добраться, как бы мы ни старались. Он помнил её волосы, зачёсанные на одну сторону, и как она поправляла их за секунду до того, как он её впервые поцеловал. Он помнил её белоснежную улыбку, её сияющие каким-то инопланетным блеском глаза, что бегали туда-сюда по его лицу, в тот миг, когда поцелуй стал воспоминанием. «Что она пыталась прочитать в моём лице тогда? Удалось ли ей это?» Он помнил, как она любила обидеться, и ждать, что же он предпримет. Вдруг и сейчас она ждёт от него действий. У всех есть второй шанс, он ведь так много об этом читал, всем рано или поздно даётся второй шанс. А ещё он помнил ночи, в которые они словно мотыльки подлетали слишком близко к огню и сгорали. Все слова, что она шептала ему, охваченная страстью. То, как её тело изгибалось, а глаза всё так же что-то искали в его лице. Что же это было? Прогулки по пляжу, прогулки по крышам. Он сжал в кулак и вновь расслабил пальцы на руке, вспомнив тепло её руки. Соседи ещё в самом начале пути поняли, что диалог завести с ним не удастся, на все вопросы он отвечал до невозможности коротко, нехотя, не отводя взгляда от окна. Вскоре они закончили спрашивать и дальше путники не проронили ни слова. Он вспомнил, как впервые увидел её, от неё словно исходило сияние, точно она была переполнена жизненной энергией и та от избытка выливалась наружу. Судьба или же нет, но с этого момента все, что были до неё, растворились в этом сиянии. Впрочем, как и те, что были после.
Он погрузился в воспоминания настолько глубоко, что и не заметил, как все длинной змейкой направились к выходу. Конечная. Что-то в его груди защемило, когда он увидел на перроне со спины девушку с вьющимися длинными каштановыми локонами, но когда она обернулась всё прошло. Не она. Через парк, где они кормили уток, площадь, где они дарили бесплатные объятия прохожим. А вот холм, в который они взбирались наперегонки, а на самой вершине он повалил её на землю. Она смеялась, они поцеловались, и снова она что-то искала в его лице, что-то… А вот двор, где они учили детишек, как правильно играть в классики. Затем мимо дома одинокого старика, которого они навещали каждые выходные. Старый Казанова с ней постоянно флиртовал, что её забавляло. Милый старичок, жив ли он ещё? А вот и её дом. Дрожь, необузданный страх, надо держать себя в руках. Он позвонил, она ни капли не изменилась за это время. Три года, а изменился ли он? По её реакции он не понял, что же скрывается за удивлением: радость или печаль.
- Кто там, дорогая? – прозвучал, словно выстрел, громовой мужской голос.
- Никто, просто человек попал не туда, - а затем шепотом уже обратившись к нему, - Извини, нам нельзя сейчас говорить. В половину девятого в нашем любимом кафе, хорошо?
- Хорошо.
И дверь закрылась. Шах и мат, лучше не ворошить прошлое, оно похоже на яму с покоящимися змеями, и сейчас каждая из них, проснувшись, вонзалась в его тело. Ноги подкашивались, но он всё шёл, в этом городе, в этом районе слишком много воспоминаний. Позже, сидя в кафе, они оживили многие из них. Но он понимал, что перед ним сидит уже не та девушка, которую он когда-то знал. Вторых шансов не бывает. Только не в его случае.
- Очень приятно было с тобой пообщаться и узнать, что с тобой всё в порядке. Мне пора идти, а то мой муж начнёт волноваться, - она уже встала и собралась уходить, как он окликнул её.
- Можно один вопрос? Что ты постоянно пыталась прочитать на моём лице?
- Ты всегда был прекрасным влюбленным мальчишкой, мне хотелось увидеть, что ты повзрослел, но этого так и не произошло. Теперь я вижу, что всё изменилось, жаль, что слишком поздно.
Мерное постукивание колёс, лёгкое покачивание вагона, в котором, наблюдая за сменяющимся пейзажем в окне, ехал молодой человек. На лице его была улыбка. Где-то позади остались утопающие в пламени мосты. Увлекшись беседой со своими новыми знакомыми, что занимали соседние койки, он и не заметил, как поезд остановился и все длинной змейкой выстроились в направлении выхода. Книги не соврали, второй шанс есть всегда. Он сделал глубокий вдох и ступил на перрон. 

2015

Дата публикации: 13 апреля 2018 в 10:39